Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ТЕМА: Аманда Стивенс - Пророк

Аманда Стивенс - Пророк 26 Июнь 2020 19:23 #61

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128

— Идёт буря, — услышала я голос Девлина, съёжившись в кустах, точно сталкер, в которого превратилась.
— Похоже на то, — ответил другой мужчина. — Плохая погода, дурная магия.
— Если ты в неё веришь.
— Конечно. Как я мог забыть? Наш мир ограничен всего пятью чувствами, ведь так, Джон?
— Я научился доверять инстинктам. Это считается?
Как всегда, голос Девлина произвёл на меня глубокое впечатление. В ответ я лишь сильнее укрылась в тени у веранды. Но не смогла удержаться, чтобы не выглянуть из-за опадающих листьев.
До вчерашнего вечера я не видела его с тех пор, как мы расстались на кладбище Чедати несколько месяцев назад. Я избегала его телефонных звонков и электронных писем, потому что знала, единственный способ забыть его — это полностью вычеркнуть из своей жизни. За время моего недолгого пребывания в Эшер Фоллс мне почти удалось убедить себя, что я готова двигаться дальше. Я встретила мужчину, который мне понравился, к которому меня тянуло, с которым я была счастлива.
Но мне стоило лучше себя знать. Девлин — единственный для меня, но, пока та дверь остаётся открытой, пока его продолжают преследовать призраки, надежды нет.
Так почему же я не могу просто принять свою судьбу и отпустить его? Мне удавалось держаться от него на расстоянии несколько месяцев, так отчего же это становилось всё труднее?
Потому что я увидела его с другой женщиной. Потому что я боялась, что он уже отпустил меня.
Может быть, так оно и есть. Или это Мариама снова заманила меня сюда ради своих эгоистичных целей. Гораздо легче обвинить призрака, чем взять ответственность за собственное сомнительное поведение.
Как бы то ни было, я застряла в кустах, пока гость Девлина не уйдёт, а тот не вернётся в дом. Я бы очень огорчилась, если бы меня обнаружили.
Так тихо, как только могла, я пошевелилась, чтобы лучше следить за происходящим. Он стоял на веранде, освещённой люстрой из фойе. Я не видела его лица, но в этом не было необходимости. Каждая его черта: тёмные глаза, чувственный рот — навсегда запечатлелись в моей памяти. Я даже могла мысленно проследить линию вдавленного шрама под его нижней губой. Это крошечное несовершенство всегда меня гипнотизировало.
Голос второго мужчины показался знакомым, но он стоял спиной ко мне, и я не узнала его, пока он не повернулся обвести взглядом тени, в которых я скрылась. Свет из прихожей упал на его лицо, и я ахнула.
Это был Итан Шоу, судебный антрополог, с которым я работала несколько месяцев назад. Впервые я познакомилась с Итаном через его отца, доктора Руперта Шоу, директора Чарльстонского института изучения парапсихологии. Мы с доктором Шоу друзья с тех пор, как я переехала в этот город. Его так заинтриговало «призрачное» видео, которое я разместила в своём блоге, что он попросил меня о встрече, написав по электронной почте. Он даже сыграл важную роль в обретении мною нынешнего жилья, в котором ранее проживала его бывшая ассистентка (девушка внезапно переехала в Европу).
Я застыла, пока Итан вглядывался в темноту. Через мгновение он снова повернулся к Девлину.
— Мне показалось, я что-то слышал.
— Наверное, просто ветер.
— Или воображение.
— Да, или оно. Вот, держи.
Он протянул Итану пиво. Бутылки открылись с тихим шипением.
Девлин вышел на веранду и занял позу, расправив плечи и слегка расставив ноги, словно готовясь к чему-то неприятному. Он был высоким мужчиной, худощавым до изнеможения после всех тех лет, что его преследовали призраки. Но всё равно в нём чувствовался стальной стержень. Было что-то почти угрожающее в том, как он хмуро всматривался в темноту.
— Я не против признать, что все еще немного нервничаю, — произнёс Итан с неловким смешком. Он присел на перила, а Девлин прислонился плечом к стене. — Никогда за миллион лет не ожидал, что с другой стороны улицы на меня уставится Дариус Гудуинз. Говорю тебе, Джон, меня оторопь взяла. Я и вообразить не мог подобного совпадения.
— На самом деле не думаешь, что это было совпадение?
— А как же иначе? Я никогда не бывал в том районе. Даже случайно не проезжал. А сегодня меня вызвали в старый дом на Нассау, осмотреть кости, найденные под крыльцом. И вот я выползаю из-под крыльца, а он там. В тёмных очках и шляпе, так что я, может, и ошибся…
— Ты не ошибся. Это был он.
— Как ты можешь быть так уверен?
— В этом городе что-то происходит.
— Ты о чём?
Девлин замолчал и поднял взгляд к деревьям, и, по какой-то причине, я подумала о соловье и том, с какой странной настойчивостью он пытался переубедить меня, что это пересмешник.
— Несколько дней назад в восточном районе нашли мёртвую женщину. Токсикологическая экспертиза выявила прелюбопытный состав химических веществ в её крови. Букет психоделиков растительного происхождения, сказал коронёр, и вещество, которое никто не смог идентифицировать.
— Какое это имеет отношение к Дариусу?
— Прямое, если неизвестное вещество окажется серой пылью.
— Серая пыль? Боже правый.
Итан снова повернулся и оглядел темноту. Он казался бледным и напряжённым в свете, льющемся через дверной проём, и я могла бы поклясться, что услышала нотку страха в его голосе:
— Я думал, эта штука исчезла много лет назад.
— По-видимому, всплыла снова, после того как Дариус вернулся из долгого африканского отпуска, — мрачно произнёс Девлин. — Есть только один источник серой пыли и горстка людей, которым когда-либо предоставлялся к ней доступ. Он один из них.
— Да, но не единственный.
— Да перестань. — В голосе Девлина звучало нетерпение. — Не было сегодня никакого совпадения. Он хотел, чтобы ты увидел его так же, как он убедился, что до меня дошли слухи о серой пыли. Точно также он удостоверился, чтобы в теле той женщины появились определённые химические вещества. Каждый его поступок имеет цель.
Девлин снова наклонил голову, словно пытаясь уловить какой-то отдалённый звук. Я подняла взгляд, но деревья молчали.
— В чём дело? — с тревогой спросил Итан.
— Ничего. Наверное, мне тоже что-то мерещится.
— У Дариуса есть такая особенность. — Итан потёр затылок. — Трудно поверить, что человек в его положении пошёл бы на такой риск. Не то чтобы он нуждался в деньгах.
— Деньги никогда не были его мотивацией. Серая пыль даёт ему силу играть в бога.
— Обладатель жизни и смерти, — пробормотал Итан. — Разве не так он говорил?
Девлин подошёл к ступенькам и остановился, выглядывая во двор. Если он посмотрит вниз под правильным углом, то наверняка меня заметит. Мне хотелось ещё глубже раствориться в тени крыльца, но я боялась, что даже лёгкий звук привлечёт его внимание. Моё обнаружение обернётся величайшим позором, но я была также заинтригована их разговором. Девичья фамилия Мариамы — Гудуинз, так что я подозревала, она имеет какое-то отношение к Дариусу. Чего я не знала, так это почему само произнесение его имени, казалось, вызывало у людей ужас. Я почувствовала дрожь в воздухе, отчего моё сердце забилось ещё быстрее.
— Раньше я думал, что серая пыль — миф, — сказал Итан. — Я всегда смеялся, когда отец и Мариама благоговейно говорили о ней. Но я до сих пор уверен, что это просто очень сильный галлюциноген.
— Дело не в этом, — ответил ему Девлин. — Она останавливает сердце, люди умирают. А те, что возвращаются...
Спускаясь по ступенькам, он повернул голову в другую сторону, и конец фразы прозвучал приглушенно. Я не смогла разобрать, что он сказал.
— Ты их видел? — поинтересовался Итан.
Девлин вернулся обратно к ступенькам.
— Их можно найти, если знать, где искать. Прогуляйся как-нибудь по восточной части города, особенно по Америка-стрит. Время от времени их можно заметить среди героинщиков и других наркоманов. Глаза остекленевшие, как у трупа, походка шаркающая, словно они притащили с собой мертвецов из ада.
Итан немного помолчал.
— Отец называет их зомби.
— Они не зомби, — усмехнулся Девлин. — Просто дураки, которые доверились Дариусу Гудуинз.
Итан встал и спустился по ступенькам. Теперь я не видела их лица, но их голоса отчётливо доносились до моего укрытия.
— Что собираешься делать? — спросил он Девлина.
— Его нужно остановить.
— Надеюсь, это будешь ты. Он могущественный человек, Джон. Из того, что я слышал, у него есть ученики по всему городу. Причём очень высокопоставленные.
— Я его не боюсь.
Что-то в голосе Девлина, некое воодушевление, вызвало во мне предупреждающий трепет.
— А может, стоит, — возразил на это Итан.
— И почему же?
— Ты знаешь почему.
— Нет, но у меня такое чувство, что ты меня сейчас просветишь.
В наступившей гнетущей тишине я испугалась, что меня выдаст бешеный стук сердца. Я понятия не имела, о чём они говорят. Я никогда не слышала о серой пыли, но это слово заставило меня вспомнить, что Фремонт говорил ранее о месте между светом и тьмой.
Оно называется Серость.
— Я говорю о той ночи, когда произошёл несчастный случай... после того, как ты узнал о Мариаме и Шани, — начал Итан. — Ты ходил к отцу в институт, помнишь?
— И что с того? — Голос Девлина звучал сухо и настороженно. Почти подозрительно.
— Ты потребовал, чтобы он помог тебе связаться с другой стороной и ты смог увидеть их в последний раз. Чтобы попрощаться. Когда отец не смог помочь, ты пришёл в дикое волнение. Даже в ярость.
— Я был в шоке, — раздражённо ответил на обвинение Девлин. — С ума сошёл от горя. Это единственная причина, по которой я явился в институт. Ты же знаешь, я не верю в бредни твоего отца.
— И мы оба знаем, что было время, когда ты верил. Когда-то ты был папиным протеже. Я слышал, как он миллион раз говорил, что ты был лучшим исследователем, которого он когда-либо обучал.
Неужели я услышала в голосе Итана нотку ревности?
— Это было очень давно. Я искал способ досадить деду, а показуха Руперта была для меня в новинку.
— Это было нечто большее. Даже после того, как ты бросил... мне кажется, ты не до конца отпустил эти идеи. В конце концов, ты женился на Мариаме.
— К чему ты клонишь? — холодно спросил Девлин.
— Должно быть, остались какие-то остатки веры. Горе и шок сами по себе не привели бы тебя в тот вечер в институт.
— Думай, что хочешь. Понятия не имею, зачем ты сейчас копаешь.
— После того как ты убежал, отец отправил меня на твои поиски, но ты словно растворился в воздухе. Где ты был в ту ночь?
Девлин промолчал.
— Ты ведь ходил к Дариусу? Просил у него серую пыль?
И всё же Девлин молчал.
— Я прождал на этом крыльце несколько часов, желая убедиться, что с тобой всё в порядке. Ты пришёл домой на следующий день, похожий на труп. Почти, как если бы…
— Я только что потерял дочь и жену, — вмешался Девлин. — Как, по-твоему, я должен был выглядеть?
— Я не ожидал того, что увидел. Ты не просто горевал, ты был в ужасе. Не мог перестать дрожать. Я никогда не видел тебя таким. Вот почему я предоставил алиби, когда полиция пришла задавать вопросы об убийстве Роберта Фремонта.
— Я никогда не просил лгать ради меня.
— Я боялся промолчать. У тебя едва нашлись силы переступить порог собственного дома, какой там полицейский допрос.
— Допрос? Говоришь, как будто я был подозреваемым.
— Вполне возможно, что так оно и было бы, если бы полиция обнаружила твоё местонахождение в ту ночь. Они уже знали, что вы с Робертом поссорились. Кто-то подслушал ваш спор за день до того, как его застрелили.
Голос Девлина снова прозвучал приглушённо:
— Ты ступаешь на тонкий лёд, Итан.
— Я только довожу предположение до логического финала. Если бы Роберт узнал, что Дариус снабдил тебя серой пылью, он мог бы сильно осложнить тебе жизнь в полицейском управлении. Коп обнаружил, что коллега использует это вещество... — его голос осёкся.
— Значит, ты думаешь, что я убил его.
Утверждение, а не вопрос.
— Нет, конечно, нет. Но у тебя был мотив.
— А что насчёт тебя? — спросил Девлин всё тем же убийственно тихим голосом.
— А что я?
— Ты сказал полиции, что провёл со мной всю ночь. Ты не просто предоставил мне алиби. Ты также обеспечил алиби и себе.
— Что?! — Итан казался озадаченным. — Зачем мне алиби?
— Вот это меня всегда удивляло.
С чьего-то заднего двора залаяла собака, и я услышала приглушённый рёв машин на Бофейн. Но здесь, во дворе, перед домом Девлина, всё было тихо, а воздух стал таким густым от напряжения, что я едва могла дышать.
— Ты же не думаешь, что я имею какое-то отношение к смерти Роберта Фремонта. — Итан казался скорее обиженным, чем возмущённым. — А какой у меня мотив?
— Просто забудь об этом, — отрезал Девлин. — Просто давай не терять бдительности.
Итан выдохнул.
— Ты прав. Мы должны держаться одной версии. Даже по прошествии времени, всё ещё могут всплыть вопросы о той ночи.
— Я позабочусь о любых вопросах. Просто позвони, если снова увидишь Дариуса, — сказал Девлин. — И неважно, сколько будет на часах.
Их голоса затихли, когда он ушёл провожать Итана. Через секунду хлопнула дверца машины, завёлся двигатель. Я ожидала, что Девлин вернётся в дом, предоставляя мне шанс ускользнуть незамеченной, но вместо этого он сел на ступеньки допить пиво и уставился в темноту.
Он сидел, сгорбив плечи, упёршись локтями в колени, как будто весь мир давил ему на спину. Я хотела подойти, но как объяснить своё внезапное появление? Какое оправдание я могла предоставить, если я пряталась в кустах и подслушала личный разговор? Очень тревожный разговор. Я всё ещё не могла прийти в себя от этих откровений и намёков, которые, казалось, вели меня обратно к Роберту Фремонту.
Звёзды наконец-то стали в ряд.
У меня также возникло чувство, что стоит мне показаться, как материализуется Мариама.
При одной мысли о ней воздух стал холоднее. Я задрожала от холода и в ужасе напряглась.
Должно быть, я сделала какое-то непроизвольное движение, потому что Девлин резко повернул голову, а его рука скользнула под пиджак, где, как я подозревала, он всё ещё носил наплечную кобуру.
Из кустов на улицу выскочила кошка и побежала через лужайку к соседнему дому. Девлин убрал руку. Он медленно поднялся и оглядел двор, прежде чем войти в дом.
Когда дверь за ним захлопнулась, я начала выбираться из своего укрытия, но меня охватил жуткий холод. Я стояла парализованная, когда рядом со мной объявился призрак Шани.
Она сжимала мою ладонь, обращая в лёд всё моё существо. Девочка прижалась ко мне, вглядываясь во двор.
Я пришла в ужас от прикосновения, и моим первым инстинктом стало отдёрнуть руку. Я уже чувствовала, как силы меня покидают. Но, призрак или нет, она была дочерью Девлина. Я не могла её прогнать.
Она подняла взгляд и поняла, что привлекла моё внимание. Шани указала своим крохотным пальчиком на кусты, из которых выскочила кошка. Я почти ожидала увидеть несущийся на меня призрак Мариамы.
Вместо этого в темноте блеснули человеческие глаза.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Люба, Natala, llola, Gwen, Sanni_80

Аманда Стивенс - Пророк 26 Июнь 2020 20:32 #62

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1649
  • Спасибо получено: 3533
  • Репутация: 110
Спасибо : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 26 Июнь 2020 23:31 #63

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1084
  • Спасибо получено: 2338
  • Репутация: 109
Однако, мало того, что мужчины друг другу обеспечили алиби в деле об убийстве Фремонта, так ещё упоминается таинственная серая пыль (наркотик). Но этого мало. В кустах пряталась и подслушивала очень занимательный разговор не только Амелия, но и ещё кто-то.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 27 Июнь 2020 08:53 #64

  • Люба
  • Люба аватар
  • Не в сети
  • Arnaera
  • Сообщений: 794
  • Спасибо получено: 1142
  • Репутация: 42
So-chan, Darling, Alefrina, спасибо огромное!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 30 Июнь 2020 19:08 #65

  • Sanni_80
  • Sanni_80 аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 26
  • Спасибо получено: 36
  • Репутация: 3
спасибо большое!
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 01 Июль 2020 16:39 #66

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128
К 9-й главе у меня двойственное отношение. С одно стороны, стала открываться история и тайны Девлина. По сути, первую книгу мы больше знали его как образ. А в этой книге Девлин начинает раскрываться как реальной человек. И готова ли Амелия любить человека из плоти и крови? Для меня эта интересная тема: а каков он, настоящий Джон, а не незнакомец из тумана.

С другой стороны, двигать сюжет путем подслушивания. К тому же прием автор повторил два раза за одну четверть книги... :bored-smile Хочу от Амелии более активных действий. В Эшер Фоллс она себя поактивней вела. А тут ее призраки как игрушку таскают по разным местам :39
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Люба, Natala

Аманда Стивенс - Пророк 03 Июль 2020 19:23 #67

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128

Кто-то наблюдал за домом. Кто-то помимо меня.
Первым побуждением было позвать и предупредить Девлина, но даже малейшее движение или звук предупредил бы наблюдателя о моём присутствии. Я оставалась неподвижна, едва осмеливаясь дышать, дрожа от холода, исходящего от призрака Шани.
Ночь оставалась очень темна. Я могла различить лишь силуэт, пока луна не выглянула из-за облака, и в этот внезапный проблеск я ясно его различила. Он был чёрным и необычайно высоким, хотя окружающие его тени, возможно, усиливали иллюзию. Его взгляд, казалось, был прикован к дому Девлина, и пока я стояла, наблюдая за ним, я снова услышала соловья. Трель звучала мягко и сладко, точно во сне. Мужчина наклонил голову на звук, и — я готова была поклясться — улыбнулся.
Затем он повернулся к дому и поднёс руку ко рту. Разжав пальцы, он выдул что-то из ладони. Мерцающие частицы на мгновение повисли в воздухе, прежде чем упасть одна за другой на землю и исчезнуть, не оставив ничего, кроме слабого запаха серы.
Отбросив чары, наложенные этими искрами, я снова посмотрела на кусты. Мужчина исчез. Мгновение спустя на улице стукнула дверца автомобиля, и тихо загудел двигатель. Я подождала, пока машина отъедет достаточно далеко, прежде чем пошевелиться. Только тогда я поняла, что Шани тоже исчезла.
Выползая из своего укрытия, я нерешительно зависла. Больше всего на свете мне хотелось вернуться домой, в безопасное убежище. Забудь об этой ночи, забудь о призраках, забудь о неприятных связях с убийством Фремонта, которые раскрыла моя слежка.
Но я не могла уйти, не предупредив Девлина, даже если это означало выдать себя. Насколько я знаю, он может быть в ужасной опасности. Его разговор с Итаном определённо выбил меня из колеи. Я не знала, что и думать, но знала, что как только останусь одна, буду перебирать каждое слово, разбирать нюансы и интонации, пытаясь понять, как новые детали вписываются в головоломку.
Я поспешила вверх по ступенькам веранды, бросив осторожный взгляд через плечо. Поднялся ветер, зашуршали пальметты, и я уже чувствовала, как из дома Девлина просачивается потусторонний холод. Я не хотела туда заходить. В этом доме обитали призраки. Не только Шани и Мариама, но и существа из другого мира, за пределами Серости.
Прошло несколько минут, прежде чем Девлин наконец-то спустился в прихожую. Когда он открыл дверь, моё дыхание вырвалось болезненным свистом. Должно быть, он уже готовился ко сну, потому что его рубашка была расстёгнута, а волосы растрёпаны, как будто он провёл по ним пальцами. Или как будто это сделал кто-то другой.
И тут до меня дошло, что он может быть не один. Что, возможно, мы с Итаном оба прервали его вечер.
— Амелия? — Он положил руку на дверной косяк. — Что ты здесь делаешь?
— Я... должна была тебя увидеть.
Я попыталась заглянуть мимо него в фойе, но за дверью ничего не было видно. Мой взгляд метнулся обратно к его лицу, а затем, несмотря на все мои усилия, опустился. Там, где рубашка была расстёгнута, виднелась полоска груди, а на бледной коже поблёскивал серебряный медальон. Талисман «Ордена гроба и когтя», тайного общества с членами, выбираемых из старейших и самых влиятельных семейств города. Девлин избегал ограничений своего воспитания, повернулся спиной к наследию и ожиданиям своего деда, но он всё ещё носил этот амулет. Он всё ещё привязан к своему прошлому во многих отношениях.
Такие мысли промелькнули у меня в голове в мгновение ока. В следующее мгновение я бросила ещё один тревожный взгляд через плечо в сторону улицы.
Тогда он, казалось, понял, что происходит нечто серьёзное, потому что резко спросил:
— Что случилось?
— Я только что кое-что увидела... не знаю, что это значит, но меня это напугало.
— Входи.
Он пропустил меня в дом.
Воспоминания нахлынули, как только я вошла в прихожую, и мой взгляд сразу же уткнулся в лестницу. Я видела, как медленно поднимаюсь по этим ступеням, как Мариама скользит мимо меня, пугая свои холодом, дразня взглядом в зеркале. Я почти слышала стук барабанов и биение собственного сердца, когда шла по коридору в спальню. Её спальню.
— В чём дело? — спросил Девлин. — Скажи.
Я обернулась.
— У тебя во дворе только что кто-то был. Я видела, как он наблюдает за домом. — Я вернулась к двери и указала на кусты, где скрывался мужчина. — Вон там.
Поведение Девлина мгновенно изменилось.
— Обожди здесь.
Он выдвинул ящик консоли в фойе и достал пистолет. Раздалась серия затворов и щелчков, а затем он снова посмотрел на входную дверь. Но Девлин не стал выходить через главный вход. Вместо этого он исчез под высокой аркой гостиной. Я последовала за ним, замерев на пороге и наблюдая, как он пробирается через французские двери в боковой сад.
В доме становилось заметно холоднее. Призраки Девлина рядом. Я их чувствовала. Меня пробил озноб.
Странный сквозняк зашуршал бумагой на консоли позади меня, и свет в фойе замерцал, хотя гроза всё ещё не достигла этого района. Я чувствовал странную тяжесть в воздухе и заряд статического электричества, от которого покалывало нервы. Взгляд медленно блуждал по гостиной, исследуя тёмные углы.
Я мельком видела эту комнату, когда в первый раз приходила к Девлину. Тогда, как и сейчас, я подумала, что увесистый антиквариат и позолоченные рамы совсем не в его вкусе. Эта комната принадлежала Мариаме, я в этом не сомневалась. Пышный декор не сочетался с более обыденным ароматом лимонной вербены, носимый сквозняком.
Над каминной полкой висел портрет Мариамы в простом чёрном платье, закрывавшем руки и шею. Простой наряд не случаен. Ничто не отвлекало от миндалевидных глаз, скул, чарующей улыбки.
Единственный свет исходил от люстры в прихожей. Она мягко покачивалась, отбрасывая тени на стены и картину, так что лицо Мариамы было то на свету, то во тьме. Покачивание гипнотизировало, и я с некоторым трудом сопротивлялась трансу.
В одном конце комнаты на улицу выходило большое окно. Рядом с ним стоял неподвижный призрак Шани и всматривался в ночь. Наблюдал за Девлином. Она ждала его возвращения, как и в день аварии.
Итан однажды сказал мне, что Мариама и Девлин ужасно поссорились в тот день.
Она вцепилась в брючину Джона, чтобы привлечь его внимание. Думаю, она пыталась его успокоить, но он был слишком зол... слишком увлечён спором в тот момент, чтобы заметить. Он выбежал из дома и уехал, а Шани встала у окна и помахала ему на прощание. Это был последний раз, когда он видел её живой.
Она всё ещё ждала его у окна, все еще отчаянно пыталась привлечь внимание. Должно быть, она почувствовала моё присутствие — или моё тепло, — потому что оглянулась через плечо, приложив палец к губам.
Моё дыхание ускорилось, когда я повернулась и подняла взгляд к верху лестницы, где парил призрак Мариамы. Неестественный поток шевелил её волосы и подол тонкого платья. Она была бледна и холодна, но её глаза горели внутренним огнём, пока она спускалась по лестнице, её ноги парили в нескольких дюймах от ступеней. Бумаги кружились на консоли, свет мерцал, а воздух стал таким холодным, что я могла различить облачко своего учащённого дыхания.
Я опустила взгляд и увидела рядом с собой Шани, почти прозрачную, если не считать слабого мерцания ауры. Она вцепилась в мою руку, и я почувствовала ярость Мариамы, когда она подплыла ближе.
Ледяной ужас пробежал по моим венам, сердце гулко забилось в груди. Я хотела отступить, но не могла пошевелиться, не могла оторвать взгляд от её извращённой красоты. Я понятия не имела, на что она способна и какой силой обладает с той стороны. Я подумала о Девлине, запертом в этом доме с её призраком. Его энергия всё убывает, а молодость украдена женщиной, которая когда-то утверждала, что любит его.
Похоже, она всё ещё его любила.
Мариама протянула руки к Шани, и моим первым инстинктом было встать между ними. Несмотря на страх, я могла это сделать, но когда я посмотрела вниз, то мерцание ауры Шани затуманилось, а затем исчезло, как будто что-то потянуло её обратно в эфир.
Но не Мариаму. С исчезновением Шани она, казалось, стала сильнее, холоднее и голоднее. А я наоборот начала слабеть. Место в груди, где я представляла источник жизненной силы, ощущалось пустым.
Собрав остатки воли в кулак, я попятилась от лестницы, а затем повернулась бежать. Девлин бесшумно вошёл через парадную дверь, и я налетела прямо на него. Он схватил меня за руки, чтобы я не упала.
— Ты в порядке?
— Да... мне показалось, я что-то слышала, — запинаясь, объяснила я.
— В доме?
— Уверена, это всего лишь игра моего воображения.
Его взгляд обшарил лестницу и коридор позади меня.
— Я оставил окно наверху открытым. Возможно, ветер что-то опрокинул.
— Наверное, так оно и есть, — ответила я дрожащим голосом. — Ты что-нибудь обнаружил на улице?
— Никаких следов. Тот, кого ты видела, давно ушёл.
— Я слышала, как завелась машина. Возможно, это был он.
— Можешь описать?
— Я видела его лишь мельком, когда взошла луна. Он был чёрным. Очень высоким и худым, хотя…
Девлин крепче сжал мои руки. Что-то горело в его глазах.
— Какого роста?
— Трудно сказать наверняка. Тени исказили... — я замолчала, встревожившись, — А что? Ты знаешь, кто он?
— Нет.
«Он лжёт», — подумала я. Я хотел спросить его о Дариусе Гудуинзе, но не могла выдать себя.
— Я вновь слышала соловья, — призналась я. — Это был не пересмешник. Я в этом уверена.
— В Чарльстоне не водится соловьёв, — настаивал Девлин.
— Тогда почему я продолжаю его слышать? Кто этот человек, Джон? Почему ты мне не скажешь?
— Я его не видел. Откуда мне знать?
— Он что-то дунул в сторону дома. Похоже на мерцающий голубой порошок. Тебе это не кажется странным?
Он ничего не сказал на это, но руки его опустились. Он всё ещё стоял очень близко ко мне, глядя в глаза. У меня возникло сильнейшее желание поднести руку к его лицу, провести большим пальцем по шраму, убедиться, что он действительно существует и эта ночь действительно происходит. Это не очередной сон. Мы здесь вместе. Но рядом с ним стояла Мариама, поглаживая его руку и улыбаясь мне через плечо. Дразня меня, потому что она обладала тем, что я никогда не могла заполучить.
Я отвела взгляд.
— Зачем ты пришла сюда сегодня вечером? — спросил Девлин. — Только не говори, что просто проезжала мимо.
— Я пришла повидаться с тобой.
Он повернулся, чтобы выглянуть за дверь.
— Как ты сюда попала? Я не заметил твою машину.
— Я припарковалась дальше на улице.
— Потому что ты заметила, как кто-то наблюдал за домом?
— Потому что я не хотела, чтобы ты заметил меня, — выпалила я. — Я не была уверена, что у меня хватит духу постучать в твою дверь.
— Чтобы постучать в мою дверь, нужна такая сила воли?
Я тяжело вздохнула.
— Да, и ты знаешь почему.
Это всё, что я могла, чтобы не дотянуться до него, настолько притягательным было его присутствие. Я снова окинула его взглядом сверху донизу. Он застегнул рубашку, пока был на улице. Покрой, как всегда, безупречен. У него прекрасное чувство стиля, и хватает денег, чтобы потакать своим изысканным вкусам. Но даже в манере одеваться чувствовалась мятежная натура, которая заставила его бросить жизнь элиты и оказаться в объятиях Мариамы Гудуинз.
— Так зачем ты хотела меня видеть? — осторожно поинтересовался он.
Он всё ещё вглядывался в витражное стекло входной двери. Я сосредоточила взгляд на его профиле и вздрогнула.
— Я получила твоё сообщение. Мне не подвернулось случая спросить о них вчера вечером.
Он медленно обернулся ко мне.
— Какое сообщение?
— То, что ты прислал, пока меня не было. Оно пришло на обратном пути из Эшер Фоллс.
— Эшер Фоллс?
— Это маленький городок у подножия Голубого хребта близ Вудберри. Я проводила там реставрацию, но потом мне пришлось срочно уехать, и когда я была на пароме, пришло твоё сообщение.
Что-то промелькнуло на его лице.
— Я никогда тебе не писал.
— Но... сообщение доставлено с твоего телефона. Я в этом уверена.
— Я его не посылал, — настоял он.
— Тогда кто это сделал?
— Понятия не имею. Ты его сохранила?
— Недавно мне пришлось заменить телефон, и я всё потеряла. Но оно было отправлено с твоего номера. Я в этом уверена. А до этого я получила от тебя письмо. Я полагаю, ты и его не посылал?
— Нет.
— Ну тогда это очень странно. — И более чём тревожно. — Не знаю, что сказать. Я ничего не выдумываю.
Он слегка улыбнулся.
— А я и не думал, что ты выдумываешь.
Мне хотелось разрыдаться. Я была так уверена, что сообщения от него. А теперь выяснилось, что он и не пытался со мной связаться...
«Глупо чувствовать себя преданной», — сказала я себе. И все же я ничего не могла поделать со своими чувствами.
— Кто мог их отправить?
— Не знаю, — ответил Девлин. — Но я намерен это выяснить.
Пока я смотрела на него, с комом в горле — и слезами на глазах — Мариама парила между нами. Я старалась не следить за ней взглядом.
Как он мог не ощущать холода? Как мог не вздрагивать от её прикосновения?
«Проваливай», — подумала я.
Я услышала её насмешливый смех в своей голове.
Нет, это ты убирайся.
«Я что, с ума сошла?» — удивилась я. Неужели годы жизни с призраками окончательно свели меня с ума? С Эшер Фоллс я не только вижу призраков, но и слышу их.
— Что случилось? — забеспокоился Девлин.
— Мне просто интересно, почему кто-то взял на себя труд заставить меня думать, что сообщения от тебя. Должно быть, они каким-то образом получили доступ к твоему телефону, электронной почте... — я замолчала, когда загадочные слова Фремонта снова всплыли в моей голове.
— Это маловероятно, — сказал Девлин.
Разве?
Неужели Фремонт каким-то образом смог отправить мне эти сообщения, чтобы заманить обратно в Чарльстон?
Мы должны действовать быстро, сказал он.
Ты понимаешь? Сейчас же.
Девлин внимательно наблюдал за мной.
— Ты вся дрожишь. С тобой точно всё в порядке?
— Да. Я все еще немного потрясена, и в этом доме холодно. Ты не заметил?
Он пожал плечами.
— Здесь всегда сквозняки.
Всегда? Или только с тех пор, как появились призраки?
— А что было в посланиях? — поинтересовался он.
Мне не хотелось раскрывать свою интимную интерпретацию посланий, особенно теперь, когда я узнала, что отправитель не он.
— В письме ты спрашивал, где я.
— Ты ответила?
— Нет.
— А почему?
— Не знаю, — честно ответила я. — Меня не было в городе, поэтому мне показалось странным рассказывать о своём местонахождении.
— А что было в тексте?
— Там говорилось: «Ты нужна мне».
Лицо потеплело, когда он удивлённо уставился на меня.
Затем он наклонился, и его взгляд был тёмным и бездонным.
— Ты нужна мне, — протянул он.
— Ну да. Вот что там говорилось.
— И больше ничего?
Я отрицательно покачала головой.
Он выглядел задумчивым и немного зловещим.
— Когда ты сказала, ты получила сообщение?
— Несколько недель назад.
— И всё же пришла ко мне только сейчас по этому поводу.
Да, так и есть. Я не могла объяснить свою нерешительность, не выдав больше чувств, чем хотела показать.
— Я не могла приехать сразу. Мне нужно понадобилось время, чтобы прийти в себя по возвращению. Мне было нехорошо.
— Нехорошо? — Он положил руки мне на плечи и повернул к свету. — Ты через что-то прошла. Я вижу это по твоему лицу, по твоим глазам. — Он понизил голос: — Что с тобой случилось, Амелия?
«Не надо», — с горечью подумал я. Не произноси моего имени. Не смотри на меня так. Я всего лишь человек. Как я могу не растаять, когда ты так на меня смотришь?
— Мне уже лучше, — ответила я.
Он взял меня за подбородок и осторожно наклонил его.
— Что это за отметины у тебя на лице? Кто это с тобой сделал?
Я услышала что-то в его голосе, тёмное и опасное настроение, которое заставило меня вздрогнуть.
— Не кто, а что, — беспечно попыталась отшутиться я. — Я запуталась в зарослях шиповника. Профессиональный риск. Ничего особенного.
— Не соглашусь.
Я невольно попятилась, пока не почувствовала стену позади себя. Девлин двинулся со мной, и теперь я начала паниковать, потому что у него снова был такой взгляд. Конечно же, он не станет пытаться целовать меня. Не после того, как я сбежала от него.
Но он медленно наклонился, и в его тёмных глазах блеснуло что-то, чему я не хотела давать названия.
Он произнёс моё имя шёпотом, и сопротивление ослабло. Я могла бы потянуться к нему, несмотря на побуждения разума, но рядом находилась Мариама, как и всегда. Она парила между нами. Трогала Девлина. Прикасалась ко мне.
Я судорожно вздохнула и отвернулась.
— Мне пора. Если ты не был автором этих сообщений, я полагаю, нам больше не о чем говорить.
— На самом деле, нам многое что надо обсудить.
— Уже поздно, а мне рано вставать…
Он поднял руку к моим волосам и позволил прядям просеяться сквозь пальцы.
— Не уходи.
Я закрыла глаза и вздохнула.
— Я должна.
Он положил руку на стену надо мной, поймав в ловушку. Он больше не прикасался ко мне, но я чувствовала тепло его кожи, смешанное с холодом Мариамы. Она уплыла, но не слишком далеко. Где-то в тени, наблюдает за нами.
— Ты когда-нибудь расскажешь, что произошло той ночью?
Он посмотрел на лестницу, и я вздрогнула, когда на меня нахлынули воспоминания.
Его губы прижались к артерии, пальцы скользнули вниз по бедру…
— Пожалуйста, отпусти, — прошептала я.
— Я тебя не держу. Я просто хочу понять, что произошло той ночью. Взгляд, с которым ты выбежала из спальни... продолжает меня преследовать. Я миллион раз прокручивал его в голове. Что я сделал, чтобы так напугать тебя? Я тебя как-то обидел?
— Нет. Нет! Ты ничего такого не сделал. Пожалуйста, поверь мне. Просто время было выбрано неверно. И ты сам сказал, что не готов отпустить прошлое. Ты не хотел их отпускать... — Мой лепет затих. — Мне жаль, что я не могу объяснить лучше. Мне кажется, я и сама все еще не до конца понимаю. Пока у меня не было времени подумать…
У меня не было шанса закончить это жалкое оправдание. Громкий треск из гостиной напугал нас обоих, и рука Девлина метнулась за пояс, куда он засунул пистолет. Он достал его и жестом попросил хранить молчание, а сам прошёл через прихожую. Я последовала за ним по пятам. Быстро оглядев гостиную, он опустил руку и включил свет.
Картина Мариамы лежала на полу лицом вниз.
— Что случилось?
— Будь я проклят, если знаю. Ветер не мог её сбить. Эта штука весит тонну.
— Тогда что же заставило её упасть?
Немой вопрос. Я уже знала ответ.
— Должно быть, застёжки ослабли.
— Стекло разбилось, — глупо произнесла я, потому что не знала, что ещё сказать в этот момент. Послание Мариамы было предельно ясно.
— Её можно починить. Я всё равно собирался её снять. Просто руки не дошли. Я редко захожу в эту комнату. Здесь всегда так холодно, даже летом. Никак не возьму в толк, откуда вечно берутся эти сквозняки. — Он поднял глаза, когда зашевелилась люстра. — Понимаешь, о чём я?
Я стояла в арке и чувствовала, как по лестнице несётся поток. Я подняла глаза, ожидая в очередной раз увидеть Мариаму, но вместо этого темнота на лестнице пульсировала и трепетала мерцанием, точно крошечные стробы, там, где пытались пройти иные.
Я смотрела широко раскрытыми глазами и ужаснулась, когда мерцание усилилось. Мне нужно выбираться из этого дома, подальше от Девлина, подальше от эмоций, которые притягивали этих хищных существ, как мотыльков — огонь.
— Мне надо идти.
— Амелия, подожди.
Я уже вышла через парадную дверь и спустилась по ступенькам веранды, когда он догнал меня. Он снова взял меня за руки и повернул лицом к себе, вглядываясь в темноту.
— Что случилось? Почему ты так сбежала?
— Просто отпусти меня. Пожалуйста.
Я попыталась вырваться, но его хватка только усилилась.
— Что тебя пугает в этом доме? Дело во мне?
Мой взгляд прошёл мимо него к дому. Я увидела Шани у окна и Мариаму в дверях. Может, это моё воображение, но мне показалось, что я увидела мерцание лиц в каждом окне.
— Ты знаешь что, — сказала я, задыхаясь.
— О чём ты?
— Ты знаешь, Джон. Просто отказываешься это признать.
Он опустил руки и сделал шаг назад от меня. Даже в темноте я различала ужас, промелькнувший на его лице.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Люба, Natala, llola, Gwen, Sanni_80

Аманда Стивенс - Пророк 04 Июль 2020 16:37 #68

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1084
  • Спасибо получено: 2338
  • Репутация: 109
Это хорошо, что Амелия нашла в себе силы и постучала в дом, где ей были рады, хоть поначалу сложилось иное впечатление. Опять главную героиню втягивают во что-то опасное и темное. Тем не менее, придется заняться расследованием ведь на кону стоят не только возможные отношения с главным героем, но и жизни.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 05 Июль 2020 19:28 #69

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2013
  • Спасибо получено: 2047
  • Репутация: 60
Уф, я вас догнала. Столько всего...
Одни описания и так мало диалогов. Хочу действий) Первые главы были подинамичней.
Интересно, Амалия не может находится в этом доме, а если Джон к ней придет) призраки ведь не могут к ней попасть. А у нее может они бы до чего-то уже дошли...
Смерть Роберта, Итан, Джон... Все так запутанно, ещё и наркотик какой-то.
Спасибо большое за продолжение!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 05 Июль 2020 20:32 #70

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128
Cerera пишет:
Уф, я вас догнала. Столько всего...
Одни описания и так мало диалогов. Хочу действий) Первые главы были подинамичней.
Интересно, Амалия не может находится в этом доме, а если Джон к ней придет) призраки ведь не могут к ней попасть. А у нее может они бы до чего-то уже дошли...
Смерть Роберта, Итан, Джон... Все так запутанно, ещё и наркотик какой-то.
Спасибо большое за продолжение!!!

Что-то мне кажется, если Джон придет к Амелии - это тоже ни к чему хорошему не приведет. Мариама уже выламывала стекло в первой книге. Джон как вампир пил из Амелии энергию. И это еще призраки себя "хорошо вели". Боюсь, в 3-й книге они будут прощупывать границы святилища насколько возможно. А если у них еще помощник в мире живых в лице Дариуса...
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala

Аманда Стивенс - Пророк 06 Июль 2020 18:57 #71

  • Люба
  • Люба аватар
  • Не в сети
  • Arnaera
  • Сообщений: 794
  • Спасибо получено: 1142
  • Репутация: 42
So-chan, Darling, Alefrina, спасибо огромное!!!

Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 07 Июль 2020 13:40 #72

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2013
  • Спасибо получено: 2047
  • Репутация: 60
So-chan пишет:
Мариама уже выламывала стекло в первой книге. Джон как вампир пил из Амелии энергию.
Я уже потом вспомнила, что было что-то такое в начале.
Интересно, что за фрукт этот Дариус.
Ждем продолжения : rose :63
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 12 Июль 2020 15:16 #73

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128

По возвращении домой я выпустила Ангуса побегать на заднем дворе. Потом налила себе бокал вина и осушила залпом. Налила еще и снова осушила, жалея, что у меня нет чего-нибудь покрепче. Третий бокал я вынесла в сад и стала потягивать, дожидаясь, пока Ангус сделает свои дела. Он как всегда не торопился, и, как бы мне ни хотелось поскорее сесть за ноутбук, у меня не хватило наглости прервать прогулку. Он провел большую часть своей жизни в клетке на псарне для бойцовских собак, страдая от ужасов, которые я едва могла вообразить. Самое меньшее, что я могла сделать, — дать ему удовлетворить свое любопытство.
Легкий ветерок раскачивал ветряные колокольчики, но я не ощущала в саду присутствия призраков. К счастью, сегодня вечером Шани не последовала за мной.
Дрожа, я застегнула куртку до самой шеи. Ночь стала прохладной, но хотя бы буря, кажется, прошла мимо нас. А может, тучи сгустились только над домом Девлина. Здесь, в нескольких кварталах, взошла луна, и гром стих. Я даже разглядела несколько звезд.
Я задумалась, не является ли кольцо дымки вокруг луны дурной приметой. Достав талисман, который носила на шее, провела большим пальцем по его гладкой поверхности. Этот полированный камень был с освященной земли кладбища «Розовый холм», моей детской площадки для игр. Сколько вечеров я провела, свернувшись калачиком в тени старого поникшего дуба или прижавшись спиной к теплому граниту плачущего ангела, поглощая страницы любимых готических романов, разжигая воображение, уже и так воспламененное призраками? В те времена я мечтала о ком-то вроде Девлина. Мрачном харизматичном мужчине с еще более темными секретами, чем у меня. Когда ты одинокий подросток, ничто не кажется более романтичным, чем обреченная любовь, и нет прекраснее меланхолии, чем безответная страсть.
Какая глупая наивность. Нет ничего даже отдаленно прекрасного или желанного в том, чтобы прожить всю жизнь без любви, как мне жестоко напомнили сегодня вечером. Даже без угрозы со стороны иных, Мариама всегда найдет способ держать нас с Девлином порознь.
Вино ударило в голову, сделав меня чуть истеричной и доводя до грани слез. Остановившись прямо за дверью, я наблюдала, как Ангус неторопливо бродит по двору, пока в голове метались мысли и мелькали образы: наши губы в дюйме друг от друга... падающая картина... Мариама во всей своей мертвой красе.
Шани, сжимающая мою руку.
В некотором смысле, больше всего меня тревожила связь с призрачным ребенком. Не потому, что я ее боялась — по крайней мере, не так сильно, как Мариаму, — а потому, что это казалось прямым проявлением нарушения правил папа́, ужасным напоминанием о том, что я нечаянно пересекла черту.
Конечно, я сама виновата. Сколько раз меня предупреждал папа́? Впустив в свою жизнь человека с привидениями, я сделала себя восприимчивой к его духам. А эти призраки притянули других. Ослабив защиту, я стала уязвима для вторжения. Не только со стороны Шани, Мариамы и Роберта Фремонта, но, возможно, и других привидений, которые еще не пробрались ко мне.
Все это прекрасно — размышлять о высшей цели, но, когда мания избранности воплотилась в суровую реальность, я не знала, что делать. Я понятия не имела, чего от меня хотят и что меня ждет. Не имела ни малейшего представления о том, куда все это приведет, но подумала, что, возможно, ни к чему хорошему, ведь Клементин Периллу не смогла предсказать мою судьбу. Больше, чем когда-либо, я не хотела знать свое будущее.
Сделав еще один глоток вина, я попыталась переключить мысли с призраков на подслушанный разговор между Девлином и Итаном. Расследование убийства Роберта Фремонта приняло неожиданный оборот, а причастность Девлина стала дополнительным осложнением. Внезапно слова Фремонта вернулись ко мне.
Мы следуем за подсказками, куда бы они ни вели. Поняла?
Даже если улики приведут к Девлину? Он на это намекал?
Я снова и снова прокручивала в голове тот разговор, потому что легче сосредоточиться на том, что я услышала, чем углубляться в то, что произошло в доме Девлина.
Наконец Ангус закончил свои дела, и мы вернулись в дом. Он немного побродил по комнатам и улёгся спать. Я приняла душ и переоделась в пижаму, прежде чем вернуться к своему столу.
Бокал вина в пределах досягаемости, так что, игнорируя темные окна, я открыла ноутбук. Набрала имя Дариуса Гудуинза, почти ожидая тех же скудных результатов, что и в прошлый раз. Но вместо этого выплыло более дюжины ссылок. Придя в восторг от перспективы с головой погрузиться в расследование, я принялась листать страницы.
То, что я ожидала узнать о Дариусе Гудуинзе, естественно, оказалось не тем, что я нашла. Разговор Итана и Девлина породил в моей голове образ опасного преступника, живущего на окраине городе. Но у Дариуса Гудуинза было весьма впечатляющее резюме. Для начала он получил докторскую степень в университете Майами по молекулярной биологии со специализацией на этноботанике. Я смутно представляла, что это значило, поэтому посмотрела определение в Википедии — изучение того, как люди определенной культуры и региона используют местные растения.
Доктор Гудуинз провел большую часть своей полевой работы в Габонской Республике, будучи несколько лет учеником шамана бвити. Жизнь в Западной Африке вдохновила его на написание нескольких книг, посвященных сложным взаимоотношениям между определенными культурами и растениями, особенно теми, что используются в гадании. Оставив пост профессора в штате Северная Каролина и заняв место в совете директоров крупной фармацевтической компании с головным офисом в Атланте, доктор Гудуинз теперь проводил большую часть своего времени в Западной Африке, занимаясь писательством и исследованиями.
Он также вырос в округе Бофорт, в крохотной общине галлу неподалеку от Хаммонда, что еще больше укрепило мою уверенность в том, что он родственник Мариамы. Она и ее двоюродный брат воспитывались вместе бабушкой.
Дариусу было под сорок, так что он всего на несколько лет старше Мариамы. Как ни странно, единственной фотографией, которую я смогла найти, было размытое изображение, сделанное в Габоне. Он выглядел очень высоким, но я сомневалась, что именно его я видела, наблюдая за домом Девлина.
Я переключилась на серую пыль. Здесь я воистину наткнулась на стену. Одна ссылка вела к статье Корнельского университета о квазарах, другая — к онлайн-игре в стиле фэнтези. Ничего о сильном галлюциногене, который останавливает сердце и заставляет людей умирать.
Устав от бесплодных поисков, я вернулась к Дариусу Гудуинзу, пролистывая оставшиеся статьи в надежде найти более четкую фотографию. Просматривая информацию, я копировала, вставляла и делала подробные пометки в блокноте. На данный момент моя карта выглядела так:
Девлин > Шани > Мариама > Фремонт
Дариус > Мариама > Девлин > Итан
Клементин > Изабель > Девлин
Девлин явно связан со всеми игроками, но мне трудно представить, что он когда-то занимался наркотиками или оккультизмом. Он никогда не скрывал своего презрения к работе доктора Шоу и даже не советовал связываться с этим человеком и его институтом.
И все же когда-то он был протеже доктора. Талантливым исследователем паранормальных явлений, по словам Итана. Девлин женился на женщине, тесно связанной с наследием галлу, и, похоже, у него были какие-то отношения с хироманткой, Изабель Периллу. Это лишь напомнило мне, как мало я знаю о настоящем Джоне Девлине. Во многих отношениях он все еще чужой мне, но вместо того, чтобы мешать моей привязанности, его скрытность лишь усиливала мои несбыточные фантазии.
В кабинете похолодало, пока я сидела, поглощенная своими исследованиями. Я отрубила кондиционер, когда ночью начала падать температура, но еще не была готова включать отопление. Это всего лишь небольшие мурашки. Но все же я не собиралась завтра хлюпать носом.
Я встала взять свитер, и, когда пошла по коридору в спальню, услышала тонкий, но тревожный фоновый шум. Остановилась на полпути и прислушалась. В доме было очень тихо по ночам, особенно без моего верхнего соседа. Я на мгновение подумала, не вернулся ли он, но стук капель — так я определила звук — определенно доносился из моей части дома. Несмотря на возраст здания, у меня никогда не возникало проблем с протекающими трубами или неисправной сантехникой, поэтому капающий кран привлек мое внимание.
Проследовав за звуком до ванной, я включила свет и огляделась. Аромат розмарина все еще витал в воздухе, когда я подошла проверить краны в душе, а затем в раковине. Зеркало запотело, и я не раздумывая протянула руку, чтобы оттереть конденсат. Рука замерла.
Среди водяного пара образовался узор. Тончайший рисунок сердца.
Шани. Имя девочки означало «мое сердце».
Как-то раз она уже общалась со мной таким образом. Нарисовала сердечко на окне кабинета, давая знать, что она пришла. Чтобы я знала, кто она такая.
Теперь я смотрела на это сердце, и на меня опустился могильный ужас. Никогда прежде я не видела доказательств присутствия призрака внутри моего дома, моего святилища. Освященная земля всегда служила убежищем.
Она все еще здесь?
Я сопротивлялась желанию развернуться и обшарить все темные закутки за моей спиной, предупреждая себя сохранять спокойствие. Это ключ к общению с призраками. Когда я была маленькой, отец каждое воскресенье после обеда водил меня на кладбище, чтобы я могла привыкнуть к призракам, проплывающим сквозь завесу в сумерках. Он всегда подчеркивал важность контроля над реакцией.
Не показывай страха, дитя, даже когда они появляются рядом с тобой. Никогда не признавай мертвых, даже когда они прикасаются к тебе.
За эти годы я научилась сохранять совершенно бесстрастное выражение лица, даже когда передо мной внезапно выскакивали призраки. Даже когда они проводили своими ледяными пальцами по моим волосам или по спине. Я знала, как подавить дрожь и отвращение и как смотреть сквозь призраков, не глядя на них.
Но сейчас все по-другому. Никто никогда не нарушал незыблемость границ защищенного пространства.
Я небрежно опустила руку и повернулась, внутренне готовясь к тому, что увижу. Ничего. Ни Шани. Ни ауры. Ни даже затяжного мерцания.
Но когда я вернулась в коридор, то не могла отделаться от мысли, что меня кто-то преследует. Я переходила из комнаты в комнату, проверяя, надежно ли заперты двери и окна. Не то чтобы замки отгоняли призраков. Я должна была что-то сделать, потому что если в мое убежище действительно вторглись…
Мысленно себя одернула. Не могу позволить себе думать об этом. Сердце на зеркале могли нарисовать целую вечность назад и только сейчас оно проявилось при перепаде температур. Раньше я его не замечала, но контуры были очень нечеткими. Естественно, я протирала это зеркало много раз с тех пор, как переехала в дом...
Сопротивляясь искушению оглянуться, вернулась в кабинет. Ангус встал с лежака и рыча подошел к одному из окон. Я уже слышала, как он издает этот гортанный звук в присутствии призрака. И зла.
Стекло настолько запотело, что я не могла разглядеть ни улицы, ни существа, которое притаилось в саду, но так же, как и Ангус, я чувствовала присутствие сверхъестественного.
Он снова зарычал и придвинулся ко мне. Я наклонилась и положила руку ему на спину, поглаживая взъерошенный мех, находя успокоение в его тепле.
Тут до меня донесся запах жасмина, такой сильный, словно я открыла окно. Но в это время года звездные цветы уже давно облетели. Аромат исходил не из сада, а от призрака Шани. Она хотела, чтобы я знала, что она там.
— Ты здесь, — прошептала я. — А теперь, чего ты хочешь?
Экран ноутбука отбрасывал жуткий свет на матовые окна, и на долю секунды мне показалось, что я вижу что-то снаружи, безликое лицо, заглядывающее в мой кабинет. Оно появилось на мгновение и исчезло, когда в комнату ворвался еще один запах, почти скрытый жасмином. Сера.
Стук сердца был таким болезненным, что я едва могла дышать. Рука замерла на спине Ангуса, когда до меня дошло ужасное открытие.
Шани не одна. Что-то последовало за ней в мой дом. Что-то темное и зловещее. Я чувствовала его там, в саду, даже сейчас.
Ангус со всхлипом прижался ко мне. Мне тоже хотелось плакать, но я не издала ни звука. Вместо этого я просто стояла, сжимая полированный камень у горла, большой палец лихорадочно водил вверх-вниз по гладкой поверхности. Взгляд был прикован к окну, где начало проявляться сообщение. На этот раз не сердце. Не просьба или мольба, а смелое и гневное требование, которое повторялось на конденсате снова и снова:
ПОМОГИ, ПОМОГИ, ПОМОГИ, ПОМОГИ, ПОМОГИ, ПОМОГИ
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, llola, Gwen, Sanni_80

Аманда Стивенс - Пророк 12 Июль 2020 15:49 #74

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1649
  • Спасибо получено: 3533
  • Репутация: 110
Спасибо : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 12 Июль 2020 17:04 #75

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1084
  • Спасибо получено: 2338
  • Репутация: 109
Ого, духи взывают о помощи, да так, что напугали Амелию и Ангуса. Надеюсь, что они не останутся вдвоем против зла и смогут рассчитывать на помощь.
Девочки, спасибо. : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 17 Июль 2020 19:26 #76

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128

Надо ли упоминать, что я почти не сомкнула глаз в ту ночь. Еще задолго после того, как растаял иней на окнах, я сидела в своем кабинете, ошеломленная новым происшествием. Никогда еще я не ощущала угрозы от призрака в собственном доме. Никогда границы моего убежища не были нарушены ни одной сущностью, и всё же каким-то образом Шани нарисовала сердце на зеркале в ванной.
Почему на зеркале, а не на окне? Она хотела, чтобы я знала, что она нашла путь в моё убежище? Хотела убедиться, что я не смогу её проигнорировать?
А что насчёт другой сущности?
Мне очень, очень хотелось верить, что лицо, которое я мельком заметила за окном, было не более чем проявлением моего страха или вызванной вином галлюцинацией. Я плохо спала и плохо ела, и, по собственному признанию Фремонта, он преследовал меня. К тому же после поездки к Девлину я вряд ли пребывала в привычном расположении духа, так что нетрудно сделать вывод, как в таком состоянии воображение могло сыграть со мной злую шутку.
Но Ангус?
С натянутыми до предела нервами я несла вахту в своём кабинете далеко за полночь. Усталость наконец заставила меня лечь в постель, где я часами ворочалась с бока на бок.
Несмотря на беспокойную ночь, на следующее утро я встала в обычное время, хотя мне не нужно было никуда идти. У меня не запланированы реставрации до следующего месяца, и, кроме нескольких ремонтов надгробий, никаких больше заработков. Но со сбережениями и доходом с рекламы от блога, я была уверена, что смогу продержаться какое-то время.
На самом деле, я могла бы заняться чем-то иным. Неожиданное наследство обеспечило меня крупным денежным фондом, но эти деньги надёжно сохранены, пока я не решу, как и когда захочу их потратить. Учитывая обстоятельства моего рождения, я не хотела вступать в наследство, но потом я напомнила себе, что болезнь моей матери, вероятно, истощила её и папины сбережения. Если смогу помочь им финансово, то, возможно, всё, через что я прошла в Эшер Фоллс, стоило того.
Для утренней прогулки я надела спортивную куртку поверх футболки с логотипом университета Северной Каролины и выпустила Ангуса на задний двор. Горизонт светлел, когда я направилась вниз по Рутледж к гавани. Небольшая разминка, а затем я набрала темп. Утро свежее и ясное, и в куртке было комфортно всю дорогу до Брод-стрит, прежде чем мне, наконец, пришлось её снять.
Обвязав её вокруг талии, я повернула налево, на Митинг-стрит, прошествовав мимо парада исторических церквей и величественных старинных домов, едва бросив на них случайный взгляд. Ещё один поворот налево, и я на Трэдд-стрит, самой живописной из всех улиц города, славящейся своими прекрасными бульварами и дорогой. Это единственная улица в Чарльстоне, где можно одновременно увидеть реки Эшли и Купер, но сегодня утром я не глазела по сторонам до самой Ист-Бэй-Стрит, где все еще в туманной серости купались разноцветные дома и величественные особняки.
На Батарее я встретила лишь несколько ранних пташек. Добравшись до своего любимого места, встала лицом к гавани, когда солнце пробило горизонт и море вспыхнуло пламенем. Это зрелище, от которого я никогда не уставала.
На фоне крошечного форта Самтер над водой скользила группа пеликанов в поисках предательского мерцания серебра под поверхностью. С моего места было очень тихо. Я слышала крики чаек в гавани и приглушённые голоса туристов, вставших пораньше, чтобы полюбоваться восходом солнца, но звуки были отдалёнными и на них легко не обращать внимание.
Кто-то нарисовался рядом со мной у перил. Мой взгляд всё ещё был прикован к световому шоу над водой, но я знала, кто он. Я покосилась на призрак Фремонта. Именно здесь, на Батарее, я впервые увидела его несколько месяцев назад. Только тогда я считала его человеком из плоти и крови. Возможно, убийцей.
— Ты плохо выглядишь, — прокомментировал он.
— Я только что прошла пешком всю дорогу от дома. Немного запыхалась.
— Нет, дело не в этом. Ты выглядишь больной. Да что с тобой такое?
Я бросила на него косой взгляд.
— Ой, даже не знаю. Может, дело в том, что ты меня преследуешь? — спросила я с сарказмом.
Я не видела его глаз за тёмными очками, но почувствовала холод его взгляда. Ощущение было жутким и тревожным.
— Я тебя не преследую.
— Да неужели? Если мне не изменяет память, ты признался, что истощаешь мою энергию, чтобы поддерживать своё присутствие в мире живых. Ты ведь именно так выразился, или я ошибаюсь?
— Это в прошлом. Мне нужен был способ привлечь твоё внимание. Я должен был убедиться, что ты согласишься помочь мне. Но раз мы пришли к соглашению, я отстал.
Я лишь скептически приподняла бровь.
— Я намеренно держался на расстоянии, чтобы ты могла восстановить силы. — Он
замолчал, и я снова почувствовала на себе ледяной взгляд. — Тебе понадобится каждая крупица.
— Это что, предсказание?
— Можешь принять за таковое.
Не обращая внимания на его зловещий тон, я прислонилась к перилам.
— Если ты не высасываешь мою энергию, то кто тогда? Или я должна сказать, что?
— Я бы предположил, что это ещё один призрак.
Ещё один призрак. Я не знала почему, но мне показалось важным, что, несмотря на свою человеческую внешность, он считал себя призраком. Он не питает иллюзий, что останется в живом мире. Отнюдь нет. Он просто хотел раскрыть обстоятельства своего убийства и упокоиться с миром.
Я заправила прядь волос за ухо.
— Ты не похож ни на одного из призраков, которых я вижу. У тебя нет ауры, нет прозрачности. Как ты проявляешь себя после рассвета и до наступления сумерек? Разве тебе не нужно ждать, пока завеса истончится? Как ты можешь оставаться здесь и сейчас, когда встаёт солнце?
— Это требует много энергии и концентрации.
— Если ты не истощаешь меня, то откуда черпаешь энергию?
— А какое это имеет значение? — коротко спросил он. — Это не имеет к тебе никакого отношения.
— Всё, что касается нашего соглашения, касается и меня. Ты пришёл ко мне, забыл? И насколько я знаю, привёл с собой что-то, что меня истощает. — Я подумала о тени, притаившейся за моим окном, и вздрогнула. — Я понимаю, что ты, наверное, устал отвечать на все мои вопросы, но это важно. Мой дом построен на освящённой земле, и всё же ты сидел на моём крыльце. Ты смог проникнуть в моё убежище, а теперь кое-что произошло.
— Я же сказал, что это не я.
— Я знаю, что ты так сказал, но если бы ты захотел, то мог бы появиться в моём доме?
— Нет, не внутри.
Я с облегчением замолчала. Потом с сомнением покосилась на него.
— Это правда или ты говоришь мне то, что я хочу услышать?
— Настоящую правду? Я никогда не пробовал.
— А почему?
— Потому что, хочешь верь, хочешь нет, я не хочу причинять тебе больше неудобств, чем это необходимо.
Причинять мне неудобств? Вот же оборот речи.
— Ценю твою заботу. Но, к сожалению, в моё убежище вторглись. На запотевшем стекле в ванной было нарисовано сердце. Я не понимаю, как это можно сделать, если только призрак не вошёл в мой дом.
— Психокинезом, — ответил он.
— Ты владеешь психокинезом?
— Иногда. Если беспокоишься о вторжении, попробуй сжечь немного полыни. Разотри пепел по зеркалам и окнам.
— Это сработает? Полынь не даст тебе пройти?
Я заметила тонкую улыбку.
— Мне? Нет. Но она может препятствовать сверхъестественному проявлению.
— Призраку ребёнка?
Он пожал плечами.
— Если не ты меня высасываешь, значит, это Шани, — задумчиво произнесла я.
Его голос стал резче.
— Шани?
— Дочь Джона Девлина. Кажется, она преследует меня.
— Она утонула, — произнёс он.
Я удивлённо обернулась.
— Ты её видел?
Проходившая по Батарее женщина бросила на меня недоуменный взгляд, и я, понизив голос, повернулась обратно к гавани.
— Ты видел Шани Девлин?
— Я же говорил, что держусь подальше от других призраков.
— Тогда откуда знаешь об утоплении?
— Мне кто-то сказал.
Я помолчала с минуту.
— Ты говоришь, что не помнишь ни выстрела, ни времени, ему предшествовавшему. Ты даже не знаешь, почему был на кладбище или личность женщины, которую с которой встречался раньше, той, чьи духи всё ещё цепляются за твою одежду. И всё же ты знаешь о смерти, которая произошла всего за несколько часов до твоей. Авария случилась около сумерек. Машина, в которой ехала Шани, перелетела через ограждение моста и рухнула в реку. Они с матерью оказались в ловушке. Тебя застрелили где-то между двумя и четырьмя часами ночи. В промежутке ты каким-то образом узнал о смерти Шани. Это важно, потому что это поможет установить время смерти. Тебе кто-то позвонил и рассказал об аварии?
— Я ничего не помню.
— Неправда. Ты вспомнил, что она утонула. Это должно что-то значить.
— Я был копом, забыла? Ничего удивительно, что я знаю о несчастном случае, учитывая, что он произошёл у коллеги.
К перилам подошёл мужчина, чтобы полюбоваться кроваво-красным рассветом.
— Красиво, не правда ли?
— Да, прекрасно, — пробормотала я.
— Я видел рассветы по всему миру, — сказал он. — Но ни один не сравнится с тем, что над Чарльстонской гаванью.
Я уклончиво улыбнулась, наблюдая, как один из пеликанов нарушил строй и скрылся под водой, вынырнув из моря мгновение спустя со вспышкой «живого серебра» в клюве.
— Хорошего дня, — пробормотал незнакомец и неторопливо удалился.
Я оглянулась убедиться, что Фремонт все еще рядом. Он ждал.
— Насчёт смерти девочки, — пробормотал он.
— Что? — с тревогой спросила я.
— Даже не знаю. Расскажи мне ещё о её призраке. Говоришь, она тебя преследует?
— Как и ты, она не может уйти в свет. Ей нужна моя помощь, но я не знаю, что именно должна делать.
— Ты до сих пор не осознаёшь, кто ты, так ведь? — произнёс он едва слышным шёпотом. — Ты всё ещё не понимаешь, зачем мы пришли к тебе.
Его призрачный голос колыхнул моё сердце.
— Ты явился, потому что я вижу тебя.
И потому что я нарушила правила папа́.
Он неопределённо кивнул и повернулся к гавани.
— Почему ребёнок не может уйти в свет?
Я глубоко вздохнула, пытаясь подавить нарастающее дурное предчувствие.
— Точно сказать не могу. Ей было всего четыре, когда она умерла. Она не разговаривает со мной так, как ты, но она может общаться.
— Ты имеешь в виду сердце?
— И иногда я слышу её голос в своей голове. Мне кажется, она не может уйти, потому что её не отпускает отец.
— В этом есть смысл. Я видел их вместе несколько раз. Они были очень близки.
— Её мать тоже застряла в машине, но я сомневаюсь, что она готова упокоиться с миром. Она держит Джона там, где хочет.
— Это похоже на Мариаму, — сказал он, не отрывая взгляда от горизонта.
Звук её имени испугал меня, и я повернулась изучить его профиль.
— Ты знал её?
— Мы росли вместе, — добавил он странно глухим голосом.
— Вы были друзьями?
— Друзьями? Едва ли…
— Любовниками?
— Все мужчины, которые встречались на пути Мариамы, влюблялись в неё.
— Включая тебя?
— Какое-то время. Потом я переехал в Чарльстон и обнаружил, что мир не вращается вокруг Мариамы Гудуинз.
— Как она восприняла это откровение?
— Не очень хорошо.
— Это из-за тебя она переехала в Чарльстон?
— Она переехала, потому что увидела возможность и воспользовалась ею. Руперт Шоу предложил оплатить её обучение.
— Я знаю доктора Шоу. Он мой друг. — Фремонт сделал паузу, и я почувствовала, как нечто невидимое шевельнулось в воздухе между нами. — Он много времени проводил в округе Бофорт.
— С какой целью?
— Исследования. Особенно его интересовала Эсси Гудуинз, бабушка Мариамы. Она самая знаменитая знахарка в этом районе. Он хотел научиться целебному колдовству, но, зная Эсси, она поделилась с ним лишь парочкой безобидных заговоров и отворотов. Она не потерпит, чтобы кто-то использовал травы для зла.
— Зла? Вряд ли этот критерий применим к доктору Шоу, — сказала я, вспомнив свой собственный визит к Эсси Гудуинз. Она подарила мне пакетик бессмертника и амулет для защиты от злых духов.
Она также сказала мне, что придёт время, когда я буду вынуждена рассказать Девлину о призраке Шани, потому что ему придётся выбирать между миром живых и мёртвых. Тогда я не могла себе представить, что скажу ему такое, но прошлой ночью я была так близка к откровению!
— Он знает. — Эсси приложила руку к груди. — Вот тут.
Возможно, он действительно знал в глубине души. Сквозняк, холодные пятна... необъяснимые звуки посреди ночи. Волосы, встающие дыбом, ледяной озноб по спине…
Я заставила себя снова сосредоточиться на призраке.
Роберт Фремонт смотрел на меня так пристально, что я на мгновение задумалась, может ли он читать мои мысли. У него сила выдавать себя за человека. На что ещё он способен?
— Ты что-нибудь знаешь о магии худу? — спросил он.
— Я встречала упоминание о ней в разных книгах. В Южной Каролине нельзя вырасти без этих знаний, пусть и самых примитивных. Она зародилась в Западной Африке, не так ли?
Что, естественно, навело меня на мысль о Дариусе Гудуинзе.
— Последователи худу верят, что всё сущее обладает духовной сущностью, душой. Грамотный знахарь может подключиться к этой универсальной силе через духовный мир и использовать её во благо или во зло. Мариама воспитывалась в уважении к худу. Она должна была стать преемницей Эсси. Подозреваю, именно поэтому Шоу привёз её в Чарльстон.
— Чтобы он мог использовать её для проникновения в мир духов? Полагаю, в этом есть смысл. Он всегда очень интересовался загробной жизнью, но не ради личной выгоды или власти. Его жена долго болела, прежде чем умерла. Он пытался установить с ней контакт посредством спиритических сеансов, но, по словам Девлина, Мариама не хотела в этом участвовать. Она боялась того, что пытался сделать доктор Шоу.
— Она питала здоровый страх перед мёртвыми, как и любой человек с её знаниями.
— Потому что сила человека не иссекает со смертью?
— Потому что она знала, что не всегда можно контролировать то, что возвращаешь, — пробормотал он.
Холодный ветер пробежал мурашками по моей спине.
— Ты часто встречался с Мариамой после того, как она сюда переехала?
— Какое-то время, но её не было в городе задолго до того, как она встретила кого-то нового.
— Джона?
— Он — табу, и это сделало его ещё более неотразимым для неё.
— Почему табу?
— Старые обиды глубоко укоренились в этих краях. Недоверие к белому человеку живо и здраво, а союз с Джоном Девлином некоторые считали предательством. Он не просто белый, он богатый белый. Аристократ, чарльстонский аристократ.
— Значит, семья Мариамы не одобряла этих отношений?
— Это больше, чем неодобрение. И гораздо сложнее.
Меня очень заинтересовали отношения Девлина и Мариамы, но я неохотно перешла к новой теме.
— Она жила у доктора Шоу, когда впервые приехала сюда? Ты знал Итана?
— Достаточно хорошо, чтобы понять, что он тоже влюблён в Мариаму.
Брови полезли наверх от удивления.
— Итан?
— Всё так, как я сказал.
— Все мужчины, которые встречались на пути Мариамы, влюблялись в неё.
Но Итан?
— А Девлин знал?
— Может, и знал, но большинство надевало шоры, когда дело касалось Мариамы.
— Как думаешь, между ними что-нибудь было?
Его взгляд был полон презрения.
— Она бы не стала уделять время такому человеку, как Шоу. Но была бы не прочь использовать, если возникнет такая необходимость.
— Каким образом?
Он помедлил с ответом.
— Мариама обладала неестественной властью над живыми. Чего бы она ни хотела... в чём бы ни нуждалась... она всегда найдёт кого-нибудь, кто согласится выполнить её просьбу.
Это не совсем ответ на мои вопросы, но я вдруг вспомнила, что Девлин сказал Итану прошлой ночью.
Ты сказал полиции, что провёл со мной всю ночь. Ты не просто предоставил мне алиби. Ты также обеспечил алиби и себе.
Но в ту ночь он не мог исполнять приказ Мариамы, потому что она уже была мертва.
— Что случилось? — спросил Фремонт.
— Мне просто интересно, почему в неё влюблялось так много умных мужчин. Я понимаю, она была харизматичной красавицей, но исходя из того, что я слышала, ещё и жестокой эгоисткой.
— Не всегда. Она была дикой, импульсивной и более чем опасной. Но не жестокой. Пока Дариус не изменил её.
Я удивилась, что даже мёртвый, он поспешил защитить её.
— Дариус Гудуинз? Какие у них были отношения?
— Они были кузенами, но их воспитывали как родных брата и сестру.
— Как он изменил её?
— Он знал, как использовать её ахиллесову пяту.
— Ты о чём?
— Джон Девлин был её слабостью. Но в его сердце было место, до которого Мариама не могла дотянуться и овладеть. Его сопротивление сводило её с ума. Она сделала бы всё, чтобы ослабить его. Поэтому Дариус воспользовался её уязвимостью.
— Каким образом?
— Он уговорил её бежать с ребёнком в Африку. Девлину потребовались недели, чтобы разыскать их. Он привёз Шани домой, но Мариама осталась с Дариусом. К тому времени, когда она наконец вернулась, Дариус уже успел преобразиться.
— Во что?
— От шамана до тагати.
— Что за тагати?
— Самым близкий перевод колдун. Или ведьма. Тот, кто использует травы в злых целях.
«Такие как серая пыль?», — задумалась я.
— Самые могущественные тагати — женщины, и Дариус убедил Мариаму, что с его знаниями и её силой они могут стать непобедимой парой. Он последовал за ней в Чарльстон, и его влияние оказало на неё крайне негативное воздействие.
— Потому что она начала ему верить?
— Потому что она знала, что это правда. Это нелегко понять постороннему, но в нашем сообществе понятие магии так же принято, как и понятие бога. Есть старая поговорка, что одну религию мы практикуем открыто по воскресеньям, а другую тайно все остальные дни. — Он смотрел на воду, но теперь повернулся и уставился на меня. — Многие не верят в привидения, но это не делает меня менее реальным для тебя.
С этой логикой я вряд ли могла поспорить.
— Ты говоришь, что Дариус последовал за ней в Чарльстон. Тогда он привёз с собой серую пыль?
— Что ты знаешь о серой пыли? — спросил Фремонт приглушённым голосом.
— Это галлюциногенный порошок, который останавливает сердце.
Он огляделся по сторонам, словно опасаясь, что кто-нибудь может подслушать. Что, если подумать, довольно странно. Слышать его могла только я, а остальные, скорее всего, приняли бы меня за сумасшедшую и держались бы на расстоянии.
— С кем ты разговаривала? — потребовал он.
— Ни с кем. Просто пыталась кое-что разузнать. Ведь именно этого ты от меня и ожидаешь, не так ли? Кто там говорил про большую изобретательность? — Я не дала ему шанса ответить. — Если ты расследовал дело Дариуса на момент смерти, то он наш самый вероятный подозреваемый.
— Я не просто следил за ним. Я пытался его остановить.
— Он занимался контрабандой наркотиков?
Он помолчал.
— Да.
Что-то в его голосе вызвало новую дрожь.
— Ты работал на пару с Девлином?
Он пробормотал что-то так тихо, что я не смогла разобрать. У меня возникло тревожное ощущение, что это молитва или заклинание.
— Что ты делаешь?
Он не ответил.
— Почему все боятся Дариуса Гудуинза? Сейчас он не может представлять для тебя угрозы.
Призрак не ответил. Он уже начал исчезать и в следующее мгновение испарился. Я стояла у перил одна и задрожала, когда холодный порыв ветра пронзил меня насквозь. Дурное предчувствие усиливалось вместе с ветром. Гавань сверкала солнечным светом, но где-то вдалеке сгущалась тьма.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, llola, Gwen, Sanni_80

Аманда Стивенс - Пророк 17 Июль 2020 20:53 #77

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1084
  • Спасибо получено: 2338
  • Репутация: 109
Дариус Гудуинз совсем мрачный персонаж, которого боятся как живые, так мертвые. Сможет ли Амелия кому-нибудь довериться и не ждать удара в спину? Одной очень трудно противостоять злу в этом и потустороннем мирах, но она не раз показывала смекалку и недюжинную храбрость, и у нее есть черный друг - Ангус.
Девочки, спасибо. flo8
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 25 Июль 2020 17:32 #78

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128


Обычно я прогуливалась по Батерее до бульвара Мюррей, а потом поднималась по Рутледж-авеню мимо парка Колониал Лейк к своему дому. Сегодня утром, однако, я срезала путь через Белый сад, пройдя мимо памятников гражданской войны и пушек и обойдя по широкой дуге прекрасную белую беседку, где только что на рассвете состоялась свадьба.
Бросив тоскливый взгляд на счастливую пару, я ненадолго задержалась полюбоваться клумбой пурпурных астр, затем пошла по Кинг-стрит, где только начинали оживать рестораны и булочные. Прохладный ветерок доносил запах свежего кофе и пирожных, и мне ужасно захотелось зайти в одну из закусочных на открытом воздухе и побаловать себя неторопливым завтраком. Улицы заполнялись народом, и я могла сидеть за столиком, а люди смотрели бы, как я грызу ванильный французский тост или персиковый миндальный маффин и размышляю о своём разговоре с призраком Фремонта. Но последние два дня я уже достаточно размышляла и накрутила себя. Нужно отвлечься.
Так что я прошла мимо модных кафе и изысканных кофеен и не сбавляла шага, пока не добралась до Камберленда. Затем замедлилась, ища «Тайный сад». Справа от себя заметила причудливый магазинчик с металлическим навесом над входной дверью и, насколько помнила, огороженным садом с фонтаном в глубине, где можно было посидеть с книгой и чашкой чая.
К моему разочарованию магазин оказался закрыт, хотя вряд ли я могла ожидать иного в столь ранний час. И все же чашка экзотического варева и приятная беседа с Клементин Периллу избавили бы меня от холодка после встречи с Робертом Фремонтом. Вынуждена признать, что, несмотря на обстоятельства, я наслаждалась новым знакомством. И я рада, что почувствовала это до того, как узнала, что она сестра, а не брюнетка Девлина.
Я предположила, что моя импульсивная прогулка до магазина так рано утром —свидетельство одиночества. У меня так мало близких друзей. На самом деле никого, кого я могла бы позвать выпить кофе или пообедать. Мне не с кем поговорить о книгах, фильмах или Девлине.
Девлин. Сколько бы времени или расстояния нас ни разделяло, мои мысли всегда возвращались к нему.
Я ни на секунду не поверила, что он имеет какое-то отношение к убийству Фремонта, но он как-то связан с ним. Всё взаимосвязано. Теперь я в этом уверена больше, чем когда-либо. Смерть Шани, исчезновение Девлина после аварии, алиби Итана…
Я могла только представить, как Девлин, должно быть, страдал в ту ночь. Он сказал, что сошёл с ума от горя. Можно понять, если бы он обратился к наркотикам, чтобы заглушить боль. Но серая пыль не транквилизатор и не успокоительное. Это мощный психоделик. Как он мог помочь ему справиться с потерей?
Но, по словам Девлина, серая пыль не просто вызывает галлюцинации. Она останавливает сердце, и ты умираешь. А если ты один из немногих, кто вернулся с того света, то будешь страдать от ужасных побочных эффектов.
Глаза остекленевшие, как у трупа, походка шаркающая, словно они притащили с собой мертвецов из ада.
Образы, вызванные этой частью разговора, тревожны и слишком жутки для солнечного утра. Я попыталась отодвинуть мрачность в сторону и вгляделась в витрину магазина. Чашечка чая действительно пошла бы мне на пользу.
Не знаю, как долго стояла, пока до меня не дошло, что за мной наблюдают. На этот раз не призрак. Я не чувствовала ни холодного дыхания у воротника, ни скользящих по спине ледяных пальцев. Нет, у меня возникло отчётливое ощущение, которое мог испытать каждый, когда за ним тайно наблюдают.
Повернувшись, я украдкой оглядела улицу, делая вид, что проверяю время на телефоне. Краем глаза заметила мужчину на другой стороне. Я мало что могла сказать о его внешности, только то, что он белый мужчина, немного ниже и шире Девлина. На нём были брюки цвета хаки, блейзер в яркую полоску и низко надвинутая на лицо соломенная шляпа. Типичный наряд для Чарльстона. С таким незапоминающимся видом легко смешаться с туристами и местными жителями. Но улицы пока все еще пусты, поэтому он выделялся.
Когда я подняла голову, чтобы мимоходом посмотреть на дорогу, незнакомец быстро отвернулся и прошёл через открытые ворота частного дома.
Я не паниковала. Насколько могу судить, это мог быть просто поклонник. Я не привлекала к себе внимание, как Мариама. Я не из тех, кто способен внушить подобную страсть. Но я молоденькая блондинка в хорошей форме благодаря постоянному физическому труду в силу профессии. Время от времени я ловила на себе мужские взгляды.
И все же я не могла отделаться от мысли, что он не просто пялился на меня, а именно следил.
Повернувшись к витрине книжного магазина, я притворилась, что заглядываю внутрь. В отражении появилось ещё одно лицо — красивого негра. Он стоял прямо за спиной, но, когда я обернулась, там никого не оказалось.
Пальметты зашуршали на поднимающемся ветру, и по тротуару передо мной покатился бумажный стаканчик. У меня снова возникло ощущение, что на горизонте назревает буря, хотя небо было ясное. Я подняла лицо, как вдруг что-то тёмное скользнуло по солнцу. «Птица», — сказала я себе. Ничего зловещего, ворон или воробей.
Из переулка на другой стороне улицы вышел тот мужчина в соломенной шляпе, и я была готова поклясться, что он бросил взгляд в мою сторону. Губы его шевелились, но он не приставил телефон к уху и рядом с ним не было собеседника. Собеседника, которого я могла бы увидеть.
Страх расцвёл, но, может, я просто стала параноиком? Я ещё не задала ни одного вопроса об убийстве Фремонта ни одному живому человеку. Никто не мог знать о нашем расследовании, и я была уверена, что человек возле дома Девлина прошлой ночью не заметил меня. Так с чего бы за мной следить?
Я пошла, сначала медленно, делая вид, что разглядываю витрину магазина, чтобы видеть его в отражении стекла. Но либо он быстро понял, что я его раскусила, либо действительно был невинным пешеходом, потому что он свернул на Маркет-стрит, растворившись в потоке машин.
Заскочив на открытый рынок, я купила букетик свежих цветов, немного полыни и направилась прямо домой. Ангус, как всегда, был рад меня видеть. Я прицепила поводок, и мы быстро прошлись по кварталу, а потом вместе позавтракали в саду.
Остаток дня я слонялась по дому, убирая летний гардероб, работая над блогом, болтая по телефону с мамой и тётей Линроуз. Работа отвлекла меня на несколько часов, но к середине дня я начала нервничать. Сделав пару телефонных звонков, я убедилась, что Ангус устроился в доме, а затем поехала в Чарльстонский институт изучения парапсихологии на встречу с Рупертом Шоу.

Институт располагался на окраине исторического района, на первом этаже прекрасно отреставрированного довоенного здания. Это был особняк-плантация, с длинными изящными колоннами и корзинами папоротника, раскачивающимися на трёх этажах тенистых веранд. Я припарковалась на заднем дворе и, подойдя к боковому входу, как всегда, заметила дом напротив с неоновой вывеской на крыльце. Всевидящая Мадам.
Я всегда интересовалась этим местом и втайне забавлялась его близостью с высокопарным Чарльстонским институтом изучения парапсихологии. Теперь, выяснив, что хиромантка связана с Девлином, я была ещё больше заинтригована. Клементин сказала, что Девлин и Изабель очень близкие друзья, но я видела, как он обнимал её в сумерках. Слышала, как ласково и нежно они перешёптывались. Они больше чем друзья. Но насколько?
Пока я стояла и смотрела на дом, к обочине подъехал синий «бьюик» и с минуту простоял на холостом ходу. Водитель был в очках-авиаторах, закрывавших верхнюю половину лица. Очки и угол наклона солнца делали его черты почти неразличимыми, но проблеск узнавания заставил меня задуматься, что я встречала этого мужчину раньше.
Он не выходил из машины, а сидел, глядя на один из балконов. Мне не показалось, что он меня заметил. Меня скрывал густой куст рододендрона. Сердце забилось быстрее, когда я посмотрела на водителя. Неужели за мной следят?
— Амелия?
Годы жизни с призраками выдрессировали меня, и я лишь небрежно обернулась, услышав своё имя. Сзади ко мне подошёл Итан Шоу, так тихо, что я не услышала его шагов.
— Так и думал, что это ты.
Он улыбнулся, и его глаза зажмурились от искреннего удовольствия, когда он сократил расстояние между нами. Это был высокий мужчина, хорошо одетый, с приятными манерами, которые я всегда находила привлекательными. Но вчера вечером в доме Девлина я мельком увидела его с другой стороны. Когда подслушанный разговор принял уродливый поворот, я почувствовала тревожную дрожь по спине. Неужели Итан действительно был влюблён в жену Девлина? Неужели действительно был готов выполнить любую её просьбу?
— Итан, привет. Я не слышала, как ты подошёл.
— Я только что вышел из-за угла, — сказал он. — Мы с отцом хорошо провели время в саду.
— О, значит, он здесь?
— Да. — Ещё один озадаченный взгляд. — Почему ты прячешься в кустах?
— Я не прячусь, просто наблюдаю.
— И за чем ты наблюдаешь?
— Ты знаешь эту синюю машину? — с тревогой спросила я.
Он перевёл взгляд с меня на улицу. Я заметила, как что-то мелькнуло в его глазах, но он пожал плечами.
— Нет, а что?
Я выдержала паузу.
— Я подумала, что за мной могли следить.
Он приподнял бровь.
— Почему ты так думаешь?
Я вряд ли могла рассказать ему о расследовании Фремонта, поэтому пробормотала:
— Не знаю, наверное, я параноик.
Он сочувственно улыбнулся.
— Это понятно после всего, через что ты прошла.
— Наверное.
Он бросил ещё один взгляд в сторону улицы.
— Так что привело тебя сегодня в институт?
— Я приехала повидать доктора Шоу. У меня на назначена встреча, поэтому надеюсь, что у него найдётся время для меня.
— Для тебя у него всегда найдётся время. Как и у меня, — вежливо ответил Итан, но комплимент прозвучал заученно, как будто его мысли были заняты другим.
Я подавила желание оглянуться через плечо.
— Можно тебя кое о чём спросить?
— Конечно.
— Меня всегда восхищал дом напротив.
— Тату-салон Бодайна?
Я рассмеялась.
— Соседний дом. «Всевидящая Мадам», ты что-нибудь о ней знаешь?
— Настоящее имя — Изабель Периллу. У неё отличная репутация, если тебе нужен хиромант.
— Нет. Не горю желанием знать своё будущее. Мне просто стало любопытно, вот и всё.
Он бросил взгляд, который заставил меня задуматься, знает ли он об Изабель и Девлине.
— В любом случае... не хочу тебя задерживать.
— Ты меня ни капли не задерживаешь. Наоборот, я рад, что наткнулся на тебя. Темпл в городе. Мы ужинаем вместе завтра вечером и хотели бы, чтобы ты присоединилась к нам, если ты свободна.
Темпл Ли была моим бывшим работодателем. Я проработала у неё два года в качестве государственного археолога, а потом переехала в Чарльстон, чтобы открыть собственное дело. Мы поддерживали связь по электронной почте, и я считала её своей самой близкой подругой, что, учитывая, как редко мы виделись вживую, было немного грустно.
— С удовольствием, если вы уверены, что я вам не помешаю.
— Это просто дружеский ужин. Шанс наверстать упущенное, поскольку в последнее время она редко сюда приезжает. Я позвоню позже и сообщу подробности.
— Спасибо.
Я помахала на прощание и собралась войти в институт. Я предполагала, что Итан направился к стоянке, но когда я вошла через боковую дверь в фойе, то мельком увидела его в переднем окне, которое выходило на улицу. Он всматривался в лобовое стекло «бьюика». Затем медленно обошёл опустевшую машину, время от времени поднимая голову и оглядываясь в поисках водителя.
Он выглядел взволнованным, почти сердитым, что вызвало моё любопытство. Я ещё немного понаблюдала за ним, а потом отвернулась от окна.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, llola, Gwen, Sanni_80

Аманда Стивенс - Пророк 25 Июль 2020 20:07 #79

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1084
  • Спасибо получено: 2338
  • Репутация: 109
Вроде бы пока все не так страшно, но многих живых обуяла страсть к слежке, хотя по-другому получить информацию пока не получается, ведь у всех есть, что скрывать.
Девочки, спасибо. :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Аманда Стивенс - Пророк 31 Июль 2020 19:41 #80

  • So-chan
  • So-chan аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2114
  • Спасибо получено: 4189
  • Репутация: 128

Деревянный пол заскрипел под ногами, когда я вышла из фойе, бывшее когда-то гостиной. Теперь это приемная, и стойку регистрации с телефонами занимала новая помощница.
Когда я вошла, она взглянула на меня с любопытной полуулыбкой, шоколадно-карие глаза презрительно оценили меня от конского хвоста до кроссовок. Девушка была одета гораздо более стильно, в шелковый голубой топ, который великолепно подчеркивал ее темный оттенок кожи.
— Я могу вам чем-нибудь помочь? — поинтересовалась она с легким акцентом, который я не смогла определить.
— Я Амелия Грей. У меня не назначена встреча, но я надеюсь увидеть доктора Шоу.
— Он сегодня очень занят.
— Не могли бы вы хотя бы сказать ему, что я здесь? Если у него не найдется времени на встречу со мной, я могу вернуться позже.
Она заколебалась, совсем не восприняв мою просьбу.
— Мы друзья, — добавила я, что не произвело на нее впечатления.
— Подождите минутку, — холодно приказала она, вставая из-за стола в чарльстонском стиле и исчезая в коридоре. Открылась дверь, послышался шепот, а затем быстрый перестук каблучков по деревянному полу, когда помощница вернулась.
— Сюда, — сказала она, неодобрительно поджав губы.
— Благодарю.
Я уже много раз бывала в институте, поэтому, конечно, знала, где находится кабинет, но молча последовала за ней по коридору туда, где она открыла ряд раздвижных дверей. Она ничего не сказала, просто отступила в сторону, пропуская меня в комнату, а затем закрыла за мной дверь.
Я стояла, оглядываясь на то, что сначала показалось мне пустым кабинетом. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы заметить доктора Шоу, который неуверенно балансировал на верхней ступеньке лестницы, доставая пыльный том с самой высокой полки переполненного книжного шкафа. Я помолчала, боясь напугать его, хотя его уже предупредили о моем визите, и он, несомненно, услышал стук в дверь.
Его кабинет, как всегда, утопал в книгах — сокровищница древних томов, которые требовали изучения от корки до корки. Мебели было очень мало, но сама комната выглядела очень мило с уютным мраморным камином для зимних вечеров и рядом французских дверей, ведущий в ухоженный сад. Дубовые полы покрывали выцветшие ковры и стопки книг. Я глубоко вдохнула запах кожаных переплетов и легкий привкус табака, хотя никогда не видела, чтобы доктор Шоу курил. Но нетрудно представить, как он сжимает зубами какую-нибудь огромную изогнутую трубку, размышляя о сложном строении этого мира и загробного.
— Привет! — крикнул он со своего высокого насеста. — Присаживайся, пожалуйста. Я спущусь через минуту.
— Не торопитесь.
Я поставила сумку рядом со стулом и подошла посмотреть на сад. Двери были приоткрыты, и легкий ветерок доносил свежий тальковый аромат гелиотропа, который рос в глиняных горшках на террасе. Толстая трехцветная кошка загорала на каменной брусчатке, наблюдая за мной сквозь прищуренные веки. Затем что-то у ворот привлекло ее внимание, и она обернулась, насторожив уши. Я не увидела ничего подозрительного, хотя следы соли на пороге возбудили мое любопытство.
Доктор Шоу спустился по лестнице и подошел меня поприветствовать. Он был выше Итана и обладал непринужденной элегантностью, которая наводила на мысль о богатой аристократической жизни. Густые белые волосы и самые пронзительные голубые глаза, которые я когда-либо встречала. Несмотря на свою аристократическую ауру, он был одет в свой обычный костюм из потертой фланели с узором из ломанной клетки. Брюки и пиджак свободно болтались на тощем теле.
Я почувствовала запах чего-то слегка затхлого и травяного, когда он взял меня за руку и тепло улыбнулся.
— Давно не виделись.
— Да, слишком давно. Как поживаете, доктор Шоу?
— Я в полном порядке, Амелия. А ты?
— Всё в порядке, спасибо.
Он склонил голову набок, наблюдая за мной.
— Чем ты занималась в последнее время? Прости, что я так говорю, но тебя словно жизнь потрепала.
— Просто плохие дни. Ничего серьезного.
Не считая предсмертный опыт. И преследования.
Но я не стала говорить об этом доктору Шоу, потому что, как бы ни ценила его знания о паранормальных явлениях, я никогда не открывала ему правду о призраках. Эти видения личные, и говорить о них все равно, что признавать существование мертвецов.
— Давай присядем? — Он указал на стул напротив своего стола. — Не хочешь чаю? — спросил он, когда мы устроились.
— Нет, спасибо. Я не буду отнимать у вас слишком много времени. Я хотела бы вас кое о чём спросить.
Его уши, казалось, дернулись от легкого любопытства, как у той трехцветной кошки. Он поддался вперед, сверкая глазами.
— Дай угадаю. Ты столкнулась с теневой фигурой.
— Нет, дело не в этом.
— Энергетический вампир?
— И не это тоже.
Он сложил руки на столе, и я снова заметила кольцо на мизинце. Змея, обвитая вокруг когтя. Эту эмблему носил Девлин на шее — талисман «Ордена гроба и когтя». Тайного общества элиты Чарльстона.
Я посмотрела в яркие голубые глаза и вздрогнула.
— Не слишком ли сильный ветер? — озабоченно спросил доктор Шоу, уже вставая из-за стола.
— Нет-нет. Я в порядке. Причина, по которой я хотела вас видеть…
Он поднял изящную ладонь, чтобы заставить меня замолчать.
— Как бы мне ни хотелось узнать, что привело тебя ко мне на этот раз, сначала мне нужно уладить кое-какие дела, если ты не против. В противном случае, наш разговор может полностью вылететь у меня из головы. В последнее время я стал чересчур забывчив, — сказал он, и по его лицу пробежала тень.
Эта тень меня обеспокоила. Я надеялась, что его проблемы с памятью не были симптомом болезни, но если присмотреться, он выглядел немного осунувшимся.
— А какое это может быть дело? — спросила я.
— Мне нужно кое-что у тебя спросить, и боюсь, это вызовет массу неприятных воспоминаний.
— В чём дело? — нервно спросила я.
— Ты слышала о «Дубовой роще»?
Еще одна дрожь, но совсем другого характера. Само упоминание об этом старом кладбище вызывало мрачные чувства.
— А что с ним?
— Полиция наконец-то закончила расследование. Кладбище было возвращено университету Эмерсона, и комитет решил продолжить реставрацию. Меня попросили поговорить с тобой о наших планах, но принимая во внимание твою историю с кладбищем, никто не будет держать на тебя зла, если ты захочешь разорвать первоначальный контракт. Но не ошибись. Ты все еще наш главный кандидат.
Вернуться в «Дубовую рощу»? После всего, что там произошло?
У меня перехватило дыхание, когда перед глазами замелькали лица мертвых женщин.
— Когда вы хотите, чтобы я начала?
— Как можно скорее. Двухсотлетие Эмерсона идет полным ходом, поэтому мы хотели бы, чтобы реставрация была завершена до конца года. Это хороший способ закрыть очень неприятную главу. Какое-то время ты будешь работать в паре с Темпл Ли. Я полагаю, вы двое знакомы?
— Да. Она моя подруга.
Он кивнул.
— Учитывая возраст разрушенных могил, останки попадают под ее юрисдикцию. Но поскольку вы знаете друг друга, договорённость должна быть полюбовной. Никаких споров за территорию, я надеюсь. Конечно... если ты решишь вернуться. Потрать пару дней на обдумывание и дай мне знать к концу недели.
— В этом нет необходимости. Я начала реставрацию и хотела бы её закончить.
— Ты уверена? — Он ласково посмотрел на меня. — Как я уже сказал, никто не будет держать на тебя зла, если ты решишь иначе, и это никоим образом не повлияет на мои будущие рекомендации.
— Я ценю это, но я действительно предпочла бы закончить то, что начала.
Это вопрос профессиональной гордости, но мне также полезно иметь проект, чем можно занять мысли, кроме Девлина и его призраков, Роберта Фремонта и его убийства. У меня склонность к одержимости.
Доктор Шоу откинулся на спинку стула и кивнул.
— Значит, договорились. Я сообщу комитету, что «Дубовая роща» снова в твоих надёжных руках.
— Спасибо.
— А теперь что касается твоего дела, — сказал он, слегка приподняв брови.
— О, я здесь не по настоящему делу. Я на кое-что наткнулась и надеюсь, вы сможете ответить мне на некоторые вопросы.
— Не теневые фигуры, не энергетические вампиры... хм, — задумчиво произнёс он. — Даже не могу себе представить.
— Вы когда-нибудь слышали о веществе под названием серая пыль?
В момент, когда я произнесла эти слова, я могла бы поклясться, что ветер, дующий через французские двери, стал сильнее. На столе доктора Шоу зашуршали страницы открытой книги, но мой взгляд остался прикован к его лицу. Я увидела, как что-то промелькнуло в его глазах, отчего у меня кровь застыла в жилах. Удивление, да, и, возможно, даже страх. Но волосы у меня на затылке подняло дыбом от выражения злобы, в которое я никогда бы не поверила, если бы не увидела собственными глазами. Не у утончённого и элегантного доктора Шоу.
Когда он протянул руку, чтобы закрыть книгу, я вспомнила слова Роберта Фремонта, сказанные им только сегодня утром об отношениях Эсси и доктора Шоу. Она никогда не раскроет свои секреты человеку со злыми намерениями.
— Где ты услышала о серой пыли? — почти небрежно спросил он. Его тон был настолько лишён злобы, а глаза так мягко любопытны, что мне могло померещиться его секундное возмущение.
— Я так понимаю, вы знаете что это такое? — спросила я с привычным спокойствием.
— Да, я слышал о ней.
— Можете рассказать?
Он взял серебряный нож для вскрытия писем и провёл большим пальцем по лезвию.
— Чтобы понять серую пыль, нужно знать, откуда она берётся.
— Она ведь из Африки, верно?
— Габона, если быть точным. Что ты знаешь про эту страну?
— Только то, что она выглядит крошечной на карте и граничит с Камеруном, Конго и Экваториальной Гвинеей.
И что Дариус Гудуинз провёл там много времени, сочиняя, исследуя и, по-видимому, учась у шамана. А затем он совершил превращение в тагати.
Доктор Шоу стал задумчивее.
— Говорят, Габон для Африки то же, что и Тибет для Азии... духовный эпицентр целого континента.
Я снова почувствовала укус ветра. Доктор Шоу встал закрыть французские двери, не торопясь с защёлкой и с тревогой поглядывая в сад. У меня возникло ощущение, что он выжидает, пока не придумает, как продолжить разговор. Его нерешительность, не говоря уже о взгляде, тревожили.
Он вернулся к столу и с трудом опустился на стул. Его неуверенная подвижность казалась странной, учитывая, что всего несколько мгновений назад я видела, как он легко балансировал на вершине лестницы.
— Габон — одна из самых загадочных стран в мире, — продолжил он. — Этот район уже давно является источником вдохновения для исследователей и авантюристов. Большая часть территории покрыта лесом, настолько непроходимым, что он служит естественным сдерживающим барьером для нежелательных воздействий. Религиозные верования сохранялись в течение многих поколений без искажения со стороны внешнего мира, включая интеграцию определённых растений в ритуалы и церемонии.
Он замолчал, когда раздвижные двери открылись и в кабинет просунулась голова ассистентки.
— Уже три часа, доктор Шоу. Вы хотели, чтобы я напомнила.
— Я помню. Спасибо, Лейла.
— Я приготовила вам чай, — сказала она, внося серебряный поднос с единственной чашкой и блюдцем и ставя его на угол стола.
— Уверены, что не хотите присоединиться? — спросил доктор Шоу, потянувшись за чашкой.
Лейла бросила на меня мрачный взгляд, чтобы я даже не смела согласиться, поэтому я быстро ответила:
— Всё в порядке, спасибо. Но... мне надо уйти? У вас другая встреча?
Он поднял руку.
— Небольшое дело, которое требует моего внимания. Спасибо, что напомнила, Лейла.
— Нисколько. Это моя работа.
Она вышла из комнаты, даже не оглянувшись.
Открыв ящик стола, доктор Шоу достал крошечный пластиковый пакетик, расстегнул его и высыпал содержимое в чай. Я ощутила затхлый травяной запах, когда он размещал чай ложкой, а затем сделал глоток.
Я не произнесла ни слова во время этой интерлюдии, но мне стало любопытно узнать, какую траву он добавил. И снова я понадеялась, что его слабость, скорее, результат слишком напряжённой работы, чем недомогания.
Он сделал ещё один глоток, закрыл глаза, и через мгновение мне показалось, что он задремал. Молчание затягивалось, пока не стало неловким. «Мне стоит прервать тишину или тихо ускользнуть?» — гадала я. Как раз в тот момент, когда я подумала, что мне, возможно, придётся вызвать Лейлу, веки доктора Шоу распахнулись. Он сидел очень тихо, пока взгляд постепенно не сфокусировался.
— На чём мы остановились? — спросил он.
— Габон, — нерешительно сказала я. — Но вы уверены, что я не отнимаю у вас слишком много времени? Я всегда могу вернуться в другой день.
Он не ответил, а вместо этого продолжил с того места, на котором остановился, как будто его никогда и не прерывали.
— Видите ли, в большинстве африканских религий сохраняется твёрдое убеждение, что жизнь не заканчивается смертью, а продолжается в другой реальности. В некоторых культурах таков обряд посвящения для молодых — войти в духовный мир и поговорить с мёртвыми предками, прежде чем его примут в общину.
— Как он входит в духовный мир? Или беседует с умершими предками, если уж на то пошло.
Зачем кому-то это нужно? В моём мире призраков следовало избегать, когда это возможно.
— Он способен проникать в другую реальность, съев травы с магическими свойствами. Или, другими словами, проглотив мощный галлюциноген.
— Как серая пыль?
Его глаза блеснули, и я не могла не заметить, что зрачки расширились после глотка чая.
— Как кора корня Tabernanthe iboga, растения, которое составляет саму основу религии бвити.
— А что оно делает?
— Умеренная доза может вызвать беспокойство и бессонницу. Высокая — вызывает галлюцинации и состояние летаргии, которое может длиться до пяти дней.
— Пять дней? Мощная штука. Она опасна?
— Большая доза может вызвать паралич дыхательных мышц и смерть.
— Значит, эта ибога... — я тщательно выговорила название, — так вот откуда берётся серая пыль?
— Нет. Серая пыль — это производное растения, которое никто за пределами определённой общины никогда не мог идентифицировать. Эффект отличается от ибогаина.
— Каким образом?
Он откинулся на спинку стула.
— Во-первых, галлюцинации. После пережёвывания коры ибоги посвящённый впадает в глубокий сон и не имеет реального осознания внешнего мира. В мире видений он сталкивается с рядом препятствий, которые необходимо преодолеть, прежде чем он сможет войти в духовный мир. Как только ему разрешат пройти через барьеры, проводник — обычно давно умерший предок — будет сопровождать его в духовном путешествии, где он станет свидетелем многих фантастических зрелищ. Легионов мёртвых с раскрашенными лицами и вспоротыми животами после ритуальных вскрытий. Здесь он может повстречать богов и поговорить со своими умершими предками. Когда действие ибоги проходит, сознание возвращается, и молодой человек должен рассказать о своём путешествии старейшинам.
— А серая пыль?
— Серая пыль не имеет ничего общего с галлюциногенными видениями. У неё есть свойство, которое буквально останавливает сердце. Посвящённый умирает. В медицинской среде он считался бы клинически мёртвым от нескольких секунд до нескольких минут. В течение этого промежутка времени его дух может покинуть тело и войти в царство мёртвых, но не посредством видений, а потому, что его жизнь в этом мире оборвалась. И поскольку он мёртв, нет никаких барьеров для преодоления. Никаких препятствий, чтобы пересечь. Он может перемещаться по миру духов так же свободно, как и его предки, путешествуя в реальности, невообразимой даже через видения и галлюцинации. Опасность, конечно, в том, что можно забрести слишком далеко и заблудиться. По прошествии определённого времени физическое тело уже не сможет быть реанимировано. Оболочка увядает и умирает, а в некоторых случаях в неё вторгается другой дух. По крайней мере... так утверждают.
Я снова почувствовала, что дрожу. Весь этот разговор был странным и тревожным. Не то чтобы я не верила. Я лучше, чем кто-либо, знала, что мир духов существует так же, как и мир живых, но мысль о том, что кто-то намеренно путешествует через завесу, была для меня непостижима. Я ещё не сбросила оковы отцовских правил, хотя, по-видимому, приняла своё соглашение с Робертом Фремонтом. Как будто снова оказалась подвешенной между двумя мирами, только теперь перетягивание каната шло между моим прошлым и будущим. Между страховочным канатом того, что я знала и боялась, и моим желанием достичь высшей цели. Но я не могла оставаться в этом подвешенном состоянии вечно. Призраки не позволят. Они уже искали меня.
— А как насчёт тех, кто возвращается из мира духов? — спросила я. — Тех, кого реанимировали. Страдают ли они от каких-либо побочных эффектов?
— Некоторые сообщают о духовном просветлении и чувстве эйфории, в то время как другие страдают от эпизодов, близких к ПТСР. А третьи претерпевают радикальные изменения как ментальные, так и физические от того, что видели на той стороне. Или от того, что принесли с собой.
— Принесли с собой? Вы имеете в виду призраков?
Я подумала о Шани и Мариаме. Неужели Девлин привёл их из Серости? Неужели именно это Шани так отчаянно хотела ему сказать?
— Если серая пыль облегчает живым вход в царство мёртвых, значит, верно и обратное?
— Да, наверное.
Он лениво помешал чай.
— Даже сегодня среди галла есть те, кто верит, что такое простое дело, как ненадлежащее погребение, может позволить мёртвым вернуться и управлять жизнями живых. Если у знахаря достаточно силы, он может войти в духовный мир и сам вернуть мёртвых. Он также может атаковать своих врагов в царстве снов, когда они наиболее уязвимы.
И снова я вспомнила намёк Фремонта на то, что интерес доктора Шоу к худу проистекает из злого умысла. Я всё ещё не могла на это купиться. Всё, что я знала о Руперте Шоу, указывало на человека с добрыми намерениями.
— Худу зародилось в Габоне?
— Как и большинство южных колдовских искусств, оно основано на верованиях и практиках ряда религий в Западной и Центральной Африки. Этакий духовный суп, приправленный христианством. Основой худу, как и бвити, является мистическое и лечебное качество некоторых растений. Мазок пасты из кровяного корня вылечит раздражения кожи, щепотка желтокорня поможет пищеварению. — Он уставился на свой остывающий чай. — Немного чистотела отгонит злых духов и закон. И всё остальное, что может преследовать…
Он, казалось, снова задремал, и я с беспокойством наклонилась к нему.
— Доктор Шоу? Вы в порядке?
Он очнулся от летаргии и поднялся взять ещё одну книгу с ближайшей полки. Сдув пыль с обложки, протянул её мне. Я взглянула на название. «Палки, камни, корни и кости».
— Это хорошая книга для начала, — сказал он. — Если у тебя ещё остались вопросы, приходи ко мне. Я даже могу организовать консультацию со знахаркой, если хочешь.
— Эсси Гудуинз?
Бровь приподнялась.
— Если ты не против прокатиться. В противном случае, мы можем прогуляться по улице и поговорить с моим старым другом, Примусом…
Он покачнулся, и я отложила книгу в сторону, вскочив на ноги, чтобы взять его за руку.
— С вами всё в порядке?
— Ничего страшного. Просто небольшое головокружение, — пробормотал он.
Он снова пошатнулся, и моя хватка усилилась.
— Что мне делать?
— Помоги сесть, если не возражаешь. — Его голос звучал напряжённо, и я увидела блеск пота на его лице. — Это пройдёт через минуту.
Я подвела его к креслу и подождала, пока он благополучно устроится. Рука, которую он поднял, чтобы прикрыть глаза, задрожала.
— У вас часто бывают такие приступы? — обеспокоенно спросила я.
— Время от времени.
— Это не моё дело, но вы считаете разумным лазить по лестницам? Особенно когда вы один?
— Обычно я получаю предупреждение перед тем, как начинается приступ, — сказал он, убирая руку от глаз. — Во всяком случае, это уже проходит. Сейчас я чувствую себя прекрасно.
— Вы уверены, что я не могу вам что-нибудь принести? Позвонить кому-нибудь?
— Пожалуйста, не утруждай себя. Это действительно пустяк. Но, может быть, мы продолжим наш разговор в другое время?
— Конечно. Оставляю вас в покое.
Я обошла стол, чтобы взять сумку.
— Прежде чем ты уйдёшь... — он понизил голос, и я увидела, как его взгляд метнулся к французским дверям, словно он боялся, что в саду кто-то прячется, — я должен тебе кое-что сказать.
Я в тревоге посмотрела на него.
— В чём дело?
Его голубые глаза выглядели обеспокоенными и очень напряжёнными. Я бы сказала, напуганными.
— Ты должна быть очень осторожна, когда говоришь об этом. И не повторяй ничего из того, что было сказано здесь сегодня.
Пульс участился, когда рука сжала ремень сумки.
— Конечно, но могу я спросить, почему?
— Серая пыль — безобидное название священной субстанции, которую скупо используют даже самые могущественные шаманы и знахари. Неподобающий интерес со стороны кого-то вне общины может быть воспринят как богохульство и подвергнет тебя значительному риску.
— Риску? Хотите сказать, кто-то может попытаться причинить мне вред?
— Физически, может, и нет, но... скажи, дорогая, ты хранишь в доме лавровый лист? Может быть, свечи из цитронеллы? Или эвкалипт? А ещё лучше драконову кровь1 под подушку.
— Зачем они мне?
Казалось, он меня не слышал. Он снова задремал, и через мгновение, я тихо выскользнула из кабинета.

1. Драко́нова кро́вь — общее наименование древесных смол различных растений, а также получаемых из них продуктов. Одинаковое название смол разных растений возникло в разных культурах независимо, причиной послужил их густой красный цвет. Все эти смолы традиционно используются в народных ремёслах, художественных промыслах и в мебельной промышленности (как красители, полироли, лаки и их компоненты). Некоторые также применяются в народной медицине и в качестве благовоний. В настоящее время используются в биологически активных добавках, в парфюмерии и косметике.
В Европе «драконова кровь» была известна ещё античным грекам и римлянам. С древних времён она в высушенном виде использовалась в странах Средиземноморья в лекарственных целях, а также как краситель. Имелось два основных источника драконовой крови: драконовы деревья, которые растут на острове Сокотра, и драконовы деревья из Марокко и Макаронезии.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, llola, Gwen, Sanni_80
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5