Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 23 Март 2019 22:27 #41

  • Котик
  • Котик аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 31
  • Спасибо получено: 57
  • Репутация: 6
Спасибо за новую главу.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 24 Март 2019 16:32 #42

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 990
  • Спасибо получено: 2179
  • Репутация: 108
Несмотря на безрассудство главной героини, она решила прислушаться к голосу разума и вошла в тандем с Дэймоном, чтобы уничтожить Каиуса и разрушить его планы по распространению заразы среди вампиров.
Девочки, спасибо. :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 30 Март 2019 23:09 #43

  • Tarana
  • Tarana аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 24
  • Спасибо получено: 60
  • Репутация: 10


Ничто так не подходит к новым туфлям на высоком каблуке, как встреча с древним вампиром. Тиффани балансировала на одной шпильке, уперев вторую ногу в мусорный бак. Нащупав в очередной раз тревожную кнопку и убедившись, что та на месте, она отдала все оружие Дэймону и поправила легкую шаль на плечах.
Не говоря ни слова, они прошли к выходу из переулка. За углом находился вход в «Шато Бланк», новый ресторан в городе. С ее бюджетом Тиффани никогда там не ела, но слышала, что место первоклассное. Слава Богу, у Дэймона и организации Карателей водились деньги, чтобы приобрести ей подходящее по случаю платье.
– Ты выглядишь восхитительно, – прошептал Дэймон за ее спиной.
От его горячего дыхания на ее шее затвердели соски, превращаясь в остроконечные пики.
«Да пошел он к черту со своей сексуальной властью надо мной!».
– Только не сильно старайся соблазнять монстра, договорились?
Тиффани сделала глубокий вдох и обернулась через плечо, ожидая увидеть подбадривающего ее Дэймона, но он уже растворился в ночи. Сглотнув ком в горле, она подумала, что чувствует себя голой без оружия, спрятанного под одеждой.
Дэймон прав. Встречаться с вампирами без оружия совершенно не то же самое, что с ним. Сейчас, даже если бы она захотела, ей абсолютно нечем сражаться. Но Каиус никогда прежде ее не пугал, и она не собиралась позволить запугать себя теперь. Помимо прочего, она знала, что Дэймон защитит ее.
Он будет рядом, как только она нажмет тревожную кнопку.
Она выдохнула, только сейчас осознав, что затаила дыхание. Не стоит терять ни минуты. Древний вампир ждет.
Она поплотнее закуталась в шаль и зашла в ресторан. Нежные звуки фортепиано донеслись до ее слуха вместе с чопорными разговорами обедающих пар. Приглушенный свет идеально оттенял ее коктейльное платье, и полуночно-синяя ткань сияла, точно ясное небо.
В животе заурчало, стоило ей вдохнуть ароматы супа из лобстеров, свежеиспеченного хлеба и пряных трав. Для студента колледжа, чья диета преимущественно состояла из бутербродов с арахисовым маслом и вареньем, макарон с сыром из микроволновки и лапшой быстрого приготовления со вкусом курицы – эти божественные запахи мгновенно довели ее до носоргазма.
Симпатичный хостес в аккуратно выглаженном костюме прочистил горло:
– Вы кого-то ждете, мисс?
Она быстро окинула зал.
«Черт побери».
Дверь, через которую она только что вошла, была единственной. Ни одного пожарного выхода в поле зрения. Хотя, должен быть. Закон обязывает. Она искала глазами и увидела нужную надпись над дверью кухни. Неудобно, но не стоит сбрасывать со счетов. Если припечет, Дэймон придумает как пробраться внутрь здания незамеченным.
«И где же Каиус?»
Она только начала искать его, как хостес снова прочистил горло:
– Мисс?
Она собралась.
– Извините, да. У меня встреча с мистером Дэрмокаи…
Она даже не успела произнести имя полностью, как у администратора расширились глаза, и он развел руками в приглашающем жесте.
– Мои извинения, мадам. Прошу сюда.
Он засуетился так, словно кто-то разжег костер под его задницей и еще подлил туда бензин. Она последовала за ним плавной походкой через весь зал. По крайней мере, она надеялась, что походка плавная. Ходить на каблуках – не ее.
Сердце заколотилось, когда администратор повел ее в дальний угол.
«Черт».
Ей совсем не хотелось уединяться с Каиусом. По крайней мере, не в данный момент. Она согласилась поужинать с ним, прежде чем он сопроводит ее в тихое место, чтобы покормиться.
Больное самомнение и раздутое эго нуждались в постоянной лести, а желание удалить себя с глаз общественности шло вразрез с этой глубоко укоренившейся потребностью. Такое поведение ему несвойственно. Она надеялась, что он ничего не заподозрил, ведь она не собиралась менять план. А ведь Тиффани даже не могла связаться с Дэймоном, чтобы предупредить быть начеку. Она ощущала кнопку, прикрепленную к бедру, и напомнила себе, что это само по себе оружие. Нужно лишь нажать ее.
Хостес проводил ее к отдаленной комнате, открыл дверь и пропустил внутрь.
– Официант сейчас подойдет, – сказал он, прежде чем захлопнуть дверь.
Взгляд Тиффани скрестился со взглядом Каиуса, и на его лице расцвела широкая хищная ухмылка. Он ожидал ее за столом, накрытым на двоих, – единственным столом в комнате, которая явно рассчитана на большее количество обедавших, а может даже на небольшой банкет. Стол был накрыт белоснежной скатертью, а свет от многоярусной хрустальной люстры отражался в безупречном мраморном полу. Тиффани, конечно, не безнадежный романтик, но даже если бы пришла на этот ужин с человеком, с которым действительно хотела быть вместе (она отказывалась думать о мужчине, чье имя тут же всплыло в сознании), это был перебор. С другой стороны, Каиус родился в эпоху аристократической роскоши.
– Добрый вечер.
Он встал и подозвал ее приглашающим жестом.
– Не присоединишься ко мне, Тиффани?
Живот скрутило. Ей претило то, как ее имя звучит из его уст – со слабым акцентом тысячелетней давности.
Она выдавила улыбку.
– С удовольствием.
Тиффани пересекла комнату и позволила Каиусу выдвинуть для нее стул. Устроившись на удобном сиденье, она едва ли смогла расслабиться, так как он сжал ее плечи и наклонился, обжигая дыханием ухо. Мурашки побежали по всему телу. Волосинки на затылке встали дыбом.
– Ты так прелестна, так бы и съел, – промурлыкал он, прежде чем вернуться на свое место.
«Как мило: кровосос, которому нравится играть с едой».
Ей хотелось закатить глаза.
«Как будто я мариновала себя каждый день, чтобы стать повкуснее».
Началась внутренняя борьба между словами, которые крутились на языке, и теми, что с него слетали.
Она захлопала ресницами.
– Рада, что тебе нравится, но это несравнимо с тем, как выглядишь ты: ослепительно и прекрасно.
«Хотя скорее отвратительно и тошнотворно».
– Как и всегда.
Каиус проглотил эту чушь, которая для его эго была все равно что горячей ванной в холодный вечер.
– Рад, что ты так наблюдательна.
Между ними повисла секундная пауза. На лице Каиуса промелькнула улыбка, смысла которой невозможно было понять.
– Давай поедим?
Будто по волшебству, в этот миг в дверь постучали, и словно по команде Каиуса вошел официант с двумя меню. Он с улыбкой подошел к столу.
– Добрый вечер. Меня зовут Джошуа. Сегодня я буду вашим официантом. Могу я предложить вам что-нибудь выпить? Возможно, бутылочку из нашего винного меню.
Он посмотрел на Тиффани. Дамы вперед.
– Я бы выпила во…
Каиус перебил ее:
– Мы будем очень признательны, если вы принесете нам два бокала и бутылочку Петрюса.
Официант кивнул.
– Я вернусь через минуту и приму ваш за…
Не отрывая взгляда от Тиффани, Каиус поднял руку.
– Мы готовы его сделать.
Джошуа остановился на полушаге и вернулся к столу.
Тиффани моргнула.
«Любишь все держать под контролем?».
– Я еще не посмотрела меню, – произнесла она.
Каиус потянулся через стол и накрыл своей рукой ее ладонь.
– Поверь, тебе понравится.
Отпустив ее, он начал делать заказ, одновременно разворачивая салфетку.
– На закуску мы закажем равиоли со шпинатом и морским ежом в подливе из белого вина и пармезана, а также копченные финики, фаршированные козьим сыром и завернутые в прошуто с бальзамическим уксусом на слое рукулы. На основное – филе-миньон из мраморной говядины с кровью, крабовые тортинки с зеленью и ремулад из лобстера, сервированный на тарелке чистейшей розовой гималайской морской соли. А на десерт – абрикосовое крем-брюле.
У Джошуа вылезли глаза из орбит, пока он записывал все пункты заказа. Он делал пометки в блокнот и энергично кивал:
– Сейчас все будет, сэр.
Официант поспешил выйти из комнаты, чтобы исполнить заказ.
Тиффани взяла салфетку со стола и развернула на коленях.
– Ты знаешь толк в еде. Очень специфичный заказ.
Каиус пробежал пальцами по своим светло-золотистым волосам. Если бы она не знала, что он вампир и придурок до мозга костей, то сочла бы его симпатичным – по крайней мере до того, как встретила одного темноволосого охотника на вампиров.
– Я сделал это привычкой – пробовать только отличную еду, – улыбнулся он. – Один раз живем.
Тиффани тяжело сглотнула и с трудом подавила желание стиснуть кулаки, готовясь обороняться. Правильно ли она поняла, что это заявление задумано, как угроза? Она улыбнулась в ответ.
– Так и есть.
Джошуа вернулся с бутылкой вина, откупорил ее и дал Каиусу глоток для пробы. Затем наполнил красной жидкостью два сияющих бокала.
– Закуски скоро будут.
Он убрал лишние тарелки, прежде чем покинуть комнату.
Тиффани отпила бордо из своего бокала. Вино потекло по горлу, сразу согревая щеки.
– Очень хорошее. У него насыщенный букет.
Каиус улыбнулся и отпил из своего бокала.
– Давай перейдем к делу. Мы оба знаем, что собрались здесь обсуждать.
Она чуть не сплюнула вино обратно в бокал.
«Черт».
Они перейдут к обсуждению намного быстрее, чем она ожидала.
Он сделал глубокий вдох.
– Я чувствую по твоему запаху, что из тебя получится отличный донор. Основной источник пищи для меня.
Он провел языком по зубам, и она взмолилась, чтобы его клыки не удлинились. Откинувшись на спинку, он приковал ее своим обжигающе-холодным взглядом.
– Конечно же, ты извлечешь полную выгоду из ситуации. Я слышал, люди испытывают удивительные ощущения, когда мы кормимся.
Она чуть не подавилась собственным языком. Затем напомнила себе, что ни одни клыки не вонзятся в ее горло. Никогда. Что касается ощущений… Да, конечно. Если только тебе нравится боль.
Она провела рукой по бедру, нащупывая тревожную кнопку. Она также могла бы поспорить, что приборы, лежащие перед ней, были как минимум частично из серебра – дополнительная защита. Проникнув под кожу, он действует на внутренности вампиров как кислота. Руки так и чесались, чтобы взять кол. Когда он был привязан на боку, она чувствовала силу, струящуюся в ней, перед лицом вампиров.
Сейчас же она потеряла уверенность в себе.
Джошуа и второй официант прошествовали в комнату, неся закуски на подносе. Быстрое обслуживание. Дополнительный бонус за расточительство.
Официанты разложили тарелки перед Тиффани и Каиусом. Джошуа излучал уважительную улыбку.
– Надеемся, вам все придется по вкусу.
Затем официанты вышли.
Тиффани взглянула на тарелку перед собой. Творческая отрыжка гурмана или деликатес высшего уровня? Она не могла решить что именно, но это сверх расточительно.
Каиус наклонился вперед и посмотрелся ей прямо в глаза.
– На чем я остановился? – Он замолчал, а затем улыбаясь отодвинул свой стул. – Ах да, выгода.
Встав и обойдя стол, он подошел и навис над ней.
– Как я сказал, ты извлечешь полную выгоду. Я позабочусь о том, чтобы у тебя было все самое лучшее. И, конечно же, есть еще… – он сжал ее плечо и прошептал на ухо, – сексуальная выгода.
Она замерла от его прикосновений. Во рту пересохло, ладони вспотели.
– Другими словами, я буду твоей девочкой по вызову высшего разряда.
Она выскользнула из его объятий и встала, повернувшись к нему лицом.
Древний вампир нахмурился.
– Называй как хочешь, но могу тебя заверить, сделка очень выгодна.
Он наклонился ближе, и чувство опасности сковало ее грудь. Стало трудно дышать. Дело двигалось к логическому завершению и очень быстро. Она не покажет страха, но также не позволит ему физически приблизиться.
Сохраняя спокойный голос, она произнесла:
– Какой именно будет эта выгода?
Он сделал шаг ближе, и она сделала такой же шаг назад. Медленно они обогнули стол, и нахмуренное выражение лица Каиуса сменилось улыбкой. «Он думает, что я заигрываю с ним, - поняла Тиффани. - Уж лучше так, чем он бы догадался, что я задумала на самом деле».
– Ты сама попросила о встрече, Тиффани, так что не изображай недотрогу. Ты же точно знаешь, в чем состоит выгода. Разве нет?
Он сощурил глаза, поражающие напряжением во взгляде.
Она посмотрела в пол и опять на него, молясь, что выглядит флиртующей, а не напуганной.
– На самом деле я не уверена до конца. Может, ты разложишь по полочкам, что именно…
Прежде чем она поняла, что происходит, Каиус прижал ее к стулу своим телом. Он двигался так быстро, что она едва заметила, что произошло.
Он обхватил ее шею. Одним движением он мог бы переломить трахею.
– Не изображай невинную овечку, – гаркнул он. – Мы оба знаем, чего я хочу, и я собираюсь это получить, хочешь ты того или нет.
Ее глаза расширились. Жар прилил к лицу, пока она боролась за каждый вдох. Тиффани потянулась к тревожной кнопке, хватая ртом воздух, а Каиус все сильнее сжимал ее горло. С легким щелчком его зубы удлинились, поблескивая в свете канделябр. Он откинул голову и приготовился вонзить клыки в нежную кожу ее горла.



Дэймон мчался сквозь кухню, расталкивая всех и вся на своем пути. Запахи кипящего белого вина и плавящегося сыра ударили в нос. Вслед доносились крики.
– Тебе нельзя здесь находиться! – заорал на него разъяренный повар, когда Дэймон пронесся мимо.
Ожидаемая реакция на человека в лыжной маске. Он не обращал на это внимания и двигался вперед.
Женщина на его пути опрокинула большой чан с чем-то, что оказалось гороховым супом. Жидкость брызнула на стальные кончики сапог.
Но ему было все равно: ничего не помешает ему найти Тиффани. Когда он услышал сигнал тревожной кнопки, ее безопасность стала его единственной целью.
Он ворвался в ресторан. Глазами окинул зал.
«Черт. Где же она?»
Взгляд упал на официанта, который направлялся в боковой коридор.
«Должно быть, она в VIP-комнате».
Дэймон пробрался сквозь заполненный людьми зал настолько быстро насколько мог и рванул по коридору. Сквозь единственную дверь донесся слабый стон. Что-то внутри него оборвалось.
Выхватывая пистолет из-за пояса, он распахнул двери настежь, шагнул в сторону и прицелился, убеждаясь, что Тиффани не стоит на линии огня. Нажал спусковой крючок. Музыка и голоса из основного зала поглотили приглушенный выстрел. Глушители – благословение охотников.
Каиус дернулся, прежде чем обернулся к Дэймону. Тиффани упала на пол, хватая ртом воздух. Маленькая струйка крови стекала по ее шее из того места куда Каиус вонзил свои когти, пытаясь удушить ее. Злость овладела Дэймоном. Громкий рык вырвался у него из груди.
«Каиус должен умереть!».
Он сделал еще один выстрел прямо в грудь древнему вампиру, пробивая огромную дыру. Но в возрасте Каиуса его кожа и органы сплелись вновь через считанные секунды.
Заткнув пистолет обратно за пояс, Дэймон выхватил серебряный кинжал и деревянный кол.
С уже удлинившимися клыками, Каиус зашипел, и оба перешли в атаку. Они столкнулись на полной скорости, отвечая ударом на удар. Обычный человек не имел ни малейшего шанса против такого древнего, как Каиус, вампира, но наделенный скоростью и силой в процессе тренировок в отряде Карателей Дэймон ничем ему не уступал. Ярость и гнев придавали ему еще больше сил.
«Ни один вампир не должен выжить, если он навредил Тиффани. Ни один».
Размахнувшись кинжалом, Дэймон провел лезвием по лицу Каиуса. Пиявка зашипела от боли. Кровь пробежала по щеке, а рана задымилась, словно Дэймон вылил на нее кислоту, но это не остановило вампира. Он заблокировал удар Дэймона колом и нанес свой в солнечное сплетение. Пытаясь глотнуть воздуха, Дэймон бросился на Каиуса, нанося удар в живот. Они покатились по полу. Каиус обхватил кол, но Дэймон крепко его держал. Черта с два вампир сможет его отобрать.
Оказавшись над Каиусом, Дэймон всадил кинжал и разрезал руку, но вампир изловчился и вывернулся из захвата. Вскочив на ноги, он вцепился в горло Дэймона, поднимая его в воздух. Дэймон был выше ста восьмидесяти сантиметров, но Каиус с легкостью мотал его над полом.
Тиффани вскрикнула.
«Черт. Она безоружна».
Она бросилась к столовым приборам.
Дэймон выдавил:
– Тиф…, - и поперхнулся.
Обеими руками она вонзила вилку в шею Каиусу и он развернулся на раздражитель. Именно такая возможность была нужна Дэймону.
Он извернулся и пнул ногой Каиуса прямо в живот. Хватка вампира ослабла. Схватив руку вампира, Дэймон вонзил острие своего серебряного кинжала, разрезая плоть до кости. По пустой комнате пронесся громкий рев. Каиус сжал кинжал и вытянул лезвие из раны, чтобы та могла затянуться. Кровь хлынула из его предплечья, когда он метнул кинжал прямо в плечо Дэймона с точностью профессионала.
Боль пронзила плоть Дэймона, и по всему телу помчался адреналин. Он упал на колени. Теплая кровь хлынула на грудь, и он едва различил голос Тиффани, кричащей его имя.
Обхватив кинжал за рукоять, он вырвал лезвие из раны. Зрение затуманилось от боли, но он не дрогнул.
Новая волна силы, подгоняемая адреналином, мчалась по венам. Каиус бросился вперед, но Дэймон сбил его с ног. Кровосос опрокинулся на спину, и они оба покатились кучей по полу, стараясь завладеть преимуществом. Каиус ударил Дэймона кулаком по лицу. Дэймон стукнул ублюдка снизу в челюсть, от чего тот полетел назад. Каиус пополз по полу, а Дэймон вскочил на ноги. Вложив всю свою силу, он ухватил Каиуса за глотку, поднимая его в воздух и обрушивая на обеденный стол. Осколки битой посуды полетели в разные стороны.
Дэймон занес кол над головой и рванул его вниз. Каиус обхватил кисть Дэймона обеими руками, борясь со смертью. Кровь стекала на Каиуса из раны в плече Дэймона, но он старался не замечать боль.
Перед глазами промелькнуло лицо Марка, искаженное болью. Этот кровосос убил его напарника, его лучшего друга. Мерзкая тварь, лежащая перед ним, украла брата у Тиффани.
«Он заплатит. Он умрет».
Дэймон дрожал, сопротивляясь Каиусу. Теряя кровь, и быстро, он почувствовал, что кол удаляется от цели, а значит Каиус взял над ним вверх.
«Нет»!
Взгляд Дэймона затуманился. Кровь вытекала из раны, и он почувствовал, что краска сошла с лица, но он отказывался сдаваться.
«Каиус. Должен. Умереть».
Он высвободил одну руку и увидел, как Каиус улыбнулся. Сволочь думала, что Дэймон проигрывает.
«Ну уж не дождешься».
Свободной рукой Дэймон выхватил пистолет из-за пояса. Пуля в грудь не прикончит Каиуса, но он и не стремился туда стрелять. Подняв взгляд, он нацелил пистолет прямо на хрупкий крюк, на котором держалась люстра. Спустил курок.
Пуля врезалась в штукатурку. Люстра качнулась и рухнула вниз. Дэймон отскочил в сторону. Золотой каркас и кристаллы врезались в тело Каиуса.
Корчась под осколками, Каиус изо всех сил пытался освободиться от громадины.
«Сейчас»!
Громкий боевой клич сорвался с губ Дэймона. Бросившись вперед, он занес оружие над головой и вонзил кол прямо в сердце вампира.
Каиуса разорвало на части. Кровь брызнула во все стороны, окатив Дэймона темно-красной жидкостью.
– Дэймон!
Тиффани подбежала к нему.
Дэймон рухнул на колени, вытирая кровь с лица. Тиффани опустилась рядом с ним. Пятна крови покрывали ее лицо и блестяще платье. Черные точки затуманили его взгляд. Тиффани осмотрела его рану.
– Черт.
Она надавила рукой на рану, оценивая ее глубину. Он зашипел сквозь сжатые зубы.
Тиффани схватила перепачканную кровью шаль со стула и плотно обмотала его плечо, чтобы замедлить кровотечение.
«Боже, она похожа на ангела».
Сердце бешено застучало в груди. Он не мог сказать, Тиффани или кровь, которую он терял, стала виной его бредовых мыслей.
– Дэймон, нам надо уходить. Тебе нужно дойти до машины. Хорошо?
Он сжал зубы и кивнул. С ее помощью он поднялся на ноги и, покачиваясь, вышел из комнаты так быстро, как только смог, хотя был на грани потери сознания. Громкие возгласы и вскрики наполнили ресторан, когда Тиффани повела его к выходу, забросив руку себе на плечо, чтобы помочь удержаться на ногах.
Сладкий запах еды покинул ноздри, и в лицо ударил свежий воздух холодной рочестерской ночи. Он закашлялся, попытавшись сделать глубокий вдох.
– И-извини, я испортил тебе ужин.
Он старался пошутить, даже когда перед глазами все кружилось. Он хотел быть сильным ради нее, показать, что с ним все в порядке.
Тиффани пошутила в ответ:
– Да, конечно, я прямо-таки мечтала о той гималайской дряни, – и натянуто улыбнулась.
Но как бы сильно она ни старалась, даже в предобморочном состоянии, она не могла его обдурить. Он знал, что она чувствует… и она была напугана до полусмерти.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Cerera, Natala, Котик

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 31 Март 2019 00:52 #44

  • Котик
  • Котик аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 31
  • Спасибо получено: 57
  • Репутация: 6
Большое спасибо за новую главу
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Tarana

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 06 Апр 2019 22:00 #45

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 990
  • Спасибо получено: 2179
  • Репутация: 108
Каким бы ни был подколодным змеем главный злодей, но меню для ужина он продумал, как заправский гурман, в этом ему не откажешь. На этом заканчиваются его все добродетели и я рада, что Тиффани и Дэймон смогли наконец уничтожить Каиуса.
Девочки, спасибо. :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Tarana

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 09 Апр 2019 21:07 #46

  • Tarana
  • Tarana аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 24
  • Спасибо получено: 60
  • Репутация: 10


Даже огромной кучи самых отборных ругательств не хватило бы, чтобы описать то дерьмо, в которое вляпалась Тиффани. С каждой минутой Дэймон все сильнее повисал на ее плече, быстро теряя кровь. Его следовало доставить в больницу как можно скорее. Кровотечение не останавливалось, несмотря на импровизированную перевязку.
И словно этого было мало, чистый ужас охватил ее, когда она увидела знакомое лицо, взирающее на нее из «Бугатти Вейрон» Каиуса. Лимитированный выпуск «Пур Санг» с металлической отделкой сиял под оранжевым светом уличных фонарей.
«Будь все проклято!
Каиус притащил своего шофера».
Карл уставился на нее и Дэймона, подмечая их окровавленный вид. Его глаза вылезли из орбит, и Тиффани практически увидела, как в голове вампира зажглась лампочка. В прошлом обычный человек, служивший донором для Каиуса в Нью-Йорке, Карл сверкнул удлинившимися клыками. Он был вампиром уже два года, и от обычного человека в нем уже ничего не осталось. Яростный блеск озарил его глаза. Его хозяин мертв, и он это знает.
Если Карл сообщит об убийстве Каиуса в гнездо, эта смерть взбесит местных вампиров. А если у них на хвосте будут все вампиры гнезда, то Тиффани и Дэймон отправятся на тот свет в считанные часы. И очевидно, Карл это прекрасно понимал, потому что он оторвал от них взгляд и нажал по газам «Бугатти».
«Черт!»
Дэймон застонал и покачнулся, едва держась на ногах, когда Тиффани его отпустила. Отдернув его кожаный плащ, она выхватила из-за пояса «Пустынный орел» и кол. Она неплохо обращалась с оружием, но чертовски очевидно не была метким стрелком.
«И все же, попытка не пытка».
Аккуратно, но быстро прицелившись, она выстрелила в заднюю шину со стороны пассажира. Пуля ударила в отделанный алмазной крошкой диск и отрикошетила.
«Черт!»
Она снова сжала спусковой крючок, стараясь попасть ближе к диску покрышки.
«Ну же, совсем капельку».
Рука не дрогнула, когда «Бугатти» стал заворачивать за угол.
«Последний шанс».
Закрыв один глаз, чтобы лучше прицелиться, она нажала спусковой крючок в третий раз.
Задняя покрышка «Бугатти» лопнула. Резина разлетелась в стороны. Ужасный лязг металла об асфальт резанул по ушам, раздражая сильнее, чем скрежет ногтей о доску. Схватив Дэймона под локоть, она потянула его вперед.
– Давай, Дэймон. Надо бежать.
Она рванула с места на полной скорости в сторону поврежденной машины. Несмотря на кровоточащую рану, Дэймон побежал за ней, точно верный рыцарь. Карл распахнул дверь, бросил быстрый взгляд на преследовательницу и со всех ног помчался к ближайшему переулку. На лице Тиффани промелькнула усмешка. Он быстр, но недостаточно. Возможно, он стал сильнее, чем когда был человеком, но он даже близко не такой сильный и быстрый, как его древний хозяин – Каиус. В школе Тиффани была звездой спортивной команды по бегу, что весьма пригодилось во время охоты.
Позади нее раздался громкий стон. Она посмотрела через плечо и увидела, что Дэймон упал на колени. С его лица сошла вся краска, губы стали бледными, как лист бумаги. Он хватал воздух ртом. Тиффани резко остановилась. Стоило ли прекратить преследование?
В ее сознании всплыло обезображенное лицо жертвы. Если она не остановит Карла, новость о смерти Каиуса распространится по Рочестеру со скоростью лестного пожара и не останется и чертова шанса, что они с Дэймоном смогут уничтожить зараженных кровососов до того, как распространение вируса выйдет из-под контроля.
Дэймон был охотником, членом отряда Карателей. Его раны заживут.
Она рванула за Карлом.
Ворвавшись в переулок, Тиффани заметила вампира, бегущего вдоль дальнего конца, в тени офисных зданий. Она пустилась за ним на пределе скорости. Мышцы ног горели в протесте, а ледяной асфальт холодил пятки.
Но у нее было преимущество: Карл не думал, что она сможет его догнать.
Добежав до конца переулка, вместо того, чтобы завернуть за угол в следующий квартал, кровосос остановился. Он обернулся, обнажая клыки и шипя. Ублюдок глубоко заблуждался, если подумал, что она испугалась. Две минуты за одним столом лицом к лицу с Каиусом были намного страшнее, чем запугивания этого чувака. Он не мог весить больше восьмидесяти килограммов кровавой жижи. Не его она боялась, а того, что могут сделать его слова.
Прежде чем Тиффани остановилась, вампир бросился на нее. Он повалил ее на землю, отчаянно пытаясь укусить в шею.
«Серьезно? Это все, на что ты способен?»
Она двинула локтем вверх и стукнула его прямо в челюсть. Голова кровососа откинулась назад, и прежде, чем он смог возобновить атаку, Тиффани выхватила «Пустынный орел» и выстрелила ему прямо в лоб. Отдача от столь увесистого оружия врезала ее плечо в тротуар. Из легких выбило весь воздух. Утром все будет адски болеть. Монстр закричал от боли, падая на землю, когда из его головы потекли кровь и мозги. Хотя рана затянется за считанные секунды, он явно не привык получать пулю в лоб.
«Слабак».
Он обхватил заживающую голову, а Тиффани бросилась на него всей тяжестью своего тела, твердо сжимая кол. Он схватил ее за горло, ограничивая доступ кислорода и удерживая подальше от себя, но Тиффани успела расположить кол между своих грудей. Приложив немалые силы, она поддалась всем весом своей грудной клетки вниз. Острый конец кола проколол кожу вампира и вошел в плоть.
Кровосос выпустил ее горло и обхватил плечи в попытке оттолкнуть от себя, но было уже слишком поздно. Еще один хороший толчок, и кол погрузился в его сердце. Неживое тело разлетелось на кусочки взрывом крови, а Тиффани плюхнулась на тротуар. Ее локти оцарапались об асфальт, а свежая кровь покрыла волосы, лицо и платье.
Какое-то мгновение она лежала, распластавшись на земле, зажмурив глаза. Сердце колотилось как бешенное, и она чувствовала, как ноет место на груди, куда она приставила оружие, закалывая Карла. Позже там будет чертовски большой синяк. Локти жгло, и она застонала.
И вдруг резко распахнула глаза.
«Дэймон!»
Тиффани вскочила и побежала обратно по переулку. Короткий крик сорвался с ее губ. Дэймон неподвижно лежал на холодной земле. Она поспешила к нему. Сердце замерло, к горлу подкатил ком. Она даже не могла определить, дышит ли он.
Высвобождая его руку из-под тяжести тела, она стала ощупывать запястье в поисках пульса. Едва различимые удары еще ощущались, хотя они быстро затухали.
Где-то на периферии сознания Тиффани неясно осознала звук собственного крика, доставая мобильный из кармана Дэймона и набирая 911. Она отчаянно пыталась его поднять. Им нужно убираться отсюда, пока их не нашли копы, которые наверняка устремились к ресторану. Сейчас ей нужна скорая помощь. Слезы катились по щекам, затуманивая зрение. Она не могла здраво мыслить. И только одна мысль твердо вертелась в голове: она бросила Б. умирать…



Непрекращающийся писк звенел в ушах Дэймона. Он звучал в унисон с каждым ударом его сердца. И эти удары отражались в голове.
Черт, он чувствовал себя, как дерьмо.
Над головой повис ослепляющий свет, но зрение было настолько затуманено, что он не мог определить, что это. Дэймон зажмурился. Кажется, в нос провели какие-то трубки. И хотя руки весили тонну, как ему казалось, он сорвал их с лица.
– Дэймон, нет! – раздался отчаянный крик.
В нос ударил запах антисептика. Пахло так же отвратительно как в …
Он распахнул глаза и бешено оглядел больничную палату. На нем был отвратительный белый халат, едва прикрывающий бедра. Прежде чем хоть что-то сказать, Дэймон ощутил аромат сладкого ванильного парфюма Тиффани, а ее руки обхватили его шею. Запах успокаивал, принося с собой воспоминания о письмах с таким же ароматом.
Тиффани содрогалось на его плече от рыданий.
Он моргнул, осознавая происходящее, прежде чем обхватил ее за талию и притянул к себе на кровать. Она присела рядом с ним. Слезы наполняли ее глаза медового цвета.
– Какого дранного черта тут происходит?
Ее губы дрогнули, прежде чем она разразилась очередным потоком слез.
«Черт бы все побрал».
Притянув в свои объятья, он прижал ее к своей груди. И хотя она, скорее всего, приняла душ, ее платье все еще покрывала запекшаяся кровь, но черт возьми, эта облегающая вещица по-прежнему великолепно на ней смотрелась.
– Ш-ш-ш. Кончай распускать нюни и расскажи, что случилось.
Она еще раз всхлипнула и снова села.
– Ты в порядке? – спросил он.
Она продолжительно уставилась на него, а затем выпалила:
– Я чуть тебя не убила.
Он посмотрел на нее так, словно у нее выросло шесть голов.
– Что ты имеешь в виду под «я чуть тебя не убила»?
Он порылся в памяти, но последним он помнил лишь боль в коленях, когда упал на мраморный пол ресторана, после того как убил Каиуса.
«Я убил Каиуса».
Если бы не больничная койка, он станцевал бы победный танец.
«Черт. Да. Засранец мертв».
Тиффани вытерла глаза.
– После того, как ты убил Каиуса, ты потерял много крови. Я смогла вывести тебя из ресторана, но там был Карл.
– Кто, черт возьми, такой Карл?
– Он вампир. Был вампиром. И водителем Каиуса.
– Что это за имечко такое для вампира – Карл? – пошутил Дэймон.
Он потянул за край больничного халата, проверяя, что его семейное богатство не выставлено на всеобщее обозрение. Хотя он был не против, чтобы ослепительная девушка рядом имела возможность хорошенько все рассмотреть.
Она уставилась на него:
– Какая разница: глупое это имя для вампира или нет? Ты чуть не погиб!
Принимая во внимание стук в голове, Дэймон вообще не был в настроении спорить.
– Но я не погиб, и это самое главное.
Выругавшись себе под нос, Тиффани встала и прошлась к другому концу комнаты. Ему сразу же захотелось, чтобы она это прекратила. Тепло ее тела тут же исчезло, сменяясь холодом ее отсутствия.
«Почему она такая упрямая?»
Он хотел, чтобы она была рядом.
– Если ты хочешь продолжить рассказ о том, как чуть меня не убила, то возвращайся сюда и ляг рядом, – заворчал он.
Тифани замерла, но пересекла комнату и села рядом с ним на кровать. Прежде чем она смогла хоть что-то возразить, он поднял ее ноги на матрас и придвинул к себе. Она устроилась так, словно они делали это каждую ночь. Хотя Дэймон и понимал, что никогда не сможет себе этого позволить, но сейчас ему было наплевать.
– Кажется, за тебя говорит морфин – прошептала она. Жар ее дыхания коснулся его груди, как нежное поглаживание.
«Морфин? Так вот что так успокаивает».
– Нет, это твое платье. Тебе повезло, что местные мужики на тебя не набросились. Я, например, слишком большой джентльмен, чтобы так поступить.
Она захихикала, и ее пышная грудь прижалась к его боку.
«Вот черт».
Он дернул покрывало, укрываясь до талии. Создатель тоненьких больничных халатов заслуживал хорошего пинка в зад.
– Возвращаясь к Карлу. – сказала Тиффани. – Он бы нас выдал. Каждый вампир Рочестера узнал бы, что мы ответственны за смерть Каиуса, и тогда, даже если бы мы смогли выжить, нам никогда не удалось бы остановить вирус и убийц. Я не могла этого допустить. Я так сосредоточилась на Карле, что побежала за ним и оставила тебя. Заколола его, но когда я вернулась к тебе, твое сердце едва билось, и мне пришлось вызвать скорую.
Она обвела пальцем комнату, в которой они находились.
– Вот как мы тут оказались. – Она тяжело вздохнула. – Я думала, ты быстро излечишься со всеми твоими дополнительными способностями Карателя, но этого не произошло. Джозеф сказал, что когда Каиус порезал тебя, то задел плечевую артерию, и поэтому ты потерял столько крови.
Дэймон задумался над сложившейся ситуацией. Он, человек с экстра способностями, угодил в больницу, что нехорошо, но это же вызывало вопрос: как Тиффани объяснила его ранения, не говоря уже о том, как она собирается расхлебывать последствия произошедшего в ресторане. Но самое главное…
– Кто такой Джозеф?
– Знакомый по вузу. Он на пару лет старше меня, так что уже проходит резидентуру. Он как бы по мне сохнет.
Дэймон нахмурился. Неважно, с ним она или нет, ненавидит ли она его все еще за то, что он сделал с Марком, он не хотел, чтобы какой-то другой мужчина даже смотрел на нее. Он посмотрел, как она прижимается к нему. Она все еще его ненавидит? Он покачал головой. Должно быть, морфин действовал сильнее, чем он думал, раз он вообразил, что она когда-либо простит его за то, что он сделал.
– Не беспокойся, - сказала Тиффани. - Я сказала ему, что нас ограбили, но попросила не вызывать полицию, пока ты не очнешься. Я решила, что если объявятся полицейские, ты знаешь, как с ними разобраться. Но, думаю, мы можем улизнуть отсюда незамеченными до их появления. Мне кажется, Джосеф ни на секунду не поверил в историю с ограблением, но он так хочет мне угодить. Плюс, я предложила ему пятьсот баксов, чтобы он держал рот на замке.
Дэймон потер чуть ниже затылка, чтобы облегчить напряжение.
– Откуда ты собираешься достать такие деньги?
Тиффани поморщилась и отвела взгляд в сторону. Она была на мели, и он знал об этом, так как она упоминала это в письмах. Теперь, после смерти Марка, весь ее доход составляла страховка от Карателей за смерть брата в результате несчастного случая.
Она прикусила нижнюю губу.
– Ну… я подумала, ты заплатишь.
Он усмехнулся.
– Что ж, я могу попросить организацию компенсировать убытки. Внесу это в список взяток.
Она нахмурилась.
– Я старалась помочь. Если бы я не привезла тебя сюда, ты бы погиб. Хотя… изначально это я виновата, что ты чуть не умер.
Он поднял ее за подбородок двумя пальцами.
– Как ты сказала, если бы ты не привезла меня сюда, я был бы мертв, так что я благодарен тебе за спасение моей жизни. Каратели заплатят за молчание твоего друга и покроют все больничные расходы. Не о чем волноваться, – он помолчал, – кроме как о том, чтобы вытащить меня из этой чертовой дыры.
Тиффани стукнула себя по лбу.
– Ой, я забыла, как ты говорил, что ненавидишь больницы.
Она слезла с кровати и достала его одежду из маленького шкафа.
– Я постаралась, чтобы санитары не срезали ее, когда снимали с тебя.
– Спасибо.
Она посмотрела в пол, отказываясь встречаться с ним взглядом.
– Пожалуйста.
Она не смотрела ему в глаза. Почему? Он чувствовал, что она расстроена, но не понимал причины и не знал, как об этом спросить. Сделал ли он что-то ужасное, пока спал?
Дэймон скинул ноги с кровати и встал. С руки свисала капельница.
Уф. Нет ничего хуже, чем надоедливый медицинский персонал со своими иголками. Он не морщась выдернул иглу. Когда он поднял взгляд, Тиффани тихо стояла и смотрела на него, пока он развязывал больничный халат.
Хитрая улыбка промелькнула на его лице.
– Наслаждаешься шоу?
Ее смущенная улыбка вкупе с глубоким румянцем была бесценна. Ее голос прозвучал почти как писк:
– Извини.
Она отвернулась.
Дэймон скинул больничный халат и осмотрел повязку на плече. Рана под ней наверняка уже затянулась. С дополнительной помощью медиков, поддержавших работу легких, порез в артерии почти не ощущался.
Он натянул джинсы.
– Можешь повернуться. Я одет.
Тиффани повернулась, и ее румянец усилился от вида его оголенной груди.
– Кажется, ты сказал, что одет.
– Тиффи, ты видела меня в более непристойном виде.
Она прикусила нижнюю губу и снова уставилась в пол.
– Знаю.
Натягивая рубашку, он разглядывал красивую женщину, стоящую перед ним.
– Я выгляжу хоть капельку так, как ты меня представляла?
Она вздернула голову и уставилась на него.
– Кто сказал, что я когда-либо тебя представляла.
Дэймон закатил глаза.
– Да ладно, Тиффи. Ты писала мне годами. Хочешь сказать, ты ни разу не задумывалась о том, как я выгляжу?
Она пожала плечами.
– Ну, пару раз было.
– И?..
Она энергично замотала головой.
– Я не знаю. Наверное, я думала, что ты ниже и с более шикарной шевелюрой. Но я ошибалась – в хорошем смысле.
Он укоротит себе ноги и отрастит волосы, если ей это понравится. Подобное он писал в ответ. Насколько он мог помнить, он всегда был скрытным. Но со временем, по мере того, как он продолжал писать Тиффани, он начал открываться ей, общаться с ней так, как он никогда ни с кем не общался. Так, как он не сможет говорить с ней лично. Сейчас, когда морфин больше не заглушал боль, и после всего, что произошло между ними… как может он оставаться тем мужчиной, который когда-то был ей небезразличен, когда ее вера больше его не поддерживает.
– А ты? – спросила она, прерывая его мысли. – Ты меня такой представлял?
Он мысленно ответил ей, что она намного великолепнее, чем он мог бы себе представить, что ее мягкие локоны и медовые глаза соперничали с божественными, а улыбка была сравнима с потоком благодати с небес. А что касается сексуальности? У любого здорового мужчины слюнки потекут от одного вида ее попки, а он сам с радостью бы держал эти округлости всю ночь, сжимая их в то время, как…
– Ну?
– Я имел смутное представление о твоей внешности. Марк показывал мне фото, на котором тебе было лет семнадцать.
Тиффани словно сбил поезд.
– Боже мой, ты же не о той фотографии, на которой на мне майка с Ви…
– Винни Пухом и Пяточком, – закончил он за нее.
Она надула губы.
– Будь Марк здесь, я бы стукнула его хорошенько за то, что показал тебе это ужасное фото.
Он усмехнулся.
– Я никогда не считал, что ты плохо выглядишь на этом фото.
И если быть до конца откровенным с собой, в двадцать пять, когда он впервые увидел то фото, он решил, что она очень горячая несовершеннолетка. И будь ему семнадцать, он бы за ней приударил.
Конечно, его тут же накрыло всепоглощающее желание стукнуться головой о стенку. Даже тогда он ненавидел себя за то, что так думал о сестре Марка.
Тиффани оглядывала комнату, словно ей было слишком некомфортно встречаться с ним глазами.
– Итак, Каиус мертв.
Наконец, она посмотрела на него и что-то промелькнуло в ее янтарных зрачках, но он не смог распознать эмоции.
– Думаю, пора тебе отвезти меня домой и никогда больше не преследовать.
Пальцы Дэймона сжались в кулаки, и он еле сдержался, чтобы не сломать что-нибудь что попадется под руку.
Почему он пообещал оставить ее в покое?
«Потому, что она больше не будет охотиться, и потому, что она не хочет иметь с тобой ничего общего».
Для ее безопасности и счастья – вот почему.
Он коротко кивнул.
– Я тебя отвезу.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, Котик

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 09 Апр 2019 21:43 #47

  • Котик
  • Котик аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 31
  • Спасибо получено: 57
  • Репутация: 6
Спасибо за новую главу
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Tarana

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 14 Апр 2019 21:43 #48

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 990
  • Спасибо получено: 2179
  • Репутация: 108
Никто из читателей и не сомневался, что прозрение Тиффани в отношении поступка Марка наступит рано или поздно, а случилось сразу же после убийства главного злодеища. Осталось, чтобы главный герой перестал себя казнить и не казнил себя за ту цепочку событий, которая привела к тому, что брат любимой женщины стал чудовищем.
Девочки, спасибо. :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Tarana

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 22 Апр 2019 21:17 #49

  • Tarana
  • Tarana аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 24
  • Спасибо получено: 60
  • Репутация: 10


Дэймон брел вверх по лестнице, следуя за Тиффани. Хотя Каиус мертв, а Марк – отмщен, живот у него скрутило в узел в предчувствии того, что ждет его впереди. Будь он проклят, если не загнал самого себя прямиком в ад...
Он тяжело сглотнул, поднимая одну ногу и ставя ее перед другой, стараясь вести себя так, словно единственный шанс на счастье не ускользал из его рук. Сердце стучало в ушах. Черт побери, но тот, кто додумался до светлой мысли, что травмирующий момент проходит как в замедленной съемке, может съесть его кулак. Лучше бы он взбирался по этой лестнице вечность, чем сделал следующий шаг, и, боже, подъем казался быстрым.
Они все еще не распрощались лишь потому, что он настоял проводить ее до двери.
Они добрались до последнего пролета. Она подошла к квартире под счастливым номером семь. Нет, в этом числе и близко не было ничего счастливого. Это последнее, что врежется ему в память, когда она закроет, а скорее всего, захлопнет дверь перед его носом. Кажется, она очень хочет покончить со всем поскорее.
Достав ключи из сумочки, Тиффани потянулась к ручке двери, но обернулась к нему.
– Ну, вот и все, – сказала она. – Теперь ты доволен?
Он закусил нижнюю губу. Черт. Нет. Он не будет доволен до тех пор, пока она не станет его, пока он не будет знать, что, просыпаясь каждое утро, он будет видеть ее умиротворенное и обворожительное лицо рядом, каким оно было во время их совместной ночи.
Ночи, когда она отдала ему свою невинность.
Он хотел сказать ей, что нет, он не доволен. Он хотел сказать, что хочет, чтобы она была рядом. Острая боль пронзила сердце, но Дэймон кивнул в знак согласия.
Но это было далеко не так.
Как мог он это допустить? Как мог влюбиться так безнадежно? Мысль остаться с ней разлилась по всему телу волной восторга и эйфории. Но глядя в ее прекрасное лицо, он осознал, что больше его не увидит. И это ранило так, как ничто и никогда прежде.
Он добровольно согласился бы умирать тысячи раз, чем смотреть, как она уходит от него.
Тиффани тяжело вздохнула.
– Никогда не думала, что скажу это человеку, виновному в смерти Марка, но спасибо. Спасибо, что помог убить Каиуса. – Она чуть улыбнулась. – Знаю, что это слабое утешение, но после произошедшего в переулке, когда я бросила тебя, я поняла почему ты бросил Марка. Меня охватил азарт погони так же, как и тебя, и будь я на твоем месте в ночь смерти Марка, не знаю, поступила бы я иначе.
Дэймон тяжело вздохнул. Он не знал, что ответить. Он смог выдавить из себя лишь:
– Спасибо, что сказала мне это.
Еще одна слабая улыбка промелькнула на ее пухлых губах. Затем она сунула ключ в замочную скважину и повернула его, открывая дверь.
Мысли пустились вскачь. Казалось, все его тело замерло и ожило одновременно. Неужели он действительно позволит ей уйти?
«Скажи что-нибудь, придурок!»
Наконец он смог выдавить ее имя:
– Тиффани.
Она обернулась. Счастье и надежда промелькнули в ее медовых глазах.
– Да?
«Скажи что-нибудь. Скажи что-нибудь. Скажи что-нибудь! Ну хоть одно слово!».
– Амм… Тебе стоит поставить замок понадежнее. Я пришлю мастера, чтобы установить более надежный замок. Не волнуйся за оплату. Счет с меня.
«Черт!»
Это все, что он смог сказать?
Блеск в ее глазах мгновенно погас.
– А, хорошо. – Помолчав, она взглянула на него в последний раз. – Что ж, спасибо еще раз. Удачи в охоте. Не сомневаюсь, ты уничтожишь всех зараженных вампиров.
Она отвернулась и открыла дверь.
Слабак.
Женщина, которую он любил, его единственный шанс на счастье, собиралась покинуть его, и он ей это позволял. Сердце остановилось.
Женщина, которую он любил…
Он затаил дыхание. Неужели он действительно любил ее?
Кого он обманывает?
Переступив через порог, она начала закрывать за собой дверь.
Он пересек коридор и толкнул ее.
Тиффани обернулась:
– Дэй…
Подняв Тиффани на руки, он поцеловал ее прежде, чем она произнесла следующий слог. Ее язык встретился с его языком, и столкновение было яростным. Ее руки обвили его плечи. Прикосновение отдалось волной энергии во всем его теле. Оно все напряглось, когда он стиснул ее в объятиях, упираясь в ее мягкий живот.
Быстро закрывая дверь, он прижал к ней Тиффани. Она ахнула, когда он поднял ее и закинул ноги себе на бедра. Ему не терпелось почувствовать ее, такую горячую и тугую. Она была красива. Умна, целеустремлена, добра, великодушна – и он не мог себе представить ни одной причины, чтобы не любить ее. Никогда еще ни одна женщина не была способна поставить его на колени, но если бы пришлось, он был готов молить ее. Ничто не удержит ее вдали от него.
Он вдавился в ее бедра, и она слегка вскрикнула. Ее губы прошлись по его губам, прежде чем он отстранился провести дорожку из нежных, но отчаянных поцелуев вдоль ее ключицы. Тиффани застонала. Великолепный аромат ванили и корицы, исходящий от ее теплой кожи, наполнил ноздри. На вкус она была столь же сладостна.
Дэймон поцеловал ее в шею еще раз, прежде чем прошептать ей, мягко касаясь губами губ:
– Ты же не думала, что я позволю тебе вот так просто уйти?
Обхватив ее лицо одной рукой, он снова завладел ее губами.
Несколько слезинок скатились по ее щеке, и он взмолился, чтобы это были слезы счастья.
Дэмон отстранился и прошептал ей в ухо:
– Ты позволишь мне любить тебя?
Она кивнула, и поток адреналина затопил каждую клеточку его тела. Она слегка хихикнула, когда он понес ее в спальню. И он никогда не слышал ничего более божественного.
Зайдя в спальню Тиффани, он будто шагнул в свою студенческую общагу. Несмотря на то, что она уже большая девочка, по факту она все еще студентка колледжа. Он усмехнулся, укладывая ее на бледно-зеленую простыню. Все здесь, начиная от ярко раскрашенной лампы с маленькими искусственными кристаллами на абажуре и книжных полок, заставленных учебниками, до пушистого белого ковра под его ботинками – все в комнате кричало об ее юном возрасте.
Черт.
Ему почти стукнуло тридцать, и вот он здесь с младшей сестрой своего лучшего друга. Он посмотрел на нее. Холмики ее пышной груди вздымались и опускались от частого дыхания. Он провел рукой по ее бедрам, восхищаясь каждым нежным изгибом. Хотя она и пыталась казаться черствой и суровой, под этой внешней оболочкой Тиффани была совершенно другой. И прямо сейчас она смотрела на него с чистым сексуальным голодом.
Не говоря ни слова, он стянул ее платье через голову, одной рукой расстегнул застежки на бюстгальтере и ртом втянул розовый бугорок ее соска. Она застонала под ним, пока он сминал ее грудь ртом и рукой. Тиффани выгнулась, соприкасаясь с его бедрами, в страстном желании, чтобы он ею обладал.
Он выпустил ее из объятий и встал перед ней. Скинул свой плащ на стоящий рядом стул, прежде чем снять ботинки. Она поднялась и села на колени перед ним. Поиграла краем его майки, затем помогла ему медленно стянуть ее через голову. Отбросив ее в сторону, начала расстегивать его джинсы.
Остановившись, она запрокинула голову и посмотрела ему в глаза. Обвила его руками, прижимая:
– Мой герой Б.
Легкая улыбка появилась на ее лице. Затем она расстегнула молнию и стянула его брюки до щиколотки.
В мгновение ока он оказался на ней. Все его тело было напряжено от желания, когда он расположился у входа в ее лоно. Она уже была такая влажная в ожидании его.
Тиффани пробежала пальцами по его оголенной груди, затем обхватила его руками и ногами.
– Ты не представляешь, сколько раз я мечтала об этом, – прошептала она.



Ком подкатил к горлу Тиффани, но она постаралась сдержать слезы. Она не преувеличивала. Бесконечное количество раз она мечтала вот так лежать с Б, с Дэймоном. Он был даже более привлекательным, более невероятным, чем она себе представляла. Дрожь пробежала по ее спине.
Их первый раз оказался жалкой тенью по сравнению с той близостью, которую она испытывала сейчас в его объятьях. Ничего другого ей и не надо. В этот раз не будет ни боли, ни страха, ни сопротивления.
Одним сильным толчком он вошел в нее. Ее тепло сомкнулось вокруг него, когда он проник еще глубже. Он заполнил каждый миллиметр ее лона, и она вскрикнула. Сильными, но чувственными движениями он погрузился в нее, посылая ритмичные волны наслаждения по всему телу. Каждый нерв, каждая клеточка была живой и в огне.
Запах его кожи наполнил ее ноздри. Он был везде. Его руки, рот, язык не оставляли нетронутой ни одну часть ее тела, будто он открывал ее тело для себя впервые.
Но едва различимый запах больничного антисептика все еще примешивался к запаху его кожи – жестокое напоминание о все еще заживающем плече. Напряжение сковало ее грудь. Как она могла быть такой глупой? Она пробежала руками по его плечу. Из-за своей небрежности она чуть не потеряла его.
Приподнявшись на одной руке, он втянул ее нижнюю губу, а затем подарил долгий и глубокий поцелуй. От сладости его языка по всему телу к низу живота побежали мурашки. Хриплый стон сорвался с его губ, когда она потерлась о него. Его удовольствие воодушевляло ее. Мужчина, державший ее, был яростным воином, который боролся с сильнейшими сверхъестественными существами мира. Он мог голыми руками разорвать любое чудовище, но она мечтала быть той, с кем он будет таким же беззащитным, как она с ним.
Просунув руку между ними, Дэймон притронулся к нежной плоти между ее ног. Тиффани вскрикнула, когда он потер ее нежные, чувствительные складки. Наслаждение возрастало, пока она не забалансировала на краю блаженства.
Он провел губами по ее ушку, горячим дыхание посылая дрожь по спине, шепча:
– Кончи, Тиффани, для меня.
Он вошел в нее резким толчком, который доставил ее на вершину блаженства.
– Дэймон! – закричала она.
Жар расползся по ее лону. Она выгнулась ему навстречу. Удовольствие волнами накатывало на нее. Обхватив его лицо обеими руками, она посмотрела ему в глаза.
– Поцелуй меня, черт побери.
Он улыбнулся и игриво прикусил ее шею.
– Только если кончишь еще раз.
Она тяжело дышала. Ему не нужно просить дважды. Продолжая двигаться в ней, он грубо ее целовал, отчего голова кружилась от желания. Еще одна волна жара накрыла Тиффани, разжигая ослепительное пламя.
Когда последние отголоски оргазма отступили, она толкнула Дэймона в грудь, пытаясь заставить его повернуться на спину. Он ухмыльнулся ее слабой попытке, прежде чем, обхватив ее одной рукой за талию, посадил верхом на себя. Теперь он лежал на спине, а она оказалась на нем.
Ее глаза расширились, пока она впитывала открывающееся ей зрелище. Накаченные мускулы рук и груди расслабились, когда он потянулся, чтобы обхватить ее попку. Она завизжала и стала извиваться, когда он пощекотал ее. В конце концов, она упала на него, прижавшись грудью к его соскам, прежде чем приподнялась и чмокнула его в губы. И этот поцелуй был таким сердечно уютным, что у нее перехватило дыхание.
Она начала медленно сползать по его телу, обтираясь о твердый пресс. Положив голову на его живот, она провела пальцами по его аппетитным бедрам, великолепному треугольнику мышц с маленькой полосой темных волос, ведущих к эрекции.
Низкий рык сорвался с его губ, когда она продолжила движение вниз.
– Что за шалость ты задумала? – промурлыкал он.
И застонал, когда она провела губами по его возбужденной плоти.
– Ты доставил мне удовольствие, – сказала она. – Теперь моя очередь доставить удовольствие тебе.
Она провела языком по всей его длине, и из груди Дэймона вырвался стон.
Двигаясь вверх по его телу, она легко и нежно целовала его там, где не было повязок. Но боль кольнула сердце. Вид его лица, полного боли, его неподвижной груди и бледность холодных губ впечатались в ее мозг навсегда. Его боль разрывала ее. Что-то в глубине нее рассыпалось на мелкие кусочки при мысли потерять его.
Только не снова.
Дважды она чуть не вытолкала его из своей жизни навсегда, но теперь, когда она увидела его на пороге смерти, она поняла, что никогда не сможет жить без него. Она подарит ему наслаждение и соблазнит остаться. Глубоко в душе она знала, что не о чем волноваться. Б. никогда ее не оставит.
Проведя дорожку из поцелуев по его ключице, она продолжила, обводя линию его груди к мускулистым изгибам живота. Она практически облизнулась при виде его пресса, представляя нагрузку, тренировки, самоотверженность, с которой пришлось работать, чтобы так укрепить тело. Он был совершенен, как произведение искусства.
Он стонал, когда она массировала и ласкала каждый сантиметр его тела от изгиба шеи и бугров плеч до ног, бедер и ступней. Он таял от ее прикосновений, и удовольствие, которое возникло на его лице, отдавалось жаром между ее ног. Она льнула к нему всем телом, а голова покоилась на упругом животе.
Она зашептала, позволяя своему дыханию пробежаться по его коже:
– Что мне сделать, чтобы доставить тебе удовольствие? Я сделаю все, что захочешь.
Запустив пальцы в ее волосы, он поиграл с ее длинными локонами.
– Твоего удовольствия более чем достаточно.
Его снежно-голубые глаза сверкнули в приглушенном свете спальни. И этот огонь поведал ей, что именно он хочет, хотя он и отказался попросить. Он слишком милый, слишком джентльмен, чтобы пожелать о чем-то помимо ее удовольствия.
Еще один стон заклокотал в его горле, когда она погладила рукой его член.
– Тиффани…
Она приложила палец к губам, чем заставила его замолчать.
– Ш-ш. Никаких возражений.
Ее губы сомкнулись на нем, и теперь была его очередь выгибаться на встречу прикосновениям ее рта.
– Я хочу, чтобы ты кончил, – прошептала она.



Дэймон застонал, когда его обхватили губы Тиффани. Тепло и влага ее рта окутали его, несмотря на его внушительный размер. Ее губы скользили вверх и вниз по всей его длине, а руки работали в тандеме со сладким пресладким ротиком. Когда же она, наконец, выпустила его, он был так близок к оргазму, что отсрочка казалась пыткой.
Она оседлала его, потеревшись нежной плотью. Он провел руками по ее коже от грудей до узкой талии и аппетитно округлых бедер.
Идеальная фигура в форме песочных часов.
Низкий, яростный рык клокотал в его груди. Один локон упал на ее лицо, подчеркивая обворожительную улыбку. Она до боли хороша. Он не мог больше сдерживаться.
– Я хочу быть внутри тебя.
На ее лице промелькнула застенчивая улыбка, и она прикусила нижнюю губу. Этого ответа было достаточно. Он развел ее ноги, чтобы обнажить сладостное розовое средоточие и больше не тратил ни секунды. Он заполнил ее, и она откинула голову и вскрикнула. Тиффани покачивала бедрами, а он продолжал проникать все глубже. Дрожь сотрясла его тело, когда он почувствовал, что кончает.
Тиффани провела ладонями по его рукам. Сияющие медовые глаза впились в него. Она еле могла говорить сквозь прерывистое дыхание. Ее грудь вздымалась и опускалась, она стонала от приближающегося пика наслаждения.
Но озорная улыбка промелькнула не ее лице, когда она сказала, подражая ему:
– Кончи, Дэймон, для меня.
И звук ее шепота взбудоражил его до безумия.
Одним последним толчком он излился в нее. Оба вскрикнули. Удовольствие, которого Дэймон никогда прежде не испытывал, пронзило его с головокружительным высвобождением. Она рухнула на него, и он обхватил ее руками. Натянул покрывало. Восторг наполнял его, когда он расположил ее голову в изгибе своей шеи.
Нежно поцеловав ее в лоб, он зарылся носом в ее волосы. Они лежали в тишине, пока энергия утихала. Сердце стучало в груди. Несколько раз он открывал рот, чтобы что-то сказать, но ни слова не произнес, так как Тиффани расслабилась и заснула.
Если бы он сказал ей сейчас, что любит, что хочет держать ее в объятьях до конца своей жизни, он бы ни капли не соврал…

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 22 Апр 2019 21:30 #50

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1821
  • Спасибо получено: 1677
  • Репутация: 60
Спасибо за главу! Я только что прочла 8 и 9ю, остановилась на 10й, так что пока не в курсе что там дальше. По тем главам скажу, рада что Тиффини объединилась с Дэймоном, а то страшно подумать что бы с ней случилось. Каиус ее бы быстро раскусил.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 25 Апр 2019 21:01 #51

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1821
  • Спасибо получено: 1677
  • Репутация: 60
Ура! Догнала :dancing:
Рада, что того гада Каиуса убили! Жаль, что про вирус больше ничего нового не удалось узнать. Не пойму как теперь тех инфицированных вампиров искать.
И фууу :nauseate чего они взрываются после смерти? Гадость, нет чтобы просто в прах превратится, каждый раз после убийства быть грязным?? Я думала то только тот из-за вируса так взорвался.
11 глава очень горячая. И хорошо что Тиффани простила Дэймона.
Спасибо за продолжение :flowers Ждем следующую главу :8
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 11 Май 2019 17:22 #52

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 990
  • Спасибо получено: 2179
  • Репутация: 108
Cerera, согласна с тем, что хорошо, что главные герои помирились и их счастью вроде бы ничего не угрожает, но осталось еще одно - это Марк, брат Тиффани, который стал монстром.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 13 Май 2019 12:43 #53

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1821
  • Спасибо получено: 1677
  • Репутация: 60
Ой я бы так хотела чтобы и Марка перетянули на хорошую сторону. По сути если есть доноры то убивать не надо. А там может и такую с пакетов кровь можно. То есть не обязательно становится монстром.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 15 Май 2019 21:30 #54

  • Tarana
  • Tarana аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 24
  • Спасибо получено: 60
  • Репутация: 10


Если бы кости могли говорить, кости Тиффани простонали бы: Это! Было! Восхитительно! Она потянулась и высвободилась из спутавшихся простыней. Глупо улыбаясь, проиграла в уме всю ту страсть, которая была между ними с Дэймоном. Глубоко вздохнула, и запах его кожи заполнил ноздри. Он лежал на животе рядом с ней, рот чуть приоткрыт, руки широко раскинуты: одна над головой, другая свесилась с края кровати. Она прислушалась к его дыханию и понаблюдала, как поднимается и опускается его грудь.
Руки так и чесались пробежаться кончиками пальцев по клейму на его плече. Иссиня-черные чернила контрастировали со слегка загорелой кожей. Это зрелище: Дэймон, абсолютно расслабленный и спящий, – заставляло ее сердце бешено колотиться. Он был таким сексуальным, таким идеальным. Она прикусила нижнюю губу и еле удержала себя от того, чтобы не разбудить его; от того, чтобы не прижаться к нему, не поцеловать глубоким поцелуем и выяснить, правду ли говорят о сексуальном возбуждении мужчины при пробуждении.
Прежде чем она себя остановила, Тиффани провела большим пальцем по гладкой коже его лица. Точеные линии скул и лица ошеломляли ее. Даже спящий он был невероятно красив. Но когда он бодрствовал, ни что так не привлекало ее внимание как холодно-голубая глубина его глаз. Они пронизывали ее – дикие и яростные. Холодок пробирал до костей от этого взгляда. Словно свирепый сибирский тигр, одновременно завораживающий и пугающий.
Все еще находясь в глубоком сне, он издал низкий грудной звук. Приник к ее руке, затем, устроившись поудобнее, снова погрузился в сон. Она улыбнулась. Их второй раз так отличался от первого. Когда она отдала ему свою девственность, болело несильно, и Тиффани осталась впечатлена тем, как легко и быстро он успокоил ее страхи. Но второй раз был сногсшибательным тем, насколько привычной казалась их близость. И в отличие от первого раза, в этот раз она знала, что мужчина рядом с ней – это Б, человек о котором она мечтала годами. Повернувшись на свою сторону кровати, она уставилась в потолок. Для столь отстраненного расчетливого и порой совершенно холодного охотника, способность Дэймона быть нежным тронула ее, срывая маску с мужчины, которого она знала по письмам. У нее не было сомнений в том, что он за нее беспокоился. То же чувство пронзало и ее, когда они касались друг друга.
Она не знала, осознавал он это или нет.
Тиффани сжала челюсть. Злость переполняла ее при осознании того, насколько глупо она себя вела. Как она могла оказаться такой дурой? Она должна была понимать, что человек, которого она знала – ее Б – не стал бы бросать Марка умирать, не будь на то веской причины. Дэймон все еще винил себя, но после того, как она чуть не потеряла его в схожей ситуации, она уже не винила его больше.
Мысленно она вернулась ко всем его письмам, на которые так и не ответила. Насколько сильно она его ранила?
Свесив ноги с кровати, она встала и тихо прошло к своему столу. Выдвинула нижний ящик и начала рыться в стопке учебных записей, пока не нашла то, что искала. Она вытащила большую стопку конвертов – ни один не был вскрыт.
Отложив письма, она быстро оделась, накинув черную куртку. Наконец Тиффани сгребла письма, прошла через гостиную и вышла на пожарную лестницу.
Холодный зимний воздух защипал ее щеки. Она села на верхнюю ступеньку, любимое тихое местечко. Взглянула на небо – ни единой звездочки, благодаря всепоглощающим ночным огням города. Она глубоко вздохнула.
Она должна знать.
Убрав резинку, стягивающую письма вместе, она перебрала их, просматривая даты. По письму каждый день в течении почти целого месяца. Ком встал в горле. Выдыхаемый воздух заклубился перед лицом, когда она взяла последнее письмо в стопке.
Просунув остальную пачку писем под ногу, она вскрыла конверт. Бумага разорвалась с тихим шелестом, но в ее ушах он усилился в десятки раз, раздавшись столь же болезненно, как звенящий будильник в утро сильного похмелья. Руки дрожали, вытаскивая один единственный лист бумаги, и боль затопила сердце при виде знакомого почерка Б. Она замерла. В какой-то момент она чуть не выпустила бумагу из рук на волю ветра. Было бы намного проще не знать.
Но она должна.
Все еще дрожащими руками, она развернула письмо и медленно начала читать исписанный лист.
«Дорогая Тиффани,
Мне столько нужно тебе сказать, но у меня так мало времени, ведь я приступил к поискам убийцы Марка. Я сомневаюсь, что ты когда-либо прочтешь это письмо, так как ты не отвечала на все те письма, которые я отправлял весь прошлый месяц. Но я должен написать это в надежде на то, что, может быть, однажды ты откроешь конверт. Неважно, насколько ты меня ненавидишь, неважно, как сильно желаешь моей смерти, ты навсегда останешься в моем холодном сердце. Я никогда не собирался волноваться за тебя, но я волнуюсь. Мы оба это знаем. И я ни капельки об этом не сожалею.
Потеря Марка, а теперь и тебя, довела меня до края безумия. И эта боль больше, чем я могу вынести. Ты знаешь, как тяжело мне признаваться в этом тебе, но мне плохо. И лучше никогда уже не станет. Ничто сказанное или сделанное мной не сможет выразить того сожаления, что я испытываю. Я буду чувствовать вину до конца своих дней.
Этого я никогда не смогу вырвать из своей груди. И насколько бы легче мне ни стало, после всего происшедшего, я не заслуживаю прощения. Я бы хотел, чтобы на свете существовали слова, в которых я мог бы признаться, чтобы все изменить, чтобы все исправить. Я мечтал бы придумать идеальную ложь.
Тиффи, я умоляю тебя.
Скажи мне, что ты хочешь услышать, и ты это услышишь. Я скажу и сделаю что угодно, лишь бы ты вернулась в мою жизнь. У меня нет семьи, на которую я мог бы опереться, а наша дружба так крепко оплела мое сердце, что даже если бы у меня были родные, их любви не хватило бы, чтобы залечить мои душевные раны. Без тебя в моей жизни – это невозможно.
Удивительно, как далеко мы зашли, как смогло письмо в одну строчку превратиться в такие чувства к тебе. Может быть, таков мой удел, потому что Бог знает – я не заслуживаю такой женщины. Мы оба знаем, что я хочу сказать. Эти чувства всегда висели на кончике пера, ожидая своего часа. Но я слишком труслив.
Ты знаешь, что я испытываю, и если бы я мог однажды просто сказать тебе это лично… я мог бы умереть, зная, что я прожил жизнь не зря.
Всегда твой Б.»
Дрожащими руками, Тиффани попыталась сложить письмо, но ничего не выходило. Слезы затуманили взгляд и стекали на бумагу. Она содрогнулась от понимания того, что должна сделать.
«Он должен знать».



Дэймон резко сел в постели. Сердце колотилось, пока он пытался выровнять дыхание после беспокойного сна. Пульс бешено стучал, и он сжал простыню руками. Глаза сканировали комнату. Тиффани. Где Тиффани?
Он вскочил с кровати, набрасывая джинсы. Влетев в гостиную, он заметил сгорбившуюся фигуру на пожарной лестнице. Он забежал обратно в спальню, набросил рубашку и обулся, прежде чем вернуться к окну в гостиной.
Во сне Тиффани передумала и решила, что все же винит его в смерти Марка. Она сказала, что совершила ошибку, простив его.
Он распахнул окно и вышел на пожарную лестницу. Порывистый северный ветер ударил по рукам сотнями мелких игл, впиваясь в кожу. Черт, холодно. Тиффани сидела на верхней ступени абсолютно неподвижно.
– Тиффи? – сказал он.
Когда она не ответила, он прошел и встал за ней. Сердце остановилось, когда он увидел, что она держит в руках. Его письма. Он поднес руку ко рту и прикусил большой палец, чтобы с губ не слетел поток ругани. Одно письмо было открыто и лежало на коленях, и это было то самое письмо, последнее.
То самое письмо, в котором он признавался ей в любви.
«Черт».
Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но не смог произнести ни слова.
Дэймон все еще был трусом. Каждый раз, когда он пытался подобрать правильные слова, во рту пересыхало, а мысли разбегались. Что за хрень с ним происходит? Почему он не мог ей сказать? Он знал, что за хрень с ним происходит. Если он признается в любви, то станет уязвимым. И хотя он отказывался признаваться в этом самому себе, он был влюблен в нее уже несколько лет. Они оба это знали. Его сердце уже давно в ее руках.
Но если он скажет, что любит ее, то станет беззащитным и открытым для удара. Она будет иметь над ним еще большую власть, чем сейчас и сможет легко его ранить, и будь он проклят, если это не окажется самой страшной карой.
Тиффани похлопала по ступеньке рядом с собой, подзывая присесть. Он сел, уперев локти в колени, совершенно не в состоянии что-либо сказать. Боль в груди поглотила все его естество. Он хотел схватить ее, сказать, что любит и безумно поцеловать, но он просто не мог это сделать.
Она глубоко вздохнула.
– Я думаю, что не стоит говорить, что я была не права. Я думаю, ты и так это знаешь.
У Дэймона скрутило живот. Вдруг все стало неважно кроме тех слов, которые только что сорвались с ее губ. Холодная погода больше не пробирала до костей, а ледяной ветер не колол щеки. Она ведь не собиралась сказать то, о чем он подумал… или собиралась?
– Вот, – она протянула ему пухлый конверт без марок.
– Что это? – с трудом произнес он.
Она прикусила нижнюю губу и посмотрела куда-то вдаль, отказываясь взглянуть ему в глаза.
– Письма, которые я писала. Я их так и не отправила.
Он с неверием взирал на нее. Она ему писала?
Тиффани обернулась. Слезы катились по ее щекам, оставляя дорожки на изящном лице. Голос дрогнул, когда она произнесла:
– Ты должен знать. Мне нужно, чтобы ты знал, что я никогда не переставала любить тебя, ни на секунду.
Дэймон запустил пальцы в ее волосы, разворачивая и прижимая к себе так быстро, что сам едва ли осознал свои действия. Его губы обрушились на ее губы. Поцелуй был глубокий. Их языки соприкасались друг с другом, жар страсти разгорался в обоих. Сердце заколотилось в бешенном ритме, когда он ощутил, как она прижалась к нему.
Он медленно отпустил ее волосы, продолжая удерживать голову. Его губы чуть касались ее губ, когда он прошептал:
– Я никогда не переставал мечтать о тебе.
Одна единственная теплая слезинка скатилась по ее щеке и упала, когда он снова поцеловал ее.
Дэймон подхватил ее на руки и занес в укутывающую теплом квартиру, направляясь к спальне. Если он не мог сказать ей, что любит, так хотя бы он, черт побери, попытается показать ей тем способом, каким может.



Дэймон не мог представить себе большего счастья. Тиффани лежала рядом, положив голову на изгиб его руки. Он пробежал взглядом по ее обнаженным пышным формам. Она так красива, что даже ангелы не смогли бы сравниться с ней.
Он позволил себе расслабиться и откинул голову на мягкую подушку. Закрыл глаза и ущипнул себя, но когда открыл глаза, он все еще лежал на том же самом месте. Неужели все это действительно происходит? Неужели таким будет его будущее? По ночам – защищать невинных, а возвращаясь домой на рассвете – лежать с Тиффани в обнимку?
Впервые в жизни он позволил себе надеяться на лучшее.
Дэймон молился лишь о том, чтобы бог не играл с ним в какую-то жестокую игру. После того, как они вернулись в спальню, он сунул письма в карман плаща. Он все еще находился в состоянии неверия. Она писала ему. Он не мог решить: то ли он хотел поскорее прочитать их, то ли боялся этого.
Резкий жужжащий звук раздался с прикроватного столика, когда завибрировал мобильный. Тиффани заерзала, лениво открывая глаза. Телефон продолжал вибрировать.
Дэймон посмотрел, кто звонил.
Черт.
Звонок от отряда Карателей никогда не сулил ничего хорошего.
Он схватил телефон со столика, открыл его и приложил к уху:
– Алло.
Голос Криса на другом конце звучал отчаянно:
– Ты это уже видел?
Тиффани встретилась с ним взглядом, слушая Криса, чей голос был хорошо слышен.
– Что видел? – спросил Дэймон.
Крис выругался.
– Тебе лучше добраться до ближайшего компьютера.
Тиффани без промедления рванула к столу, где лежал ее старенький ноутбук, закрытый в режиме ожидания. Она открыла крышку и нажала кнопку включения.
– Что происходит, Крис? – спросил Дэймон, переключая телефон на громкую связь.
Крис затараторил со скоростью света. Он явно был близок к нервному срыву.
– В интернете появилось вирусное видео. Ты должен взглянуть, прежде чем штаб его удалит. Вбей «зомби апокалипсис в Рочестере».
Дэймон сделал знак Тиффани. Она вбила в поисковое окно фразу и нажала «ввод».
Дэймон покачал головой, стараясь осмыслить, что происходит.
– Пожалуйста, скажи мне, что это не то, о чем я подумал.
Он слышал, как пальцы Криса порхают по клавишам.
– Если под «что я подумал», ты имел в виду чёртовых подростков, записавших видео о кровососе, который, используя вирус, превращает мертвого парня в зараженного вампира, тогда да – это именно то, что ты подумал.
Адреналин побежал по венам Дэймона.
– О чем ты говоришь, Крис? Мы убили Каиуса прошлой ночью.
– Мы? Кто мы? – прохрипел Крис. – С кем ты работаешь? И кого бы ты ни убил прошлой ночью – это явно не тот вампир.
– Неважно кто…
Тиффани поманила Дэймона.
– Нашла.
Она нажала кнопку «проиграть».
Из динамиков раздался шелестящий звук движения около незафиксированной камеры.
Трясущееся видео, снятое на мобильный, показывало плохо освещенный переулок. Человек в капюшоне, стоящий спинок к камере, склонился над неподвижной фигурой. Раздался отвратительный хлюпающий звук.
Спустя почти минуту хлюпанья человек отстранился.
– Черт! – воскликнул Дэймон.
Камера четко показывала недавно мертвое тело. Следы клыков украшали шею жертвы и были хорошо заметны.
– Срань госп…
Внезапно прервался шепот подростка. Судя по звукам, один из его друзей прижал ладонь к его рту.
Черт. Черт. Черт.
Проклятые подростки и дурацкие камеры на телефонах. Струйка крови стекла по шее мужчины, прежде чем упырь в капюшоне снова склонился над жертвой. Сунув руку в карман, незнакомый вампир достал маленький шприц.
Тиффани выругалась себе под нос:
– Вот же ж срань.
Существо в капюшоне подняло руку трупа и ввело инъекцию в омертвевшую вену. Закончив, вампир встал и отступил, нависая над телом. Мертвец дернулся, пробуждаясь к жизни. Его глаза распахнулись. Зрачки горели красным цветом.
Фигура в капюшоне растворилась в ночи.
Один из подростков выругался. Голова новообращенного кровососа повернулась в их сторону. Существо открыло рот и обнажило клыки. Громкое шипение вырвалось из глотки. Оно поднялось неестественными рывкообразными движениями и теперь сидело на корточках, готовое атаковать.
– Бл*ть! Бежим! – крикнул один из подростков. Видео затуманилось, стало скачкообразным, а из динамиков доносился топот быстрых шагов. Секунду спустя видео оборвалось.
Крис прочистил горло:
– Мы в полном дерьме.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Cerera, Natala, Котик

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 15 Май 2019 22:04 #55

  • Котик
  • Котик аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 31
  • Спасибо получено: 57
  • Репутация: 6
Спасибо за продолжение
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 22 Май 2019 07:45 #56

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1821
  • Спасибо получено: 1677
  • Репутация: 60
Добралась наконец)
Спасибо большое за продолжение :36
Так растрогало письмо :dream Дэймон здесь открылся с другой стороны. Такой милый и уязвимый.
Так хочется что у них с Тиффани все сложилось.
Мда, видео наверняка успеет навести шороху среди людей. Раз видео попало в сеть то надеюсь дети все таки убежали и с ними все в порядке.
Я сначала вообще подумала что на видео как Дэймон убивает Каиуса. Даже обрадовалась что там зомби)))
А то что вирус у кого-то ещё есть не удивляет. Каиус ведь не сам бегал по подворотнях и заражал трупы. Для этого полно других. Так что с его смертью сам канал сбыта перекроили, а то что уже на руках так и осталось у других. Правда все равно непонятно для чего этот вирус.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кейт Бэлленджер - Призрачный охотник 18 Июнь 2019 02:32 #57

  • Elen
  • Elen аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 13
  • Спасибо получено: 18
  • Репутация: 3
Спасибо большое flo8 flo8 flo8 , за новые главы flo666
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3