Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

ТЕМА: Джейн Джонсон - Меч

Джейн Джонсон - Меч 20 Нояб 2017 11:41 #61

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Перед началом выкладки этой книги я обращалась к переводчику второй книги,но ,к сожалению,она не откликнулась.Еще на ИЛ был разговор о том,что книга "Волк" у Элеоноры готова и ждет вычитку и выкладку.Не хотели спойлерить,поэтому ждали,когда закончат перевод первой книги.А теперь сайт накрыться и связи с Элеонорой нет, и с координатором проекта Валерией тоже.
Соглашусь с Соби,что автор пишет витиевато и со множеством подробностей, работать над книгой не просто.Поэтому не теряю надежды,что переводчик откликнется или найдется кто-то,готовый подхватить это переходящее знамя)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, So-chan, llola

Джейн Джонсон - Меч 12 Дек 2017 19:00 #62

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Переводчик: KattyK
– Открыто! – сидя за столом, крикнула Келли в ответ на стук в дверь. Это вернулся Сейбер. Он опять встал у неё над душой, следя за тем, как она ест, ведь прошлым вечером девушка не смогла одолеть ужин.
Сегодня её волосы и кожа были чистыми после ароматной ванны с неизвестным цветочным запахом. Она воспользовалась одной из тех бутылочек с загустевшими от времени маслами для ванн, которые принёс Сейбер. Одежда тоже подходила этой эпохе и этому миру – светло-голубое длинное платье, корсет с замененной шнуровкой и самая подходящая по размеру пара туфель. Теперь она почти чувствовала себя человеком. И даже была готова к общению. К любому общению, кроме этого. Только не с хмурым мужчиной, который постоянно ворчал и, сидя в кресле неподалёку, всё же ухитрялся заглядывать ей через плечо.
Как бы Келли хотела, чтобы её подруга Хоуп была здесь. Хоуп всегда находила что-то позитивное в любой ситуации или просто говорила что-нибудь весёлое. Только это невозможно, потому что Келли, как в ловушке, заперта в этой вселенной.
С тихим скрипом открылась дверь, и на пороге появился Морганен. Насколько она помнила, мужчина был самым младшим из братьев Сумеречного острова. Его светло-каштановые волосы были стянуты сзади лентой и свободно падали на плечи, доходя до середины груди. Бросив взгляд на старшего, молодой человек вошёл в комнату.
– Я надеялся, что застану здесь вас обоих. У меня есть одновременно хорошие и плохие новости.
– О чём? – хором спросили Келли и Сейбер.
Морганен пожал плечами.
– О том, чтобы отослать её назад домой.
Сейбер недовольно скривился. Морганен выглядел не слишком уверенным, и его следующие слова подтвердили догадку старшего брата.
– Хорошие новости, леди Келли, состоят в том, что я могу отправить вас назад в ваш мир. Вероятно, даже в то место и время, которое вы выберете сами. Но лишь после того, как вы исчезли, даже я не смею вмешиваться во Время, - добавил он, мягко упомянув о том, что девушка едва не погибла в огне. – А плохая новость… я не смогу сделать этого ещё месяцев пять.
– Пять месяцев? – проревел Сейбер. – Но ты же говорил…
–Не мог бы ты заткнуться? – оборвала Келли, повернувшись и уставившись на него. Её достало такое отношение. Уже сама новость о том, что она не сможет вернуться домой в ближайшее время, была достаточно удручающей. Не хватало ещё, чтоб об этом кричали ей прямо в уши. – Мне надоело, что ты только и делаешь, что орёшь, как какой-то чёртов пещерный человек!
Морганен тихо присвистнул, и, наклонившись над её недоеденным завтраком, помахал рукой между двумя спорщиками. – Может, вы обратите внимание на меня?
– Ты бы лучше объяснил про эти пять месяцев, которые упомянул, - снова проворчал старший братец.
- Внимание, о, Менее Могущественный, - ехидным голосом произнёс Морганен. Сейбер хоть и был старшим братом, но отнюдь не самым могущественным в семье, и младшенький не упускал возможности напоминать об этом всем братьям при удобном случае.
– В её мире мало магии. Подумай об этом, как о попытках размахивать мечом в крохотной коморке с деревянными стенами. Тебе нужно спланировать каждый поворот и осторожно делать выпады, или ты рискуешь вонзить меч в стены. Для сравнения: наша реальность - это широкое, открытое поле битвы, где ты не только можешь махать мечом, но и свободно передвигаться, можешь нападать и защищаться с любого ракурса.
Сейбер посмотрел на него с подозрением, но кивнул в знак понимания приведенной аналогии. – И как это связано с тем, что ты не сможешь отправить её домой ещё целых пять месяцев?
– Потому что «древесина стены» повреждена и представляет опасность для владельца меча. Эфир того мира должен восстановиться, по меньшей мере, месяцев через пять по моим расчётам, прежде чем я снова смогу воздействовать на него. Братец, я вырвал Келли из её мира без тех тонкостей, которыми я обычно славлюсь, - добавил Морганен, щёлкнул пальцами и сложил руки на груди. – У меня не было ни времени, ни выбора; или я спас бы девушку в ту же секунду, или смотрел бы в магическое зеркало, - и прошу прощения за то, что напоминаю эти, безусловно, неприятные события, миледи, - как она с воплем превратилась бы в сгоревшую головешку.
Келли отложила вилку. Извиняйся - не извиняйся, а её аппетит не собирался сотрудничать с таким красочным описанием.
Сейбер проворчал, махнув рукой в сторону гостьи.
– Замечательно! Теперь из-за тебя у неё пропал аппетит!
– Теперь будет куча времени вернуть его, - мягко повторил Морганен. – Плюс куча еды, опять же, куча времени, чтобы есть и куча времени, чтобы вволю отдохнуть. Следует считать это происшествие отдыхом, и не переживать, пока находитесь здесь. – Он замолчал и посмотрел на брата. – Это всё, и я полагаю, что ты не станешь выгонять Келли из замка, чтобы она жила где-нибудь в дупле дерева следующие пять месяцев. Или того хуже, отсылать её вниз к западному пляжу.
– Разумеется, я этого не сделаю, - резко возразил Сейбер, окинув брата недобрым взглядом за то, что он мог даже предположить подобное.
– Что это вы имеете в виду? – тут же спросила Келли. Мужчины посмотрели друг на друга, и Морганен дал возможность старшему объяснить.
– Если женщину найдут на этом острове, среди нас - восьми изгнанных братьев Корвис, то приговорят к смерти, - мрачно сказал Сейбер. – Мы слишком сильны и по отдельности, и вместе, чтобы Совет мог нам противостоять и убить. Разве только окольными путями…
- Например, этими мекхададаками и другими тварями, которых тайно отправляют нам каждые несколько недель, - вмешался Морганен.
– Да. Совет Магов решил, что вместо этого проще убить любую женщину, которая будет достаточно глупа, чтобы прийти сюда, - продолжил Сейбер. – Каждые две недели, на новолуние и на полную двойную луну, к нам приходит судно с товарами. Торговцы только мужчины. Они привозят провизию, которую мы не можем сами вырастить или поймать, и другие товары, которые не так просто изготовить.
– В обмен они забирают лишнюю еду, которую мы собрали, добыли на охоте или поймали, и магические предметы, которые мы изготавливаем. Магические предметы, произведённые Корвисами, - это наша кровная линия, передаваемая из поколения в поколение до того, как нас изгнали с наших земель и лишили имени и титула, - сказал Сейбер, - они всегда были высокого магического качества. Теперь известно, что лучшие магические товары, начиная от долгосрочных светосфер и заканчивая теми безлошадными повозками, о которых говорил Эванор, и тому подобное, производят изгнанники Сумеречного острова. Мы самые лучшие!
– И мы всегда следим за тем, чтобы торговцы платили, - добавил Морганен. – Я, Ридан и Доминор – три самых могущественных мага во всём Катане. И мы наиболее умелые из всех. Мы можем производить вещи на заказ, как описано на пергаменте, принесенном торговцами, и мы способны делать такие вещи, которые умеют лишь единицы; также мы сильны как по отдельности, так и объединив свои способности. Поэтому стоимость наших товаров сверхвысока. В основном, чтобы компенсировать тот факт, что мы обязаны ждать кораблей с необработанным сырьём и производить всё сами, - это наша маленькая месть за ссылку сюда. И… некоторым вообще нравится сама мысль о том, чтобы обладать чем-то с «пресловутого Сумеречного Острова», сделанным изгнанными «Сыновьями Судьбы». Так что такие товары очень востребованы.
– Но, возвращаясь к проблеме, брат, - добавил он, глядя на Сейбера. – Я вырвал девушку из её реальности разгромив пространство, а не просто пронзив его. Отсюда «разломы» и пятимесячное ожидание. Не хотелось бы, чтобы от волнений в эфирах двух наших вселенных кто-нибудь пострадал. Теперь возникает один важный вопрос. Что ты будешь делать с ней, пока она тут?
– Я? Это ты привёл сюда гостью. Она на твоей ответственности!
– Ты старший, - почтительно заметил Морганен.
– Ты будешь заниматься ею, - приказал Сейбер, пока Келли хмурилась, теряясь в догадках, что тут происходит, и почему её мнения никто не спрашивает.
Морганен лукаво улыбнулся.
– Ладно. Значит, я буду заботиться о ней с настоящего момента, братец, - он посмотрел на озадаченную женщину, сидящую между ними, и нежно взял её за руку. Поцеловал, едва касаясь пальцев губами, и улыбнулся. – Я не страшусь своей Судьбы, или женщины, попавшей на этот остров. Миледи, если позволите… я приду в восторг, если вы дадите мне позволение ухаживать за вами. С честнейшими намерениями я предлагаю пройти восемь алтарей брака с вами, если мы окажемся совместимыми и договоримся.
– Убирайся.
– Прошу прощения? – переспросил Морганен, повернув голову в сторону брата, всё ещё нежно держась за пальчики Келли.
Сейбер сердито посмотрел на него.
– Убирайся, и даже не думай дотрагиваться до неё снова! Никто в этом доме не будет ухаживать, свататься или жениться!
– Извините! – Келли высвободила руку и встала. Она посмотрела на мужчин. С неё хватит, и сейчас они об этом узнают! – Я полагаю, мне тоже есть что сказать по этому поводу. Если честно, меня не интересует ни один из вас, тупоголовых, шовинистически настроенных грубиянов. Ни тебя, Морганен, ни Эванора, и никого из тех других, которых я видела, но которых никто даже не побеспокоился мне представить, - и явно не тебя! – добавила она, посмотрев на Сейбера. – И если кто-то и уберётся из этой комнаты, то это будете вы двое. Я отказываюсь мириться с вашими ослиными повадками, - убирайтесь сейчас же!
– Келли…
– Вон! – топнув ногой для убедительности, она указала рукой на приоткрытую дверь.
– Подумайте над моим предложением, миледи, – спокойно сказал Морганен, поклонившись, а затем отступая к указанной двери. – С честнейшими намерениями…
– Вон!
Сейбер неохотно последовал за ним, хотя его внимание было больше направлено на то, чтобы его брат ушёл, чем на приказ убираться.
– Морганен, оставишь её в покое…
– Я сказала «убирайтесь»! – Взяв крышку, прикрывавшую блюдо с едой, Келли швырнула её ему вслед. Крышка отскочила от едва заметного барьера, который рефлекторно появился между ними при взмахе его руки, и со звоном упала на пол, погнувшись при падении. Келли посмотрела на него. Она была слишком разгневана, чтобы испугаться магии, хотя знала, что это чувство придёт позже.
– Ты получил, что хотел, Сейбер, - я совершенно определённо намереваюсь находиться подальше ото всех вас. – По крайней мере, от таких несдержанных ослов! А ты просто чёртов король среди них!
– Ты…
– Вон!
Он вышел и закрыл дверь с непроницаемым выражением лица. Её гнев внезапно отступил, и девушка обессилено опустилась в кресло. Если бы они обладали одинаковым темпераментом, Сейбер мог бы с лёгкостью поразить её заклинанием, как какое-нибудь насекомое.
Аппетит совсем пропал. Снова поднявшись, Келли подошла к крышке и попыталась выпрямить небольшую вмятину на идеальном изгибе. Не достигнув особых успехов в этом деле, она смирилась и с бряцаньем закрыла тарелку с едой. Что-то в этом мужчине просто выводило её из себя, воспламеняло темперамент.
Оставив еду закрытой, она подошла к стулу у окна, где оставила своё кружевное плетение, которое нашёл ей Эванор. Келли взбила пару подушек под спину, уселась и установила покрытую бархатом доску для вязания на коленях. В центре доски находился качающийся бегунок, достаточно широкий, набитый чем-то тяжёлым. При работе иглы входили в твёрдую поверхность этого бегунка, и образовывалось место для широкой или узкой тесьмы, в зависимости от того, было ли это чем-то коротким и простым или возникала необходимость в длинных и сложных рисунках. Пожелтевшая от времени пергаментная полоска с образцом была осторожно приколота около ролика. И конечно, здесь были катушки с нитками, позволяющие выплетать незнакомый рисунок.
Ей нужна была именно такая увлекательная задача, чтобы помочь себе расслабиться. Глядя на хитросплетённый узор, Келли напоминала себе, какая из насеченных катушек-бобин соотносилась с какой частью рисунка, и начала переплетать нити среди булавок, периодически переставляя булавки со стеклянными головками ниже в следующий ряд заранее проколотых дырок, чтобы продолжить вышивание сердечком. Кружевоплетение являлось успокаивающим, высокоточным и требующим внимания занятием, и, чёрт побери, именно это Келли и было нужно.
Ей не нужен был глупый, упрямый всезнайка, о котором она думает… долгое время. Морагнен налетел спиной на каменную стену верхнего уровня северного крыла. Сейбер рукой схватил его за горло в то самое мгновение, когда они оказались на нижних ступеньках лестницы, ведущей в хозяйские покои.
– Ты оставишь её в покое, понял?
– Отпу…сти… - задыхаясь сказал Морганен, отгибая пальцы, которые грозили сломать его трахею, – или… прев…ращу… тебя в… жабу.
Сейбер отпустил захват. Потом снова швырнул брата об стену, на сей раз, схватив за тунику, а не за горло. Серые глаза пристально уставились в аквамариновые. – Я, правда, имею в виду именно это, Морг! Ты будешь держаться от неё подальше!
Морганен вырвался из хватки брата, хотя это сильно подпортило его тёмно-синюю тунику.
– Перестань думать только о себе, Сейбер! Она вольна выбирать, кого ей, чёрт побери, заблагорассудится! Я всего лишь хотел дать ей знать, что заинтересован, если она решит увлечься мной, - и я был волен так поступить! – он расправил тунику и пошёл к лестнице, ведущей вниз в другую часть замка. – Честно говоря, принимая во внимание то, как ты кричишь на неё, запугиваешь и вообще ведёшь себя, я не удивлён тем, как она с тобой разговаривала.
– Морганен… - рычанием предупредил Сейбер.
Не по годам мудрый младший брат круто развернулся и ткнул его пальцем.
– Ты! Послушай меня! Нельзя избежать Судьбы. Судьба устроила так, что я увидел её тяжкое положение, просто от нечего делать наблюдая в зеркало за другими вселенными. И прикосновением этого далёкого, Триединого Бога, моя совесть заставила спасти её, приведя сюда. Я не мог заставить свою магию работать достаточно хорошо в той вселенной, чтобы просто перенести девушку в безопасное место. Если она сейчас здесь, то это явно воля Судьбы, и она свершит предсказание одного из нас. И если это будешь не ты, тогда есть один шанс из семи, что это могу быть я. Да и что скрывать, я люблю женщин, - заявил Морганен. – Мне нравилось общаться с ними, когда мы ещё находились на землях Корвисов. Я любил быть с ними, разговаривать, видеть удовольствие на их лицах, когда дарил им цветы или крохотные безделушки, там, в нашем прежнем доме. Мне нравилось то, как они обычно настаивали на чистоте и порядке, - не то, что здесь, - и как сладко они пахли сразу после ванны, как красивы они были в опрятной одежде. Мне нравилось, как они думали, и как говорили, и их чувство юмора!
– Сиськи Каты! – выругался он, вскинув руки к потолку. – Я очень хочу, чтобы у меня в жизни была женщина, Судьба она или нет! Поэтому, если ты отказываешься от неё словом и делом, у меня есть право ухаживать за ней, убрав тебя с дороги. Как и у всех остальных братьев. Старшенький, - добавил Морганен, резко опуская руки между ними. – Ты не можешь убить нас за то, что мы пользуемся своими правами живых, дышащих мужчин. И если снова попытаешься мне угрожать, я превращу тебя в жабу!
– Первый в этом проклятом Пророчестве именно я, - прорычал Сейбер, когда брат повернул голову к лестнице. – И первая девственница предназначена мне.
Остановившись, Морганен окинул брата презрительным взглядом.
– А что заставляет тебя думать, что она девственница, Сейбер? Ты спрашивал её о непорочности и о том, ценит ли её культура и народ подобное? Разве ты спрашивал её о чём-то, не срываясь на требования или крик? Может, для тебя это и есть ухаживание, но для меня – нет! И не так уж много времени прошло, да и я был не слишком мал в то время, чтобы не помнить, что нравится женщинам в ухаживании!
Снова повернувшись, Морганен вышел на лестничную площадку северного крыла и спустился, скрывшись с глаз. Озадаченный Сейбер направился по другому коридору в свою башню. Думай-не-думай над грубыми словами брата, это ничего не поменяет. Никто не смог бы разумно мыслить, когда в голове полный хаос. Келли было наплевать, когда в конце дня никто не принёс ей ужин. На подносе всё ещё оставалось достаточно еды от завтрака, которой она перекусила в обед и на ужин. Также ей нашлось достаточно работы, чтобы занять время, включая переделку бесформенного воротника голубого платья, и теперь оно гораздо лучше сидело. Но когда никто не пришёл с завтраком вскоре после рассвета, как прежде делал Сейбер, натянув перешитое платье, Келли решила отправиться на поиски пропитания сама.
Вернее попыталась. Первым препятствием оказалась дверь, которая не отпиралась. Она нашла старую бронзовую брошь в одном из ящиков полупустого стола и попыталась взломать замок булавкой. Это не сработало, что было неудивительно, потому как у неё было лишь смутное представление, как это делается. Потерпев неудачу, Келли выглянула в окно, оценивая свой следующий вариант.
Кроме покрытых лесом холмов и далёкого водного пространства, можно было рассмотреть и сам замок: восьмиугольные внешние стены должны были быть футов пятьдесят в высоту, по углам возвышались массивные башни на добрых тридцать или сорок футов выше верхушки округлой сторожевой стены. Она могла оценить расстояния, так как, будучи швеёй, давно научилась угадывать размеры на глаз. Но всё же, башни и стена не выглядели подавляющими, потому что всё строение казалось внушительным по масштабу. В целом, это место было настоящим дворцом из разваливающегося камня. Неухоженные сады занимали пространство между большей частью главных крыльев замка и этой внешней стеной; сами эти крылья были построены интересным образом, похожим на снежинку, с четырьмя и восемью ответвлениями.
От восьмиугольной главной башни, в которой наверху находилась её комната, отходило четыре крыла по четыре этажа каждое, если не считать высокие наклонные чердаки во фронтонном стиле с застеклёнными окнами, закрытыми ставнями. Эти четыре главных крыла простирались на север, восток, юг и запад. И ведь наверняка существовал ещё и подвальный уровень, в котором было так же много комнат. Каждый этаж должен был быть высотой, по меньшей мере, футов двенадцать-пятнадцать, с высокими потолками, предназначенными, чтобы вытягивать вверх дым от свечей, и сохранять для обитателей замка прохладу в летнюю жару. Хотя Келли точно не знала, какое время года сейчас стояло, но оно напоминало лето.
На расстоянии около ста ярдов каждое крыло из четырёх основных разветвлялось в форме «Y» ещё ярдов на шестьдесят - семьдесят. Там виделись поддерживаемые колонами скульптурные подвесные мосты, протянутые до крепостных стен. В крепостных стенах находились уже встроенные деревянные подъёмные мосты, которые можно было поднимать во время войны. Красота и эффективность, два в одном. Эти мосты казались достаточно прочными, несмотря на их невзрачный вид, к которому привели погодные условия и проходящие года.
Большинство крыш замка были остроконечными, покрытыми тёмной серо-голубой черепицей, напоминая дома в юго-западной части земного мира, но на каждой крыше Келли заметила широкий парапет с перилами по краям и башенками в углах, похожими на лестничные колодцы.
Крыша, на которой находилась её комната, была искривлённой, в отличие от прямоугольных крыш отдалённых частей замка. Слегка наклонившись и посмотрев вниз, она увидела, что купол комнаты заканчивался парапетом, таким же, как на прямых крышах. Открыв окно, Келли приподняла юбку и убедилась, что взятые взаймы кожаные туфли крепко держатся на ногах, потом выскользнула на почти плоскую поверхность крыши и стала понемногу спускаться вниз. Слава Богу, она никогда не боялась высоты. Девушка кое-как сползла с покатой крыши, упав на согнутые колени на парапет, не причинив себе вреда.
Выпрямившись и отряхнув юбки, она пошла направо, по пути осматриваясь. Парапет, как и остальные, был достаточно широким, чтобы по нему могли одновременно пройти сразу три человека, с серо-голубой черепицей с одной стороны, и светло-серым гранитным камнем с другой. Зубцы шли то вверх, то вниз, как небольшие ступеньки, и там, где небольшой пик поднимался вверх, находилось узкое окошечко-бойница, вырезанное в камне; между каждой пройденной пикой, были углубления, самые глубокие доходили ей до талии. Края парапета были украшены вырезанными потрёпанными погодой продолговатыми звёздами, хотя терзали смутные сомнения, что многие люди могли пойти сюда прогуляться.
Келли немного развеселилась, заметив, что звёзды были восьмиконечными. Люди в этой вселенной явно неравнодушны к числу «восемь». Она нашла одну из четырёх ведущих на лестницу башен и попыталась нажать на дверную ручку. Та легко открылась. Поддерживая юбку рукой, чтобы та не волочилась, - Келли не могла дождаться, когда сошьёт себе пристойную пару брюк, - она спустилась по видавшим виды ступенькам.
Услышав разговор, Келли пошла на звук. Минуя один лестничный пролёт, она вошла в холл, затем через остроконечную арку в центре попала на широкий балкон. Этот балкон, очевидно, выходил в главный зал замка. Перегнувшись через ограду, девушка увидела в солнечном свете, лившемся из юго-восточных окон шестерых из восьми братьев. Они сидели за восьмиугольным столом, стоявшим посередине комнаты далеко внизу.
Завтракали.
Вернее, заканчивали завтракать. И не удосужились принести завтрак ей! Разозлившись, Келли снова вышла на квадратную, лестницу, идущую по спирали, и, пробежавшись до первого этажа, вошла в главный зал. В данный момент она не отметила ни приятный рисунок отполированных каменных плит под ногами, ни красоту витражных окон на каждом уровне балконных ярусов, ни искусно сделанные колонны и арки. Она была чертовски зла!
Келли протопала по четырём последним ступенькам и вошла в главный зал.
Разговор мгновенно оборвался. Вилки застыли в воздухе. Рты остановились, так и не дожевав последнего куска. Шесть пар глаз, разнящихся по цвету от коричневого до голубого, уставились на неё, глядя, как она шагает к ним по огромному широкому пространству зала. Шестеро красивых мужчин. Никто из них не был виновником её гнева, но на каждом из них можно было отыграться.
Никто из них не двинулся. Никто не заговорил. Все лишь следили за её приближением к столу. Возможно, они вели себя так из-за того, что она переделала шнуровку на платье, которая теперь выгодно подчёркивала её формы. И, вероятно, их особенно привлёк вырез сердечком, которым девушка заменила скучный, высокий, круглый воротник. То, как они пялились, особенно этот рыжий, распалило её гнев сильнее.
Уперев руки в бока, Келли смерила их взглядом, и, воспользовавшись изумлённым молчанием, гневно сказала:
– Сначала вы спасаете меня из огня, потом похищаете из родной вселенной, потом кричите, чтобы я ела, а теперь закрываете меня в комнате и морите голодом? Что, чёрт побери, вы за мужчины?
Морганен проглотил кусок хлеба, который жевал и, толкнув ближайшего из пяти братьев под рёбра, быстро и учтиво поднялся. Остальные поступили так же, с опозданием показав себя джентльменами.
– Мы не собирались морить вас голодом, - сказал Морганен, - и я не знал, что кто-то запер вас в комнате, миледи.
– Дверь, должно быть, просто заклинило, - быстро добавил Коранен, мельком взглянув на своих братьев и пожимая плечами. – Так часто бывает в донжоне и в других частях замка. А иногда и в башнях.
Все ещё не успокоившись, Келли подняла руки и стала загибать пальцы.
– Вы не умеете работать ни в доме, ни на земле, вы скверные джентльмены и ужасные хозяева, - вам и в самом деле нужна женщина, чтобы призвать всех к порядку.
Одетый в тёмно-пурпурную тунику Доминор сложил руки на груди и презрительно осведомился:
– И вы считаете, что вы именно такая женщина?
– Ну, так как я здесь единственная, тогда это точно должна быть я, - заметила девушка язвительно, и хлопнула рукой по столу. – Ни одна женщина в здравом уме не позволит превратить дом в свинарник. Вы только взгляните на этот стол!
Шестеро братьев посмотрели на стол. Он был завален грязными тарелками и объедками, косточками и кожурой от фруктов, хлебными корками и покрыт всевозможными застарелыми пятнами. На его поверхности красовались круги от бокалов, как будто их хозяева вовсе не позаботились вытереть пролитое, и тёмные пятна от огрызков яблок. Явно видно, что они не убирали тут с прошлого приёма пищи.
Один из них, с волосами более яркими, чем её собственные карамельные локоны, пожав плечами, поднял на неё свои зелёные глаза.
– А что с ним не так?
– Он грязный!
– Мы же ели за ним, - сказал самый высокий и мускулистый из братьев низким, грохочущим голосом, его лохматые волосы опускались до середины щек. – Конечно, в данный момент он грязный!
– Я имею в виду, что его стоит выдраить, посыпать песком и обработать, а не давать объедкам превращаться в тёмные, клейкие пятна, - возразила Келли.
Она переступила с ноги на ногу, отодрав при этом один тапочек от такого же отвратительного пятна на полу, на которое она наступила, приблизившись.
– То же самое с этим полом. Я видела столько паутины и пыли только в «Дракуле нужна жена» на канале старого кино!
– Что? – спросил один из них. – И кто?
Келли покачала головой.
– Неважно, если я застряла здесь на пять месяцев, я настаиваю на некотором уровне гигиены и чистоты. И вы будете меня благодарить задолго до того, как я с вами закончу, - добавила она, засучивая светло-голубые рукава с серьезным видом. – И сначала мы займёмся…
– Сначала мы займёмся, - перебил её Морганен, обойдя вокруг и заставив Келли сесть на ближайший пустой стул, - тем, что проследим, чтобы вы были накормлены как надо. Потом же мы отдадим себя в ваше распоряжение на весь день.
Остальные начали шуметь в знак протеста, но при резком взгляде и таком же красноречивом покашливании младшего, они пробормотали что-то себе под нос и снова сели, как только села она.
– Может и слегка остывшая, но еда всё ещё весьма аппетитна, в чём вы скоро убедитесь.
– Разумеется, Ридан был бы счастлив принять вашу благодарность, - добавил Морганен, накладывая ей еду в пустую, нетронутую тарелку Сейбера, - но он избегает дневного света и готовит только часть завтрака - обычно только наблюдает за поднятием хлеба и некоторыми мелочами. Он забирает тарелку с собой в башню, в которую даже нам не позволено входить. Ну, не далее комнаты на уровне парапета. Он, правда, присоединяется к нам во время вечерней трапезы, поэтому мы обычно едим после захода солнца, чтобы он точно показался нам хотя бы раз в день.
– Это тот, темноволосый с чёрными глазами? – поспешила уточнить Келли, думая об угрюмом мужчине, который проходил мимо неё во время чистки от мекха-как-их-там и о той буре едва сдерживаемой энергии, которая нахлынула на неё. Он казался частью ночи.
– Да не сидите, как болваны, представьтесь, - сказал Морганен братьям, наливая ей ещё того сладкого зеленоватого фруктового сока, который она пробовала раньше. – Внимание все. Это леди Келли из Дойлов.
– Я не леди, - возразила девушка с поспешной честностью.
Это было не совсем правдой: у неё была парочка благородных предков из средневекового общества, которые имели несколько титулов, но сейчас было совсем неподходящее время объяснять разницу между настоящими аристократами и воображаемыми.
– Я – гражданка США, и поэтому имею равные со всеми права. Вот кто я есть относительно положения.
Человек с волосами, словно белое золото, и зелёными кошачьими глазами очаровательно улыбнулся. Этот больше всех глазел на девушку, когда она вошла в зал.
– Ой, но ведь любая женщина, которая противостоит опасностям Сумеречного Острова – благороднейшая и ценнейшая из женщин.
– Опасности? – переспросила Келли, выгнув бровь. – Чёрненькие, крохотные мекха-как-их-там, паутина и клейкие пятна на полу, а также ворчливые мужчины, которые позволили своим манерам кануть в лету за – сколько? – за прошедшие три года?
– Только в последнее время, - сухо согласился Морганен, садясь на своё место. – Вы уже вроде как знакомы со мной. Я – Морганен, Маг, и младший из Восьми и тот, кто перенёс вас сюда.
С ним она будет вежливой. Всё-таки ему она обязана жизнью и способностью общаться с хозяевами замка.
– И я снова благодарю вас, Морганен, за своевременное спасение, - ответила Келли, вежливо кивнув, радуясь, что кто-то здесь желает быть цивилизованным и разговаривать, а не кричать на неё. Она посмотрела на мужчину, сидевшего слева, с тёмно-каштановыми волосами и голубыми глазами, одетого в фиолетовое. – А вы?
– Доминор, Мастер, третий среди нас. И я служу только самому себе. Пусть остальные помогают тебе, - добавил он с холодным презрением. – Я же не склонюсь по желанию Чужеземки.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Джейн Джонсон - Меч 13 Дек 2017 16:29 #63

  • Quasar
  • Quasar аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 2
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 5
Я в полном восторге от этой главы. Каждое слово на своем месте - не оторваться!

Спасибо)

Что же, что же там дальше:)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Лайла, misshope@list.ru, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 13 Дек 2017 21:27 #64

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1431
  • Спасибо получено: 1197
  • Репутация: 51
Спасибо, спасибо :36 :flowers :flowers :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Лайла, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 20 Дек 2017 20:56 #65

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 855
  • Спасибо получено: 1873
  • Репутация: 107
Спасенная барышня решила с пользой для дела провести пять месяцев в замке на таинственном острове. Братец еще пожалеет о том, что спас несчастную, ведь она не просто красивая девушка, а еще атаман в юбке и чистюля. Чувствую, настали нелегкие времена для мужчин: им предстоит генеральная уборка и потом ежедневная. Келли, наверно, за меню еще возьмется, дизайн помещений, да мало ли чего ей взбредет в голову. Восемь оферт с переложением руки сердца напомнили о сказке "Спящая красавица". Вообще, слишком легко, поверхностно Морганен думает о возможных отношениях с главной героиней, значит, не любит, а просто флиртует. Сейбер, к тому же, никого не подпустит к Келли и она постоянно думает о старшем из волшебников.
Девочки, спасибо. :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Лайла, llola, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 21 Дек 2017 00:09 #66

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Натали,так Морганен это специально делает,чтоб брата позлить)Конечно,нет у него никаких намерений по поводу Келли,разве что женить на ней брата)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 23 Дек 2017 01:01 #67

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 855
  • Спасибо получено: 1873
  • Репутация: 107
Лора, Сейбер, как мне кажется, самый простодушный из братьев, если так можно сказать. :4
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 03 Янв 2018 19:40 #68

  • Люба
  • Люба аватар
  • Не в сети
  • Arnaera
  • Сообщений: 682
  • Спасибо получено: 924
  • Репутация: 40
Валерия, Элеонора, lissik, KattyK, Sibisha , Xeniya, So-chan, Jekki, Morrain, Shiler, Лайла, спасибо большое!!!


Поражаюсь её смелости. :shock Она в неизвестном мире, с восемью здоровенными мужиками и не просто мужиками, а магами, которые с лёгкость могут превратить её в жабу, но это её ничуть не пугает. :5 Ещё немного и она их всех построит по стойке смирно. :lol Мне даже интересно, когда Доминор начнёт плясать под её дудочку.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Лайла, Natala, llola, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 04 Янв 2018 14:01 #69

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 855
  • Спасибо получено: 1873
  • Репутация: 107
Люба, согласна, что Келли героическая барышня, но она дитя двадцать первого века, где осталось мало места для суеверий, возможно, потому она и ведет себя более свободно, чем несколько сотен лет назад, вела бы себя ее ровесница.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 08 Янв 2018 19:26 #70

  • Люба
  • Люба аватар
  • Не в сети
  • Arnaera
  • Сообщений: 682
  • Спасибо получено: 924
  • Репутация: 40
Natala, мне кажется, что тут дело не в том, что она из другого века, а в том, что она боец. Вон ей сколько угрожали в прошлом, а она всё равно гнула свою линию.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Elpise

Джейн Джонсон - Меч 13 Янв 2018 20:46 #71

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Переводчик: KattyK

Келли окинула взглядом стол, наблюдая за реакцией братьев на слова Доминора. Её решимость отстаивать своё мнение только сильнее укрепилась после того, как она поняла, что большинство присутствующих согласны с ним. Только Морганен, кажется, одобрял её присутствие здесь, он даже слегка кивнул ей. Видя его поощрение, девушка поняла, что он не согласен со словами брата. Ободренная его молчаливой поддержкой Келли резким взмахом руки молниеносно ошарашила мужчину, сидящего рядом. Никакой инструктор не научил бы подобному - она исполнила знаменитый приём бабули Дойл, вцепившись мёртвой хваткой в ухо Доминора.
- Ай! Отпусти, женщина! – завопил тот.
Келли сжала крепче и встала, возвышаясь над ним только потому, что мужчина сидел.
– Привыкай, неудачник. Там, откуда я родом, - добавила она, лишь слегка преувеличив, - ни один мужчина не осмелится обращаться к женщине в такой оскорбительной и снисходительной манере. Если я говорю, что ты будешь скрести пол своей любимой зубной щеткой, значит, ты будешь это делать. Женщины всегда были хранительницами культуры, и ради всех богов моего и этого миров, ты станешь вежливым! – Келли снова дёрнула его за ухо, не обращая внимания на безуспешные попытки стряхнуть её руку, и посмотрела на остальных. – А у вас есть проблемы с подобающим поведением в моём присутствии?
- Отпусти моё ухо, женщина, или я обращу тебя в жабу! – потребовал Доминор, сверля девушку взглядом.
Келли за ухо стащила его с кресла, притянув перекошенное лицо мага поближе к своему.
– Ты когда-нибудь слышал слово «пожалуйста»? Или «спасибо», или фразу «не будете ли вы так любезны»? Меня уже тошнит от того, что на меня орут незрелые мужчины-переростки, - крикнула она.
Ослабив хватку, девушка отпустила его, и он снова оказался в кресле, потирая освобожденное ухо. Уперев руки в боки, Келли взглянула на остальных братьев.
– Я торжественно клянусь, что следующий мужчина, который повысит на меня голос, или будет угрожать, или просто станет вести себя неуважительно, будет есть грязь!
- Интересно, а как ты собираешься заставить меня вести себя, как тебе хочется? Особенно когда я обращу тебя в жабу - в твоё настоящее обличье, женщина? – прорычал Доминор, поднявшись и, в свою очередь, нависнув над ней.
- А вот так! – резко подхватив юбки, девушка сделала выпад ногой в тапочке. Но ударила не мужчину, а стул позади него, затем - тот, что находился за ней, освобождая себе место для манёвра. И прежде чем перевёрнутая мебель перестала громыхать, Келли схватила мужчину за руку, завернула её ему за спину и сбила того с ног. Затем ногой почти без усилий прижала его лицо к полу.
- Ой! Чёрт тебя дери, женщина!
Чуть двинув ногой, она прижала его лицо примерно к тому липкому пятну, на которое наступила всего несколько минут назад.
– Ты чувствуешь эту грязь на полу? Тебе она нравится? – продолжала возмущаться Келли, как ни странно, почти получая удовольствие от возможности показать свои гнев и недовольство происходящим.- Мои поздравления, Доминор! Ты только что вызвался очистить его!
Несмотря на колотящееся сердце и осознание того, что маг и в самом деле мог обратить её в жабу, девушка обнаружила, что ошеломлённые лица братьев крайне забавляют. Ей всё-таки удалось взять эту ситуацию под контроль. Да, Дойлы не тратят понапрасну тактическое преимущество.
- Видишь, мне вовсе не нужна магия, чтобы выбить из тебя дурь… Но ты вынужден использовать её, чтобы сравняться со мной. И знаешь что, Доминор? – добавила она, обращаясь к мужчине, прижатому ногой. – Мне нравится, что этот факт застрял у тебя как кость в горле. Тот факт, что я могу заставить тебя есть грязь, не используя магию в качестве подкрепления. Да, и впредь я бы не стала угрожать превратить меня в нечто, не входившее в Господний и природный замысел с самого начала, господин, - елейным голосом продолжила Келли, заломив руку ещё сильнее так, что у мужчины перехватило дыхание. – Видишь ли, в любой форме, в которую ты задумаешь меня превратить, всё равно останусь Я, и темнейшие силы ада не сравнятся с женщиной, выведенной из себя каким-то глупым идиотом! – ещё один рывок, и он заворчал от боли. – Теперь ты заткнёшься и будешь слушать меня? Или нужно скрутить твоё тело в узел своими чужеродными знаниями и суперпространственными приёмами?
Он что-то пробормотал.
- Прости, ты что-то сказал? – спросила Келли, немного сильнее дёрнув его руку, едва ли не вывихнув её. Она – таки получила нужные результаты.
- Перемирие!
- Я не слышала слова «пожалуйста», а я категорически требую таких цивилизованных слов, как «пожалуйста», припоминаешь? – спросила она сладким голоском, в то время как все братья застыли в удивлении, видя, как второго по силе брата, из присутствующих за столом, так легко прижали к полу.
- Перемирие… пожалуйста.
Это было произнесено сквозь сжатые зубы, но, тем не менее, это было «пожалуйста». Келли отпустила его, отступила, пригладила юбки и поставила свой стул на место, пока молодой человек поднимался на ноги. Один брат выбыл, на очереди остальные. Доминор отряхивая одежду, хмуро поглядывал на девушку.
- Кто-то ещё желает оспорить моё право на вежливое обращение, пока я нахожусь в этом доме? Нет? Прекрасно. Не кричите на меня, не угрожайте мне, обращайтесь со мной почтительно, как положено джентльменам, как с равной. Или я дам новое определение понятию «Священный ужас».
Снова сев, девушка взяла вилку, находившуюся перед ней.
- Вообще-то со мной просто поладить: обращайтесь со мной хорошо, и я воздам вам тем же. Это так просто.
- Мне всё-таки надо было обратить тебя в жабу, - проворчал Доминор, садясь на своё место.
Морганен предупреждающе глянул на него, но третий из братьев лишь долго рассматривал единственную женщину в доме. Затем спросил озадаченно:
- Как вам удалось так уложить меня? Вы же весите вполовину меньше меня.
- Как я уже говорила, это приём из моего мира. Как только вы снова будете вести себя зло или грубо по отношению ко мне, я с радостью опять продемонстрирую, как этот, так и несколько других болезненных приёмов, - любезно заявила Келли. – Но только если вы поведёте себя невежливо.
Доминор ещё мгновение смотрел на неё. – Слава Кате, она не моя Суженая…- пробормотал он, отводя взгляд.
Зеленоглазый брат с медными волосами поперхнулся от смеха, чуть не расплескав сок. Прищурившись, Келли взглянула на него.
– Вы хотели вежливо представиться?
Тот снова поперхнулся, и мужчина, сидевший рядом с ним, Эванор, начал похлопывать его по спине.
–Эм-м, да. Пожалуйста. И, э-э, спасибо вам, ой, и не будете ли вы так любезны…
При последних словах зеленые глаза зажглись весельем, и очаровательная улыбка озарила его лицо. Вовсе не впечатлённая представлением, Келли закатила глаза.
– Тогда, пожалуйста, назовитесь?
– Треван, Кот, пятый сын из семьи, в прошлом владеющей графством Корвис, ныне живущей на Сумеречном острове. И для меня в радость доставлять вам удовольствие, миледи, - добавил он словно мурлыча. Вообще-то звук был довольно соблазнительным. Келли сталкивалась в своей жизни с обходительными красавцами и теперь осталась равнодушной к его стараниям. Он был симпатичным, но стиль его поведения казался слишком изощренным на её вкус.
- Ага. Благодарю вас за любезное и вежливое приветствие, – ответила Келли, а потом посмотрела на Эванора. – Я знаю, что вас зовут Эванор…
- Эванор, Песня, - подтвердил он, заводя за красиво вылепленное ухо прядь светлых волос.
У всех братьев были прямые носы, высокие скулы и лбы, твёрдые челюсти, красиво очерченные брови, и небольшие, превосходно подходящие для щипков ушки… не исключая старшего брата.
«Перестань думать об этом громадном деревенщине, - приказала себе Келли, слегка поморщившись. - Обрати внимание на остальных: вот твои хозяева на долгое время. Возмутительно долгое время».
Эванор продолжил с мягкой улыбкой.
- Я – младший близнец Доминора, и четвёртый из Сыновей Судьбы. Если вам нужна моя помощь, только пропойте моё имя, - именно пропойте, а не просто произнесите, - и, услышав, я отвечу, где бы на острове ни находился.
– Похоже на хитрый трюк, - сказала Келли.
Он криво ухмыльнулся, опустив голову в лёгком поклоне.
– Я скорее похож на глашатая в этом доме. Ничего удивительного, ведь звук и песня всегда были моей сферой. У меня нет возражений по поводу помощи в уборке замка, если вы, как женщина, поделитесь своим опытом, указав нам, с чего начать. Я просто не мог сделать всё сам и честно признаюсь, даже не видел смысла прилагать усилия. Я лишь иногда прибирался в хозяйских спальнях. Теперь в присутствии женщины я признаю, что немного стыжусь наших хозяйственных способностей, - сознался Эванор более искренно, чем хотелось бы его братьям. – Боюсь, что мы на самом деле утратили некоторые навыки цивилизации за эти три года. Так что вы вольны указывать мне, что делать, а я заставлю работать также и братьев. С чего посоветуете начать?
- Пыль, паутина, полы, - немедленно перечислила Келли. – Кухню и этот стол следует отмыть дочиста, все «освежающие комнаты», как вы их называете, нужно вымыть сверху донизу, и потом гобелены, окна, и другие поверхности. Постельное бельё следует выстирать, а из подушек выбить пыль. Каждую деревянную поверхность следует присыпать песком и обработать. Все занавески нуждаются в стирке и штопке, а лучше - замене, все заклинивающиеся двери и окна необходимо обработать так, чтобы они открывались гладко, петли и ручки смазать, а всю мебель отполировать. Также нужно прополоть дворы, как каменные плиты, так и садовые клумбы; разросшиеся травяные лужайки следует аккуратно подстричь, кусты и виноградные лозы подрезать, чтобы они больше не походили на джунгли, - как видите, многое необходимо сделать, чтобы это место стало пригодным для жилья и, надеюсь, приятным.
- И вы полагаете, что мы охотно сделаем всё это ради вас? – проворчал Доминор со своего места.
- Я уже блестяще справилась с довольно мрачной комнатой, в которую меня поместил ваш старший брат, - заявила Келли. – И напоминаю вам, что не владею магией, чтобы иметь возможность ускорить процесс уборки. Вы все слишком долго жили по-холостяцки, что более чем заметно, - не похоже, что она убедила их всех. Воодушевления от сказанного также не наблюдалось. Она вздохнула и, стиснув зубы, улыбнулась.
- Давайте поступим так… если я должна оставаться здесь ещё пять месяцев прежде, чем Морганен сможет отослать меня домой, как вы считаете, будет лучше: пару недель уборки, с вашей помощью или целых пять месяцев моего постоянного ворчания о том, насколько этот замок грязный? - Что, даже никаких возражений нет? Я вижу, вы, наконец, проявляете какую-то степень разумности. Ладно, кто следующий? – спросила Келли, решительно глядя на молодого человека с тёмно-каштановыми волосами.
Следующий из мужчин представился, как только её взгляд остановился на нём.
- Я Коранен, старший близнец Морганена. Известный как Пламя, - добавил он в той же манере, что и другие. – Седьмой в семье и, так или иначе, связан со всеми формами огня. Это я вылечил ваши ожоги, когда вы только появились. Вы были сильно обожжены в нескольких местах, в особенности ноги снизу до колен, но я смог всё исправить; несколько оставшихся на вашей коже пятнышек должны пройти через пару дней, так что не переживайте насчёт шрамов.
Келли покачала головой.
– Я просто рада, что жива и невредима. Розовые пятнышки – несерьезная проблема. Кстати, благодарю. С вашей стороны это было очень мило и добросердечно. Теперь вы, Морганен…
- Маг, - подтвердил он, улыбаясь ей. – Сильнейший из всех восьми, магически одарённый, хоть и самый младший. После того, как вы заставили моего брата «есть грязь» как вы выразились, совершенно отказываюсь превращать вас в жабу. Или позволять это кому-то другому, - добавил он, красноречиво посмотрев на старших братьев прежде, чем снова перевёл взгляд на Келли. – То, что вы проделали с Домом, выглядело довольно… неприятно. Так что я лучше вообще не стану испытывать свои тайные силы против ваших необычайных способностей.
- Это и задумывалось, как нечто некомфортное, - она искоса посмотрела на сердитого Доминора, сидящего с недовольной гримасой. – Вот именно это я имею в виду, джентльмены. Вы слишком долго жили без женщин. Большинство из нас предпочитают уважение и вежливость угрозам и запугиванию. Помните об этом, пока ваша глупая ссылка не закончится. И ещё, между моим и вашим миром есть много общего, чтобы я могла утверждать, что остальной мир также не станет любезно принимать надменных задир, если вы когда-нибудь покинете этот остров. Или у вас появятся еще посетители. – Она посмотрела направо, мимо пустого места на единственного незнакомого брата. – Я знаю, что Ридан избегает света, и я уже довольно хорошо знакома с Сейбером. Так что вы должно быть…
- Вулфер, - громко представился мужчина. Он был высокого роста, широкоплечий и мускулистый.
Оттенок его волос был чем-то средним между тёмно-коричневыми волосами Доминора и светло-коричневыми Морганена. Они спадали непокорными локонами и казались гуще, чем у всех остальных, за исключением светло-рыжих кудрей Тревана. Глаза мужчины были янтарно-золотыми и очень напоминали волчьи, что не удивительно, зная его прозвище. Он ей даже улыбнулся по-волчьи, поигрывая тонким, плетеным браслетом вокруг левого запястья, похожим на переплетение ленты и волос.
Представившись, мужчина добавил:
- Волк. Близнец Сейбера. Полагаю, леди Келли, вы как раз ему в пару, - золотые глаза мужчины слегка блеснули весельем. – Послушать ваши перепалки будет крайне интересно.
Она прищурила аквамариновые глаза.
– Вы пытаетесь свести нас? Потому что мне уже надоело иметь дело с этим надменным, глупым, вечно орущим… о, лучше просто не говорить о нём, верно? – предложила она, закрывая тему, чтобы сохранить спокойствие и не растерять мыслей из-за раздражающего, но, чёрт побери, слишком привлекательного и ворчливого мужчины.
- Морганен сообщил мне, что пройдёт не меньше пяти месяцев, прежде чем он сможет отослать меня назад в мою вселенную. И, так как я единственная женщина на острове, нам нужно установить несколько основных правил на время моего пребывания здесь.
- Правил? – переспросил Доминор, подняв коричневую бровь. – А разве вы не о правилах разглагольствовали до сих пор?
Она смочила горло, глотнув сока.
– Во-первых, я не собираюсь ни к кому из вас прыгать в постель. Включая вас, Треван, так что можете выключить свое обаяние: я не впечатлена им. Если кто-то из вас попытается меня изнасиловать, я отрежу обидчику орган, запихну в банку и поставлю на полку где-нибудь в той милой комнате над этим залом, которая, как я полагаю, будет моими апартаментами на время пребывания здесь. Я даже могу забрать его с собой, когда отправлюсь назад домой. Это правило номер один, - проговорила она решительно.
Когда она это сказала, Эванор подавился соком. Вулфер – куском хлеба с джемом. Остальные заморгали. Прокашлявшись, первым пришел в себя Эванор.
- Леди, я уверяю вас, что насилие вовсе не приходило нам на ум. Тени наших родителей встали бы из могилы и сделали с нами то же самое!
- Ну, значит, мне не нужно будет повторять это много раз, - натянуто ответила она, испытывая некую неуверенность в отношении того, говорил ли он буквально или фигурально в этой пропитанной магией реальности.
Она думала, было, спросить, но потом откинула эту мысль. Сияющие шары света, переводческие зелья, невидимые стены, нарисованные мелом, которые удерживали ужасных мекха-пожирателей – на данный момент этого довольно. Призраки родителей, поднимающиеся из могилы ради мести, – с этим слишком сложно справиться.
- Следующее правило: никто не запирает меня в комнате или в темнице, или где-либо ещё. Я этого не люблю.
- Вам придётся поговорить с Сейбером, - заявил Коранен. – Но никто из нас не возражает. Да?
- Говори за себя, – пробормотал Доминор.
Келли ударила его по руке, и он взглянул на неё, однако отвёл взгляд, когда девушка красноречиво изогнула бровь и посмотрела на пол. Он пробормотал себе под нос что-то насчёт того, чтобы превратить её пальцы в тонкие перья. Не обращая внимания на его ворчание, девушка продолжила:
- Третье правило: я не принимаю подачек. Так что, если кому-то из вас нужно что-то залатать или перешить, вы желаете добавить вышивку в одежду или подрезать её, я сделаю это для вас в обмен на комнату и стол. И если кто-то соблаговолит показать мне, как готовятся эти блюда, половина из которых мне незнакома, я охотно могла бы помогать готовить. Только помогать, а не делать всё сама. И, разумеется, я буду помогать с уборкой. Я бы помогала и в саду, но там слишком много незнакомых мне растений. Мне будет сложно отличить сорняк от чего-то нужного, поэтому сейчас я могу только хозяйничать по дому. Теперь правило номер четыре…
- Келли! Келлииии! – Наверху послышался топот, судя по всему, кричавший направлялся в зал.
– Эванор, она пропала! – Высоко над головой, на самом верхнем из трёх балконных ярусов с перил свесилось тело, чтобы крикнуть сверху вниз. Увидев девушку, Сейбер застыл.
– Ты! – выдохнул он.
- Четвёртое правило состоит в том, что мне не нравится, когда люди постоянно на меня кричат! - закатывая глаза, заявила Келли, повысив голос и подняв голову так, чтобы фраза достигла ушей одного конкретного крикуна. – Если только у вас нет чертовски веской причины, вы будете говорить тише! Я уверена, что ваша мать давным-давно пояснила вам всем огромную разницу между тем, как говорить «в помещении» и на свежем воздухе? – добавила она, снова заговорив обычным, насмешливо-любезным тоном, так как тёмно-блондинистая голова над ними исчезла, и снова раздалось топанье.
– Значит, если вы меня не предупреждаете об опасности или не пытаетесь добиться моего внимания по важному поводу, прошу, не кричите.
- Я могу быть довольно приветливой, если со мной обращаться так же, - продолжила Келли, - но не тогда, когда на меня постоянно кричат. Я рыжая, а потому довольно вспыльчивая, и предупреждаю, что могу показать свой невыносимый характер во всей красе.
Правило номер пять гласит, что я оставляю за собой право устанавливать другие правила, пока мы сотрудничаем, в случае, если на то возникнет необходимость. До настоящей минуты я смогла просто превосходно контролировать свой темперамент, по крайней мере, пока. И это несмотря на то, что оказалась замкнутой в комнате, и мне было отказано в еде. Вы согласны со всем или мне стать злобной мегерой?
В ответ все более-менее единодушно кивнули и согласно пробормотали. Треван высказался за остальных, встав и принявшись убирать со стола.
– Я так думаю, леди Келли… если только вы понимаете, что никто из нас не говорит за Сейбера и Ридана. Могу сказать с достаточной уверенностью, что мой близнец, Ридан, будет вести себя пристойно в вашем присутствии. Только, когда его часы будут совпадать с вашими, и если вы оставите его в покое в остальное время и не станете покушаться на его жилище. Но никто из нас не говорит за Сейбера. Верно, Вулфер?
Крупный мужчина поднял руки, словно защищаясь.
– Это его судьба, не моя! Признаюсь, что в основном разделяю мнение Доминора, - добавил он, глядя на неё, а кончиками пальцев продолжая нежно касаться плетения, опутывающего его левое запястье, что казалось странным для этого самого крупного и физически сильного из братьев. Келли задумалась, что означало для него это плетение, но он снова заговорил, привлекая её внимание:
- Я не так уж охотно следую за другими, будь-то женщина или мужчина. Мы терпим верховенство нашего брата, так как он старший и глава семьи. И я мирюсь с нечастыми вспышками темперамента Морганена, так как уважаю его силу. Но я в основном сам себе господин. Я же Волк.
- Тогда считайте меня альфа-самкой стаи, если вы уж так настроены на волчье, - твёрдо заявила Келли. Коранен поднялся и стал помогать Тревану.
- Я – единственная женщина здесь, но если бы было иначе, всё равно я могу и буду самой злобной сучкой в округе.
Вулфер заворчал, взял чашку, не согласившись, но и не возразив в ответ на её заявление.
Доминор, глядя на неё, нахмурился.
– А сколько вам лет?
- Двадцать семь. Я привыкла сама управлять своей жизнью, - добавила она. – Это единственный способ для Дойлов переживать.
- Переживать что? – нахмурившись, спросил Сейбер, входя в главный зал и успев услышать только её последние слова.
- Жизненные несчастья, - не задумываясь, ответила Келли.
Все, включая её саму, застыли.
- Вот оно! – воскликнул Треван, указав на неё одной рукой, удерживая другой груду тарелок. – Она – Несчастье! Она и есть Беда! Бог знает, что никто в Катане не поможет нам пережить её, поэтому очевидно, что нам придётся самим с этим справляться!
Несколько братьев подавили смешки, остальные только моргнули в изумлении и шоке от такой возможности.
- О, ха-ха, просто обхохочешься, - ответила Келли, невольно поморщившись. Позади неё напрягся Сейбер.
– Если вы, и правда хотите знать, как пережить «Бедствие Келли», приспосабливайтесь или отправляйтесь в море! Как старшая женщина Сумеречного Острова, я собираюсь управлять вами, пока это место не станет соответствовать моим жизненным стандартам. Женским стандартам, джентльмены, а не стандартам кучки необузданных, ленивых холостяков. Это место больше не будет покрыто грязью ваших собственных «идеалов», - решительно заявила она, глядя на мужчин за столом. – У вас есть полчаса, чтобы заняться своими делами, а потом вернуться сюда за указаниями по уборке.
- Ты отправишься назад в свою комнату! Ты не будешь командовать моими братьями!
Келли устроила омлет между двух кусочков сыра и двух кусочков поджаренного тёмного хлеба.
- Вулфер, прошу, будьте любезны, сообщите своему близнецу, что я отказываюсь слушать того, кто на меня кричит. Четвёртое правило, знаете ли.
- Что? Вставай! Ты возвращаешься в свою комнату! – он навис над её креслом, чтобы схватить за руку и заставить встать.
- Правило номер шесть! – заявила Келли, пытаясь быстро доесть бутерброд с омлетом и сыром и, конечно, не собираясь повиноваться. – Никто не хватает меня за руку. Исключение: спасение моей жизни! Никто не будет грубо хватать меня за руку и куда-то тащить. Вулфер, скажите этому грубияну отпустить меня! – добавила она, крепко вцепившись в подлокотник кресла свободной рукой, стараясь при этом ещё и удерживать в руке, которую сжимал Сейбер, бутерброд.
- Сейбер, леди Келли требует, чтобы я передал её желание: отпусти…
- Я слышал! – Сейбер так неожиданно отпустил руку гостьи, что она снова грохнулась в кресло. Для такой хрупкой девушки, она была довольно сильной. Или, скорее, очень целеустремлённой. Одной рукой мужчина ударил по столу, а другой схватился за спинку её кресла, снова нависая над ней.
- Ты поднимешься наверх в хозяйскую спальню, а я тебя там запру!
- Вулфер, передайте брату, что он пытается нарушить правило номер два. О, и джентльмены, внимание, правило номер семь: - любой, кто нарушит правила четыре раза в день, будет «есть грязь».
- Брат, - ты нарушаешь правило номер два, - благоговейно сказал самый крупный из братьев, сверкая весельем золотых, похожих на волчьи, глаз.
- О чём во имя Джинги вы двое говорите? - спросил Сейбер, сначала посмотрев на неё, а потом на своего близнеца. Другие молча и быстро убирали со стола, стараясь держаться подальше от этих троих. Но ссора так же была им интересна, поэтому они не хотели уходить до её окончания.
Вулфер ничего не ответил своему брату-близнецу, а через минуту, повернулся к Келли, которая демонстративно игнорировала требование Сейбера.
- Леди Келли, один из моих братьев желает узнать, о чём мы говорим. Вы хотите, чтобы я объяснил ему?
- Сообщите этому несдержанному джентльмену, что правило номер один – никакого насилия. Правило номер два – не запирать меня нигде. Правило номер три: я собираюсь платить за комнату и еду шитьём и любой другой посильной работой. Правило номер четыре: не повышать на меня голос. Правило номер пять: я оставляю за собой право устанавливать другие правила, в зависимости от ситуации. Правило номер шесть: меня нельзя хватать просто так, и правило седьмое: любой, нарушивший правила четырежды в день, окажется на полу и ему придется «есть грязь», как я это называю.
- Брат, леди Келли желает сообщить тебе, что первые семь правил…
- Я всё слышал! – мрачно проворчал Сейбер, хмуро глядя на неё.
- Сообщите брату, что он уже нарушил три правила. Но так как правило номер семь только что вступило в силу, на сей раз я его прощаю. Также передайте, что ему милостиво дарован второй шанс «начать сначала»… - и тут Сейбер развернул её кресло, чтобы видеть лицо… - и ему следует воспользоваться этой возможностью и начать сначала, - весело продолжила она, глядя поверх его плеча, - и с этой минуты вести себя как истинный джентльмен.
- Сейбер, леди Келли хочет сообщ…
- Заткнись, Вулфер.
Сейбер смотрел на неё, положив руки на подлокотники кресла. Келли же не хотела поднимать на него глаза, намеренно глядя куда-то поверх плеча, доедая странное сооружение из сыра, омлета и кусочков хлеба.
– Посмотри на меня. Посмотри на меня, Келли!
- Леди Келли, мне кажется, что мой брат попросил вас посмотреть на него.
Келли вытерла рот, спокойно взяла чашку с соком и глотнула немного, не обращая внимания на его присутствие.
- А ваш брат сказал «пожалуйста»?
Сейбер крепче сжал подлокотники кресла, но решил подыграть. Он всю ночь боролся с сильнейшим желанием, со своим страхом, - да, страхом, из-за Проклятия, висящего над их головами. Наконец он сдался и собирался принести ей завтрак с кухни, немного припозднившись, а обнаружил, что она ушла, исчезла непонятно куда. От ужаса его затошнило.
Любой маг, знакомый с Сумеречным островом и достаточно сильный, чтобы послать мекхададаков и другие создания, способные доставлять им неприятности последние три года, мог использовать воспоминание или картину, чтобы в магический кристалл следить за ними. И этот маг-враг вполне мог узнать о Келли. Он и его братья постарались, снабдить все зеркала в комнатах, даже те, которыми никогда не пользовались, магической защитой от слежения, чтобы предотвратить попытки их убийства… но тысячу лет назад Сумеречный остров был благоденствующим герцогством, а не просто ссылки людей из Катана. У кого-то сохранилась картина, а то и пара картин, с точным изображением этих мест того времени, чтобы посылать сюда этих созданий.
Наверное, враг даже способен узнать о женщине в замке и украсть её… или даже убить. И когда он увидел, что Келли нет там, где она должна быть, у Сейбера чуть не остановилось сердце.
Так что сейчас он решил подыграть непонятному упрямству этой женщины.
- Вулфер, будь любезен передать леди Келли, чтобы она посмотрела на меня, пожалуйста? – вежливо сказал он, когда девушка доела бутерброд и допила сок.
- Леди Келли, мой брат попросил вас обратить на него внимание, красноречиво дополнив свою просьбу словом «пожалуйста».
- Если он ведёт себя так примерно, то, конечно, я выполню его просьбу, - сказала Келли, стряхнув пальцами крошки с уголков рта, так как салфеток, естественно, здесь тоже не было. Да, проследить за нормальным поведением обитателей замка – её прямая обязанность. Она отвела взгляд от стёкол-витражей с абстрактными рисунками в окнах зала и обратила свой взор на мужчину, чьё плечо закрывало половину окна.
- Видите, как просто привлечь моё внимание, Сейбер? Даже я заслуживаю некоторой любезности.
Её слова, а также встреча аквамариновых глаз с его стальными серыми глазами поразили мужчину. Своей простотой. Её душой. Сейбер перестал дышать, утонув в ясном, голубовато-зелёном взоре, словно мир вокруг него необратимо изменился. Он опьянел от её близости, а страх, что она исчезла, всё ещё не оставлял. Он не хотел дышать в одиночестве. Не глядя в эти глаза.
Между ними установилась связь, он дышал воздухом, который выдыхала она и наоборот. Мускусный женственный аромат её тела смешался со слабым запахом масел из цветка тизи. И вот такого воздуха он жаждал сильнее, чем кислорода. Его тянуло к ней против воли, с самого начала… а возможно, всё дело в его желании. Он мог бы сейчас коснуться её рук в этом голубом платье, её локтей, лежащих на подлокотниках кресла, её ладоней на коленях. Всего каких-то пару дюймов, и он смог бы прикоснуться к ней.
Завладеть ею, осуществить свои фантазии, несмотря на то, что это было бы против всего, во что она верила. Она сидела тут, уставшая, но такая соблазнительная, мягкая, женственная. Её воля была так же сильна, как и его собственная, а решимость, с которой она встречала несчастья своей жизни… - ради такой женщины стоило рискнуть проклятием. О ней нужно было заботиться и любить… и Сейбер просто первоклассный идиот, раз думал иначе.
Она была права. Он был с ней груб. Он не заслуживал её, и вовсе не из-за проклятия, а потому, что бежал от своих страхов, когда она встречала свои лицом к лицу. Если он полюбит, а потом её убьёт один из жителей Катана из-за страха перед проклятием? Или она погибнет из-за Несчастья, о котором говорится в пророчестве, и, которое, скорее всего, уже связано с ней. Или его самый младший брат вернет её домой. Потому что, скорее всего, ей тут нечего делать.
Даже он сам. Простой грубиян.
- Ты хотел меня о чём-то спросить, Сейбер? – начала гостья из иного мира, пока он продолжал смотреть на неё, стараясь скрыть свои чувства внутри себя, там, где все его эмоции смешались в клубок, с которым он должен, так или иначе, разобраться.
Теперь Сейбер понял, что от Судьбы не уйти.
Он отошёл от неё, не в состоянии больше смотреть Келли прямо в глаза.
- Ничего существенного.
Келли озадаченно смотрела, как он повернулся и пошёл прочь. Она изумлённо смотрела ему в след, но он не объяснил своих действий, а просто вышел из зала.
- Если я вам не нужен до назначенного времени, леди Келли, то мне нужно ещё кое-что сделать до того, как я приступлю к уборке, - низким голосом сказал брат-близнец Сейбера.
Она подняла голову поверх спинки кресла и посмотрела на него.
- Благодарю, Вулфер, я думаю, что в результате до него достучалась… хотя не совсем уверена.
- Вероятно, так и есть. Скорее всего именно сейчас его гложут сомнения, - прошептал второй из восьми братьев, глядя на неё золотыми, по-волчьи умными глазами. Он знал своего близнеца лучше других.
Остальные решили промолчать.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Cerera, llola

Джейн Джонсон - Меч 13 Янв 2018 20:50 #72

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Переводчик: Sibisha
1 часть

Даже Доминор помогал. Правда неохотно, и постоянно ворча, что делает это лишь потому, что замок действительно нуждается в уборке, а значит, требуется помощь его волшебных сил… но, тем не менее, всё же помогал. В первый день братья под её руководством отдраили щётками половину главного зала, избавились от паутины и пыли, отскребли и натёрли стол, вычистили и отполировали стулья, заставили огромную комнату практически сверкать радующей глаз чистотой. И использование магии значительно облегчало выполнение этой работы.
После того, как с главным залом было покончено, первостепенной задачей Келли стало вычистить кухню. Это, по крайней мере, могло гарантировать, что процесс приготовления пищи будет соответствовать её завышенным требованиям к гигиене… И когда, к её великому облегчению, и с этим было закончено, она прочла братьям целую лекцию на тему частого мытья рук и правил приготовления пищи. Меньше всего хотелось получить тут вспышку болезни Монтесумы, или ещё чего похуже.
На второй день, считая с того момента, как она покинула свою комнату и по полной программе занялась домашним хозяйством, сразу после завтрака они все шестеро, за исключением Сейбера и Ридана, проводили Келли наверх в выделенные ей покои. Здесь братья не только сделали более тщательную уборку помещений, но и заново декорировали их, кардинально изменив не слишком уютную и приветливую обстановку. По совету Эванора и под руководством этого самого домовитого брата они немного поколдовали в комнате девушки, чтобы освежить краску на стенах и сделать общую атмосферу более светлой.
Наблюдение за их колдовством завораживало. Взмах руки, тихое бормотание непонятных слов и одно за другим всё вокруг изменялось. То и дело сверкали вспышки света, воздух мерцал и колебался, раздавалось тихое шипение… И вот уже грязные бордовые портьеры уступили место нежно-голубым и зелёным шторам из тяжёлого полотна, выуженного четвёртым братом из кладовой и очищенного с помощью магии. Каменные полы же стали белоснежно чистыми, от чего комната ещё больше наполнилась светом.
Не знакомая с волшебством гостья зачарованно смотрела, как шестеро братьев в буквальном смысле красили и переделывали всё вокруг, с гордостью демонстрируя ей своё магическое искусство. Это переросло в некое соревнование между ними, а широко распахнутые изумлённые глаза девушки подстёгивали каждого похвастаться своими умениями. Её искреннее восхищение заставило братьев даже объединить усилия и вместе передвинуть мебель, попутно убрав некоторые предметы обстановки, чтобы не загромождать помещение. Теперь вся мебель стояла по периметру довольно просторной комнаты. «Невероятно», - думала Келли, наблюдая, как братья восстанавливают эти покои в их первозданной красоте, - «каким энтузиазмом можно заразить людей, если уронить нужные слова на благодатную почву…»
Они, было, оставили массивную кровать на старом месте, однако, по настоянию Келли, всё же отодвинули её, чтобы отмыть и натереть воском деревянный пол под ней, а затем вернули обратно. Кровать была установлена так, что её изголовье смотрело на восток, изножье на запад, входная дверь оказалась с северной стороны, а освежающая комната с южной. Изъеденный молью гобелен, висевший справа от кровати, убрали, а в одном из углов обнаружился небольшой камин. Здесь братья и устроили зону отдыха, установив широкую резную кушетку с мягкими подушками, которую Треван разыскал где-то в замке. Келли пришла от неё в полнейший восторг. Кушетка имела невероятно удобные кожаные подлокотники, и на ней можно было уютно свернуться с книгой в руках. Девушка не особо рассчитывала, что сможет найти так уж много книг для чтения, но то, что идеально подходит для чтения, подойдёт и для шитья.
Вулфер раздобыл где-то стул в том же стиле и добавил его к комплекту. И стул, и кушетку тщательно выбили от пыли очищающими заклинаниями, а затем тёмное, похожее на вишню дерево, отполировали пчелиным воском так, что оно засияло, как новое. Очаг и мебель перед ним находились слева от освежающей комнаты, а с другой стороны расположилась лохань для купания. Её Сейбер уже очистил раньше. Однако, Доминор, неисправимый идеалист, тщательно проверил купель, желая убедиться, что работа брата соответствует его стандартам… раз уж этим стандартам был брошен вызов со стороны придирчивого отношения Келли к чистоте.
Коранен принёс две шёлковые ширмы с изображением заснеженных горных вершин и летающих птиц. С их помощью получилось отгородить кровать и ванну от входной двери, тем самым создавая в этой части комнаты некоторое уединение. Когда Келли описала мужчинам, что представляет собой махровая ткань, и чем она отличается от простых, похожих на обычные простыни полотенец, которыми пользовались братья, Эванор ушёл. Вернувшись часа через два, он принёс с собой полотно, магически переделанное в то, что просила Келли. Но тут же пригрозил прибить на месте каждого из братьев, кто хотя бы заикнётся о таком же удивительном полотенце для себя. Братья были весьма впечатлены, обнаружив, насколько эффективнее эта состоящая из множества свёрнутых в петли нитей ткань поглощала влагу, чем та, которой пользовались они.
К возвращению Эванора, мужчины успели сдвинуть стоявший в центре комнаты стол в угол между ванной и входной дверью. От нескольких пыльных сундуков, загромождавших пространство, вообще избавились. А потом помогли Келли обустроить в углу между дверью и кроватью специальное рабочее место для шитья. Ну, помогли - это, конечно, громко сказано. Потому что не успела она потянуть один из столов, как Вулфер под многозначительным взглядом Морганена вежливо отодвинул девушку в сторону, сообщив, что всю физическую работу они сделают сами.
Когда уборка её комнат практически закончилась, братья притащили Келли груды своей одежды на починку, притворно жалуясь, что теперь им просто нечего надеть, чтобы соответствовать изысканной обстановке её покоев и прибранного главного зала. Словно соревнуясь между собой, братья подтрунивали друг над другом и демонстрировали ей, на чьей одежде больше прорех, и чья в первую очередь нуждалась в починке. Наблюдая за этими мужчинами в течение двух дней, Келли начала замечать особенности их характеров. Например, она отметила, что Доминору было свойственно не только высокомерие, но также дух соперничества во всём.
Этот третий по возрасту брат превзошёл всех остальных. Он вынул руки из своего вещевого мешка, притворившись, что зажимает что-то пальцами. Подняв руки вверх, он сделал вид, что растянул перед собой какую-то невидимую материю, и самодовольно ухмыльнулся, оглядев всех.
- Полагаю, Вулфер, твоя рубаха, вторая по изношенности, но хочу посмотреть, как у этой женщины выйдет починить вот это моё исподнее. А что, даже в дырах, есть собственные дыры!
Наградив наглого мага сердитыми взглядами, братья всё же рассмеялись, а Келли запустила в него диванной подушкой.
- Ах ты, плут, придётся мне заштопать твою собственную шкуру! Иди сюда, я уже заправляю иголку!
Штопки, принесённой братьями, было невероятно много. Куча белья высотой почти с Келли лежала на полу. Девушка посетовала, что вряд ли у неё хватит ниток и прочего необходимого для этой работы, и братья клятвенно пообещали, что следующим на повестке дня будет оснащение швейной мастерской. А затем все шестеро отправились вниз, попутно убираясь на лестничных пролётах.
На следующий же день они выполнили своё обещание. Келли составила список того, что ей хотелось бы переделать в главном зале и остальных помещениях этажа в этом крыле замка. Каждый из братьев взялся за то, что у него лучше всего получалось. Коранен вычистил все камины, и, убедившись, что все светосферы в рабочем состоянии, отполировал их крепления до блеска. Треван занялся деревянной мебелью, а Вулфер, как самый высокий и сильный, почистил, отутюжил и заново развесил все шторы и гобелены. Он также потрудился над реставрацией мебели с испорченной кожаной обивкой.
Доминор вымыл окна, заменив в них разбитые и треснутые стёкла, очистил от пыли картины и принялся за мягкие диваны и подушки. Эванор, напевая, взялся отскребать потолки и стены с помощью летающей швабры. Морганен сделал большую часть работы по побелке стен. Он быстрее и аккуратнее других красил стены, попутно зашпаклёвывая трещины и отслоения. Казалось, что запасы строительных материалов у него не иссякают.
В каждой комнате, за которую принимались братья, они сперва освобождали пространство для кресла и усаживали в него Келли, подставив девушке под одну руку столик со сладостями и всяческими яствами, а под другую - охапку одежды на починку. На её коленях постоянно лежал, по крайней мере, один предмет одежды, а в руках порхала заколдованная игла. Эта игла, благодаря стараниям Эванора, делала четыре самостоятельных маленьких стежка на каждый большой стежок Келли.
На самом деле, ей вообще не давали возможности вставать, разве что отлучиться к ближайшей освежающей комнате. Братья создали все условия, чтобы у девушки была возможность есть, отдыхать, и выполнять свою работу, пока остальные продолжали трудиться над своей.
К тому же, мужчины старались при гостье следить за своим языком после того, как она удивила их, добродушно ответив пару раз в том же духе на скабрезные шуточки и подтрунивание. Братья быстро свыклись с тем, что Келли предпочитала везде появляться в штанах. Она сама их себе сшила, как только обнаружила подходящий отрез ткани в одной из комнат. Правда в придачу к штанам она сшила и несколько юбок и блузок с широкой оторочкой.
Мало-помалу даже общая атмосфера в замке улучшилась. И не только потому, что во всех покоях навели порядок и чистоту, а потому, что настроение самих его обитателей, занятых хлопотами, изменилось.
Эванор постоянно пел во время работы, потому что, как он заявлял, его магия была основана на резонансе звуков. У него был ровный, мелодичный тенор, под звуки которого было значительно приятнее работать. Все шестеро периодически устраивали импровизированные состязания, стараясь выяснить, кто из них убирается лучше и быстрее. Главное соревнование, в котором лидировал Доминор, заключалось в предложении лучшей идеи по декорированию комнат имеющимися в их распоряжениями предметами, и расстановке довольно разношёрстного набора старинной мебели так, чтобы вновь созданная обстановка удовлетворяла вкусам всех присутствующих.
Уборка замка, хотя и ускоренная магией, заняла целых две недели. Единственные комнаты, куда Келли с её креслом, столом и шитьём не допустили, были личные покои братьев. Ей позволили лишь осуществлять общее руководство и давать советы, выставив девушку наружу и усадив в просторном свежевыкрашенном и убранном холле этого крыла замка.
- Негоже леди находиться в спальне мужчины, если только она не собирается за него замуж в ближайшее время, - пояснил с лёгкой улыбкой Морганен. Но тут же не удержался и, похабно ухмыльнувшись, добавил: - Итак, в чью спальню ты хотела бы зайти?
«Сейбера», - мгновенно ответил её внутренний голос. Правда, Сейбер так и не присоединился к ним за все прошедшие дни. И это единственное, что омрачало времяпрепровождение девушки, помимо привычных приступов тоски по дому. Порой она видела Сейбера лишь мельком, а иногда он покидал их на много часов. В основном же, словно приведение, околачивался по близости, издалека, через приоткрытую дверь наблюдая, как братья смеются и веселятся в компании своей гостьи. Но не приближался. Она же в ответ не искала его общества. Ждала, но сама не хотела сделать первого шага навстречу.
Так что вслух Келли ответила просто, и даже немного резковато:
- В мою собственную, конечно. И одна.
На самом деле чувства Келли были в некотором смятении. С одной стороны, она хотела видеть Сейбера, но при этом он её раздражал. Келли скучала по нему, но в то же время не желала вступать в очередную перебранку, которой каждый раз заканчивалось их общение. Хотя, по правде, и этих их противостояний ей тоже недоставало, однако, она не могла отступиться от занятой позиции, и также не могла ничего придумать, чтобы преодолеть отчуждение, возникшее между ними. Было не сложно понять, почему он не решался взять Келли в свою постель, зная о том, как угнетало его это предсказание в стихах, ведь было так похоже, что именно о Келли говорилось в них. Однако Келли всё же надеялась, что в этом мире подобные вещи не воспринимали особенно серьёзно.
Ей нравилось проводить время с его братьями, ведь они более или менее хорошо к ней относились. Только, несмотря на это… по правде говоря, ей было немного скучно.
Сейбер же ненавидел своих братьев.
Он знал, что братья приняли эту женщину как предназначенную ему по праву старшинства. Сейбер и сам хотел, чтобы она и вправду была ему предназначена… но теперь между ними пролегла пропасть, и он понятия не имел, как её преодолеть. Поэтому старший брат убивал часть своего времени, составляя списки необходимых приобретений для замка, или же, пытаясь развеяться, практиковался в зале либо на тренировочном плацу во дворе, где братья обычно тренировали свои не магические навыки самозащиты. Другую же часть времени он проводил, наблюдая за Келли и братьями в главной башне.
Сейберу пришлось потратить большую часть своего свободного времени, переправляя все изделия, созданные им и его братьями, со склада у западных ворот на побережье западной бухты, чтобы когда наступит новая луна и придёт время встречи с приезжими торговцами, выменять что-нибудь на эти вещи. К несчастью, так как он не мог воспользоваться помощью братьев, ему пришлось не единожды возить повозки с товаром из замка к месту встречи с торговцами. И, хотя повозки были волшебными, заколдованными его младшим братом так, что ездили без лошадей, потребовалось немало усилий, чтобы перевезти весь товар.
Так же в одиночку Сейбер обменял товары на то, что им было нужно, и перевёз закупленное обратно в замок, в то время как шестеро братьев продолжали угождать прихотям Келли и под её руководством наводили чистоту и порядок. Конечно, седьмой брат, как обычно, целыми днями спал, но при этом ни один из остальных так и не вспомнил, что как обычно, два раза в месяц, им нужно пополнить запасы и отправиться на встречу с торговцами.
Однако нужно признать, что и у Сейбера мысли не были заняты исключительно заключением сделок и торговлей. Спустя пять дней после обмена с торговцами в его комнате всё еще стоял один лишний сундук, не смотря на то, что в эту самую комнату не так давно без его разрешения и согласия вломились братья и навели в ней порядок. «Здесь также надо убраться, как и везде!» - велела медноволосая госпожа Сумеречного острова. И они, конечно же, повиновались своей временной хозяйке, побелили, выскребли и натёрли всё до блеска, хотя обстановку комнаты менять не стали. А этот сундук, аккуратно задвинутый в сторону, хранил в себе совсем не личные вещи Сейбера и не вещи, купленные им для братьев.
Внутри лежали украшенные серебром гребень, щётка и заговорённое против колдовства ручное зеркало. Он приготовил их для Келли, а зеркало лично заколдовал ещё раз, чтобы девушка была в безопасности, пользуясь им, и никто не мог с его помощью за ней следить. Рядом с этими предметами лежала шкатулка с целыми ярдами (1) шёлковых лент и тесьмы, свёрнутых в рулоны… ведь не смотря на то, что в замке хранилось множество старомодных нарядов и лоскутов кружева, лент у них не было, а женщины обожали ленты, особенно те, которые знали толк в шитье. В сундуке нашлось место и для ароматических цветочных масел и других ароматных штучек, которые Сейбер прикупил под предлогом, что они нужны ему как ингредиенты для магических эликсиров. Он тщательно отбирал эти запахи, чтобы они подходили к собственному волнующему аромату девушки, который, кажется навсегда, запечатлелся в его памяти.
Здесь было жидкое мыло для купания и смягчающие кожу лосьоны, которые Сейбер надеялся однажды собственноручно нанести на гладкую, усыпанную веснушками кожу Келли. А также целый рулон, больше тридцати ярдов, аквамаринового шёлка, почти такого же великолепного оттенка, как разбавленная зеленью синева её глаз. Это стоило Сейберу трёх дорогих ворпал-мечей (2) и двух отражающих метательные снаряды щитов, которые он и не собирался изначально продавать. По крайней мере, уж конечно, не за кусок шёлка… Тем не менее, стоило ему увидеть эту ткань, и он не раздумывая ни секунды, тут же отправился обратно во дворец за тем, что запросили торговцы взамен.
Все эти вещи теперь дожидались того часа, когда смогут предстать пред очами Келли Дойл. А Сейбер набирался смелости, чтобы преподнести их.
Однажды поздно вечером, спустя пять дней с того дня, как Сейбер купил сундук резного кедра и его содержимое, раздался стук в дверь его спальни. Он ещё не ложился, и при мысли, что это, как бы невероятно сие не звучало, может быть Она, сердце зашлось бешеным стуком в груди. Захлопнув книгу, которую пытался до этого читать, Сейбер встал и открыл дверь.
Это оказалась не Келли. Вопреки его надеждам внутрь шагнул одетый как обычно во всё чёрное, словно предвестник несчастья, Ридан.
Ридан пробежался взглядом по комнате, подмечая все изменения, произошедшие в покоях брата, чуть задержался на сундуке, стоявшем у окна, и, наконец, обернулся к Сейберу. В его тёмных, как ночь, глазах явственно читался невысказанный вопрос.
Сейбер невольно отпрянул, хотя сам не знал почему. Ридан был странным даже по сравнению с остальными братьями, хотя один из них был волком в человечьем обличье, другой дикой кошкой, третий ожившим пламенем, способным поджечь всё вокруг, если только он ослабит контроль и перестанет сдерживать свои способности. Ещё один являлся самозабвенно влюблённым в музыку певцом, пятый – непреклонным соперником, не терпящим поражений, шестой – непревзойдённо мудрым, невозможно юным, невероятно могущественным чародеем… и, наконец, последний – чрезмерно опекающим всех вокруг, упёртым, хвастливым дураком, по словам одной небезызвестной рыжеволосой. Поэтому то, что Ридан считался странным даже для сына Корвиса, кое-что да значило.
Любящий ночь шестой по рождению брат просто кивнул Сейберу, подошёл к одному из окон и уставился во тьму за стеклом. Вероятно, в ночном мраке он мог видеть то, что никому другому не подвластно. Однажды Сейбер спросил его, что брат начал видеть в этой своей ночной жизни после того, как прошёл через процесс достижения зрелости. Но Ридан ничего ему не ответил.
Однако это не было столь уж необычно для него. Ридан всегда мало говорил. Когда его силы начали расти с достижением половой зрелости, он начал всё больше и больше избегать дневного света и бродить во тьме ночей. А когда его нарекли одним из Сыновей Судьбы и изгнали вместе с остальными братьями, эти привычки только ещё больше укоренились. Чтобы добраться на остров тёмноволосому брату пришлось во время путешествия скрываться от дневного света под сплошным тёмным плащом с низко наброшенным капюшоном. В этом не было никакой объективной необходимости. Ни с медицинской, ни с магической точки зрения объяснений не находилось. Это была просто его личная странная прихоть.
Сейбер настоял на том, чтобы каждый вечер после заката Ридан присоединялся ко всем во время ужина. Так Сейбер по крайней мере мог убедиться, что с его странным братом всё в порядке. Конечно, лишь в той мере, в которой это было «в порядке» в понимании Ридана. Келли даже удалось выудить из него пару слов на протяжении последних нескольких ужинов, однако, по большей части он просто игнорировал девушку. Таков был весь Ридан, только и всего.
Чего нельзя было сказать об остальных его братьях. День за днём на протяжении нескольких последних недель вынужденной ссылки Сейбер, стоя на балконе, наблюдал, как они за трапезой непринуждённо болтали. Подшучивали над Келли, рассказывали ей о своей жизни, старались объяснить, как работает магия, хотя, учитывая, что она была очень далека от всего волшебного до недавнего времени, ей порой было тяжело понять их. А иногда она просто не могла поверить в то, что они ей рассказывали. Братья же в свою очередь просили Келли рассказать о своём мире и засыпали девушку вопросами, пытаясь понять её странный, лишённый магии, но кажущийся таким волшебным мир.
Ридан на этих ужинах был почти таким же отшельником, как и Сейбер, вопросы задавал редко, отвечал и того реже… Однако он сторонился общения всегда по своему собственному желанию. Сейбер же изводился, не зная, как ему покончить с этой своей изоляцией. Держаться в стороне от других было так чуждо для него, но он никак не мог изменить сложившееся положение вещей.
- Возможно, тебе тоже стоит избегать дневного света.
- Что? – переспросил Сейбер. Голос Ридана так неожиданно вырвал его из размышлений, что он не сразу понял, о чём идёт речь.
Ридан обернулся и взглянул на брата пронзительными, чёрными, как ночь глазами, потом снова перевёл взгляд куда-то вдаль за стеклом.
- Я сказал, что, может, тебе тоже стоит избегать дневного света. Раз уж ты, очевидно, больше не желаешь иметь ничего общего с остальными.
- Я… - Сейбер запнулся и не нашёлся, что ответить. Это была, наверное, самая длинная речь, которую он слышал от брата за последние полгода. Однако это оказались ещё не все сюрпризы на сегодня, потому что Ридану явно было ещё что сказать.
- Возможно, это потому, что ты пытаешься избегать эту женщину. Но ты не сможешь, ты же знаешь. Она твоя судьба. Моя судьба властвовать над ночью, пока не встречу женщину, которая погубит меня на исходе одной из таких ночей с наступлением рассвета. По этой причине я избегаю дневного света, и особенно зарю. Однако эту женщину сторониться у меня нет нужды, - он снова бросил взгляд на брата и добавил. - Она не моя судьба. За что я благодарю обе наши луны.
Ридан замолчал на мгновенье, потом слегка пожал плечами и продолжил:
- Следовательно, она должна быть суждена кому-то другому из нас. Вулферу она не предназначена, потому что его судьба уже давно определилась, ещё до нашего изгнания.
Учитывая, что Ридан редко делился своими мыслями, в отличие от неунывающего и вечно болтающего без умолку Эванора или практически не способного держать рот на замке Морганена, Сейбер даже растерялся от подобных откровений. А новость, что судьба его собственного брата-близнеца уже давно предрешена, и вовсе его огорошила. Сейбер понятия ни о чём таком не имел и даже не представлял, кем могла быть эта суженая Вулфера.
- Как ты можешь быть уверен? – выпалил он.
- Глаза, что могут видеть в темноте, способны заглянуть глубже, чем другие, даже под покровы тайны.
Эти глаза и сейчас были устремлены во тьму, разлившуюся по ту сторону сверкающего стекла в окне его комнаты. Сейбер стоял рядом и некоторое время наблюдал, как уверенно его брат смотрит вдаль сквозь ночной мрак.
Это было больше похоже на обычное поведение Ридана. Однако, очевидно, этот обычно самый молчаливый из восьми братьев ещё не всё сказал.
- Морганен должен влюбиться последним, а так как помимо неё пока здесь не появлялось других женщин, которые могли бы нас заставить встретиться лицом к лицу со своей судьбой, значит, она не для Морганена. Эта женщина не имеет власти над водой, а следовательно - она не сможет затушить огонь Коранена. Она не труслива и не пытается спасаться бегством, а наоборот встречает всё смело, с гордо поднятой головой, что свидетельствует – Тревану она не предназначена.
- У неё приятный голос, и, вероятно, ей известно множество необычных песен из её мира, тем не менее, она не суждена Эванору, - продолжил Ридан. - Её сердце, возможно, не равнодушно к одному из нас, но даже я вижу, что это не Эванор. И у неё уж слишком резкие манеры, чтобы она смогла подчинить себе и управлять мастером манипуляций… Хотя хотелось бы мне увидеть, как она заставила бы Доминора «есть грязь», как, похоже, и остальным, которые не перестают дразнить его с тех самых пор, - добавил он и слегка улыбнулся.
Сейбер был потрясен при виде этой полуулыбки. Он и забыл уже, как может улыбаться шестой сын Корвиса. Однако пока старший брат приходил в себя, Ридан уже взял себя в руки и вернулся к своему обычному состоянию. Или, по крайней мере, скрыл свои эмоции, словно заслонившись прочными деревянными ставнями от урагана или от той тёмной бури, что бушевала в его душе и пожирала изнутри.
- Итак, если она не предназначена ни одному из нас - значит она для тебя. Ты был Лордом Корвисом, теперь ты Лорд Сумеречного Острова. Почему ты до сих пор не заявил права на свою женщину, брат? - Ридан развернулся и испытующе заглянул тёмными глазами в серые глаза Сейбера. – И не надо мне рассказывать про то, что это похоже на начало воплощения в жизнь твоего проклятья. Нам всем суждено встретить нашу судьбу, как бы мы ни пытались держаться подальше от своих суженых во времени и пространстве, - добавил он, скривившись. – Прорицательница Драгана никогда не ошибалась. Только вот понимание того, как должны интерпретироваться её слова, с течением времени было утрачено Катаном, и толкование пророчества требует пояснения и поправок. Так что… почему ты не заявил права на свою Деву, Сын, который зовется Мечом?
Сейбер перевёл взгляд на сундук, а потом уставился на выскобленный деревянный пол под ногами. Ещё кое-что изменилось здесь за последние дни, помимо побеленных стен и натёртой до блеска мебели. Пол под его ногами укрывал пусть и слегка потрепанный, но всё же абсолютно целый и пригодный к использованию ковёр. И это было лишь одно из многих свидетельств того, как много эта женщина, едва появившись среди них, изменила. А также, что даже в хлопотах по хозяйству она не забывала о нём и думала о его комфорте, и не важно по доброте душевной, или, может, из жалости.
И как бы ни было странно из всех его братьев обсуждать это именно с Риданом, Сейбер знал, что брат прав.
- Я не знаю, что мне делать, Ридан. Я… я просто не знаю...
Ридан фыркнул и сложил руки за спиной. Это было настолько не свойственно обычно такому тихому, ведущему образ жизни отшельника мужчине, что Сейбер вскинул голову и потрясённо уставился на брата, в глазах которого читалась насмешка и некоторое раздражение.
- Ухаживай за ней, придурок!
- Интересно, как? – огрызнулся старший брат.
- На дворе лето! – сообщил Ридан, махнув рукой в сторону окна, за которым простирался ночной пейзаж, и этот простой, скупой жест выдавал испытываемую им тревогу красноречивее, чем если бы кто-то другой на его месте разражался тирадами и размахивал возбуждённо руками. – Даже я, живущий в своём мире тьмы, знаю, что летом цветут цветы. Если ты не можешь найти нужных слов, говори с ней с помощью цветов. Женщинам обычно такое нравится.
- Обрати внимание на то, что ей нравится делать, на те умения и занятия, которые ей удаются и которые она считает своими достоинствами. И делай ей комплименты по этому поводу, - продолжал наставлять своего старшего брата Ридан, всё больше и больше удивляя Сейбера.
- И нужно вовремя отступать, пока не наделал ошибок и не ляпнул лишнего. Даже я наслушался ваших криков у себя в башне, хотя в дневные часы обычно всё время сплю, - добавил Ридан, и удивление Сейбера тут же сменилось раздражением. – Женщины любят атмосферу таинственности, так что если ты будешь молчалив, загадочен и скуп на слова, она будет заинтригована. Поскольку даже я слышал о том, как ты запер её в покоях…
- Я не запирал её! Дверь заклинило! – перебил его Сейбер, оправдываясь. Всё выглядело действительно ужасно, раз уж он удостоился подобной речи от самого неразговорчивого из братьев. Остальные никогда не поверят, что Ридан мог сказать и десятую часть из всего, что он сказал, или что он мог быть столь красноречив. Тем не менее, Сейбер не сажал под замок Келли Дойл.
Хотя соблазн был велик, однако, он этого не сделал.
- Ну, ты всё равно ограничил её свободу, распорядившись, чтобы она никуда не выходила. Возьми девушку на прогулку, покатай в повозке и покажи ей остров. Отвези её на восточное побережье. Там она сможет накупаться, позагорать и полежать на песке, не опасаясь, что её заметят с проплывающих мимо судов. Покажи, что она тебе нравится.
- Если она тебе нравится, - добавил многозначительно Ридан и направился в сторону двери. – Она попросила привести в порядок внешнюю стену и убраться в дальних башнях, так как работы в главной башне и обоих крыльях дворца уже почти завершены. Мы же не хотим позволять ей приближаться к нашим башням и магическим вещам, которые хранятся в них. По крайней мере, пока каждый из нас не встретит свою судьбу и не свершится пророчество.
Ридан задержался у дверей.
- Таким образом, нужно, чтобы кто-нибудь занял её чем-то другим. А до тех пор… всё ещё есть риск, что она может оказаться моей суженой, а не твоей, как мне кажется. Придётся тебе, брат, держать её подальше от моей башни.
Он послал Сейберу долгий взгляд и повернулся к выходу. Дверь, как и все двери перед ним, сама собой отворилась.
- Держи её подальше от моего мира, - бросил он на прощанье и как всегда бесшумно вышел, закрыв дверь за собой и оставив онемевшего Сейбера размышлять над всем услышанным.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Cerera, llola, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 13 Янв 2018 20:54 #73

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Переводчик: Sibisha
2 часть

- О-о, с ума сойти, - пробормотала Келли, войдя в свою заново обустроенную швейную мастерскую. Теперь здесь стояла пара тщательно отчищенных от пыли ткацких станков, несколько прялок и всяческое другое оборудования для шитья, а сундуки и ящики комодов были наполнены рулонами тканей, кружева, тесьмы и других аксессуаров для отделки одежды. Там нашлись и ножницы, нитки, шёлковая основа для вышивания и даже банки с красителями для ткани. Однако внимание Келли привлёк вовсе не вид её обычно аккуратного рабочего места.
Кто-то, очевидно, мужчина, так как на всём острове Келли была единственной женщиной среди обитателей, принёс две вазы цветов, сорванных во всё ещё отчасти диких и неухоженных садах замка. В вазах стояли розы вперемешку с колокольчиками, дельфиниумами и примостившимися рядом с ними необычными цветами, имеющими по восемь скрученных лепестков, отдаленно похожими на тюльпаны из её мира. Всё это великолепие было разбавлено ветками с небольшими бутонами, похожими на розовый качим (3). Букет сочетал в себе все цвета радуги, и кое-где среди бутонов были вставлены веточки декоративной зелени.
Вазы стояли на широком столе для закройки, находившемся в центре той половины длинного зала, в которой она обычно работала. Ткацкие станки, расположенные во второй половине зала, использовались Эванором для изготовления пользующихся теперь большим спросом махровых полотенец, о которых она рассказала братьям.
Келли протянула руку и коснулась одного из цветков, наслаждаясь гладкостью его жёлто-голубых лепестков и улыбаясь при мысли об усилиях, которые пришлось приложить одному из мужчин.
- Это так мило! – пробормотала она в восхищении.
- Спасибо.
Ответивший ей голос не был похож на ставшие уже привычными голоса шести братьев. Это был голос, который она вопреки всему страстно желала услышать, который обычно лишь орал и вопил на неё. Но теперь он был мягким, даже нежным, берущим за душу. Келли повернулась в его сторону и увидела Сейбера, сидящего, поджав ногу, на скамье в глубоком алькове одного из окон. Одна из его рук покоилась на колене ноги, а второй он прижимал к животу небольшую шкатулку.
- Сейбер, - поприветствовала она. И внезапно ощутила необъяснимое желание, чтобы у неё сейчас оказалась камера и возможность запечатлеть его на пленку, или, по крайней мере, талант художника, настоящий талант, а не просто умение делать эскизы одежды. Потому что он являл собой образ подлинной мужественности в лившихся с северо-востока лучах утреннего солнца.
Чёрная ткань плотно облегала его мускулистые икры и бёдра. Под белой рубашкой скрывались широкая грудь и рельефные мышцы, спускавшиеся по животу до того места, где широкий кожаный ремень опоясывал бока. Туника без рукавов выгодно подчёркивала руки – мужественные, загорелые и сильные – и грудь, видневшуюся в глубоком вырезе на шнуровке.
Его светлые волосы, напоминающие мёд и золото, переливались множеством оттенков от более светлого тона волос его брата Эванора до цвета, отдалённо похожего на непонятный цвет волос Ридана. Сейбер был воистину воплощением мужской красоты, хотя при этом не позировал и не красовался.
Келли не могла оторвать от него глаз, а он тем временем опустил ногу и поднялся с обложенной подушками скамьи. У девушки пересохло во рту, когда он двинулся в её сторону. Когда же мужчина остановился на расстоянии ярда от неё, и до Келли донёсся тёплый, тёрпкий запах свежевымытого тела, у неё потекли слюнки. В последние несколько недель ей не раз приходилось морщиться от сильного, острого запаха мужских тел и пота, но этот аромат не раздражал, напротив, ей доставляло удовольствие его вдыхать. Неизвестно, каким образом, но он пах гораздо приятнее, чем его братья.
Сейбер тем временем протянул ей вырезанную в форме звезды шкатулку.
- Вот, это тебе, - только и сказал он, стоя молча, пока Келли не взяла шкатулку в руки и, теряясь в догадках, осторожно открыла её.
Внутри оказались разнообразные ленты, шёлковые и хлопковые, льняные и плетёные из шерсти всех цветов радуги, некоторые даже с вплетением золотых и серебряных нитей, причем нитей настоящего золота и серебра, а не из майлара (4), которые ей приходилось видеть в своём мире. Из того, что она узнала в Обществе любителей средневековья, а также, когда изучала историю одежды, Келли предположила, что эта шкатулка содержала в себе невероятно дорогие украшения и стоила целого состояния.
- О, Сейбер…
- Тебе совсем ничего не понравилось? – обеспокоенно спросил Сейбер, услышав, как дрогнул голос Келли.
- Мне очень нравится, - выдохнула девушка, прикасаясь к тугим рулонам тесьмы, изучая каждый из них. Она словно оказалась в отделе текстильной галантереи магазина тканей с подарочным сертификатом на руках – мечта любого фаната шитья! Здесь нашлась тесьма тоньше её мизинца и ленты в две ширины её ладони, и множество других самой разной ширины. И всего этого великолепия были целые ярды. Хватит, чтобы отделать не одно платье, и даже на подшивку некоторых вещей.
- Где ты всё это раздобыл?
- Купил. У торговцев пару дней назад… - ответил Сейбер и она подняла на него глаза. Он отвернулся, и на его скулах заиграли желваки. А затем ни с того ни с сего, не говоря ни единого слова, он развернулся и устремился к выходу.
- Сейбер! – выкрикнула Келли, и он замедлил шаг, так что она смогла добавить: - Спасибо. За ленты и за цветы. Они прекрасны.
Он кивнул и тут же вышел за дверь. В холле кто-то из братьев, Келли не смогла разобрать, кто именно, встретил его восклицанием:
- У-у-у, только посмотрите, кто это надел свою лучшую тун… э-э-э…а… ну да…
Мгновение спустя, когда воображение Келли всё ещё рисовало картину пригвождённого суровым взглядом Сейбера брата, вздумавшего его поддразнить, в швейную мастерскую вошли Коранен и Эванор, всё ещё недоумевающе хмуря брови от горячности, проявленной братом при встрече.
- А я думал, что это мои взгляды могут быть испепеляющими, - пробормотал Коранен, мельком взглянув на единственную женщину на острове, и сделал вид, что утирает пот со лба. Хотя вся драматичность момента была тут же испорчена ухмылкой. Его старший брат восхищённо прикоснулся к цветам в вазах, и Коранен присвистнул. – Прекрасно! Кажется, кое-кто соизволил удостоить тебя вниманием.
Келли испытала странное двойственное чувство, с одной стороны ей захотелось дать Коранену немедленный отпор, а с другой стороны не давать Сейбера в обиду. Она захлопнула шкатулку и положила её на стол.
- Чем обязана?..
- Кладовые подвала, моя госпожа, - напомнил Эванор. – Ты требуешь, чтобы мы всё убрали, и эти кладовые следующие на очереди. Так что бери своё шитьё и готовься сидеть с нами и шить, пока идёт уборка!
- Если я не начну заниматься физическим трудом в самое ближайшее время, мне придётся распустить дюйм за дюймом всю свою одежду, - возразила Келли. – Я располнею как корова!
Коранен пожал плечами и окинул взглядом округлые формы девушки.
- Ну не знаю. По мне, так ты выглядишь ещё прелестнее, нарастив немного плоти на костях, по сравнению с тем, какой ты была, когда попала сюда.
- Ш-ш-ш, - оборвал его Эванор, подхватив под локоть. – Будь осторожен, помнишь? Не пожирать глазами её формы.
- Можешь пялиться на всё, что хочешь, - с лёгким вызовом ответила девушка, водрузив красноречиво руки на бёдра и наслаждаясь взаимным легкомысленным подтруниванием. – Мы, может, и не женаты, но глаза-то у тебя есть. Так что смотри, лишь бы руками не трогал.
- Готов связать свои руки, - ответил рыжеволосый брат, демонстративно протягивая ей сложенные, словно связанные верёвкой, запястья. – Могу я привязать их к креслу, в котором ты шьёшь?
- А я свои - к твоему столику. Так ты берёшь свое шитьё? – напомнил ей Эванор.
Трагически вздохнув, словно работы было непочатый край, хотя она уже починила добрую половину их одежды, в том числе Ридана и Сейбера, Келли пошла за последней корзиной белья, качая головой и улыбаясь. Этот мир, хоть и волшебный, всё же лишён многих удобств, которые она считала чем-то обыденным и само собой разумеющимся большую часть своей жизни. Тем не менее… Келли нравилась её жизнь на Сумеречном Острове. Уж точно больше, чем её жизнь за последний год или около того в родном мире.
Сегодняшний день, без сомнений, оказался очень даже радужным, благодаря короткому, интригующему визиту Сейбера. _____________________________
1) Ярд— британская и американская единица измерения длины, равная 0,9144 метра. (прим. пер.)
2) Ворпал-меч (от англ. vorpal sword) – термин, придуманный Льюисом Кэрролом в повести «Сквозь Зеркало и что там увидела Алиса» (1871), обычно для краткости называемой «Алиса в Зазеркалье». Борисом Заходером в основной версии перевода сказок Кэрролла этот термин не был буквально переведён. Чаще всего под этим термином понимается сказочный смертельно острый клинок. (прим. пер.)
3) Качим, перекати-поле, Гипсофила (Gypsophila) - Род семейства гвоздичные, насчитывает около 100 видов стержнекорневых однолетников и многолетников, представляющих собой необыкновенно изящные растения. Все качимы приурочены к открытым, сухим местообитаниям с небогатой, легкой по механическому составу карбонатной почвой. Некоторые виды произрастают на чистых мелах или известковых обнажениях. Эти раскидистые растения имеют узловатый стебель, ветвящийся от основания или в верхней половине.
4) Майлар —синтетическое полиэфирное волокно – полиэтилентерефталат. (прим. пер.)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Cerera, llola, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 13 Янв 2018 21:58 #74

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1431
  • Спасибо получено: 1197
  • Репутация: 51
Спасибо за продолжение :flowers :flowers :flowers
А Сайбер понемногу делает шаги в верном направлении)) уже и подарки)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Лайла, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 15 Янв 2018 19:27 #75

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 183
  • Спасибо получено: 404
  • Репутация: 47
Переводчик:Элеонора

Через три недели уборка дворца наконец подошла к концу, и у Келли появилось достаточно времени, чтобы шить новую одежду, а не только чинить и переделывать старую. Сейбер отдал ей посеребренный набор для ухода за волосами, едва перемолвившись при этом парой слов. Он немного замешкался на пороге, но так ничего больше и не сказав, ушел. Несколько дней спустя, он преподнес ей ароматическое масло снова без особых объяснений. Однако на сей раз он топтался несколько ближе к ней и задержался в комнате немного дольше.
Остальные вернулись к своим заброшенным делам – источникам доходов. Когда же погода была хорошей, они проводили пару часов в саду, занимаясь прополкой и чисткой фонтанов и прудов, под наблюдением Келли. Она в свою очередь закончила штопать последнюю вещь и приступила к пошиву новой одежды для каждого из братьев. Пока она кроила и шила, мужчины усердно трудились, срезая засохшие виноградные лозы и обрезая дикорастущие деревья, пропалывая сорняки и разравнивая граблями цветочные клумбы. Мир девятерых изгнанников, лежащий внутри навесной стены, постепенно упорядочился. А дворец приобрел довольно приличный вид. Келли даже и не вспоминала о том, что было прежде, настолько эта новая жизнь была реальнее и интереснее. Тем более что ей не приходилось делать ничего необычного. Она занималась тем, что всегда любила делать – шила одежду. Просто мечта человека, увлеченного своим хобби.
Внезапно налетевший с моря ураган прервал деятельность во дворе. Все поспешили укрыться в замке. В окнах задребезжали стекла, и братья бросились закрывать ставни. В один из дней, отведенных для домашнего ремонта, мужчины починили штормовые ставни и запоры на них. И сейчас они торопились защитить окна от усиливающегося ветра и дождя. Ни с того ни с сего днем появился Ридан и стал вышагивать туда-сюда по коридорам. Он не помогал братьям защищать дворец от урагана, нет, он был слишком погружен в себя, чтобы участвовать в таких приземленных делах. Келли впервые видела, чтобы полуночник Ридан проявлял какие-то чувства в это время суток. Да что говорить, она вообще впервые видела его днем. Он не говорил ни с ней, ни с братьями. А они тем более не подходили к нему близко – он словно потрескивал от электричества, его длинные черные волосы пугающе разлетались от несуществующего ветра, освещаясь при каждом ударе грома и вспышке молнии снаружи. И все что он делал – это ходил вверх-вниз по этажам и коридорам, а ураган тем временем набирал все большую силу. Келли смотрела, как двери сами по себе открывались и закрывались при его появлении. Он не прикасался к ним, не дотрагивался ни до одной дверной ручки. До Келли дошло, что она вообще не видела Ридана, прикасающимся хотя бы к одной из ручек в главной башне. На самом деле она думала, что двери его боятся. Девушка и сама была немного напугана, так как, даже не владея магическими навыками, ощущала исходившую от него энергию.
Ридан. Ураган. В тот момент она действительно осознала значение его имени, и, также как братья, предусмотрительно держалась в нескольких ярдах от него. Однако даже на таком относительно безопасном расстоянии волоски на руках стояли дыбом. Он находился во дворце только в самый темный и дикий период урагана... хотя «находился» – неправильное слово. Когда все окна были закрыты ставнями, вокруг грохотало, лил дождь и завывал ветер, он беспокойно вышагивал по залам, а его темные глаза светились чем-то, чего Келли не дано было узнать. Чем-то, чего к счастью, ей знать и не хотелось. Где-то, согласно остальным семи пророчествам, существовала женщина, предназначенная и для Ридана. Келли была только рада, что это не она, но на всякий случай держалась подальше.
Ураган постепенно стих, ставни снова были распахнуты, а Ридан уединился в своей комнате. Дождь шел всю ночь и весь следующий день. Сейбер снова появился у Келли в комнате. На сей раз у него в руках был рулон ткани самого яркого цвета аквамариново-голубого оттенка, который она когда-либо видела, ярды и ярды прекрасного, мягкого, тканого шелка.
– Это для меня? – спросила она тихо, выйдя из своего уютного уголка для шитья, и направившись к рабочему столу одновременно с Сейбером. Он снова остановился на расстоянии вытянутой руки. Серые глаза пристально всматривались в аквамариновые. В конце концов, мужчина первым опустил взгляд на сложенную в его руках ткань, Келли показалось, что его щеки порозовели.
– Ткань подходит к твоим глазам. – Он протянул ей рулон, и девушка поняла, что Сейбер снова собирается быстренько улизнуть. Она отступила назад, не принимая этот подарок. Подняв темно-русую голову, Сейбер вопросительно посмотрел на нее. Келли повернулась к рабочему столу. В замешательстве провела пальцем по гладкой столешнице, пытаясь придумать, что сказать. Из-за этого гадкого «Проклятия», стоявшего между ними, получился неловкий момент, и она понятия не имела, как его преодолеть. Вот если бы она вдруг превратилась в мегасильную волшебницу, способную предотвратить предначертанную судьбу… Но поскольку этого не случилось к настоящему моменту, то она полагала, что никогда и не случится. А дойловский метод – противостоять и побеждать.
– С твоей стороны было очень мило принести все эти...
Внезапно прямо у них в ушах, хотя их и разделяло приличное расстояние, раздался голос Эванора, перебивая ее. Разрушая этот момент.
– Виверны атакуют! Три виверны с запада! Коранен, Доминор, Морганен на крышу!
– Виверны? – спросила в замешательстве Келли, а потом ее глаза широко распахнулись, когда огромная фигура устремилась вниз по стене мимо окна швейного зала на третьем этаже. Она была похожа на... – А вы уверены, что это не драконы?
Сейбер свалил дорогой шелк на стол и щелкнул пальцами, волшебным образом мгновенно призвав в руку свой лучший меч.
– Драконы не водятся на Катане. А вот виверны – да.
– Разве ты не собираешься идти помогать остальным? – спросила Келли, видя, что он занял позицию между нею и окном.
– Эванор позвал бы меня, будь я необходим наверху, – бросил он через плечо. Они уже дважды сталкивались с подобным нападением и знали, что нужно делать, чтобы выстоять перед подобной опасностью, случись такое снова. – Мой меч лучше послужит, охраняя тебя.
Хорошо, конечно, что между нею и мокрым от дождя окном стояли его широкие плечи, но Келли была не из тех, кто прячется за спинами других. В конце концов, это было не по-дойловски. Она стала искать себе оружие.
Ножницы могли бы подойти, но были не лучшим вариантом. Она подошла к стене у камина и подняла один из длинных кусков дерева, найденных для нее Доминором – брусок, который она намеревалась превратить в ленту ткацкого станка, чтобы делать переплетение нитей более аккуратными. Это была крепкая дубовая доска в пару дюймов толщиной, шириной с ладонь и длиной с ногу, но вполне подходившая для обороны.
– Что ты делаешь? – требовательно спросил Сейбер, хмуро глядя на нее.
– Ну, ты же меня знаешь. Настроена упрямо и решительно внести свою лепту в защиту территории, – язвительно заметила Келли. И отпрянула назад, когда одна из сероватых виверн, с головой по форме напоминающей драконью, и змеиным хвостом, хлопнула огромными крыльями по стеклу и зависла перед окном.
Девушка подняла доску перед собой, готовая уклониться и нанести защитный удар, если виверна ворвется в окно. Спустя мгновение, сверху прилетел сгусток огня, прогоняя монстра. Поскольку заклинатель, скорее всего Коранен, должен был попасть яркой вспышкой по морде, чтобы отправить тварь подальше, то Келли, вздрогнув, отвернулась, защищая глаза от горящего шара за окном... и заметила движение внутри комнаты там, где не должно было никого быть.
– Сейбер, сзади!
Он обернулся, увидел похожее на канат существо, ползущее к ним, и чертыхнулся: «Байджинга! Водяные змеи!»
Келли даже не подумала спросить, что он имел в виду, его взволнованного тона было достаточно. Она ударила своим импровизированным оружием ближайшую желто-коричневую ползучую гадину. Та увернулась с молниеносностью кобры, и девушка замахнулась снова. Более успешным ударом она перебила тварь посередине спины. Синеватые мазки остались на полу и на конце доски. Свет пронесся в ее сторону оттуда, где Сейбер выкрикивал заклинания и расшвыривал одной рукой, то, что походило на языки огня, и колол и рубил мечом в другой. Одинаково хорошо владеющий обеими руками, он левой орудовал клинком, освободив правую, чтобы творить волшебство.
Существо бросилось к ее лодыжке. Келли быстро подпрыгнула и, приземляясь, обеими ногами с силой топнула по змее, несколько раз ударила по хлюпающей плоти, чтобы удостовериться, что та издохла, затем постаралась достать доской еще одну змею. Девушка промахнулась и змея заползла на узкую деревяшку, плотно обвившись вокруг нее и двигаясь вверх по брусу к рукам. Келли не обращала на неё внимания, пока колотила по еще одной твари, но когда змея бросилась на её пальцы, ей пришлось отбросить доску.
Её глаза упали на подставку для «светосфер», и Келли быстро сориентировалась. Несмотря на отсутствие практики со времен игры в софтбол в школе, Келли, метко швыряя сферы, раздавила одну, вторую, третью гадину. От удара прочные шары ярко вспыхивали, усиливая освещение в комнате в несколько раз. Она подняла четвертый шар, но около нее больше не было змей. Будь на полу еще змеи, она точно увидела бы их, ведь внизу было достаточно света, чтобы разглядеть любую, по крайней мере, в данный момент она явно была свободна. Сжимая в ладони четвертый шар из пяти, лежавших в чашах на изогнутой крученой подставке из кованого железа, она быстро осмотрелась, выискивая змей на полу. И тут Келли услышала пронзительный вскрик боли. Развернувшись, она увидела, как Сейбер, выронив меч, стряхнул со своей ладони одну из змей длинной с руку. С яростной точностью питчера университетской команды «всех звезд» по софтболу она бросила свой метательный снаряд. Шар настиг змею еще в воздухе, они вместе шлепнулись о край стола, оставив пятно чего-то темно-синего и вспышку ослепительного света.
– Сейбер!
Заклинанием он вызвал стальной кинжал и яростно полоснул по руке, рассекая плоть вокруг следов укуса и выдавливая вместе с кровью из раны странный, густой, фиолетовый гной. Все его внимание было поглощено удалением яда, а не желтовато-чешуйчатой змеей, ползущей по полу прямиком к нему. Келли бросилась вперед, и, прежде чем тварь смогла добраться до Сейбера, с силой топнула, раздавливая существо ногами, основательно при этом испачкав свои тонкие изношенные тапочки.
– Мне нужна вода! – выдохнул Сейбер, когда она повернулась к нему. Несмотря на то, что его рука была разрезана в нескольких местах, она даже не кровоточила. Плоть фактически начала чахнуть и превращаться в болезненно фиолетовую. Обезвоживание. Келли схватила одну из ваз с цветами, которые он заполнял каждые пару дней, когда ее не было поблизости. Выбросив цветы, она протянула вазу ему. Он сунул руку в сосуд. Келли схватила еще одну вазу и вылила содержимое в первую. Они обе были почти полные, но когда она переливала воду, то оттуда ничего не выплеснулось. Что-то багрянистое заполнило сосуд.
– Пи... пить...
Схватив другую вазу, она рванула к ванной комнате. Сейбер, стиснув зубы от боли из-за поразившего его яда, пошатываясь, пошел за ней. Выдернув пробку, она сунула вазу под струю, нетерпеливо чертыхаясь. Когда сосуд наполнился, Келли помчалась обратно. Нетвердой походкой мужчина добрался почти до двери и теперь стоял, прислонившись к стене, имея столь же болезненный вид, какой видимо имела она, когда впервые очутилась в этом сумасшедшем королевстве. Поднеся вазу ко рту Сейбера, она почти залила в него воду, сам же он с усилием сделать пару полных глотков, затем она снова наполнила вазу. Её помощь прибавила ему сил, чтобы влезть в сидячую ванну в комнате. Когда Сейбер вытащил руку из сосуда, он был заполнен пурпурной слизью. Яд водяных змей, по всей видимости, слился с жидкостью крови и другими телесными жидкостями. Синий яд и красная кровь превращались в густую пурпурную субстанцию. Слишком густую, чтобы кровь могла течь. Видимо, только вода достаточно разжижала ее. Очищая его руку под проточной водой, Келли старалась смыть как можно больше слизи, а он тем временем здоровой рукой зачерпывал пригоршню за пригоршней, чтобы напиться.
Помогая Сейберу, девушка вдруг почувствовала сухость во рту и головокружение. Она быстро намылила руки, испугавшись, что субстанция впиталась через кожу, затем выпила воды, еще и еще. Они оба пили, пили и пили, пока не почувствовали себя словно пропитанными водой, в тоже время все еще ощущая сухость. А потом обезвоживание, наконец, отступило.
Тяжело дыша, Сейбер пошевелил раненной левой рукой. Кровь снова начала течь медленнее, но стала скорее красной, чем фиолетовой.
– Думаю, ты спасла мне жизнь.
– Ведь ты сказал мне, что делать, – выдохнула Келли, чувствуя себя позеленевшей от выпитой воды. Или скорее пофиолетовившей. Она оглядела свою кожу. Та была обезвоженной, намного суше, чем ей следовало быть. Ноги подгибались и немели. Взгляд упал на тапочки, пропитанные синим. – Боже!..
Сбрасывая их с ног, она уцепилась за каменный выступ раковины и засунула слегка окрашенные фиолетовым ноги под воду. Сейбер помог ей отскрести ступни, в тоже время, удерживая под водой все еще медленно сочащуюся кровью руку.
– Яд проникает через кожу и остается в крови долгое время. Нам надо полностью погрузиться в ванну и как можно скорее, – добавил Сейбер, зачерпывая полные ладони жидкости. – Вода – единственная субстанция, которая вымывает яд.
– Замечательно, – съязвила Келли, снова чувствуя сухость во рту. – Побежим наперегонки до ближайшей ванной?
– Думаю, ближайшей отсюда будет твоя личная, – выдавил он полуулыбку.
– Что ж, она достаточно большая для двоих, – заметила девушка, вынимая ноги из раковины и набирая в рот воды. Ополоснув вторую вазу, она наполнила ее водой и вылила себе на голову, пропитывая влагой свободную льняную блузу и хлопковые брюки. Затем налила еще и, откашливаясь от стекающих по ее лицу капель, облила мужчину, не обращая внимания на ледяную температуру и лужи на полу. – Думаешь, это сработает?
– До ванны добраться успеем. Наполни посудину еще раз, – добавил он, снова ополаскивая рот водой, – на всякий случай.
Келли так и сделала. Затем они оба, шлепая по полу и пошатываясь, вышли в коридор и направились к лестнице. Швейный зал находился в западном крыле прямо рядом с центральным залом, с его северной стороны, там было много света. Чтобы подняться в ее комнаты к ближайшей ванной, действительно не понадобилось много времени. Все остальные ванные комнаты находились намного дальше, в спальнях за пределом Y-образного соединения крыльев замка. Тем не менее, они почти опустошили вазу досуха, прежде чем добрались до места.
– Сейбер? Келли? Где вы?
Сейбер с трудом влез на верхнюю ступеньку рядом с огромной ванной и вытащил большую пробковую затычку. Другой пробкой уже затыкали слив.
– Эванор, – нараспев сказал он, активизируя магическую способность брата слышать на расстоянии, – в швейном зале были водяные змеи. Мы оба должны избавиться от яда.
– Оба? - спросил невидимый брат, и в его голосе послышалось потрясение.
– Да, из-за укуса и соприкосновения с кожей. По-моему все они были в швейном зале, мы немного отвлеклись в конце, – добавил Сейбер, когда Келли влезла перед ним и снова наполнила вазу под струей проточной воды. – Виверны использовались, чтобы направлять магический кристалл. Они могли сделать это в любом месте замка. Будьте осторожны!
– Будем. Вы поправитесь?
Сейбер снова тихо рассмеялся, а так как он одновременно с этим зачерпнул двойную пригоршню теплой воды, льющейся в ванну, то чуть не подавился.
– Да, мы выкарабкаемся. Более или менее, в течение нескольких следующих дней.
– Примите мою глубочайшую, пропитанную водой, симпатию к вам обоим.
– Это он о чем? – спросила Келли. Последнюю часть их разговора Эванор протранслировал и ей тоже. Она была так обезвожена, что, не дожидаясь ответа, ополоснула лицо, затем отпила от края.
– Просто единственное лечение – долгое и мокрое. Полное погружение где-то от нескольких часов до нескольких дней, в зависимости от степени тяжести. С короткими перерывами на приступы фиолетовой диареи, пока яд будет выходить из тела, – признался он, гримасничая и пытаясь освободиться от сапог одной здоровой рукой, но не преуспел в этом. – Можешь стянуть их? Я не смогу залечить свою руку еще в течение часа - другого, сначала должен убедиться, что как можно больше яда вышло через эти порезы.
В то время как он здоровой рукой зачерпывал воду и пил, Келли стащила с него сапоги и носки. От сухости ее кожа даже начала болеть. Она сняла пояс, еще одно сокровище, обнаруженное где-то в пыльном ящике, и сползла в ванную, как только та наполовину наполнилась. Ванна была сделана с размахом, широкой и глубокой. У нее были даже наклонные бортики, чтобы откинуться на них. Сейбер влез за ней, также сняв пояс.
Одетыми они оставались не из-за скромности. Никто не хотел задерживаться на воздухе, снимая оставшиеся вещи. Вытянув ногу, он пальцами чуть повернул ручку и сделал воду немного теплей. Келли нырнула под воду с головой и вынырнула, глотая воздух. Вода впиталась в каждую жаждущую пору.
– Ох, как же хорошо...
Он сделал то же самое и, вынырнув, сощурился от воды, стекающей по лицу. Губы изогнулись в усмешке.
– Подумать только, когда-то я возражал против очистки этой штуки.
Она тоже рассмеялась. Его рука опустилась на бортик за её плечами, и они лежали, почти касаясь друг друга в прибывающей воде. Келли не возражала, на самом деле она была даже немного взволнована из-за этого дружеского момента между ними.
– И что, разве ты не рад, что я силой заставила тебя сделать это?
– Силой? – Ухмыльнулся в ответ Сейбер и притворно нахмурился. – Да ты просто обманула меня!
– Мне было интересно, заметишь ли ты когда-нибудь.
Они одновременно взглянули друг на друга и облизнули свои пересохшие губы с одинаковым выражением лица. И снова вместе нырнули под воду, полностью увлажняя кожу. А когда вынырнули, оба смеялись. Немного отдышавшись, Келли добралась до основания ванны и засунула пробку в струю водопада. Не смотря на то, что он выбрасывал очень большую массу нескончаемой пресной воды, его было удивительно легко затыкать и удерживать закупоренным. Наверное, тоже волшебство, решила она. Интересно, что бы сказала моя подруга Хоуп, если бы увидела меня сейчас...
Ха. Наверное, что-то типа: «Ты счастливая женщина!» Ей бы понравилось застрять в ванной с красивым мужчиной. Однако подобные размышления сейчас неуместны, они могут привести к мыслям, о которых ни один из них не был в состоянии подумать. Даже учитывая его недавние попытки ухаживать за ней, вероятно, сейчас это была не лучшая идея. Келли сосредоточила всё свое внимание на воде – безопасной теме – и задалась вопросом о ее происхождении.
– Сейбер?
– М-м-м? – Он все еще тревожился из-за произошедшего.
– Откуда берется вся эта вода? Горы не кажутся настолько высокими, чтобы собирать достаточное количество дождевой воды для обеспечения нужд здания такого размера, даже будь оно полностью необитаемым.
– Из моря, конечно.
– Из моря? Но вода же не соленая, – повернулась к нему Келли, недоуменно нахмурившись. – По определению море, как правило, соленое.
– Создатели Сумеречного замка знали, что на острове нет возможности найти достаточно пресной воды, чтобы обеспечить герцогство. Остров – пятьдесят миль длинной и десять-двадцать миль шириной, в зависимости от того где находиться. Замок стоит в центре двух горных цепей, которые формируют два русла, – пояснил ей Сейбер, рисуя на поверхности воды между ними. – На острове часто идут проливные дожди, они-то и поддерживают в норме течение ручьев круглый год. Однако этого хватает только для местных животных и растений, и, возможно, ещё пятидесяти, шестидесяти человек, без необходимости экономить в самые засушливые времена года. Поэтому будущий герцог попросил о нескольких неоценимых услугах одного из самых сильных Магов того времени, кого-то, равного по силе Морганену, а возможно даже его превосходившего. Он и создал постоянный преобразователь морской воды на одном из низких холмов в ближайшей бухте к западу отсюда, а также трубопроводы по всему острову, ведущие к домам, которые были здесь раньше.
– Волшебство, действующее постоянно, – чрезвычайная редкость, – добавил Сейбер, просвещая ее и одновременно зачерпывая воду и поливая на лицо. – Только самые сильные Маги могут наколдовать такое. Обычно требуется год подготовки и много дорогостоящих материалов, сбор и настройка которых может занять и того больше... Таким образом, создание системы, которая в состоянии обеспечить свежей питьевой водой, было очень большой услугой первым поселенцам.
– Так куда делись местные жители?
Сейбер сморщил нос.
– Они были изгнаны проклятием.
Келли закатила глаза.
– Вздыхай сколько хочешь, Келли, это правда. Проклятие было преднамеренно наслано на первых жителей.
– Преднамеренно, – уточнила она. – Как же так? Почему?
– Это произошло после падения Айара – древней и некогда могущественной империи, лежавшей далеко на севере. Я не знаю всех подробностей, – предупредил Сейбер, – но говорили, что много лет назад боги и смертные вели войну за Истину. Один из северных богов был убит в столкновении, а империю раздробили на части. Здесь на Сумеречном острове был портал, связывающий герцогство и Айар. На Катане раньше было много порталов, – добавил он. – В то время жил провидец, который предупредил, что порталы и земли на расстоянии дня езды вокруг них будут уничтожены, если их не закрыть. Только недюжинные силы могли надежно запечатать портал. Этот остров был последним местом, которое Совет Магов планировал посетить. Они прибыли, начали процесс... но сражение в Айаре уже было в разгаре, и остатки разрушительной энергии просочились через портал. Маги не могли остановить эту силу, только преобразовать ее. Управлявшая островом герцогиня слыла могущественной волшебницей. Она сама и преобразовала эту силу в проклятие, которое, попросту говоря, запретило постоянное проживание здесь более ста человек. Иначе их жизнь переставала течь благополучно. Если бы она не сделала этого, то центр острова был бы уничтожен, и все убиты. Вот жителям и пришлось поспешить переселиться на материк, потому что вода протухла, животные перестали кормиться, злаки засохли в полях – цепочка бедствий. После того как они уехали, Сумеречный остров стал прекрасным местом для ссылки. Я думаю, что условием для снятия проклятия было, кроме всего прочего, что-то типа «когда шум станет тишиной». Я давно этим не интересовался.
– Очаровательно, – нахмурилась Келли, глядя на него, затем быстро нырнула в воду, чтобы вновь смочить лицо, и зажмурилась от потока успокаивающей влаги. – Как ты узнал все это? Я думала, ты и твои братья приехали сюда только несколько лет назад.
– Ты ведь убиралась в библиотеке замка, сколько, восемнадцать-двадцать дней назад? Там размещена серия из нескольких толстых книг Истории Сумеречного острова, переплетенных белой кожей. Возможно, ты их видела. Тома охватывают последние две тысячи лет. И еще одна новая книга, в которой есть несколько страниц о последней группе ссыльных, и о нас самих. Я стараюсь обновлять записи. Хотя ничего особенного на самом деле здесь не происходило, кроме случающихся время от времени нападений неизвестного нам врага. Вероятно, мы бы давно уже узнали, кто это, – добавил он с кривой усмешкой, – если бы не были вынуждены оставаться здесь. Другого выхода у нас нет.
Келли хотела спросить, вписана ли она уже в эти книги, но первоначальная тема была более безопасной. В конце концов, согласно предсказанию, её присутствие предвещало некое неуказанное бедствие.
– Так... этот фонтан берет воду из моря?
– Да. Он тянет воду откуда-то из глубины залива, очищает ее от соли, планктона и других примесей, пока вода не становится пресной, чистой и совершенно безопасной для питья, и подает во дворец, – подтвердил Сейбер, вежливо делая паузу, на то время, пока она снова ныряла. – Часть воды также идет в пресноводную лагуну, которая когда-то была частью первого местного портового города, еще тогда, когда остров считался герцогством. Лагуна – это фактически гигантский каменный бассейн, в котором хранилась вода, и из которого по трубопроводу подавалась ко всем домам и различным постройкам, – добавил он, делая паузу, чтобы теперь самому погрузиться под воду. – Даже когда здесь нет никаких изгнанников, ближе к новолунию и полнолунию, с материка всегда приезжают люди, чтобы забрать спрессованные блоки соли, которую производит фонтан, извлекая её из тонн воды, очищаемой каждый день. Чтобы постоянно сохранять магию активной, вода всегда должна быть в центре процесса обработки, – пояснил он, видя ее любопытство. – К примеру, из блоков водорослей получается отличное удобрение. В этой системе ничего не тратиться впустую. Согласно закону, оба типа получаемых блоков принадлежат Сумеречному герцогству, но так как на протяжении столетий, здесь не было ни герцога, ни герцогини...
Сейбер пожал плечами, и Келли додумала остальное.
– Выходит, сосланные сюда люди наказаны вдвойне, потому что не могут получить прибыль от соляной торговли. И если твой мир хоть как-то похож на мой в период Средневековой эпохи, соль должна иметь значительную ценность.
– Средневе... Что?
– Средневековье – это средние века, – объяснила Келли. – Такая эпоха существовала в моем мире, когда все еще было довольно ново: идеи, изобретения и тому подобное. Люди тогда носили одежду очень похожую на вашу, – призналась Келли немного хмурясь. – Хотя, ваша мебель скорей относится к временам Королевы Анны, чем к средневековью. Это всего пара сотен лет назад, согласно временным рамкам моего мира. Лично мне нравится садиться на мягкую поверхность, а не на твердое дерево, которое люди на Земле использовали тысячу лет назад, так что не подумай, что я жалуюсь. Это просто... мое наблюдение.
Сейбер разглядывал ее, почти до носа погрузившись в воду. Он вежливо подождал, пока Келли также не окунется, и проговорил, пристально глядя на нее:
– Тебе на самом деле нравится здесь, не так ли?
– Ну... теперь, когда все перестали орать на меня – да, – искренне согласилась она, заставив его покраснеть. – Однако я тоже переволновалась, очутившись здесь. И заметь, ваши водяные змеи, виверны и мекха-как-бишь-их-там, точно не успокаивают, но они гораздо лучше, чем письма с угрозами, петля палача и сожжение в своей собственной постели.
Келли слегка улыбнулась, сместившись назад, чтобы растянуться рядом с ним, и расплылась в улыбке, когда Сейбер вытянул руку, давая ей возможность положить голову на нее, а не на каменную ванну.
– У тебя хорошие братья, Сейбер. Немного странные, но когда находишься в пропитанном волшебством королевстве, к этому привыкаешь. – И она подарила ему сверкающую улыбку.
– Ты определенно выглядишь более здоровой, чем месяц назад, когда только появилась здесь, – отметил он. Потом усмехнулся. – Точнее выглядела...
Келли брызнула в него водой.
– Большое спасибо!
Он плеснул в ответ. Только завязался водный бой, как кто-то постучал в дверь. Прервавшись, Келли ухватилась за край твердой гранитной ванны.
– Войдите!
Вошли Треван и Коранен, оба несли подносы. При виде Сейбера и Келли, погруженных по шеи в воду, от которой поднимался пар, они остановились как вкопанные. Слава богу, мужчины поняли, что пара под водой все же более-менее одета, и подошли ближе. На лице Тревана застыла вкрадчивая ухмылочка «кот-засек-канарейку», да и Коранен, смущение которого выдавали покрасневшие щеки, тоже улыбался.
– Рад видеть что вы, рыбки, наслаждаетесь гостеприимством герцогских апартаментов, – промурлыкал Треван, поставив свой поднос на широкую каменную полку у изножья ванной. – По крайней мере, вам удалось убить всех водяных змей. Однако до того, как мы уничтожили всех виверн, наш неизвестный враг использовал одну из них, чтобы призвать троих демонлингов в пустующую комнату для гостей.
– Вы подгоняли нас как рабов, но усилия, направленные на очистку и уборку той комнаты пошли прахом, – объяснил Коранен, устанавливая свой поднос в изголовье каменной ванны. – Морганен уловил постороннее движение, как только это произошло, и ему удалось отправить четвертого и последующих демонлингов назад к их хозяину. Только портал был закрыт слишком быстро, чтобы успеть найти его местоположение. Даже для Морга проблематично одновременно работать с порталом, возвращая демонлингов, и отбиваться от виверн. Как только он освободился, трое оставшихся были захвачены и загнаны обратно в их собственное измерение, так что на некоторое время мы в безопасности.
– И у нас есть тела мертвых виверн, а также очень хороший хворост для растопки и раскромсанное тряпье в восточном крыле, чтобы избавиться от тел прежде, чем те начнут разлагаться в саду, – продолжил рассказ Треван. – А тем временем, Эванор – наш кулинарный гений – состряпал две миски супа, который гарантированно ослабит силу ваших страданий, и кувшин укрепляющего кровь сока. Но сказал, что вы не получите его самых новых, просто невероятно пушистых полотенец, пока не выздоровеете. Мы проведаем вас через час, а сейчас на нас возложена обязанность по уборке швейного зала. Потребуются буквально тонны воды, чтобы все очистить, даже после того, как большая часть грязи соскоблится.
– Только на приличном расстоянии и с помощью магии, – ухмыльнулся Коранен. Братья направились к двери. – Думаю, в этой уютной ванной места хватит только двоим.
Келли с Сейбером переглянулись и покраснели. Чтобы как-то уменьшить напряжение, они продолжили шуточный водяной бой, при этом улыбаясь как идиоты.
Немного успокоившись, они, наконец, решили посмотреть, что за еду принесли братья. Немного перекусив, Келли поняла, что чувствует себя достаточно странно. Как раздутая сфера с водой. Опустив полупустую кружку, девушка попыталась понять, что происходит. Ощупывая себя, она поняла, в чем дело. Несмотря на то, что тело находилось под водой, внутренняя часть корсета, прилегающая к коже, была полностью сухой.
– Будь я проклята...
– Что случилось? – спросил Сейбер, оторвавшись от поглощения своего супа.
– Мой корсет сухой! Я имею в виду изнутри. Ты не шутил про этот материал, не так ли? – добавила она, поворачиваясь в воде к нему лицом.
Сейбер покачал головой, стараясь не думать о ее корсете.
– Ты должна будешь, эээ, снять его. Он, вероятно, не пропускает достаточное количество воды к коже, чтобы нейтрализовать яд, потому кожа и пересыхает.
Она покраснела и повернулась к нему спиной, отодвигая плавающую в воде блузу, мешающую ей, пока сама занималась шнуровкой похожего на бюстгальтер предмета одежды.
– Мне нужно снять рубашку на несколько секунд.
– Я должен вероят... Сейбер резко прервался.
Келли глянула через плечо.
– В чем дело?
Он заморгал и с комичным выражением лица кинулся вылезать из ванны. Вода пролилась повсюду.
– Извини меня!
Ошеломленно она смотрела, как мужчина схватил вазу с края ванной и пошлепал прямо к двери в туалетную комнату, не обращая внимания на воду, которая капала с него на пол.
«О-о-о... Наверное, это приступ диареи, о которой он предупреждал...»
Келли подождала, когда дверь закроется, затем наклонилась, чтобы увлажнить подсохшую голову, и сбросила блузу. Так было легче избавиться от корсета. Перебросив корсет через край ванной, она с трудом натянула влажную бузу обратно, затем отжала приспособленный под нижнее белье предмет и разложила его для просушки на деревянных ступенях, ведущих к каменному бордюру ванной.
По крайней мере, ей не надо было заботиться о стирке. Обычно Доминор брал на себя эту обязанность. Он обходил весь замок раз в неделю, собирая корзины с вещами каждого из братьев. Затем использовал ванну подобную этой в одной из прачечных комнат в подвале замка, чтобы замочить одежду, добавить мыло, ткнуть жезлом и поколдовать некоторое время, пока все не становилось свежим и чистым. Затем, вытаскивая каждую вещь по отдельности, высушивал её другим заклинанием. Он также магически освежал бельё, убирал заломы, отглаживал и складывал вещи.
Сначала Келли была чрезвычайно удивлена, узнав, что он всем этим занимается. Подумав некоторое время, девушка вспомнила, что он был самым большим модником из всех восьмерых братьев, всегда одевался в дорогие ткани в темно-синих тонах, так шедших ему, и расшитых серебряной нитью. Келли вовсе не винила его за то, что он желал удостовериться, что никто из братьев случайно не напортачит с заклинанием стирки. Так как она не обладала магическими способностями, чтобы сделать эту работу быстрой и легкой, то никто не просил ее стирать. А вызываться добровольцем Келли не собиралась. Ее и так все устраивало. Она всегда с большой неохотой занималась стиркой. Вечная дилемма швеи – ты шьешь одежду, а одежда неизменно требует стирки.
Сейбер вернулся через несколько минут. Выглядел он изможденным, кожа была иссушенной, хотя было видно, что он обливался, пока отсутствовал. Взглянув на большие лужи на полу, он скривился и щелкнул пальцами. Вся вода со скоростью звука плюхнулась обратно в посудину. Мужчина снова влез в ванну, глубоко вздохнул и опустился под медленно остывающую поверхность. Задыхаясь, он вынырнул через несколько секунд. Присев, он некоторое время старался держать плечи глубже, но скоро оставил эту затею и покачал головой.
– Это не работает. Я должен снять одежду. Пойду, хм-м, найду другую ванну.
– И пострадаешь, пока будешь ждать, когда она достаточно наполнится? – Келли потрясла головой. - Начинай раздеваться. Меня это не оскорбит. Скорее всего, у тебя нет ничего такого, чего бы я не видела раньше.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, cvetanka, llola, Elpise

Джейн Джонсон - Меч 16 Янв 2018 21:28 #76

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 927
  • Спасибо получено: 1640
  • Репутация: 85
Читала с удовольствием. ГГ-ня расхрабрилась и построила братьев (хотя мне кажется они ей это позволили :lol ) Теперь замок сверкает. Ну и налаживаются отношения между Келли и Сейбером. Рада, что он прислушался к своему мрачному и молчаливому брату, отмел свои страхи и начал ухаживать за Келли.

Спасибо команде за перевод! : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4