Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Аманда Стивенс - Королевство

Аманда Стивенс - Королевство 21 Янв 2018 21:22 #41

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1437
  • Спасибо получено: 1215
  • Репутация: 51
Спасибо за продолжение!!! Пока буду в командировке может наконец появится время прочесть и догнать перевод :flowers :flowers :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Королевство 21 Янв 2018 22:24 #42

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 866
  • Спасибо получено: 1911
  • Репутация: 108
Какое интересное общество собралось в доме старика Эшера. Сразу видно, что он глубоко разочарован в своем стареющем ловеласе-сыне и достаточно тепло отзывается о внуке, который, как выяснилось, испытал горесть утрат. Амелия, к счастью, пересилила себя и пришла на званый вечер, чтобы познакомиться со сливками, как они себя мнят, этого города и немного приоткрыть завесу тайны, витающей над семьей главного героя.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola, elvira, Darling

Аманда Стивенс - Королевство 22 Янв 2018 21:34 #43

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 941
  • Спасибо получено: 1686
  • Репутация: 87
А оказывается старик Эшер знал отца Амелии...

Спасибо команде за перевод! : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Darling

Аманда Стивенс - Королевство 03 Фев 2018 15:43 #44

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 1865
  • Спасибо получено: 3268
  • Репутация: 119

Свет свечей скрывал пятна от воды и отклеивающиеся обои в столовой, но слабый запах плесени проследовал за нами через арочный проем. Однако стол не затронул упадок, что поразил весь дом. Старинные фарфор и хрусталь сверкали на ложе из кружева цвета слоновой кости, а серебряные канделябры стояли по бокам от фиолетовых цветов, которые гармонировали с платьем Луны, словно она лично их отбирала. Конечно, ни у одной женщины в ее положении не нашлось бы такой наглости, но Луна оставалась загадкой. Возможно ли, что, как и свечи, яркая внешность этой женщины скрывала глубокий изъян.
Стол был накрыт слишком роскошно для столь небольшой компании, и это напомнило мне слова Тейна об экстравагантности кладбищенских статуй, что деньги лучше использовать для живых. Я не эксперт, но не могла избавиться от мысли, что денег от продажи одного или двух наборов этих восхитительных столовых приборов могло хватить на ремонт прохудившейся крыши. Тогда почему дому Эшеров позволили дойти до столь плачевного состояния?
Рукописные карточки указывали места рассадки, и спустя несколько минут мы все заняли свои места. Как хозяин дома, Пелл Эшер сел во главе стола, а Марис нервно заняла место на другом конце. Я была уверена, что она предпочла бы сидеть ближе к мужу, но этикет и традиции диктовали свои правила. Когда все расселись, я заметила, что Луна каким-то образом оказалась рядом с Хью, и задумалась, а не договорилась ли она с кем-то поменяться местами в последнюю минуту. Я не смела взглянуть на Марис, чтобы подтвердить свои подозрения. Тяжело было смотреть на нее в связи с известными мне обстоятельствами, но моё смущение было не сравнить с её положением.
Я сидела справа от Марис, а Кэтрис Хоторн слева. На другом конце стола, по бокам от старшего Эшера, устроились Луна и Брин, а Тейн и Хью заняли места посередине, напротив друг друга. Несмотря на неудобство бедняжки Марис, это было самое лучшее расположение для меня, так как Брин Бёрч оказалась рядом с Тейном. Я бы не хотела провести рядом с ней весь вечер.
Но несмотря на удачное место, я не ожидала трапезу с особым предвкушением. Библиотека манила, и мне не терпелось начать, особенно, если записи действительно окажутся сокровищем, которое мне обещал Тейн. Как реставратор, я пытаюсь оставаться верной изначальному видению и плану кладбища, насколько это в человеческих силах, и именно поэтому трачу многие часы, просматривая старые газеты и церковные книги до того, как уберу хоть чертополох. Но мне нечасто выпадает возможность изучить фотографии конца девятнадцатого века. Перспектива увидеть исторические снимки взволновала меня почти так же, как возможность объявить о находке скрытой могилы.
Эта могила. Я прекрасно понимала, чтобы не обрету покоя, пока не узнаю, кто там захоронен. Пока мертвому не будет отдано должное уважение. Могила выглядела такой далекой и одинокой. Я не могла представить, зачем хоронить кого-то в столь пустынном месте. Мне стало грустно.
И пока я размышляла над тем, как лучше выяснить ответы на свои вопросы, то поняла, что самым благодатным источником могут оказаться не кладбищенские записи, а сидящие за столом люди. Могила не такая уж и старая. Умершего погребли, вероятно, при жизни всех присутствующих, за исключением, возможно, Тейна. И меня, конечно.
Раньше я бы сомневалась, стоит ли сообщать о своем открытии, но теперь не видела вреда в парочке вопросов. В конце концов эту могилу вырыли не для того, чтобы спешно избавиться от тела. Место выглядело защищённым, но могилу не пытались скрыть. Напротив, курган был украшен камушками и ракушками и отмечен надгробным камнем. И в одно время кто-то прикладывал немалые усилия, чтобы убирать траву и сорняки.
— Вы так притихли, — заметил Тейн, когда подали первое блюдо, восхитительный крем-суп из желудевой тыквы, приправленный ноткой карри. — Дед же ничем вас не расстроил?
— Почему вы так думаете?
— Он может быть тяжелым человеком.
— Правда? Я нашла его очаровательным.
Тейн ухмыльнулся.
— Не могу сказать, шутите вы или нет, но подозреваю, что да.
Я пожала плечами.
— Может быть, немного, но он вполне нормальный. Мы говорили о кладбищах.
Его зеленые глаза блестели в свете свечей.
— И все?
— В основном.
Он окинул меня любопытствующим взглядом, но не стал ничего выпытывать и повернулся поболтать с Брин. Я попробовала завести разговор с Марис, но после пары неудачных попыток заползла обратно в свою раковину и позволила Кэтрис вести беседу. Казалось, она была только рада рассказать о маршрутах миграции местных птиц, погрызывая щедрую порцию хрустящей свиной лопатки.
Разговор о птицах заставил меня вспомнить о бедной вороне, которая накануне влетела в мое лобовое стекло. Я до сих пор с нервной дрожью вспоминала о ее неподвижном тельце, не говоря уже о птицах, которые уставились на меня с верхушек деревьев. Интересно, а Кэтрис списала бы такое странное поведение птиц на дурную примету или дала бы логическое объяснение произошедшему.
— Я виню во всем чужаков, — сказала она. — Естественное равновесие нарушено.
Я оторвала взгляд от тарелки, на секунду заколебавшись, а не умеет ли она читать мысли. Но затем я поняла, что она перешла от миграции птиц к толпам туристов, в частности, тех, кто едут в Эшвилл, где она, как оказалось, владеет долей в художественной галерее.
— Не поймите меня неправильно. Приток людей прекрасен для бизнеса, но губителен для творчества. — Она попробовала жареную свеклу. — Эшвилл называют новой Седоной1. Мистики утверждают, что в этом районе геологических вихрей больше, чем в любой другой части страны.
— Что за вихри? — поинтересовался Тейн.
— Врата, если вы верите в подобного рода вещи.
— Врата куда? — Я услышала нотки веселья в его голосе.
— В потусторонний мир, — вставила Брин. — Царство мертвых.
Глаза Кэтрис заблестели, и она посмотрела на меня с другого края стола.
— Вы были там в последнее время?
— В... Эшвилле? С детства не была. Но оттуда родом семья моего отца. Помню, в детстве мы как-то проезжали мимо города.
— И вы пережили трансформацию? — спросила она.
— Трансформацию?
— Ощущение полнейшей легкости, словно едешь через туннели. Словно летишь, —мечтательно объяснила она.
Пелл Эшер уставился на нас со своего конца стола.
— Полнейшую легкость? Полнейший бред, если спросите меня.
Ни капли не утратив спокойствия, Кэтрис наклонилась вперед и улыбнулась.
— Ну же, Пелл, мы же с тобой прекрасно знаем, что эти горы полны тайн. Просто взгляни на них.
Она указала в сторону высоких окон позади меня.
Я не удержалась и обернулась через плечо, но улица утопала в ночи. Мне пришлось представить, как вдалеке из леса и тумана величественно выступают горы.
— Кэт права, — согласилась Брин. — Аппалачи стары. Древнее чем сами Гималаи и столь же духовны.
Я нашла весь разговор неприятным. У меня возникло странное ощущение, что меня каким-то образом проверяют, но я не представляла зачем.
Потом я вспомнила, как Айви сказала, что водопад — «тонкое» место. Люди привыкли ходить туда, потому что надеялись мельком увидеть небеса. Теперь же они в страхе держались подальше от этого места.
Только чего они испугались? Какое зло принес сегодня ветер?
— Говоря о секретах. — Я потянулась за бокалом. — Я наткнулась сегодня на кое-что интересное.
— Правда? — вежливо осведомилась Кэтрис.
— Я нашла скрытую могилу.
Я могла бы сбросить с себя всю одежду и протанцевать голой на столе, но не думаю, что вызвала бы большой шок. На комнату упала столь густая тишина, что было слышно, как кто-то резко втянул воздух. Отчего-то я бросила взгляд на Луну, и на ее лице промелькнула тень. Что-то клубилось в глубине ее глаз, и, возможно, это был страх. Маска на секунду соскользнула, и я увидела серое, закалённое трудностями лицо совсем уже немолодой женщины. Иллюзия оказалось мимолетной и, несомненно, была вызвана обманчивым мерцанием свечей, потому что уже в следующее мгновение она выглядела как всегда. Но мне снова вспомнилась, что в первый день, когда она отвезла меня к дому Кови, она словно изменилась — преобразилась — прямо у меня на глазах.
Тейн повернулся ко мне.
— Вы нашли скрытую могилу на кладбище? Где?
Я оторвала взгляд от Луны.
— Нет, не на кладбище. На другой стороне холма, на лавровом лугу.
В тот же миг эмоциональное напряжение в комнате стало настолько сильным, что у меня поднялись волосы на затылке, и я задалась вопросом, а не совершила ли я опасный просчет. Может, стоило довериться первоначальным инстинктам и промолчать об этой могиле.
— Что вы делали на другой стороне холма? — властно спросил Пелл Эшер. — Разве никто не предупреждал вас об этом месте?
Я подняла взгляд, готовясь улавливать малейшую перемену в комнате.
— Что вы имеете в виду?
— Он говорит о лавровом луге, — пояснил Тейн. — В таких местах сложно ориентироваться. Там легко заблудиться.
— О... я в курсе. Как я уже говорила, мой отец вырос в этих горах.
— Тогда зачем вы сознательно пошли в такое место? — спросил Хью. Из всех людей за столом его эмоции было труднее всего прочесть, может потому что его лицо было ангельски красиво.
Но... как ответить на его вопрос? После разговора с Уэйном Ван Зандтом я не хотела рассказывать об Ангусе. Чем меньше людей знает о нем, тем лучше. И, как ни странно, их недовольство пробудило во мне неповиновение.
— Я хотела немного разведать окрестности. Подумала, что рядом водопад. Луна как-то упоминала, что я обязана его увидеть, пока здесь.
Я улыбнулась ей, но она никак на это не среагировала.
— Есть гораздо более простой путь к водопаду, — ответил Тейн. — Могу показать, если вы все еще хотите к нему сходить. Но насчет могилы... — Его лицо стало предельно серьёзным. — Почему вы не рассказали мне об этом днем?
— Вы застали меня врасплох. Наверное, просто выскочило из головы.
— Вы позвонили Уэйну Ван Зандту?
— Мне и в голову не пришло, что это дело полиции.
Я оглядела присутствующих. Все по-прежнему глядели на меня, напомнив птиц, что уставились на меня с деревьев.
— Возможно, мне стоит уточнить. Могила не скрыта, а скорее изолирована. На ней даже есть надгробие.
— Надпись? — спросил Тейн.
— Нет, к сожалению. Ни имени, ни даты рождения или смерти. Но есть символы: роза и бутон. Использование обоих иногда означает двойное захоронение матери и ребенка. А наличие отрубленного стебля может указывать на внезапную или неожиданную смерть.
Я выдержала паузу, но никто ничего не добавил. Все словно затаили дыхание.
— Расположение еще более интересно, — продолжила я. — Традиционное положение, особенно для Юга, лицом к восходящему солнцу. Ногами на восток, как мы говорим. А северо-южная ориентация в свое время отводилась для маргиналов и неугодных — подверженных остракизму за моральные грехи.
—Точно алая буква на всю вечность2, — сказала Брин, и мне показалась, что я услышала насмешливую нотку в ее голосе.
— Можно и так сказать. — Я оглядела стол. — Никто не знает об этой могиле?
— Откуда? — Хью пожал плечами слишком небрежно. — Вы сами признали, что могила изолирована. Возможно, ей уже не один десяток лет. Если пройдете по этим холмам, то наткнетесь на множество старых могил.
— Но эта могила не старая, — заметила я. — По-моему, ей не более двадцати или тридцати лет.
Хью скептически посмотрел на меня.
— И откуда вам это известно? Вы сказали, что надпись отсутствует.
— Я сужу по стилю и состоянию надгробия. И я расскажу вам еще кое-что об этой могиле... кто-то знает об ней. О ней заботились на протяжении многих лет.
— Заботились... как? — спросила Луна.
— Земля была вычищена. Что также любопытно, потому что эта традиция не часто встречается в этих краях.
— Как увлекательно, — заметила Брин.
Марис резко встала, ножки стула скрипнули по деревянному полу, и я чуть не подскочила, потому что начисто забыла о ней.
Кэтрис коснулась ее руки.
— С тобой все в порядке? Ты так побледнела.
Марис коснулась лба.
— Прошу меня простить... у меня разболелась голова....
Она еле договорила, повернулась и выбежала из комнаты.
Повисла неловкая пауза, но я ощутила, как напряжение улетучилось вместе с ее уходом. Хотя не думаю, что это как-то связано с Марис. Присутствующие были рады отвлечься на все что-угодно.
— Ну? Чего ждешь? — огрызнулся Пелл Эшер на своего сына. — Иди и позаботься о своей жене.
Хью словно попал под расстрел, но кивнул и, любезно извинившись, вышел из-за стола. Мои глаза были прикованы к Луне. Я не знала ее достаточно хорошо, чтобы прочитать выражение лица, но, если бы мне пришлось гадать, я бы сказала, что она выглядит вполне довольной собой.
Тейн воспользовался моментом, чтобы увести меня из-за стола.
— Уже поздно, а я обещал Амелии экскурсию по библиотеке.
— Ты вернешься, — сказал Пелл Эшер.
Это был не вопрос или приглашение, но однозначное утверждение, что в очередной раз пробудило во мне непокорность. «Еще посмотрим», — подумала я.
Я склонила голову и тихо пожелала спокойной ночи. Когда мы вышли из комнаты, я не удержалась, чтобы не оглянуться. Луна, Кэтрис и Брин собрались вокруг старика, как раньше вокруг Хью. Одна из них погладила его по руке, а другая наполнила бокал. Это была странная, тревожная сцена, и я быстро отвела взгляд, боясь увидеть лишнее.
1. Седона - небольшой городок в штате Аризона, который считается очень духовным местом. Многие люди приезжают туда, чтобы зарядиться положительной энергией, почистить чакры и просто отдохнуть. Седона наполнена так называемыми вёртексами или энергетическими вихрями, которые можно почувствовать в нескольких местах. Основные вёртексы находятся на вершинах гор, откуда открывается потрясающий вид.
Места энергетических вихрей определяются по можжевеловому кусту. Чем ближе вы подходите к вёртексу, тем более закрученные встречаются можжевельники.

2. В XIX в. изменщица (или изменник) приговаривались носить вышитую алую букву на одежде до конца жизни (А - от «адюльтер»).
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, natalymag, Natala, llola, elvira, Darling, stayris

Аманда Стивенс - Королевство 03 Фев 2018 15:46 #45

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 1865
  • Спасибо получено: 3268
  • Репутация: 119

В библиотеке пахло пылью, кожей и старыми книгами, одним словом ароматами, которые успокаивали меня с детства. Я остановилась, как только переступила порог, и подождала, пока Тейн включит свет. Французские двери на другом конце комнаты выходили прямо в сад, и я машинально стала высматривать бледное лицо среди силуэтов статуй и садовых деревьев в форме различных фигур, хотя у меня не было ни одного доказательства того, что дом Эшера населён призраками. Мёртвые цепляются за людей, а не за места. Они жаждут тепла и энергии, исходящих от живого существа, а не холодных воспоминаний умирающего дома. Но если я чему и научилась за время короткого знакомства с мужчиной, которого преследовали духи, так это тому, что призраки не более предсказуемы, чем люди.
Зажёгся свет, и я с любопытством осмотрелась. Никаких дурных предчувствий, но много тени. «И пауков», — подумала я с содроганием, пока взгляд скользил вверх по мерцающей паутине, свисающей со сводчатого потолка.
Комната была большой — огромной, по моим меркам, — но полностью заставлена массивными книжными шкафами из дуба и тяжёлой мебелью, обитой потёртой кожей. В центре комнаты лицом к камину стоял огромный стол на ножках в виде звериных когтей. В одном углу было сложено несколько старых шляпных коробок, другой занимала латунная лампа для чтения. Пока мой взгляд медленно путешествовал по комнате, я разглядела глобусы, карты и гигантскую картину над каминной полкой гордого и холёного крапчато-голубого кунхаунда1. Я приблизилась к камину, чтобы получше рассмотреть картину.
Тейн подошёл ко мне сзади.
— Это Самсон.
— Красавец, — сказала я, любуясь покрытым крапинками мехом.
— Был красавцем. Он больше не с нами.
— Ох... мне так жаль. Он был ваш?
— Деда. — Он встал рядом со мной, не сводя глаз с картины. — Они были идеальной парой. Самсон никогда не отходил от деда далеко. Следовал за ним точно тень. А потом однажды он взял и исчез.
— Должно быть, ваш дед был убит горем.
— Убит горем? — Он нахмурился. — Не знаю. Но он пришёл в ярость. Не думаю, что ещё когда-либо видел его таким злым.
— На кого же он так разозлился?
— На меня. — Он отвёл глаза, но прежде я заметила в них проблеск противоборствующих эмоций, след давнего стыда. — Это была моя вина.
От взгляда на его лицо по моей спине пробежал лёгкий холодок. Я приказала себе закрыть эту тему, но, само собой, сделала противоположное.
— Что случилось?
Лоб сошёлся в морщинах, зелёные глаза потемнели.
— Вместе с Самсоном я убежал в лес без разрешения деда. Это произошло сразу после того, как я впервые сюда приехал. Предполагаю, что он вам об этом рассказал?
— О собаке? — Я намеренно сделала вид, что не поняла его.
— Нет. О том, как я остался жить с ним.
— Он упомянул, что ваша мать умерла, когда вы были совсем юны. — У меня не было намерений рассказывать ему всё, что его дед открыл мне о его прошлом. Это слишком неловко.
Но он догадался. Я услышала горечь в его голосе, несмотря на тень улыбки.
— Вы очень дипломатичны. Не сомневаюсь, он всё выложил в мельчайших подробностях. Он никогда не скрывал тот факт, что я Эшер лишь на бумаге.
Я вспомнил девиз его деда, что кровь и земля сильнейшие узы, и подумала, сколько раз Тейн чувствовал себя неродным из-за этого устаревшего убеждения. По какой-то причине я ощутила потребность утешить его.
— Он очень высоко о вас отзывался.
— О, в этом я даже не сомневаюсь.
Он снова посмотрел на картину, но в воздухе между нами повисло нечто неприятное. Очевидно, что вопрос его места в этом доме — заноза, глубоко засевшая в его сердце. Я понимала его чувства. Я попала к своим родителям в раннем детстве, и хоть всегда знала, что они любят меня, всё равно ощущала пропасть, стену, которую никогда не смогу преодолеть. Единственное место, где я чувствовала себя по-настоящему дома — кладбище. Моё кладбищенское королевстве.
Я почувствовала взгляд Тейна на себе. Когда я повернулась, он одарил меня созерцательной улыбкой, словно в тот момент пытался угадать, где блуждали мои мысли.
— Мы говорили о Самсоне.
—Да.
Не знаю, но отчего-то я вдруг ощутила нехватку воздуха. Он так смотрел на меня, что несмотря на возведённые вокруг моего сердца стены, я почувствовала себя уязвимой и немного смущённой.
— В тот день мы ушли далеко в лес. Он уловил запах и убежал. Я звал его и звал, но он не приходил. Он исчез, а я даже не услышал ни звука. Я блуждал по тропам несколько дней, но нашёл лишь несколько капель крови.
— Самсона?
Он пожал плечами.
— Мы никогда этого не узнаем. Но если на него напали, то могу лишь предположить, что это был кто-то крупный, чтобы утащить тело, не оставив следов.
Я подумала о шрамах Уэйна Ван Зандта и жутком вое в лесу. В тот момент я очень обрадовалась, что пустила Ангуса на террасу.
— Возможно, его похитили?
— Я всегда хотел в это верить. Самсон был породистым псом, такие высоко ценятся в этих краях. Его могли похитить, но без звука? Даже не знаю...
Он наклонился зажечь огонь. Дрова тронул огонёк, затрещало пламя. Я протянула руку, но мерцающие тепло камина не могло прогнать холод его слов.
Он выпрямился.
— Ну, давайте начнём, — сказал он.
— Да. Уже поздно, а мне ещё рано вставать.
— На рассвете, как вы сказали.
Я была рада слышать более непринуждённый тон в его голосе.
— Когда работаешь на свежем воздухе, учишься пережидать жару. Да к тому же в эти дни стоит чудесная погода
— У вас тяжёлая работа. Вы не нанимаете помощников?
— Иногда, если кладбище и бюджет достаточно большие. Но я не против работать в одиночку. — Я опустила взгляд на свои мозолистые ладони. — Я прекрасно знаю, что может произойти. Люди делают всё абы как, если не знают, как правильно или им это неинтересно. Мне разбивает сердце лицезреть, как по небрежности срубаются вековые розовые кусты.
Он изучил моё лицо.
— Вы не боитесь оставаться одной на кладбище после всего что случилось?
Ему всё ещё любопытна «Дубовая роща». Не могу его в этом винить. Это дикая история. Обнаружение подземной камеры пыток под старым городским кладбищем вызвало настоящую сенсацию в Чарльстоне. Шумиха постепенно стихла, но весной я не могла спокойно выйти из дома, чтобы ко мне не подбежал репортёр. Интересно, а не привлекла ли я внимание Луны через новости.
— Я всегда принимаю меры предосторожности. Кроме того, когда я погружена в реставрацию, то забываю про всё остальное. Это своего рода терапия.
— Вы храбрая женщина, — сказал он, и в его глазах зажёгся огонёк, которого не было секунду ранее. — Я восхищён вами.
Я попыталась отшутиться от комплимента.
— Я не то чтобы храбрая, просто ко всему готовая.
— Так даже лучше. Храбрая и благоразумная.
Я вспомнила, как Девлин сказал мне нечто подобное. Странной и практичной, назвал он меня, когда мы шли по туннелям убийцы.
Девлин.
Не хочу думать о нём сейчас или той ночи в его доме, когда наша страсть открыла страшную дверь. Когда иные, привлечённые нашим теплом, пролезли через завесу, и мне пришлось столкнуться с кошмарной реальностью нашего союза. Я увидела воочию последствия отношений с мужчиной, за которым охотились призраки, и теперь обратной дороги нет. Дверь не закрыть.
Я вздохнула и отвернулась. Не могу отрицать, что меня тянет к Тейну. Может быть, потому что я ощутила в нём нечто родственное: мы чувствовали, что находимся не на своих местах.
До сегодняшнего вечера я не знала, что скрывается за его чарующей улыбкой и обольстительными зелёными глазами. Я мечтала снова это не знать. Сейчас он для меня такой настоящий. Такой привлекательный для девушки, которая хочет забыться.
— С чего лучше начать? — неловко спросила я, смотря на всё, кроме его глаз. — Вы упомянули старые фотографии. А карту кладбища?
— Насчёт этого. — Он почесал затылок. — Наверное, мне стоило предупредить вас... но нам придётся покопаться, чтобы найти нужные вещи. Все вынесли на чердак много лет назад. Я принёс коробки, так что нам просто нужно всё просмотреть, пока мы не найдём то, что вам нужно.
— Чердак? — В голосе раздалась нотка ужаса. — Даже фотографии?
Он мрачно кивнул.
— Понимаю. Многие из них имеют историческую ценность. Жаль, что их не хранили должным образом и не каталогизировали. Я всегда хотел заняться ими, но так и не нашёл времени и терпения.
Сказал человек, который заставил меня поверить, что в его жизни нет ничего, кроме кучи свободного времени.
— Вижу, это будет непростой задачей, — пробормотала я, но с удовольствием взялась за такой проект. Фотографии — моё хобби, а старые фотографии — страсть. В детстве, в дождливые дни, я большего всего на свете любила пролистывать семейные альбомы. И хотя я всегда знала о своём удочерении, я часами просматривала фотографии в надежде найти кого-то, кто похож на меня.
Мы подошли к столу, и Тейн сдул облако пыли с одной из шляпных коробок, прежде чем поднял крышку. Я постаралась скрыть уныние при виде кучи снимков, так как многие из них выцвели и помялись от возраста и неосторожного обращения. Мне не стоит удивляться. Весь дом пребывал в жутком состоянии.
— Присаживайтесь. — Тейн указал на стул за столом, а сам сел в углу. Он протянул мне одну из коробок, а другую взял себе.
— Так... Вы ходили в местную школу? — спросила я, начав разбирать снимки.
Он поднял взгляд в удивлении.
— Какое-то время. А что?
— Да нет, ничего. На днях я проезжала вмести с Айви и Сидрой мимо их школы. Немного странно, что в таком городишке есть частная академия, но нет государственной школы.
— Это не так уж странно. Много лет назад в Эшер Фоллс была государственная школа. Когда число школьников снизилось, её объединили с учебным заведением в Вудберри.
— И в частой школе тоже стало меньше детей?
— Нет, ведь «Пасвэй» — это школа-интернат. В ней учатся дети со всего штата.
— На что она похожа?
— Да на любую частную школу, наверное. — Но что-то в его голосе заставило меня задуматься. — На самом деле это подготовительная школа для университета. Если сможешь в ней учиться, то попадешь в сам Эмерсон.
Голова пошла кругом.
— Вы про Эмерсонский университет в Чарльстоне? Вы там учились?
Он выглядел ошеломлённым.
— Да. Разве это плохо?
— Нет, просто... я знаю ещё одного выпускника Эмерсона.
— О?
— На самом деле, я знаю нескольких выпускников Эмерсона. А ещё мой друг когда-то там преподавал... Руперт Шоу. Но, вероятно, это было до вас.
— Имя знакомое, но я не могу вспомнить кто это.
— Сейчас он работает в Чарльстонском институте изучения парапсихологии.
— Парапсихологии? То есть паранормальных явлений? — Его глаза заблестели в свете лампы. — Только не говорите мне, что у вас проблемы с призраком.
— А разве они не у всех? — Я добродушно улыбнулась, прежде чем склонила голову над работой.
Мы замолчали, и вскоре я так увлеклась фотографиями, что едва заметила, когда Тейн встал потянуться. Семейные снимки Эшеров привели меня в восторг. У них такие интригующие лица... почти идентичная форма носа, подбородка и линии скул. Но мне не давало покоя, почему все эти черты показались такими знакомыми, норовистая память изводила, но не давала ответа. И тут до меня дошло. Круг статуй на кладбище — все эти ангельские лица словно вылеплены по подобию давно почивших Эшеров. Тейн оказался прав. Несомненно, его семья очень искусно возвела прекрасные памятники как дань общему эго.
Он не вернулся на своё место, но вместо этого прошёл к камину и задумчиво посмотрел на пламя. Стало неудобно очевидным, что ему уже наскучили фотографии — а возможно, и моё общество, — поэтому я решила, что пора закругляться. Мы едва продвинулись, но я не хотела злоупотреблять гостеприимством, да и в любом случае нужно вывести Ангуса на вечернюю прогулку.
Я просмотрела последнюю стопку, как наткнулась на фотографию, которая напомнила мне снимок в кабинете Луны: молоденькие Брин, Кэтрис и Луна мечтательно улыбаются на камеру. На этом снимке подле них стоял молодой человек. Эшер, судя по лицу, но не красавец, чтобы это был Хью. И так же, как на том снимке, на заднем плане парила четвёртая девушка. Хотя её скрывали тени, здесь она выглядела более материальной, так что возможно снимок был сделан при её жизни.
Дух или человек, она пробуждала во мне неприятные ощущения. Стоило взглянуть на её лицо, как меня бросило в ледяной пот, и чуть ли не электрический разряд пробудил память. Словно щёлкнул затвор, и на место этого снимка отчётливо встало другое изображение. Призрак на пристани. Это она. Та же девушка.
Я отбросила снимок, точно горячий уголёк. Она растворилась в тени по-настоящему жутко и, возможно, немного зловеще, и смотрела в объектив, словно через камеру, прямо на меня, через время и пространство.
Тейн, наверное, увидел что-то на моём лице, потому что подошел узнать, что я нашла.
— О, смотри! — воскликнул он, увидев фотографию. — Иствикские ведьмы. Точнее Эшерфоллские.
— Что?
Он ухмыльнулся.
— А вы не заметили, что эти трое весьма… эксцентричные особы?
Эти трое. Мог ли он не видеть четвёртую девушку?
— Сидра сказала, что они увлекались мистицизмом, как, к примеру, с её небесным именем. По-моему, до сих пор увлекаются, судя по разговору за ужином.
Я подняла на него взгляд.
Он никак не среагировал, по-прежнему всматриваясь в снимок.
— Кто этот молодой человек? — спросила я.
— Мой отчим, Эдвард, — рассеянно ответил он, поднимая снимок. — А вы заметили девушку на заднем плане?
По спине словно провели холодной рукой.
— Вы знаете, кто она?
— Выглядит знакомо, но не никак не пойму откуда. — Его голос звучал словно в трансе. — Кажется, я где-то уже видел этот снимок.
— У Луны есть похожий в кабинете. Может быть, вы его видели.
Я затаила дыхание, ожидая выяснить, видел ли он призрака, запечатлённого на фотографии Луны.
— Я никогда не был в её кабинете, так что это не он. — Его лицо вдруг прояснилось. — Но я понял, где его видел. Я нашёл эту фотографию между страницами книг после смерти матери. — Он вздрогнул, охваченный ознобом. — Ого! Странно, что сейчас так отчётливо вернулись воспоминания. Я никогда не вспоминал о нём до сегодняшнего дня.
— На том снимке тоже была та девушка? — спросила я с большей тревогой, чем хотела.
— На заднем фоне, как и здесь. Даже не знаю, почему я так хорошо её помню. Она ведь не особо красивая, да? Но в ней есть что-то завораживающее. Наверное, дело в глазах. Она как будто смотрит прямо на тебя... — Он замолчал, затем словно попытался прийти в чувство. — Я помню, что в том снимке было ещё нечто странное. Она была разорвана и тщательно склеена вместе. Когда я показал её Эдварду, он побелел, как полотно, словно столкнулся с призраком. Он сказал, что это просто девушка, которую он знал давным-давно, прежде чем встретил мою мать. Но судя по его реакции, она значила для него гораздо больше, чем просто случайный друг. И позже, когда он подумал, что я лёг спать, я увидел, как он разглядывал этот снимок в своём кабинете.
— Он не сказал, кто она?
— Нет, но на обороте было нацарапано имя. Фрея.
Фрея. Я произнесла имя про себя, и моей спины снова коснулись ледяные пальцы.
— Когда я переехал сюда жить, то услышал это имя, — продолжил он. — У Тилли Паттершо была дочь по имени Фрея.
— Была?
— Она умерла много лет назад. Наверное, вскоре после того, как сделана эта фотография.
Он осторожно, почти благоговейно положил снимок на стол.
Я снова подумала о призраке на причале, о нашей любопытной телепатической связи. И вот теперь она появилась на старых фотографиях, словно моё присутствие вызвало её из небытия.
— Что с ней произошло?
Тейн пожал плечами.
— Пожар, кажется. Никто никогда не хотел говорить о ней.
Меня охватил озноб, хотя я понятия не имела, почему судьба Фреи Паттершо так сильно на меня повлияла.
— Поэтому Брин считает, что Тилли психически неуравновешенна?
Тейн выглядел раздражённым.
— Она преувеличивает. Тилли немного странная, но она не опасна. Я бы не предложил ей помочь вам на кладбище, если бы считал иначе.
— Вы серьёзно думаете, что её заинтересует эта работа?
— С вопроса ничего не будет. Но вам не стоит упоминать Фрею. Тилли — крепкая старушка — жизнь закалила — но у неё хрупкое сердце.
Я подняла взгляд, удивившись, что он её защищает.
— Я бы не посмела.
Но у меня скопилось так много вопросов, и я знала, что не успокоюсь, пока не найду ответы. Я всё ещё не могла избавиться от тревожного предчувствия, что меня пригласили сюда по какой-то причине. Всё, что случилось, все эти странные происшествия как-то связаны с моим приездом в Эшер Фоллс.
— Она не привыкла к чужакам, — сказал Тейн. — Будет лучше, если мы навестим её вместе. Просто дайте мне знать, когда будете готовы.
Я уклончиво кивнула.
— Спасибо. А сейчас, мне самое время возвращаться домой. — Я встала из-за стола. — Мне помочь вам все унести?
— Оставьте как есть. В библиотеку никто не заходит, и как дедушка, я надеюсь, что вы вернётесь.
Моя улыбка тоже была уклончива.
Мы вышли в прихожую, где у дверей нас ждала горничная с моей сумкой. Тейн проводил меня на улицу. Ночь была ясна и очень тиха, нас окружал тёмный лес. Но в просвете у подножья холма я увидела слабый проблеск лунного света над озером Бэлл, такого милого и спокойного с этого расстояния. Никакой ряби, выдающей движение неприкаянных душ. Я поёжилась от мысли о поднимающемся тумане и укуталась в кардиган, вдыхая яркий душистый сосновый аромат.
Тейн взял меня за руку, пока мы спускались с подъездной аллеи, и к моему удивлению у меня подскочил пульс от его прикосновения. Когда мы дошли до моей машины, я повернулась сказать ему доброй ночи, но слова застыли на губах. Он смотрел на меня, глаза блестели, точно оставляемые приливом омуты в лунном свете. Я различала контур его губы и густые тени ресниц. Мы стояли так близко, и мне почудилось, что я услышала бешенный стук его сердца, хотя понимала, что это лишь игра моего воображения.
Он хотел меня поцеловать. Я чувствовала его желание также, как чувствовала ночной воздух на лице, и не знала, что делать. Я не была готова к нечто большему, чем просто дружба.
Мы застыли в давящей тишине, и я отвела взгляд от него и посмотрела наверх. На одном из верхних балконов виднелся силуэт. На этот раз на нас смотрел не призрак, а Пелл Эшер.
С тревожным чувством я оторвала взгляд от этой тени.
— Мне нужно идти…
Прежде чем я смогла возразить, Тейн наклонился и поцеловал меня. Я не ответила и не отклонилась, но мои ресницы затрепетали, а бабочки в животе означали нечто большее, чем лёгкое смущение. Я не хотела этого поцелуя, но и не хотела отталкивать Тейна.
Но Тейн уловил моё нежелание и разорвал поцелуй, легонько проведя ладонью по моей щеке.
— Скоро, — пообещал он, и я рассеянно кивнула, хотя понятия не имела, что он имел в виду.
Как я отъезжала, то взглянула в зеркало заднего вида и увидела, что он стоит на верху подъездной аллеи, освещённый светом звёзд. Он стоял и провожал меня взглядом, и в ту секунду, как у меня ёкнуло сердце, я сделала два открытия. Несмотря на вину за смерть Харпер, его не преследовал призрак.
А второе, когда Тейн меня поцеловал, я даже не вспомнила Девлина.


1. Ено́товые го́нчие (кунха́унды) — группа пород гончих собак, выведенных в США. Кунхаунды — специализированные собаки, предназначенные для охоты в специфических условиях Северной Америки, на свойственную этому региону дичь: енота, опоссума, пуму, рысь, медведя.
Кунхаунды очень энергичны, нуждаются в движении и нагрузках. Енотовые гончие подходят для жизни в сельской местности с людьми, любящими долгие прогулки.
Это мускулистые собаки с крепким костяком. Шерсть короткая, довольно грубая, кожа свободная и может образовывать подвесы. Уши висячие, длинные. Хвост длинный, прямой.

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, natalymag, Natala, llola, elvira, Darling, stayris

Аманда Стивенс - Королевство 03 Фев 2018 19:54 #46

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1437
  • Спасибо получено: 1215
  • Репутация: 51
Спасибо большое :flowers :flowers :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Darling

Аманда Стивенс - Королевство 05 Фев 2018 22:52 #47

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 941
  • Спасибо получено: 1686
  • Репутация: 87
Очень интересные две главы. Приходящий в упадок дом. Очень странная компания, которая что-то знает о могиле в лесу, но не говорит. У деда была собака и пропала. Фотографии в таком же ужасном состоянии, как и дом... И поцелуй...


Очень жду продолжения!!!

Спасибо всей команде за перевод!!! : rose : rose : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala, elvira, Darling

Аманда Стивенс - Королевство 10 Фев 2018 15:24 #48

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 866
  • Спасибо получено: 1911
  • Репутация: 108
Странное место с какими-то потерянными людьми, этот дом,семью, по крайней мере ее старшее поколение объединяет тайна, она выжигает их изнутри. Богатые люди, но не ремонтируют дом, вынесли из дома весь архив и весьма ценный. Они хотят забыть что-то страшное, а рассказ Амелии о захоронении, по-видимому, матери и ребенка, вызвал паралич эмоций у многих. Мне кажется, что только главной героине под силу помочь этим людям, выяснив все обстоятельства гибели человека, ставшего призраком, вытащить всю правду наружу.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: elvira, Darling

Аманда Стивенс - Королевство 17 Фев 2018 21:24 #49

  • Darling
  • Darling аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 193
  • Спасибо получено: 715
  • Репутация: 42
Судя по описаниям, общество этого небольшого городка давно пора встряхнуть, причем основательно, до такой степени все здесь закостенело и местами прогнило, как в старой могиле. Даже такому закрытому человеку, как Амелия, все кажется здесь каким-то неестественным, будто люди уже срослись со своими масками, и только что-то очень особенное может заставить их сбросить. Очень хочется узнать все тайны этого городка, даже страшные, хотя Амелии придется, мне кажется, очень нелегко. Но она борец и всегда пытается докопаться до истины (и в прямом, и в переносном смысле), тем более в данной ситуации и в этом месте она оказалась неслучайно, что-то связывает ее с этим городом.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola, elvira

Аманда Стивенс - Королевство 18 Фев 2018 20:54 #50

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 1865
  • Спасибо получено: 3268
  • Репутация: 119

По возвращении домой я прошла прямо на террасу, чтобы увидеть Ангуса. Он ждал меня у двери. Я уделила ему немножко внимания, прежде чем выпустить во двор, и он в награду счастливо завилял хвостом, чего я раньше от него не видела. Он выглядел намного лучше, и даже его шерстка, кажется, блестела в лунном свете. Возможно, я лишь приняла желаемое за действительное, но его радость на мою ласку и заботу мне не показалась. Он прижался ко мне, а его темные глаза сияли от удовольствия.
— Господин, скоро тебя ждет ванна. Я и так тебя долго баловала. Кто знает? Возможно, тебе даже понравится.
В ответ он уткнулся холодным носом в мой подбородок.
— Ну все, на сегодня хватит. Покончим с делишками, и я пойду спать.
Я подавила зевоту, прошла за ним на улицу и постояла у подножия лестницы, пока он бродил по залитому лунным светом двору. Он не спешил, обнюхивая каждый куст и время от времени копаясь в земле. Мне было ненавистно торопить его. По тому, что я читала про собачьи бои, скорее всего, он провел большую часть своей жизни в тесной клетке и грязной конуре, прежде чем его выбросили в лес умирать с голоду. Теперь же, когда он познал роскошь сытого живота, я хотела, чтобы он наслаждался свободой. Но час поздний, и я ни на минуту не забывала об озере. Стоило мне повернуться, чтобы скользнуть взглядом по мерцающей глади, как луна скрылась за облаками, окутывая местность глубокой тенью. Ночь затихла, и в этой мертвой неподвижности я отчетливо расслышала шепот поднимающегося ветра в листве и неожиданный стук своего сердца в ушах.
Где-то в темноте скрывался призрак. Мурашки ползли по спине от холода ее присутствия. На мгновение мне показалось, что она, возможно, даже коснулась меня...
Фрея.
Имя прозвучало так резко, что меня затрясло от уверенности. Само собой, я не шевельнулась и никак внешне не среагировала. Я осталась стоять на месте, не сводя глаз с озера, пока мое сердце колотилось так быстро, что кровь запульсировала в висках. У меня чуть закружилась голова от того, с каким напряжением я подавляла дрожь. Почему у меня такая сильная реакция на этого духа? Почему она так отличается от других?
Где-то слева зарычал Ангус, и я поняла, что он тоже ее увидел. Или, по крайней мере, почувствовал. Его реакция дала мне повод шевельнуться, и я повернулась на его рык, окликнув его спокойным голосом, выработанным за годы жизни с призраками.
— Что такое, мальчик? Ты что-то увидел?
Она стояла прямо там. Прямо за мной.
Так близко, Господи, что мое дыхание обратилось в облачко мороза на ночном воздухе. Исходящий от ее туманного силуэта холод был практически невыносимым. Мне потребовалась вся сила воли, чтобы не застучать зубами.
Я хотела спросить, почему она появилась именно здесь и чего хотела от меня. Но я выбросила эти вопросы из головы. Я уже нарушила правила папа́, что привело к ужасным последствиям, поэтому прекрасно понимала, что не стоит признавать существование мертвых.
Словно почувствовав мое сопротивление, она подошла ближе. Ее привлекло мое тепло? Моя энергия? Как и другие призраки, что прошли через завесу, она жаждет того, чем никогда снова не сможет обладать? Я отчаянно желала, чтобы все оказалось так просто, но уже чувствовала, как меня окутывают ледяные щупальца той странной телепатической связи. Она хотела общения. Она делала все, что было в ее силах, чтобы заставить меня признать ее.
Конечно, это только моя интерпретация. Она не говорила и не пыталась задеть меня, но вдруг в моей голове всплыли незнакомые образы. Путанные кошмарные видения, которые не имели для меня ни малейшего смысла. И так много тьмы. Так много одиночества. Словно я заглянула через завесу. И этот мимолетный опыт был ужасен... но все же соблазнителен...
Наверное, я сделала шаг к ней, так как раздался предупреждающий рык Ангуса. Я посмотрела мимо призрака прямо на Ангуса, который присел в углу террасы.
— Ангус! Иди сюда, мальчик!
Он снова зарычал, обошел по широкой дуге ее колеблющийся силуэт и встал рядом со мной. Я прижалась к нему, потому что сейчас я жаждала его тепла.
И все же она подплыла еще ближе, на несколько минут зависнув прямо перед моим лицом. Я больше не чувствовала от нее смятения, лишь одни темные эмоции. Сила, с которой она исчезла, ощущалась словно физический удар.
Убирайся!
Я бросилась к террасе, а Ангус побежал за мной по пятам. Что-то разбудило меня в ту ночь. Я открыла глаза и задрожала под одеялом, пытаясь понять, что за звук меня разбудил. В доме было тихо, но я все равно встала и, натянув свитер поверх ночной сороки, вышла в коридор. По мерцающему свету из длинных окон я добралась до входной двери, где дважды проверила замок. Потом прошла на кухню, чтобы выглянуть во двор через заднюю дверь.
Лунный свет блестел на воде и очерчивал острые контуры сосен на фоне ночного неба. Лес за озером казался сплошным морем темноты, органично переходя в далекие силуэты гор. И пока мой взгляд скользил по освещенным звездами вершинам, в голове всплыли слова Кэтрис за ужином.
Мы же с тобой прекрасно знаем, что эти горы полны тайн.
Тайн… и скрытых могил, по всей видимости.
Не заметив ничего странного на улице, я только решила вернуться в постель, как мои руки и шея покрылись гусиной кожей, словно через щель просачивался ледяной сквозняк. Я обернулась к окну. Творилось что-то неладное. Ангус подошел бы к двери, как только бы услышал мои шаги. Я позвала его, и мой взгляд упал на пустой самодельный лежак. Куда он делся?
Я открыла дверь и вышла на холодную ночную террасу.
— Ангус?
На террасе его не оказалось, но я заставила себя не паниковать. Очевидно, он нашел способ выбраться во двор. Собаки — мастера побега. Но от его отсутствия у меня волосы в очередной раз встали дыбом.
А затем я увидела вырезанную дыру в защитной сетке, достаточно большую, чтобы просунуть руку и отпереть щеколду. Кто-то выпустил Ангуса — или даже забрал его — а я не услышала ни звука.
Распахнув заднюю дверь, я босиком сбежала по ступеням и замерла внизу, наклонив голову в сторону леса. Я что-то расслышала. Слабый, но леденящий стон. Такой непонятный, что захотелось поверить, что мне это почудилось. Это лишь ветер шуршал листвой или же стучала о сваи пришвартованная к концу причала лодка. И тут я снова его услышала, пронзительный визг животного, попавшего в беду. Ангус!
Я повернулась на звук, сердце колотилось точно у испуганной малиновки, но даже в первую секунду паники подавила порыв слепо ринуться в лес. Вместо этого я побежала обратно в дом, схватила сапоги и натянула их, по пути забирая баллончик со слезоточивым газом и фонарик. Я не считала себя храброй. Я научилась жить с привидениями из-за необходимости, а не отваги. Но я двигалась по дому с непоколебимой решимостью. Если Ангус лежит где-то раненый в темноте — и, ох, картина прямо встала перед глазами — я должна найти его.
Спешно сбежав по ступеням, я пересекла двор и последовала по тропинке в лес, идя по звуку отчаянных всхлипов. Но Ангуса я больше не звала. Я понятия не имела, что могло подстерегать меня в этом лесу. Незаметность — мой единственный друг. Луч фонарика был направлен прямо на землю, пока я пробиралась по тропе. За пределами луча лес простирался черной бесшумной бездной. Я была бы рада крику совы или шороху в листве, которые скрыли бы мои шаги, но даже ветер стих.
Примерно через сто ярдов деревья поредели, и впереди показалась небольшая поляна, освещенная лунным светом. В центре круга лежала темная фигура. Я сказала себе, что это не более чем тень или куст. Когда она зашевелилась, то я споткнулась от удивления, а сердце так глухо стукнуло в груди, что перехватило дыхание. Как только я направила луч на поляну, то различила знакомый блеск выразительных глаз.
— Ангус, — выдохнула я с облегчением. Он лежал на земле, когда я подошла, но встал, услышав мой голос, и бросился ко мне, но его резко рвануло в обратную сторону, и он взвыл от негодования. Через секунду я поняла, что произошло. Его привязали к дереву веревкой.
Я остолбенела от ледяного ужаса, словно это связали меня. Конечности стали ватными, и как бы сильно мне ни хотелось подойти к Ангусу, я просто не могла заставить себя пошевельнуться. В тот момент я испугалась сильнее всего за всю свою жизнь. Странно слышать такое от человека, который с детства видит призраков и не так давно становился целью маньяка. Но я осознавала степень своего страха, и меня одолел страх не за мою физическую безопасность или даже безопасность Ангуса. Меня испугало что-то... внутри меня. Неизвестная часть себя, которую я только что открыла. Кусок головоломки, который связывал меня с этим странным, тревожным местом.
Сделав судорожный вдох, я успокоила участившийся пульс и заставила себя пойти к Ангусу, но снова остолбенела, на этот раз не от ужаса, но от предупреждающего покалывания, от которого защекотало все нервы. Не знаю, что пробудило шестое чувство. Жалобные всхлипы Ангуса? Что-то в ветре? Но дремлющий инстинкт вдруг пробудился. Что бы ни послужило спусковым механизмом, я замерла, занеся одну ногу перед другой, и медленно осветила тропку перед собой.
Я почти его не заметила, так как он был умело засыпан листвой и хвоей. Чистое везение, что луч упал на металл. Я настолько была поглощена сверхъестественными угрозами, что чуть не проглядела реальную. Кто-то забрал Ангуса с террасы и привязал к дереву в лесу. Не случайный акт жестокости. Это спланировали с определенной злой целью.
Подняв палку с земли, я смела мусор с пути и обнаружила неровные зубцы стального капкана. Огромного, намного больше, чем нужно для человеческой ноги. Но в первую же секунду у меня не возникло сомнений в мотиве. Его поставили в конце тропы прямо между Ангусом и мной. Кто-то привел его сюда, чтобы заманить меня в лес.
Но зачем?
Я моментально подумала о скрытой могиле и общей реакции на мое заявление. Я даже не могла представить такого напряжения за ужином, столь небрежной попытки Хью все объяснить. Я даже не представляла себе ответ Луны. Я сбросила бомбу на стол, и теперь кто-то почувствовал угрозу.
Я двинулась к ловушке, как если бы подкралась к свернувшейся змее. Используя острый конец палки, я просунула ее до самой пружины, и металлические челюсти захлопнулись с таким грохотом, что он потряс меня до глубины души. Звук разнесся по лесу, словно нежданный гром, спугивая ночевавших птиц с деревьев. Я не стала поднимать головы. Вместо этого оглядела поляну и окружающий ее лес. Поджидает ли преступник, что я попаду в ловушку?
Я чувствовала себя уязвимой и незащищенной с одним только газовым баллончиком. Мне пришла в голову идея укрыться и подождать, чтобы выяснить, кто выйдет из леса. Но я должна освободить Ангуса, да и тот, кто поставил капкан, мог давным-давно уйти. Насколько я поняла, целью преступника было оставить меня здесь до утра, дав диким животным возможность учуять запах моей крови.
Сделав глубокий вдох, я направила свет на поляну, с которой шла тропа до дома Тилли Паттершоу. На тропе не было никакого движения, поэтому я переместила свет и резко дернула руку назад, фокусируя луч на холмике из листьев и сосновых иголок, которые скрывали еще одну ловушку. Я вышла на поляну и сделала медленный круг с фонариком. Ловушки окружали нас со всех сторон.
И тут до меня дошло. Охотились не на меня. Ангуса использовали в качестве наживки, чтобы выманить нечто из леса. И оно могло выйти с любой стороны.
Это был кто-то крупный, чтобы утащить тело, не оставив следов.
И тут я почувствовала это на ветру, ужасную сырость. Кости пронзил холод древнего зла. Листья начали шептать, освобождая сдерживаемый вздох.
Амелия... Амелия...
Все затихло, кроме этого шепота и рева крови в ушах. И тут налетел порыв ветра, взметая мертвые листья на поляне, и каким-то образом я вышла из оцепенения. Я бросилась к Ангусу и упала на землю рядом с ним. Он не выглядел раненым, но, когда он уткнулся в меня носом, я почуяла странный химический запах в его дыхании, и поняла, что его усыпили. Это объясняло, как его смогли забрать, не разбудив меня.
Но... сейчас нет времени об этом беспокоиться. Ветер принес новый страх. Вой из глубины леса. Шерсть на спине Ангуса встала дыбом, когда он повернулся и зарычал в темноту.
— Все хорошо, — шептала я снова и снова, пытаясь освободить его. Веревку на его шее завязали множеством узлов, которые у меня никак не получалось ослабить. Ветер был ледяным, но по моей спине струился пот от страха и напряжения, и я ругала себя за то, что мне не хватило дальновидности, захватить нож из кармана брюк.
— Ну давай, давай!
Я сломала все ногти, но узлы не желали поддаваться.
Позади меня сработал один из капканов, и я подпрыгнула от страха, потеряла равновесие и растянулась на земле. К моему ужасу из глубокой темноты леса отделилась тень и бросилась на поляну. Ангус повернулся и пригнулся, но не пытался атаковать.
Как только тень обрела форму, я подумала, что это создание, без всякого сомнения, не из этого мира. Но когда оно вышло на лунный свет, я увидела немолодое лицо, обрамленное копной спутанных седых волос, и откуда-то поняла, кто это. Тилли Паттершоу.
На ней тоже были сапоги, белая ночная рубашка и тяжелый шерстяной свитер. Она была крошечной — хиленькой, как мне показалось, — но орудовала ножом, длинным жутким лезвием, которым замахнулась над головой, одновременно хватая веревку и туго ее натягивая. Нож полоснул, рассекая веревку на две части. Я была так поражена ее внезапным появлением и поведением, что не пошевелилась и не произнесла ни звука. Но теперь я поднялась на ноги, так как вой становился все громче.
Ее взгляд прошел мимо меня к деревьям, и мне показалось, что ее ударил озноб.
— Убирайся из леса, девочка!
Ветер хлестал ее длинные жесткие волосы и дергал подол платья.
— А как же вы?
Ее глаза сияли в лунном свете, а лицо казалось иссохшим ликом древнего шамана. Но говорила она на чистом горном наречии.
— Он не придет за мной.
Я повернулась проследить за ее взглядом, скользя глазами по деревьям. Даже они дрожали, а воздух гудел от странных вибраций.
— Уходи! — прокричала она.
— Ангус, идем!
Он побежал прямо за мной, стоило мне рвануть с поляны.
— Не сходи с тропы! — раздалось ее предупреждение позади нас, но голос быстро стих на ветру.
Я вслепую помчалась по тропе и споткнулась о корень, из-за которого чуть не растянулась на земле. Тошнотворный огонь пробежал по ноге, но я не позволила себе замедлиться из-за лодыжки. Вой раздавался прямо за спиной. Стиснув зубы от боли, я помчалась по тропе, только Ангус теперь бежал рядом.
Что-то вылетело на тропу перед нами — летучая мышь, как мне показалось, — и послышался взмах крыльев, словно от сотен птиц, но я не посмела поднять голову, даже когда туча набежала на луну.
Как только мы приблизились к краю леса, я схватила веревку, которая все еще висела на шее Ангуса, готовясь к финальному рывку через двор. И тут я резко остановилась, с ужасом смотря на воду.
То, что спустилось с гор, пробудило неупокоенные души со дна озера. Колокольчики — хор мертвых, от которого волосы вставали дыбом, — звонили из мутных глубин. Нестройный звон приглушала вода, а густые клубящиеся миазмы ползли на берег, вверх по ступенькам и во двор, где дрожали мы с Ангусом.
И из этой стены тумана ко мне потянулись прозрачные руки. Точно, как в повторяющемся кошмаре из моего детства. Руки просовывались через стены, чтобы схватить меня. Во сне, как и сейчас, я знала, что нельзя позволить им коснуться меня. Они хотели затянуть меня в этот туман, утащить под воду, вниз, вниз и вниз до затонувшего кладбища...
Вой раздавался все ближе. Сквозь бешеный стук сердца я была готова поклясться, что расслышала прерывистое дыхание разъяренной твари, которая гналась за нами по тропе.
Обвязав веревку вокруг руки, я рванула ее.
— Бежим!
Мне не пришлось повторять. Подстегиваемый страхом и инстинктом, Ангус прыгнул вперед с такой силой, что чуть не сбил меня с ног. Я удержала равновесие и продолжила бежать. Я не смотрела на туман, но ощущала аномальный холод, пока мы пересекали двор, поднялись по ступеням крыльца и ворвались в дом. Хлопнув дверью, я сползла на пол и обняла Ангуса, как можно крепче прижимая его к себе, ожидая, что холод просочится сквозь щели. Но дом защитил нас. Священная земля, на которой он был построен, дала нам убежище. Спустя какое-то время я встала выглянуть в окно. Мгла отступила, деревья замолчали, ветер стих. Блеск лунного света на воде был самым очаровательным зрелищем на свете.
Достав нож, я срезала веревку с шеи Ангуса и бросила ее в мусорное ведро. Затем снова проверила, не ранен ли он, но помимо странного запаха изо рта, он выглядел лишь чуть потрепанным. Я дала ему немного свежей воды, но решила не кормить до утра на случай, если у него расстроится желудок.
— Сегодня ночью ты спишь дома, — сказала я.
Он благодарно проскулил и последовал за мной по коридору, где я взяла одеяло из шкафа и разложила на полу у кровати. Он лег лицом к двери. Я скинула сапоги и забралась под одеяло, но даже несмотря на то, что меня охранял Ангус, не смогла сомкнуть глаз до самого рассвета.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Natala, llola, elvira, stayris

Аманда Стивенс - Королевство 18 Фев 2018 22:03 #51

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 866
  • Спасибо получено: 1911
  • Репутация: 108
Вот это глава! Усыпили песика и привязали в качестве приманки, наставили капканов, в который могла попасть как главная героиня, так и еще кто-то. Интересно, кто? Хоть Амелия и новичок, а чужих здесь не любят, но главную героиню спасла Тилли Паттершоу - храбрая, решительная и неравнодушная, которая не побоялась выйти ночью и оказать помощь.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola, elvira

Аманда Стивенс - Королевство 20 Фев 2018 23:14 #52

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 941
  • Спасибо получено: 1686
  • Репутация: 87
Ощущения от главы. Восхищаюсь смелостью героини!! Особенно после встречи с призраком, когда она вернулась домой. Мне кажется, он как-то с ней связан и что-то ей хочет сказать...
Natala пишет:
Усыпили песика и привязали в качестве приманки, наставили капканов, в который могла попасть как главная героиня, так и еще кто-то. Интересно, кто?

Согласна.
Для меня осталось загадкой, что или кто гнался за героиней? И почему Тилли Паттершоу, которая помогла пёсику, велела героине бежать, при этом упомянув, что для неё это безопасно? По моим ощущениям это отнюдь не зверь...

Всей команде огромное спасибо!! : rose : rose : rose

И да с нетерпением жду продолжения!! :tearfully
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3