Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Александра Айви - По ту сторону тьмы (закрыт)

Александра Айви - По ту сторону тьмы (закрыт) 22 Нояб 2013 21:51 #1

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Александра Айви "По ту сторону тьмы"

Название: Beyond the Darkness / По ту сторону тьмы
Автор: Alexandra Ivy / Александра Айви
Описание: Современный роман, вампиры, демоны
Количество глав: 23 главы
Год издания: 2010
Серия: Guardians of Eternity / Хранители Вечности - 6 книга
Статус перевода: переведено 5 глав
Перевод закрыт в связи с изданием романа на русском.

Перевод: Такиоми
Сверка: Оblako
Редактура: ?
Обложка: Solitary-angel
Аннотация

Сальваторе Джулиани не счастливый оборотень. Его обязанность лидера - отыскать чистокровных самок, которые смогут спасти их народ от вымирания. Но в тот момент, когда он улавливает запах Харли, чистокровки, удерживаемой стаей паршивых псов, его нестерпимая потребность в ней стирает все остальные инстинкты. И, единственная вещь, худшая, чем плен - обнаружить, что красивая и независимая Харли демонстративно отказывается стать его парой.

Харли учили не доверять всем оборотням, особенно их высокомерному королю. Она ни за что не позволит использовать себя для разведения или вязки с парой против своей воли, даже с мужчиной, от желания к которому покалывает каждую клеточку ее тела. Тем не менее, Сальваторе - ключ к спасению ее семьи, о которой она ничего не знала, - если она осмелиться бросить вызов его темному, хищническому желанию и устоит против злейшего врага, поклявшегося уничтожить их обоих.


Содержание [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Администратор запретил публиковать записи гостям.

Александра Айви - По ту сторону тьмы 22 Нояб 2013 21:52 #2

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Глава 1

Сальваторе Джулиани, могущественный король оборотней, вынужден был признать, что это не самый лучший его день. Фактически, этот день можно смело назвать самым дерьмовым. Достаточно плохим было уже то, что, придя в сознание, он обнаружил себя в темном, противном туннеле, портящем его костюм от Гуччи, и не имел при этом ясных воспоминаний о том, как он тут оказался.
Но открыть глаза и, благодаря превосходному ночному зрению, наследуемому всеми оборотнями, обнаружить над собой парящую трехфутовую горгулью с чахлыми рожками, уродливой серой мордой и тонкими крыльями в оттенках синего, золотого и темно-бордового хватило, чтобы окончательно испортить и без того отвратительное настроение.
– Очнись, – с явным французским акцентом прошипел Леве, а его крылья трепетали от страха. – Очухивайся, паршивый пес или я отрежу твои яйца!
– Назовешь меня псом еще раз, и я гарантирую, что частями твоего тела будет вымощена дорожка к моему дому, – проворчал Сальваторе, голова которого пульсировала в такт сердцебиению.
Что, черт возьми, произошло? Последнее, что он помнил, как прибыл к находящейся к северу от Сент-Луиса уединенной хижине, чтобы встретиться Дунканом, шавкой, обещавшей предоставить ему информацию о предателе – вожаке стаи, а следующее – он приходит в себя рядом с Леве, жужжащим над ним, как огромная, чрезвычайно уродливая бабочка.
Боже Всемогущий. Как только Сальваторе выберется из этого туннеля, он собирается отыскать Ягра и вырвать его сердце, чтобы заткнуть им надоедливого Леве. Чертов вампир.
– Ты не сможешь ничего сделать, если не начнешь двигаться и не встанешь, – предупредил горгулья. – Шевели хвостом, король лентяев.
Игнорируя ноющую боль в суставах, Сальваторе встал и пригладил черные длинные до плеч волосы. Он не потрудился отряхнуть грязь со своего шелкового костюма, который и так отправится в ближайший костер.
Вместе с горгульей.
– Где мы?
– В каком-то грязном туннеле.
– Блестящая наблюдательность. Что бы я без тебя делал?
– Слушай, Куджо1, мне известно лишь, что в одну минуту мы были в хижине с очень мертвым Дунканом, а затем я получаю удар по голове от прекрасной и крайне грубой женщины. – Странно, что при этих словах горгулья потер свой зад, а не голову. Конечно, его череп был слишком непробиваем, чтобы ему можно было нанести вред. – Той женщине повезло, что я не превратил ее в бобра.
– Это, должно быть, заклинание. Женщина была ведьмой?
– Нет. Демон, но…
– Что?
– Она – полукровка.
Сальваторе пожал плечами. В мире демонов было распространенно скрещивание.
– Ничего необычного.
– Ее сила.
Сальваторе нахмурился. Он хотел задушить горгулью, но крошечный демон обладал одним полезным свойством, которого не было у короля оборотней – он мог чувствовать магию.
– Какая сила?
– Джинн.
Холодок медленно пополз по позвоночнику Сальваторе, и он бросил быстрый взгляд вверх и вниз по туннелю. На расстоянии он мог ощущать приближение своих псов и вампира. Кавалерия мчится на выручку. Внимание Сальваторе, однако, было сосредоточено на поиске любого намека на силу джинна.
Чистокровный джинн был жестоким, непредсказуемым существом, которое могло управлять природными стихиями. Он мог вызывать молнии, превратить ветер в смертоносную силу и уничтожить город землетрясением. А затем исчезнуть, превратишь в дым. К счастью, джинны редко интересовались внешним миром и предпочитали оставаться в изоляции.
Полукровки… Его охватила дрожь. Они могут и не обладать силой полноценного джинна, но неспособность управлять непостоянной энергией делала их еще более опасными.
– Джиннам запрещено скрещиваться с другими демонами.
Леве фыркнул:
– В этом мире есть много запрещенных вещей.
– Нужно сообщить комиссии, – пробормотал Сальваторе, имея в виду загадочных Оракулов, которые были окончательными лидерами в мире демонов. Он сунул руку в карман, но ничего в нем не нашел. – Cristo2.
– Что?
– Мой мобильник пропал.
– Прекрасно, – всплеснул руками Леве. – Мы пошлем записку. На данный момент нам нужно выбраться отсюда.
– Расслабься, горгулья. Помощь уже в пути.
С хмурым видом Леве понюхал воздух:
– Твои псы.
– И пиявка.
Леве принюхался снова:
– Тэйн.
Брови Сальваторе сошлись вместе. Он ожидал Ягра. Один вампир был столь же плох, как и другой, но манера Тэйна сначала убивать, а потом уже задавать вопросы не согревала, а, наоборот, заставляла сердце Вера сжиматься. Не смотря на то, что его сердце уже и так было чертовски сжато.
– Харон? – требовательно спросил он. Хароны были убийцами, которые выслеживали ставших психически-неустойчивыми вампиров. Только Богу было известно, что они делали с менее опасными демонами. А в голове вампира каждый другой демон был менее опасен.
– Высокомерный, снисходительный осел, – пробормотал Леве.
Сальваторе закатил глаза:
– Чудак, идиот, но не осел.
Леве пренебрежительно махнул рукой:
– Из моей теории следует, что чем более высок демон, тем больше его тщеславие и меньше его…
– Продолжай, горгулья, – холодный голос резко прорезал темноту, понижая на несколько градусов воздух в туннеле. – Я считаю твою теорию любопытной.
– Ик, – шелестя крыльями, Леве оказался позади Сальваторе. Как будто он был настолько глуп, чтобы думать, что Сальваторе воспрепятствует его верной смерти.
– Dio3, да отойди ты от меня, вредитель, – зарычал Сальваторе, шлепнув рукой по горгулье, в то время, как его настороженный взгляд был сосредоточен на огибающем угол туннеля вампире. Потому что этот вампир действительно заслуживал внимания.
Хотя и не столь высокий, как многие из его собратьев, он был достаточно мускулистым, с золотистой кожей его полинезийских предков, длинными черными волосами, сбритыми на висках и высоким ирокезом, опадающим прямо до плеч. Его лицо было лицом хищника, худощавое и жесткое, с чуть раскосыми глазами медового оттенка. Сейчас на Тэйне ничего, кроме шорт цвета хаки не было, очевидно, он не разделял любовь Сальваторе к дизайнерским вещам.
Конечно, огромный кинжал, который держал в руках Тэйн, был лучшей гарантией того, что никто не будет подвергать сомнению его вкус в одежде. Нет, если они хотят жить.
Послышались шаги и в поле зрения появилось четверо псов, самый крупный из которых бросился вперед, чтобы упасть на колени, прижав лысую голову к земле перед ногами Сальваторе.
– Мой господин, Вы не пострадали? – спросил Гесс.
– Только моя гордость, – Сальваторе снова посмотрел на вампира, когда Гесс поднялся на ноги и встал позади его. – Я ничего не помню после того как, зайдя в ту хибару, обнаружил Дункана мертвым. Нет, погоди. Послышался чей-то голос, когда… – Он с сожалением покачал головой, поскольку память так и не прояснилась. – Черт. Ты за нами следил?
Тэйн рассеянно погладил рукоять кинжала:
– Когда мы нашли лачугу пустой, Ягр предположил, что ты попал в беду. А так как твоя туповатая шайка оказалась неспособной связно мыслить, я согласился отправиться на твои поиски.
Не удивительно. В отличие от чистокровных, у которых оба родителя являлись верами, псы до укуса и последующего обращения в оборотней были людьми. Гесс и другие псы превосходно убивали, что и было причиной, почему он нанял их в качестве своей охраны. Однако умение пользоваться мозгами… ну, этого от них не требовалось. Что помогало избежать множества проблем.
– Так что произошло с нашими похитителями?
– Прошедшие полчаса мы пытались догнать вас. – Пожал плечами Тэйн. – Они явно предпочли свое спасение охране заложников.
– Вы их не видели?
– Нет. Пес сбежал через боковой туннель милю назад, а демон просто исчез. – В карих глазах вспыхнуло разочарование. Сальваторе ощутил легкую симпатию к этому вампиру. Он и сам возбуждался от одной только мысли о крови и насилии. – Лишь некоторые виды демонов способны исчезнуть бесследно.
– Горгулья думает, что это джинн-полукровка.
– Эй, у горгульи есть имя. – Выступив из-за Сальваторе, Леве уперся руками в бедра. – И я не думаю, я знаю.
Тэйн прищурился:
– Как ты можешь быть в этом уверенным?
– Несколько столетий назад у меня вышло одно недоразумение с джинном. Он спалил молнией мое крыло. Потребовались годы, чтобы оно заново отросло.
Тэйн не был впечатлен:
– И какое отношение это имеет к делу?
– Прежде чем демон бросила меня сюда и исчезла, она оставила небольшой подарочек. – Повернувшись, Леве продемонстрировал идеальной формы отпечаток руки, клеймивший его зад. Смех Сальваторе эхом разнесся по туннелю и горгулья метнул в него оскорбленный взгляд.
– Это не смешно.
– Это еще не доказательство присутствия джинна, – заметил Тэйн, уголки его губ подрагивали от сдерживаемого смеха.
– Удар молнии не так-то легко забыть.
Тэйн инстинктивно оглянулся. Ни один демон в здравом уме не хотел бы пересечься с джинном.
– Тогда откуда ты знаешь, что это был джинн-полукровка?
Леве поморщился:
– Я ведь все еще жив.
Вампир повернулся к Сальваторе:
– Комиссия должна быть предупреждена.
– Согласен.
– Поскольку это дела веров, значит предупредить комиссию – твоя обязанность.
– Я не могу потерять след пса, – мягко заметил Сальваторе. Ах. Не было ничего приятнее, чем взять над пиявкой верх. – Он показал, что гораздо опаснее, чем обычный вер. Я уверен, комиссия согласилась бы, что моя обязанность состоит в том, чтобы расправиться с предателем.
Взрывная волна ледяного воздуха заполнила туннель. Сальваторе с улыбкой отпустил свою собственную энергию, отвечая на колющий холод обжигающе-горячей температурой.
Псы в тревоге зашевелились, невольно реагируя на столкновение сил двух опасных хищников. Сальваторе не позволил своему пристальному взгляду оторваться от Тэйна. Не многие веры могли бы противостоять вампиру, но Сальваторе был не просто вером. Он был королем. И не собирался уступать ни одному демону.
Наконец, Тэйн щелкнул клыками в сторону Сальваторе и отступил. Сальваторе мог только предположить, что вампиру было приказано свести кровопролитие к минимуму.
– Я об этом не забуду, псина. – Предупредил Тэйн, развернувшись на пятках и бесшумно исчезая в глубине туннеля.
– Скатертью дорожка, пиявка.
Подождав достаточно и убедившись, что вампир уже не изменит решение и не вернется с желанием вырвать его горло, Сальваторе вернулся к ожидающим его псам и обнаружил их, внутренне борющимися с желанием перекинуться.
Он поморщился. Как у чистокровки у него была способность управлять своим изменением, исключение составляло только время полнолуния. Изменения же псов происходило под властью их эмоций.
Содрогнувшись, Гесс, наконец, обрел над собой контроль и глубоко вздохнул:
– Что теперь?
Сальваторе не колебался:
– Мы последуем за псом.
Гесс сжал мясистые руки по бокам:
– Это слишком опасно. Джинн… – Его слова сорвались в визг, когда сила Сальваторе вновь вырвалась на свободу, хлестнув пса словно кнутом.
– Гесс, я много раз говорил тебе, что когда мне будет интересно твое мнение, я спрошу его? – произнес Сальваторе, растягивая слова.
Пес опустил голову:
– Простите меня, мой господин.
– Съежившийся кретин полностью прав, – Леве проковылял вперед, его длинный хвост слегка подрагивал. – Это, должно быть, тот самый демон, который убил Дункана и поколотил нас обоих.
– Никто не просит тебя присоединяться к нам, горгулья, – рявкнул Сальваторе.
– Sacrebleu4. Я не собираюсь оставаться в этом туннеле.
– Тогда догоняй вампира.
Проклятый горгулья отказался сдвинуться с места, в его глазах блеснуло скрытое удовлетворение:
– Дарси не обрадуется, если со мной что-то произойдет. А если Дарси не счастлива, то и Стикс не счастлив.
Сальваторе сжал зубы. Дарси была одной из чистокровок, которых он искал прошедшие тридцать лет, и до того, как она снюхалась с вампиром он вообще не испытывал перед ней страха. А Стикса он действительно опасался. Эй, он ведь отнюдь не был глуп.
Бормоча проклятия, Сальваторе направился вглубь туннеля, с каждой секундой становясь все более раздраженным.
– Встанешь у меня на пути, и я расчленю тебя и скормлю стервятникам. Все ясно, горгулья?
Он чувствовал, как его псы идут в шаге позади него, а Леве замыкал их церемонию.
– Паршивая собака может поцеловать мой зад, – пробормотал горгулья.
– Джинн не единственное существо, способное оборвать крылья, – предупредил Сальваторе.
Блаженная тишина заполнила коридор и, наконец, получивший возможность сконцентрироваться на едва ощутимом следе пса, Сальваторе ускорил свои шаги.
В подобные моменты он сожалел, что уехал из Италии. В его утонченно-шикарном логове вблизи Рима никто не относился к нему иначе, чем как к повелителю Вселенной. Его слово было законом, и все его подчиненные всячески старались выполнять приказы. Но самым лучшим было отсутствие грязных вампиров и чахлых горгулий. К сожалению, в данном вопросе у него не было выбора.
Веры вымирали. Женщины-чистокровки больше не могли управлять своими изменениями во время беременности и часто теряли младенцев еще до их рождения. Даже укус веров терял свою силу. За несколько прошедших лет не было создано ни одного нового пса.
Сальваторе необходимо было что-то делать и после многих лет исследований ученым, которым он платил огромные гонорары, удалось, наконец, изменить ДНК четырем чистокровным девочкам, чтобы они не могли изменяться. Они были чудом. Рожденные, чтобы сохранить популяцию веров. Пока их не выкрали из питомника.
Из его горла раздалось низкое рычание – гнев был все еще невероятно силен, даже после тридцати лет. Он потратил впустую слишком много времени, разыскивая девочек по всей Европе, прежде чем, в конце концов, не отправился в Америку и не наткнулся на двух из них. К сожалению, Дарси была в руках Стикса, а Риган оказалась бесплодной.
Во время поездки в Ганнибал ему все же удалось обнаружить, что девочки какое-то время были в руках Каина, пса-самоубийцы, убедившего себя, что сможет при помощи их крови превратить обыкновенных шавок в настоящих веров. Идиот.
Сальваторе прибыл к хижине, чтобы встретиться с одним из своры Каина, обещавшим раскрыть местоположение предателя, а когда он и Леве были без сознания, того похитили. Это, должно быть, именно Каин напал на него сзади. Теперь ублюдок приведет их по следу прямо к своему логову.
Губы Сальваторе изогнулись в улыбке. Он намеревался с наслаждением разорвать горло предателя.
В течении получаса Сальваторе двигался по извивающемуся туннелю, прежде чем замедлить шаги и, откинув голову, принюхаться. Запах псины был еще силен, но сейчас он уже начал улавливать запах и других псов… а так же запах чистокровки. Женщины-чистокровки.
Замерев на месте, Сальваторе смаковал богатый аромат ванили, заполняющий его чувства. Он обожал запах женщин. Черт, он обожал женщин. Но здесь было что-то другое. Запах был опьяняющим.
– Cristo, – выдохнул Сальваторе, его кровь бешено мчалась по венам, странно наполняя все тело, истощая силу.
Словно… Нет, это невозможно. На протяжении веков не встречалось ни одной истиной пары.
– Псы, – произнес Леве, приближаясь к нему. – И одна женщина-чистокровка.
– Si5, –рассеянно пробормотал Сальваторе.
– Ты думаешь, это ловушка?
Сальваторе проглотил мрачный смешок. Черт, он очень надеялся, что это ловушка. Для любого умного вера альтернативы было достаточно, чтобы завыть в ночь от предвкушения.
– Есть только один способ узнать это.
Он двинулся вперед, чувствуя, что через несколько метров туннель перед ним закончится.
– Сальваторе? – Леве дернул его за штаны.
Сальваторе стряхнул его.
– Что?
– От тебя забавного пахнет. Mon Dieu6, ты…
Молниеносно Сальваторе схватил горгулью за один из маленьких рожков и рывком оторвал его от земли, чтобы злобно уставиться прямо в уродливую морду. До этого момента он не замечал мускусного запаха, исходящего от его кожи.
Merda7.
– Если этот язык произнесет еще хоть одно слово, я его вырву, – прорычал он.
– Но…
– Не трахай мне мозг.
– Я не собираюсь не с кем трахаться, – горгулья насмешливо улыбнулся. – Не я тут нахожусь в чрезвычайно возбужденном состоянии.
Около Сальваторе появился Гесс, прервав его желание оторвать горгулье голову. Жаль.
– Господин? – с хмурым выражением лица обратился пес.
– Возьми Макса и других псов и охраняйте задний вход. Я не желаю, чтобы хоть кто-нибудь подкрался к нам сзади, – скомандовал он.
Было маловероятно, что пес распознает тревожную реакцию Сальваторе на запах самки. Гесс еще даже не был обращен, когда произошло последнее спаривание. Не говоря уж о том, что он был непробиваем, словно пень. Ну а Леве был как раз настолько надоедливым, чтобы поболтать на эту тему.
Подождав, пока пес вернется назад в туннель, он хорошенько встряхнул горгулью прежде, чем поставить на ноги.
– Ты – не единого слова.
Восстановив равновесие, Леве посмотрел снизу вверх, слегка подергивая при этом хвостом и крыльями.
– Гм. На самом деле у меня есть даже два слова, – пробормотал он. И тут, без предупреждения, он рванул вперед, врезавшись в Сальваторе и толкнув его на спину. – Обвал!
На мгновение ошеломленный, Сальваторе в ужасе наблюдал за тем, как потолок резко рухнул перед ним, засыпая туннель волнами грязи и камнями. Из-за быстрой реакции Леве он избежал кошмарного оползня, но, поднимаясь, не испытывал никакой благодарности. Трудно поверить, но этот отвратительный день ухудшился еще больше.
Подойдя к завалу, блокировавшему туннель, он отпустил силы, чтобы обнаружить своих псов.
– Гесс? – прокричал он.
Леве кашлял от облака пыли, заполнившего воздух:
– Они…?
– Они ранены, но живы, – произнес Сальваторе, способный услышать сердцебиение псов своей стаи, хотя все они в настоящее время были без сознания. – Мы сможем прорыть к ним путь?
– Это может занять часы, к тому же мы рискуем обрушить еще что-нибудь на наши головы.
Конечно. С какого хрена это должно быть легко?
– Черт.
Горгулья отряхнул грязь со своих крыльев.
– Туннель прямо за ними. Как только они восстановятся, они будут в состоянии найти выход.
Он был прав. Гесс мог иметь мозг размером с грецкий орех, но у него была еще и хватка питбуля. Как только до него дойдет, что добраться до Сальваторе невозможно, то он поведет остальных обратно к лачуге, а затем уже по суше вернётся, чтобы откопать их. К сожалению, на это потребуются несколько часов.
Обернувшись, Сальваторе взглянул на каменную стену, которой заканчивался туннель. Независимо от того, какой именно из выходов использовал пес, чтобы покинуть туннель, все они теперь погребены под камнями.
– И этот вывод является единственным, что я могу сделать для нас, – невнятно произнес он.
– Да конечно, – с вопиющим пренебрежением к куску потолка, который еще не полностью обвалился, Леве осторожно взобрался по стенке туннеля. – Я же горгулья.
Сальваторе резко втянул в легкие воздух. Упавшие на голову тонны камней и грязи не убьют его. Но быть похороненным заживо вместе с Леве? Это был бы конец. Лучше он голыми руками вырвет собственное сердце.
– Мне мучительно осознавать, кем и чем ты являешься.
– Я могу чувствовать запах ночи. – Леве замолчал и обернулся через плечо. – Ты идешь или как?
Не имея других вариантов, Сальваторе стал неловко взбираться вверх следом за горгульей, его гордость пострадала точно так же, как и его итальянская обувь.
– Чертова глыба камня, – выдохнул он. – Ягр должен гнить в аду за то, что свел меня с тобой.
Чуть ли не щелкая Сальваторе по носу кончиком своего хвоста, Леве, принюхиваясь, продолжал карабкаться наверх. Он чуть помедлил, когда добрался до края потолка и руки ощупали совершенно гладкую на вид скалу, а потом он резко толкнул ее вверх, продемонстрировав хитро спрятанную дверь.
Леве исчез в узком отверстии и Сальваторе быстро последовал за ним, ухватившись за края расщелины и вылезая из туннеля.
Он прополз по влажной от росы траве, двигаясь к выходу, пока не смог, наконец, подняться и вдохнуть свежий воздух.
Веры ничуть не походили на тех демонов, которые любили скрываться во влажных, заплесневелых туннелях много столетий подряд. Верам было необходимо отрытое пространство для возможности бегать и охотиться.
Содрогнувшись, Сальваторе оглядел высокие деревья, окружающие его, и отпустил свои силы, чтобы удостовериться, что рядом нет никакой непосредственной угрозы.
– Та-да! – взмахнув крыльями, Леве с самодовольным выражением лица приземлился перед Сальваторе. – Мотай на ус, ты, неверующий! Эй… куда ты идешь?
Проносясь мимо раздражающего поганца, Сальваторе прокладывал путь между деревьями.
– Убить шавку.
– Подожди, мы не можем идти в одиночку. – Запротестовал Леве, с трудом передвигая своими крошечными ножками, чтобы поспеть за вером. – Кроме того, почти рассвет.
– Я только хочу найти его логово прежде, чем он замаскирует свой запах. Я не потеряю его снова.
– И это все? Ты обещаешь, что не совершишь какую-нибудь глупость до тех пор, пока у нас нет подкрепления?
– Хорошо, придурок. – Сладкий аромат ванили вторгся в чувства Сальваторе, затуманивания его разум и ослабляя силы. – Теперь замолчи.

На первый взгляд Харли была вылитой куклой Барби. Ростом чуть более пяти фунтов, она имела стройное тело и миловидное личико в форме сердце, на котором были расположены чуть раскосые ореховые глаза, опушенные густыми ресницами. Все это вместе с длинными золотистыми волосами, спадающими ей на плечи, создавало образ хрупкого ангела. Кроме того она выглядела гораздо моложе своих тридцати.
Однако любой, кто был настолько глуп, чтобы с ней не считаться, возомнив ее безвредной, оказывался раненым. Или мертвым. Харли была не столь энергичной, как чистокровные веры, но она усовершенствовала свои боевые навыки до уровня, которому могли бы позавидовать и Морские Котики.
Она тренировалась в большом тренажерном зале, когда Каин вернулся в огромный колониальный дом. Харли продолжала подъем веса, который придавил бы большинство мужчин, рассеянно слушая его горькую тираду о неумелости стаи его псов и несправедливости мира, который прощал существование Сальваторе Джулиани, короля веров.
Наконец, Харли отошла, чтобы глотнуть из бутылки воды и отереть с лица пот. Она взглянула на Каина, который небрежно прислонился к дальней стене: его джинсы и облегающая торс футболка были грязные, а короткие светлые волосы взъерошены. Не то чтобы потрепанный внешний вид полностью затмевал его симпатичную внешность серфингиста. Даже под люминесцентными лампами, придающим коже любого другого существа мертвенно-бледный оттенок, его кожа блестела богатым бронзовым оттенком, а голубые глаза пылали, словно драгоценные сапфиры. Он был великолепен. И он знал это.
Ощутив позывы рвоты, Харли скривила губы. Их с Каином отношения были сложными. Пес являлся ее опекуном с тех самых пор, как она была еще ребенком, но несмотря на то, что он защищал и содержал ее в относительной роскоши, она не доверяла ему. И это чувство было полностью взаимно.
Каин позволял ей бродить по дому и прилегающим к нему землям с иллюзорной свободой, но она знала, что находится под постоянным наблюдением. И Бог знал, что ей никогда не позволялось уезжать на далекие от имения расстояния без двух или трех шавок Каина. Он утверждал, что заботиться о ее безопасности, но Харли была не глупа. Она знала, что его мотивы гораздо более эгоистичны.
Возможно, было бы заманчиво избежать этой золотой клетки, но ее всегда останавливало знание того, что волк-одиночка, даже чистокровный, редко выживал. Веры – хищники по своей природе, и существовало достаточно много демонов, которые были бы рады избавить мир от одного из них, поймав одиночку, не имеющего защиты стаи.
Кроме того, всегда оставалось опасение, что король веров был где-то там, желая убить ее, как он убил трех ее сестер. Каин, может быть, и настроен использовать ее в своих целях, но, по крайней мере, это значило, что она нужна ему живой.
Отбросив в сторону полотенце, Харли послала своему собеседнику насмешливую улыбку:
– Давай-ка проверим, правильно ли я тебя поняла. Ты отправился в Ганнибал, потому что Сэди создала некий беспорядок, который за ней нужно было прибрать. И в то время, пока был там, ты принял блестящее решение похитить короля веров, только чтобы отбросить его, как горячую картофелину, когда чуть не попался в лапы вампиру и стае псов?
Каин оттолкнулся от стены и двинулся вперед, его пристальный взгляд скользил по ее обтягивающим шортам из спандекса и спортивному лифчику. Пес, как всегда, был полностью предсказуем. Он пытался соблазнить ее в течение многих лет.
– Ты просто идеально все облекла в слова, милая Харли. – Он остановился как раз перед ней, поигрывая с ее «конским хвостом», переброшенным через плечо. – Хочешь получить за это награду?
– А твой любимый джинн?
– Сорвалась с поводка. Она вернется. – Дразняще улыбнулся Каин. – Так же как и тебе, ей больше некуда пойти.
Харли содрогнулась от его прикосновения. Ублюдок.
– Итак, в итоге ты потерял половину своей стаи, своего демона и оставил след, который приведет долбанутого короля веров и его чокнутую шайку прямо к этому логову.
Каин пожал плечами:
– Я позову одну из местных ведьм. Мой след уже остынет к тому времени, когда Сальваторе удастся выбраться.
– Выбраться откуда?
– Я обрушил на них туннель.
– Боже. Ты не в своем уме, не так ли?
– Как только они исцелятся настолько, что смогут выбраться из-под обломков, то обнаружат, что выход полностью заблокирован. Им не останется ничего другого, кроме как повернуть назад.
– Ты чертовски дерзок для пса, который все еще не может отвалить от своего хозяина королевской крови.
– У меня нет хозяина, – зарычал Каин, на секунду продемонстрировав этой вспышкой негодования, что является всего лишь низкопробной шавкой, а не полноценным вером, после чего смог взять под контроль выражение своего лица. – И, кроме того, обо мне говорится в пророчестве. Мне предначертано превратить псов в чистокровок. Со мной ничего не может случиться.
Харли фыркнула. Каин не был полным дебилом. Ему удавалось железной рукой управлять своей большой стаей, которую он распространил по всему Среднему Западу. Еще он был выпускником Гарварда, который нажил свое состояние, торгуя наркотиками. И он регулярно разделывал ее под орех в Скраббл.
Но в какой-то момент своей долгой жизни, по утверждению Каина, его посетил древний чистокровка, пославший ему видение. Харли даже не собиралась вникать в понимание всего этого. Что-то об очищении крови.
Будучи ученым, он, естественно, предположил, что подобное чудо будет создано в лаборатории, в которой Харли была постоянным гостем. Он думал, что, изучая ее кровь, сможет найти те ответы, которые искал. Сумасшедший, конечно. Видения состояли из тумана и волшебства, а не из стеклянных мензурок и микроскопов.
– Слушай, если ты собираешься убить себя из-за мания величия, мне на это плевать. – Она прищурилась. – Но я не буду счастлива, если окажусь на линии огня.
Каин сделал шаг вперед, чтобы дотронуться до ее плеча. Его прикосновение было теплым и умелым. Харли стряхнула его пальцы. Только мертвая женщина сочла бы Каина непривлекательным. Но Харли нужно было кое-что большее, чем просто похоть. Она нуждалась в… черт, она не знала в чем конкретно нуждалась, но только вот знала наверняка, что еще не нашла этого.
Кроме того, ее кожа внезапно стала гиперчувствительной. Словно по ней проводили наждачной бумагой.
– Разве я смогу подвергнуть тебя опасности? – дразняще произнес Каин.
– В считанные секунды, если на карту будет поставлена сохранность твоей собственной шкуры.
– Сурово.
– Но верно.
– Возможно, – его взгляд опустился вниз к ее спортивному бюстгальтеру. – Мне нужен душ. Не желаешь присоединиться?
– В твоих мечтах.
– Каждую ночь. Хочешь знать, что мы делаем?
– Я предпочла бы вырвать твой язык и съесть его на ужин.
Со смехом он щелкнул у ее носа зубами:
– Непослушный вер. Ты знаешь, как меня возбуждает то, как ты угрожаешь мне насилием?
Развернувшись на пятках, Харли двинулась к дверям.
– Тебе надо принять холодный душ, чтобы не возбуждаться от мысли о Сальваторе Джулиани, отрезающем твои яйца. Я уже представляю их, свисающих с моего зеркала заднего вида.
В сопровождении низкого смеха Каина, она вошла вглубь дома. Было поздно, и она устала, но все же проигнорировала резную деревянную лестницу, ведущую к спальням, когда вошла в обшитый панелями холл. Что, черт возьми, с ней творится? Она чувствовала волнение и ощущала себя так, словно находится на самом краю. Как будто бы надвигается гроза и она знает, что ее поразит молнией.
Списав все на расстройство от разговора с Каином и на таинственные игры, которые велись вокруг нее, она рывком распахнула входную дверь и вышла наружу. Прогулка была именно тем, в чем она нуждалась. А если и это не сработает, то в холодильнике всегда был чизкейк. Не было ничего в мире, что невозможно вылечить чизкейком.

Сноска
1. "Куджо" (англ. Cujo) — кинофильм Льюиса Тига о собаке по кличке Куджо. Экранизация одноименного произведения Стивена Кинга. Кличка упоминалась в 4-й книге «Под покровом темноты»
2. Христос (ит.)
3. Боже (ит.)
4. Проклятие (фр.)
5. Да (ит.)
6. Боже мой! (фр.)
7. Дерьмо (ит.)
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Александра Айви - По ту сторону тьмы 22 Нояб 2013 21:52 #3

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Глава 2

Сальваторе присел в кустах, изучая выстроенный черт знает где большой дом. Как и во многих других домах колониального стиля, здесь было много кирпича и витых колонн, и два ряда высоких окон, являющихся кошмаром любого вампира. Перед домом находилась большая терраса с широкой подъездной аллеей, окруженной дубами, и крытым бассейном позади гаража на четыре машины.
Хорошая хибарка для простой шавки, но интерес Сальваторе вызывала вовсе не архитектура. Вместо этого Сальваторе принюхался к весеннему воздуху, тщетно пытаясь игнорировать распространяющийся аромат ванили, который просачивался через все его тело, словно лучший афродизиак, и сконцентрировался на запахе ублюдка, который пытался его похитить.
Возможно, тому и удалось сбежать, но он сам был не из группы парнишек прощу-и-забуду.
– Пес внутри, – сказал Сальваторе.
– Святая корова, – Леве махал крыльями, пытаясь устоять на цыпочках, чтобы выглянуть из-за кустарника. – Ты всем своим псам платишь как руководителям AIG или наиболее ревностные работники получают бонусы?
На губах Сальваторе замер уже готовый сорваться ответ, поскольку парадная дверь особняка открылась и в ночь вышла женщина-чистокровка.
Она была невероятно знакома. Как одна из четырех сестер, она обладала очень светлыми волосами и стройной фигурой. Фигурой, которая чрезвычайно ясно демонстрировалась обтягивающими шортами и крошечным кусочком спандекса, который должен был бы называться бюстгальтером. Он готов был поставить свой Rolex на то, что глаза ее были цвета самого чистого изумруда.
Но на этом все сходство с сестрами заканчивалось. Две ее сестры, Дарси и Риган, обладали электрической силой всех веров. Но эта женщина. Cristo, он мог ощутить, что она способна выпустить силу, которая чувствовалась бы на полмили вокруг.
Его волк беспокойно зашевелился под кожей, желая быть ближе к женщине, взывающей к нему на самом примитивном уровне.
– Сальваторе? – Леве щелкнул пальцами перед глазами Вера. – Приииивееееет! Есть кто-нибудь дома?
– Не отвлекай меня, горгулья, – рявкнул Сальваторе.
– Ты обещал, что мы найдем логово пса, а затем мы будем ждать… – трехфутовый поганец резко втянул воздух, когда, наконец, заметил женщину, идущую к мраморному фонтану. – О, сестра Дарси?
– Si.
– Сальваторе, ты не собираешься сделать что-то глупое, не так ли? –Топнул ногой Леве, потому как Сальваторе встал и обошел кустарник. – Mon Dieu. Почему я вообще спрашиваю? Конечно, ты собираешься сделать что-то глупое. И кто тут в итоге получит травму, как ты полагаешь? Moi2. Вот кто.
– Вернись к кустам, – отрезал Сальваторе, он не отвлекался от женщины, которая внезапно напряглась и повернула голову в его сторону.
– Ты никогда не смотрел фильмов ужасов, stupide3? – Пискнул Леве. – Все те, кто встает против Джейсона или Фредди или Майкла Майерса, в два счета превращаются в отбивные.
Сальваторе прилагал титанические усилия, чтобы игнорировать своего сопровождающего, медленно продвигаясь вперед. Женщина почувствовала его присутствие и уже готова была сбежать.
Нельзя было этого допустить. И не только потому, что он искал ее в течение тридцати лет. Черт возьми, как раз именно это было сейчас последним пунктом списка. Главнее было получить ее обнаженной в самой ближайшей кровати.
Она сделала осторожный шаг назад, когда Сальваторе приблизился, и ему пришлось заставить себя остановиться, вскинув руку в знак мира.
– Подожди.
Ее глаза прищурились (не изумрудные, а потрясающе карие с золотистыми вкраплениями), а лицо окаменело, но на нем не было выражение страха. Для него она стала еще более привлекательной. Не было ничего более сексуального, чем женщина, которая знает, что может постоять за себя.
– Кто ты? – спросила она. Ее низкий, чуть хрипловатый голос прошелся по нему словно физическая ласка.
– Сальваторе Джулиани.
Вспышка узнавания мелькнула в ее глазах. К сожалению, было ясно, что в этом нет ничего хорошего. Ничего похожего на момент, когда ты находишь идеальный галстук к своему новому костюму от Армани. Скорее нечто вроде ужаса женщины, перевернувшей камень и заметившей, что из-под него что-то выползло.
– Боже, – выдохнула она. – Каин – идиот.
– Как твое имя?
– Харли.
Он протянул руку:
– Подойди ко мне, Харли.
– Я так не думаю.
– Я не собираюсь причинять тебе боль.
– И почему это я должна тебе верить?
Сальваторе нахмурился. Она вела себя вовсе не так, как должна была вести себя пленница сумасшедшего пса.
– Я здесь, чтобы спасти тебя.
Она покачала головой. Светлые волосы красиво блестели даже в темноте.
– Ага, подожди только, прокричу «ура». С чего ты взял, что я хочу, чтобы меня спасали?
– Тебя не держат здесь против воли?
– Никто не сможет удерживать меня против моего желания. – Она пренебрежительным взглядом окинула его далеко не блещущий чистотой костюм. – Особенно не человек.
Из горла Сальваторе вырвалось низкое рычание. Ему никогда не доставались от женщин пренебрежительные взгляды. Женщины пускали слюнки и задыхались, а иногда даже и падали в обморок, едва он входил в комнату.
– Это не имеет значение, – рявкнул он. – Ты идешь со мной.
– Очень мило, Ромео, – Леве подошел, чтобы встать около него. – Неудивительно, что веры вымирают.
Сальваторе с ненавистью уставился на горгулью. Осознание, что демон был прав, никак не улучшало его настроение. Он мог бы соблазнить женщину одним только взглядом, почему же тогда он едва сдерживается, чтобы не зарычать и не схватить ее?
Поскольку эта женщина была его, шептал ему голос в глубине души. А она, черт возьми, не собиралась это признавать.
– Леве, – предупреждающе произнес он, так как демон проковылял прямо к девушке.
– Шшшш, позволь работать профессионалу. – Щелкнув хвостом, Леве остановился перед Харли и неуклюже поклонился. – Пожалуйста, прости моего придурковатого сопровождающего, милая Харли. Он никогда не заботился о необходимости продемонстрировать хорошие манеры. –Изобразил он драматический вздох. – Лица королевской крови – ты не сможешь вытерпеть сожительство с ними, но и отрубить им голову тебе тоже нельзя. Ну, если, конечно, хочешь избежать много бесполезной суеты по этому поводу. – Тонкие крылышки затрепетали. – Сальваторе пытался сказать тебе, что мы почтем за честь, если ты разделишь с нами разговор за трапезой. – Он облизнул губы. – Состоящей из одного жареного быка. Или даже двух.
Харли нехотя улыбнулась, и Сальваторе сдержал вздох. У мужчин возникало желание утопить горгулью на месте, женщины же неизбежно находили его очаровательным. Что казалось непостижимым, словно черная дыра.
– Ты мне нравишься, – пробормотала она.
– Ну конечно, нравлюсь, ma belle4. Я очень привлекателен для противоположного пола. Что является благословлением … или проклятием.
– Хватит, – нахмурился Сальваторе. – Я долго искал тебя, Харли. И сейчас ты от меня не сбежишь.
– О, да? – медленная дразнящая улыбка скользнула по ее губам. – Тогда пойди и получи меня.
Она крутанулась на пятках и с невероятной скоростью рванула в сторону дома. Хватило одного удара сердца, чтобы Сальваторе бросился в погоню. Его мозг полностью отключился, и во владение вступили хищнические инстинкты.
– Сальваторе… – позвал его Леве, его голос слышался только как отдаленный раздражающий фактор.
Его единственная мысль сейчас была сконцентрирована на поимке размытой фигуры, которая огибала угол дома. Если бы он был в здравом уме, то никогда бы не бросился в погоню. Madre del dio5, ведь то, что это ловушка было ясно с самого начала. Но все внимание Сальваторе было притуплено сладостью ванили и теплотой женщины.
Ему хватило наносекунды, чтобы, завернув за угол дома, сообразить, что Харли замерла и теперь стояла на месте с самодовольной усмешкой на своем красивом лице. А затем земля под ним пришла в движение, и он провалился в пустоту.
– Сосунок, – обозвала его женщина, добавляя оскорбление к ушибам, которые Сальваторе получил, стукнувшись о бетонный пол, когда над его головой захлопнулась стальная решетка.
Сердце Харли бешено стучало в груди, когда она остановилась перед входом в подвал. Часть ее чертовски гордилась собой. После стольких лет использования имени Сальваторе Джулиани как ее персонального Бугимена, она не запаниковала, когда он внезапно появился. На самом деле она смогла сдержать себя в руках и даже заманила могущественного короля веров в свою ловушку. Пустячное дело. Харли выдохнула и оттерла со лба пот.
Лгунья, лгунья.
Ее кажущееся самообладание было ничем иным, как шоком и временным помешательством. Шок был результатом осознания того, насколько сильным был вер, который желал убить ее и который, наконец-то, разыскал ее и находился всего в нескольких футах от нее. Временное помешательство – дикой, необузданной реакцией на присутствие Сальваторе.
Гребанный ад. Каин предупреждал ее, что Сальваторе очень сильный зверь. У оборотней не было кровного наследия власти. Весь свой путь к ней они отвоевывали, сражаясь, плетя интриги и запугивая остальных. Как в шоу «Топ Модель», только с наименьшим количеством кровопролития и меньшим присутствием сисек.
О чем Каин не удосужился упомянуть, так это о том, что Сальваторе был невероятно аппетитно великолепен. Дрожь охватывала ее, стоило подумать о его худощавом мрачно красивом лице с глазами цвета жидкого золота. Черты его лица были чисто итальянскими с прямым орлиным носом и полными губами. Роскошные волосы, волной черного атласа спускающие на плечи. А это его тело… конфетка. Даже не смотря на то, что оно было прикрыто грязным костюмом, она могла с уверенностью сказать, что оно было подтянуто и твердо во всех нужных местах.
Но ведь она и прежде видела красивых мужчин. Каин, например, не был похож на нескладного мужчину. Так почему же ни от одного из них у нее не усиливалось сердцебиение и не потели ладони? Казалось, словно он обладал своего рода энергетическим зарядом, мощного потока которого хватало, чтобы включить ее кнопки. Все ее кнопки.
Она стукнулась лбом о стену, внушая себе перестать быть идиоткой. Это означало лишь то, что у Сальваторе врожденный животный магнетизм. Без сомнения, то что он король дает ему некий бонус соблазнения или что-то еще. Но это вовсе не означало, что она собирается забыть тот факт, что этот ублюдок убил ее сестер. Или то, что он охотился за ней столько лет. Будь проклята его черная душа.
«Было бы лучше, чтобы мы с ним никогда не встречались», – серьезно сказала она себе. Но теперь, когда он уже оказался в клетке, ей необходимы были ответы.
Скрывая свою неловкость под насмешливой ухмылкой, Харли отворила дверь и шагнула внутрь. Подвал был разделен пополам – одна часть являлась высокотехнологичной лабораторией, где Каин практиковал свое научное колдовство, а другая была столь же высокотехнологичной тюрьмой. Обычно три серебряных клетки использовались для псов, которые были достаточно глупы, чтобы нассать Каину на ботинки. Но за несколько прошлых месяцев Каин установил специальные автоматические ловушки во дворе, чтобы остановить злоумышленников.
У Харли пересохло во рту, когда она разглядела Сальваторе, стоявшего в центре самой близкой к дверям серебряной клетки. Если прежде он был лишь опасен, то теперь он выглядел не иначе, как диким. Золотистые глаза светились от ощутимого жара, а губы искривились, показывая белоснежные зубы, которые в мгновение ока могли вырасти до смертоносных клыков.
– Выпусти меня отсюда, – требовательно произнес он хриплым голосом.
Харли заставила себя пройти вперед, отказываясь подчиняться удушающей власти силы, распространяющейся по комнате. Господь всемогущий, она никогда не чувствовала ничего подобного.
– Но ведь я потратила так много усилий, чтобы засунуть тебя туда, – поддразнила она. – Ну, возможно, не так уж и много усилий. Как и все мужики, ты видишь женщину и считаешь, что гораздо сильнее ее.
Сальваторе направил свое яростное желание обратиться в нечто более опасное. Его взгляд, медленно скользя, опалил все ее тело, словно запоминая каждый его изгиб, прежде чем вернуться к ее лицу.
– Дай-ка угадаю, ты из тех женщин, которые предпочитают быть сверху?
– Всегда.
– Иди сюда и я покажу тебе все преимущества того, чтобы быть снизу.
Дрожь волнения охватила ее тело.
– Очевидно, положение короля действительно ударяет в голову, раз ты решил, что поведение тупого осла может подействовать возбуждающе хоть на одну женщину, имеющую больше половины мозга.
– Тогда на свете есть тысячи женщин, имеющих лишь половину мозга, – произнес он, растягивая слова.
– Раздутые силиконом представители этого вида не идут в счет.
– Cara6, я мог бы заставить тебя прыгать на задних лапках и умолять.
Харли вскинула подбородок. Черт, что такое с этим вером? Она должна взять оружие и выстрелить ему в голову, вместо того, чтобы воображать себе, что бы он сделал, пытаясь заставить ее прыгать на задних лапках и просить.
– Я скорее сделала бы это с горгульей.
Сальваторе откинул голову и осторожно принюхался. Он усмехнулся:
– Лгунья.
Дерьмо. Харли резко отвернулась и стала изучать разнообразные орудия пыток, развешенные на цементной стене.
– Ты сказал, что искал меня, – резко заметила она.
– Si.
– Зачем?
– Потому что ты особенная представительница веров.
– Особенная? – ее мрачный смех устрашающим эхом пронесся по комнате. – Разве под этим ты не имеешь в виду дефектная?
– Ты прекрасна, – ласково возразил он, и голос его прошелся по ее коже, словно теплый бархат. – И то, для чего ты была предназначена – тоже.
Она резко обернулась, чтобы хлестнуть его своими следующими словами с яростным выражением лица:
– Как и мои сестры, прежде чем ты убил их?
Сальваторе вздрогнул, словно его только что ударили в живот. Его обвиняли во многих отвратительных вещах, и многие из них действительно было делом его рук. Но это…
– Dio, – выдохнул Сальваторе. – О чем, черт возьми, ты говоришь?
– Ты думаешь, я не знаю, что ты выследил моих сестер и хладнокровно убил их?
Сальваторе безрадостно улыбнулся, шок от услышанного уже прошел и сменился мрачным пониманием произошедшего. А он еще задавался вопросом, почему Харли смотрела на него, как на врага, вместо того, чтобы отчаянно пытаться вырваться из лап Каина.
– Умный ублюдок, – пробормотал он, настолько близко подойдя к серебряным прутьям, что уже ощущал кожей легкое болезненное покалывание. У веров была смертельная аллергия на серебро. Фактически, это была чуть ли не единственная вещь, которая могла бы убить чистокровку. Серебро в сердце или обезглавливание. – Я признаю, что было очень много моментов, когда Дарси и Риган вдохновляли меня на мысли об их убийстве, но я бы рискнул своей жизнью, защищая их, даже после того, как они выбрали вампиров в качестве своей пары. Единственной опасностью для твоих сестер является Каин.
Ее глаза сузились:
– Ты лжешь.
– Если ты не веришь мне, то отпусти, и я отведу тебя к твоим сестрам. Дарси в Чикаго со Стиксом, а последнее, что я слышал о Риган – что она тоже собирается присоединиться к ней. Уверен, что прямо сейчас Ягр рванул за ней следом. Одурманенный идиот.
– Ага, конечно. – Она скрестила руки на груди, но от Сальваторе не укрылось сомнение, блеснувшие в ее глазах. – Я полагаю, у тебя есть еще много чего, что ты хотел бы мне втюхать. Я не куплюсь на это.
– У меня нет причин лгать.
– Черт, ты шутишь? – Она демонстративно оглянулась через плечо, чтобы бросить взгляд на роскошную коллекцию кнутов, кинжалов, мечей и даже старых добрых булав. – У тебя есть все основания лгать.
– Пораскинь мозгами, Харли. Если бы я желал убить тебя, этого разговора не было б.
Девушка в раздражении поджала губы. Она не могла отрицать очевидного. Если бы он напал на нее с целью убийства, сейчас она бы уже здесь не стояла.
– Ты убил моих сестер.
– На черта мне понадобилось убивать чистокровных самок, в рождение которых я вложил миллионы долларов и десятилетия своей жизни?
– Затем, что ты не хотел, чтобы веры знали, что их король потерпел неудачу в своих экспериментах Франкенштейна. Тебе необходимо было избавиться от доказательств.
Сальваторе собирался убить Каина сразу же, как только доберется до него. Теперь же он планировать убивать его медленно. С такой ужасной болью, которая только будет возможной.
– Моей единственной неудачей было позволить украсть вас из питомника. Ты… – его взгляд скользнул по ее красивому лицу в форме сердечка, его тело буквально гудело от узнавания каждой черточки. – Безупречна.
– Чушь, – выражение ее лица стало замкнутым. – Я не могу оборачиваться.
Ее неясное чувство горечи заполнило воздух. А! Теперь, по крайней мере, он понимал причину ее колючести.
– Так вот почему ты жаждешь от меня компенсации. Потому что ты не можешь оборачиваться?
Вскинув руку, она ударила его.
– Компенсируй это.
Сальваторе усмехнулся. Это было безумием. Он позволил гормонам взять верх над здравым смыслом и потому был сейчас заперт в клетке, без всякой надежды на спасение. Он должен прийти в бешенство. Он должен использовать все силы, чтобы попытаться подчинить женщину своей воле. Вместо этого он весь горел, волновался и с трудом мог думать о чем-то, кроме этой женщины, которая постепенно становилась навязчивой идей.
– Суть моих экспериментов Франкенштейна, как ты это назвала, как раз и была в том, чтобы удержать тебя от оборачивания. Самки веров потеряли свою способность удерживаться от обращения во время полнолуния. Что сделало практически невозможным донашивать их потомство. – Он поймал и удержал ее взгляд. – Мы вымираем, Харли и ты – наша надежда на будущее.
Она облизала губы, разрываясь между желанием послать его в ад и стремлением знать больше.
– Так ты говоришь, что создал меня и моих сестер в своей лаборатории для сохранения вида веров?
– Вы были генетически изменены, si.
– А мои сестры? Они являются производительницами детей, которых ты так отчаянно жаждешь иметь?
– Риган, к сожалению, бесплодна, хотя это едва ли имеет значение, так как в последний раз, когда мы виделись, она была занята тем, что влюблялась в пиявку. А Дарси… – Сальваторе поморщился, – она так же была разочарованием.
– Почему?
– У нее такой же жалкий вкус к неполноценной жизни.
Ее брови взлетели вверх:
– Я полагаю, ты имеешь в виду, к вампиру?
– Не просто к какому-то там вампиру, – его голос был резким. Как всегда, когда речь заходила о ходячих мертвецах. – Она в паре с Анассо, королем вампиров. Пусть его холодная душа гниет в аду.
Харли с отвлеченным выражением лица заходила по цементному полу, обдумывая его слова.
– Дарси, – ласково повторила она. – Риган.
– Они обе живы и стремятся встретиться с тобой.
Она продолжила ходьбу, упорно отказываясь встретить его пристальный взгляд.
– Каин говорил, что нас было четверо.
– Еще одну сестру я до сих пор не нашел. Но полагаю, Каину известно, где она.
– Нет. Я не верю тебе.
Сальваторе был из тех веров, которые твердо верили, что надо хвататься за любую возможность. Особенно, если эта возможность включала в себя великолепную, будоражащую кровь женщину.
– Тогда поверь этому. – Он потянулся через решетку и, схватив ее за лямки спортивного лифчика, дернул к себе достаточно близко, чтобы поцеловать. Глубоко в горле зародился стон. На вкус она была как экзотические специи и сама опасность. Он задрожал, когда молния необузданного желания пронзила его. – Ты моя. – Прошептал он у ее губ.
Очевидно, что сейчас ей было так же наплевать на серебро, как и ему, если она в течение целой минуты стояла, обмякнув, подле него, пытаясь восстановить дыхание. Затем, пробормотав проклятие, она отстранилась с потемневшими от эмоций глазами:
– Каин прав, ты сумасшедший.
С пылающим взглядом, который вполне мог бы опалить кожу какого-нибудь менее закаленного человека, Харли вылетела из комнаты, хлопнув за собой дверью.
Сумасшедший. Сальваторе запустил пальцы себе в волосы. Он не мог не согласиться с этим.
Харли почти достигла конца лестницы, когда в коридоре появился Каин в выцветших джинсах, низко сидящих у него на бедрах, и с влажными после душа волосами.
– Я слышал сигнал тревоги. – Его глаза метнулись к двери, которая только что захлопнулась за ней. – Что, черт возьми, случилось?
Харли заперла дверь, ее эмоции метались в полнейшем беспорядке. А все из-за этого придурковатого вера. Разве не было достаточно плохо уже то, что ему удалось поставить под вопрос все, что Каин вообще когда-либо говорил ей? Не то, чтобы она полностью проглатывала все эти гладенькие истории Каина. Они слишком часто изменялись на протяжении стольких лет, чтобы быть действительно правдоподобными.
Но использовать свою королевскую харизму, или что там такое было, чтобы заставить ее растаять от его поцелуя? Это было подло.
Она подняла руку и прижала ее к губам. Они по-прежнему дрожали от удовольствия. И они были не единственным, что еще дрожало. Это должно быть все по вине его проклятого мускусного запаха. Он, скорее всего, является своего рода афродизиаком для веров или чем-то похожим.
Изображая гнев, чтобы скрыть влечение, до сих пор покалывающее ее тело, Харли ткнула пальцем прямо Каину в лицо.
– Я предупреждала тебя, что твоя мания величия будет именно тем, что тебя убьет, – зарычала она. – К нам заглянул с визитом Сальваторе.
– Дерьмо. – Каин побледнел. – Ты поймала его? Он в клетке?
– Ты хочешь узнать, оберегла ли я твою задницу от неминуемой смерти? Да, я это сделала.
Каин, нахмурившись, посмотрел на запертую дверь, ведущую в подвал.
– Мне надо позвонить.
Позвонить? Харли прищурилась. Пес вел себя действительно странно, даже для Каина.
– Отлично. Я присмотрю за заключенным.
По-змеиному проворно Каин потянулся, чтобы схватить ее за руку.
– Нет.
– Почему нет?
Его улыбка была напряженной.
– Ты думаешь, я рискнул бы позволить тебе находится в одной комнате с бешеным вером, желающим твоей смерти?
– Он заперт в серебряной клетке. Именно сейчас он беспомощен.
– Чистокровки никогда не бывают беспомощны.
Харли изучала чересчур красивое лицо. Каин не хотел, чтобы она находилась рядом с Сальваторе. Вопрос – почему?
– Если ты боишься, что он может сбежать, то значит, есть еще одна причина, по которой мне нужно присматривать за ним.
Голубые глаза блеснули в полумраке холла.
– У меня есть псы, которые могут позаботиться о карауле. У тебя и без того есть чем заняться.
Она пожала плечами.
– На самом деле нет. Кроме того, я хочу поговорить с вером.
– Поговорить с ним о чем?
– Это имеет значение?
Пальцы, обхватывающие ее руку, сжались:
– Конечно, имеет.
– Почему?
– Я не хочу, чтобы ты извалялась в той грязи, которую он на тебя вывалит.
Харли фыркнула. Как и большинству нелюдей, Каину удалось принять социальные устои, меняющиеся в течении времени, но каждый раз в разговоре он все чаще демонстрировал свой истинный возраст. Старшие же демоны были еще хуже.
– Вывалит?
Жар в его глазах мерцал синим пламенем, показывая, что он был на волоске от обращения. Псы всегда были подвластны своим эмоциям.
– Сальваторе известен умелым плетением лжи, чтобы скрыть свои злодеяния. Иначе веры никогда бы не позволили ему прийти к власти.
Она выдернула свою руку из его захвата.
– Ты имеешь в виду плетение той лжи, в которой две из моих сестер живы и здоровы, и проживают на данный момент в Чикаго?

Сноска
1. AIG сокращенно от Airbus Industries Group - межнациональная организация по дизайну, производству, продаже и обслуживанию самолетов. Считается, что именно эта организация держит монополию в Америке и почти всей Европе.
2. Я (фр.)
3. Тупица (фр.)
4. Моя прекрасная (фр.)
5. Матерь Божия (ит.)
6. Милая (ит.)
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Александра Айви - По ту сторону тьмы 22 Нояб 2013 21:52 #4

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Глава 3

Харли смотрела, как на лице Каина на секунду отразился гнев, прежде чем он сжал челюсти и уставился на нее напряженным взглядом:
– Ты уже говорила с Сальваторе?
– Это была краткая беседа.
– Что он сказал?
– Он заметил, что был далек от желания убить меня и моих сестер, спасая нас… – она намеренно выдержала паузу, – от тебя.
Его наигранный смех эхом разнесся по коридору.
– Вот ублюдок. Он много чего скажет, чтобы спасти свою никчемную шкуру. Но ты ведь не настолько глупа, чтобы поверить ему, не так ли?
– Конечно, нет. – Харли улыбнулась, она лгала лучше него.
Прямо сейчас она не знала чему верить. Она не доверяет Каину. И она чертовски уверена, что не доверяет и Сальваторе. Единственное, что Харли знала наверняка – она нуждается в ответах.
– Хорошо. – Каин провел тыльной стороной ладони вниз по ее щеке, позволяя пальцам задержаться на изгибе шее. – Он опасен, Харли. Ты должна держаться от него подальше.
– Если он настолько опасен, почему бы тебе просто не прикончить его?
– И чтобы после этого каждый вер желал пришпилить мою задницу к стенке? – мягко спросил он. – Нет, спасибо.
– Удерживание Сальваторе в плену не сделает веров счастливее.
– А кто узнает, что я держу его здесь? – Его рука обхватила ее горло. – Он ведь был один, не так ли? Я полагаю, ты упомянула бы, будь с ним стая его псов.
Это внезапно напомнило Харли о крошечном горгулье. После поимки Сальваторе его сопровождающий выскочил у нее из головы.
Она одернула от своего горла руку Каина:
– Да, он был в полном одиночестве.
– Ну, вот видишь.
– Вампир, преследующий тебя, будет подозревать, что именно ты замешан в исчезновении Сальваторе.
Харли буквально слышала, как крутятся его шестеренки, придумывая наиболее правдоподобную ложь.
– Нет, если я заставлю псину связаться со своей стаей и сказать им, что с ним все прекрасно, и он преследует меня. К тому времени, как они сообразят, что к чему, нас уже давно и след простынет.
Она хмыкнула от его забавного хвастовства. Может Каин и был плешивой шавкой, но он всего лишь бледное подобие Сальваторе Джулиани.
– Ты считаешь, что сможешь заставить короля веров что-то сделать?
Без предупреждения он придвинулся к ней, ее недоверие больно ранило его гордость. Каин придавил ее к стене, наклонившись так, что его губы оказались прямо напротив ее губ.
– Никогда не стоит недооценивать мой дар убеждения.
Она вскинула руку, упершись в его голую грудь.
– Если ты хочешь сохранить свои губы, то лучше держи их от меня подальше.
С насмешливой улыбкой он отступил:
– Когда-нибудь, милая Харли.
– Ты разве не собирался позвонить?
– Я хочу, чтобы ты мне пообещала не заходить в подвал.
Девушка прямо встретила его взгляд. Что-то тут происходило и она, как ей казалось, принимала в этом самое активное участие, вне зависимости своего желания. Ей нужно было знать, что именно.
– Прекрасно.
– Мне необходимо твое обещание.
Она скрестила пальцы за спиной:
– Клянусь, не сойти мне с места.
– Будь осторожна в своих высказываниях. – Его низкий голос был хриплым от предупреждающей интонации. – Смерть может скрываться в самых неожиданных местах.
Ее глаза прищурились:
– Это прозвучало очень похоже на угрозу, Каин.
– Скорее как дружественное предупреждение, мой питомец.
– Не называй меня так.
Он погладил Харли по щеке, его улыбка была грустной, когда он повернулся, чтобы продолжить свой путь вдоль коридора.
– Веди себя прилично.
– Подонок, – пробормотала она.
Подождав, пока Каин не поднимется по лестнице и не войдет в свой кабинет, Харли толчком распахнула дверь позади себя. Она намеревалась наплевать на свое обещание. Если у Сальваторе есть ответы, она желает их получить.
Сальваторе сидел на цементном полу в центре клетки, так далеко от серебряной решетки, насколько это было возможно. Не то, чтобы это на самом деле имело значение. Серебро вызывало лишь легкое беспокойство, в то время как истинной опасностью была слабость, вызванная Харли.
Cristo. Он понял научное обоснование спаривания. Хотя влечение было взаимным, именно от женщины зависел выбор принять или нет партнера. Власть мужчины была ограничена именно затем, чтобы он не смог взять ее силой.
Конечно, когда силы полностью восстанавливались после полного соединения, по слухам, было известно, что самец становился еще более могущественным, чем был до этого. Он становился совершенным оружием для защиты собственной семьи. Все это имело смысл.
И это было шипом в королевской заднице. Почему именно он? И почему Харли? И почему именно сейчас?
Пары исчезли вместе со способностью веров контролировать свои превращения во время полнолуния. Без сомнения, в том была биологическая необходимость в спаривании самок со столькими самцами, со сколькими было возможно, в надежде получить жизнеспособную беременность.
Сальваторе застонал, когда аромат ванили наполнил комнату, предупредив о возвращении Харли. Его мозг все еще не мог принять все нюансы спаривания, а вот тело было на одной волне с программой. Всего лишь присутствие ее в одной с ним комнате, заставляло чресла мужчины затвердеть и причинять боль.
Встав, он наблюдал за тем как Харли проскользнула в подвал и с обиженным выражением лица оперлась на закрывшуюся за ней дверь.
Медленная улыбка изогнула губы Сальваторе. Харли может считать его своим врагом, но она была точно так же беспомощна перед потрескивающими искрами влечения, вспыхивающими между ними. Запах ее влечения наполнял воздух, словно самые лучшие духи.
– Я знал, что ты вернешься, – протянул Сальваторе.
– Правильно. – Она закатила глаза. – Потому что ты чертовски привлекателен?
– Для тебя. – Его улыбка стала шире, когда он заметил, как Харли сжала кулаки, очевидно, раздумывая над желанием ударить его в нос. Опасные женщины возбуждали его. – Кроме того, у тебя есть вопросы, на которые могу ответить только я.
– Ты даже не рассматриваешь возможность, что я могу вернуться, чтобы убить тебя?
– Нет.
– Очень высокомерно.
Он пожал плечами:
– Ты не хотела бы меня, если бы я был тряпкой.
– Я не хочу тебя, ты, сучка во время течки.
Сальваторе выгнул бровь от ее столь наглой лжи.
– Ты никогда не находилась рядом с чистокровкой, не так ли?
Она прищурилась:
– Почему это?
– Потому что, если бы это было не так, ты бы знала, что я могу ощутить запах твоего ответного физического желания. – Он сделал глубокий вдох, его тело пульсировало от желания. – Он насыщает воздух.
Румянец смущения коснулся ее щек, прежде чем девушка резко оттолкнулась от двери и подошла к клетке.
– Почему Каин просто не убьет тебя?
Он выдержал паузу, пораженный ее столь уместным вопросом.
– Я не знаю.
– Я думала, король веров знает все.
Он бросил полный отвращения взгляд на запертую дверь своей клетки.
– Очевидно, нет.
Она неосознанно потерла руки, словно пытаясь избавиться от материально ощутимого электричества, проскакивающего между ними. Он улыбнулся. Ах, если бы все было так просто.
– Ты сказал, что мои сестры были украдены из питомника? – спросила она.
– Si, – Сальваторе поморщился. Он слишком поздно понял, что свалял дурака. – Сначала я предположил, что это были обычные мелкие похитители детей, которые рассчитывали получить легкие деньги на черном рынке. Теперь же я подозреваю, что это хорошо спланированный заговор, созданный с целью уничтожить веров.
– И ты думаешь, Каин принимает в этом участие?
– Без сомнения.
Она кивнула, будто не особенно удивленная предательством Каина.
– Что произошло в Ганнибале?
– Короткая или длинная версия?
– Короткая.
– После нескольких лет поисков я отыскал твою сестру Риган у психопата, по имени Каллиган, который мучал ее на протяжении последних тридцати лет. – Он пожал плечами. – Не удивительно, что она жаждала крови, когда я ее освободил, и последовала за Каллиганом до Ганнибала, где приспешники Каина сначала пытались ее поймать, а потом убить.
– Какие именно приспешники?
Она проверяет его. Было не ясно, для чего именно, возможно, чтобы понять, лгал или нет Каин.
– Их лидером была Сэди. Риган убила ее. Потом появился Дункан, который вызвался вывести меня на это логовище. – Его челюсть напряглась. – К сожалению, Каин и его любимый джинн оказались у него первыми.
Губы Харли раскрылись, без всяких сомнений, в еще одном вопросе, когда внезапно раздался щелчок и она, резко развернувшись на пятках, бросилась к дверям. Ухватившись за дверную ручку, девушка стала тщетно ее дергать.
– Черт, – невнятно произнесла она.
Сальваторе мгновенно напрягся:
– Что?
Прежде чем ей удалось ответить, послышался голос Каина из громкоговорителя, установленного в углу на потолке.
– Я же предупреждал тебя, милая Харли. – Издевательским голосом заметил пес. – Я хотел уберечь тебя от этого, но ты не послушалась.
– Нет… – она стала колотить кулаками по стальной двери. – Каин!
– Харли, что, черт возьми, происходит? – требовательно спросил Сальваторе.
– Будь ты проклят, – она обвиняюще ткнула в него пальцем. – Это все твоя вина.
Сальваторе фыркнул. Его вина? Он был заперт в проклятой серебряной клетке черт знает где, и это – его вина? Только ощутив едва слышный запах газа, он, наконец, понял причину возмущения Харли. Что-то поступало в подвал. Что-то достаточно мощное, чтобы заставить колени подогнуться, а мир – померкнуть.

Не смотря на то, что дом находился всего лишь в меньше, чем пятидесяти милях к северу от Сент-Луиса, потребуется нечто большее, чем простой GPS, чтобы найти его.
Мало того, что дом был обнесен акрами леса и высокого забора, его так же скрывали заклинания невидимости, созданные местными ведьмами. Если же и этого было не достаточно, то большие смертоносные волки могли съесть любого, кто случайно подойдет слишком близко.
Каин сознательно выбрал этот дом, чтобы спрятать в нем своих потерявших сознание пленников. Помимо того, что здание находилось недалеко от его логова, чтобы успеть переправить Сальваторе, не опасаясь, что он очухается раньше времени, оно было еще и самым охраняемым из всех его имений.
Он больше не мог доверять ни самой Харли, ни тому, что она говорила. Если, черт возьми, кто-то на самом деле был с Сальваторе, то он должен убедиться, что его не смогут отыскать. Никто, абсолютно никто, не сможет добраться до них здесь.
Конечно, Каин чувствовал бы себя немного счастливее, не будь он вынужден находиться в тесном туннеле, находящемся под его имением. Он устал, при чем устал невероятно, и был совершенно не в настроении для встречи с древнем вером, который, облачившись в тяжелый плащ, прятался в глубине теней, сверкая жуткими ярко-красными глазами.
Христос, это существо вызывало отвращение. Каин вздрогнул, впервые осознав, что вместо обычного тепла, излучаемого всеми верами, воздух был наполнен мерзким холодом. Так, будто его собеседник был проклятым трупом. Или кровопийцей.
Кашлянув от страха, Каин склонил голову. Вер потребовал эту встречу сразу же, как только узнал, что Каин захватил Сальваторе. Он понятия не имел, как веру удалось прибыть так быстро, но по правде говоря, он и не хотел этого знать. Но с самого начала своего прибытия высокомерная псина только и делала, что жаловалась и все критиковала. Вполне типично. Ублюдок был недоволен всеми усилиями, которые затратил Каин. Что и было причиной того, почему он старался свести встречи до одной или двух в целое десятилетие.
– Я сказал, что позабочусь о Сальваторе, и я это сделал. – Произнес Каин, уже устав от того, что веры используют его, как мальчика для битья.
– Ты так же обещал, что позаботишься о том, чтобы он не нашел вер-самку, пока я не буду готов действовать, – насмешливо заметил его собеседник своим, как всегда, странно хриплым голосом.
– В этом нет моей вины.
– Ее никогда ни в чем нет.
Кожу Каина уже начало покалывать, но он все еще боролся со своим внутренним рычащим волком. Ему всегда было тяжелее удержаться от обращения, прибывая в напряжении.
– Если ты считаешь, что можешь сделать что-то лучше, то сделай это сам.
– Еще не время, придурок.
– Не время для чего?
– Вершить судьбу.
– Ну и на хрен это. Я ждал тридцать лет, чтобы свершилось предначертанное, – рявкнул Каин. – Я устал от пустых обещаний.
Собеседник предупреждающе зарычал:
– Ты усомнился в моей власти?
Каин воздержался от готовых сорваться с губ ядовитых слов, понимая, что зашел слишком далеко. Проглотив гордость, он в знак покорности опустился на колени. Пока что он нуждался в сомнительном вере. Но когда-нибудь…
– Нет.
– Запомни, пес, если с Сальваторе что-нибудь случится до того, как я завершу все свои планы, я сдеру с тебя кожу и скормлю стервятникам.
С резким всплеском ледяного воздуха и отвратительным запахом зла вер буквально растворился во тьме. Каин мысленно досчитал до ста, а затем, на всякий случай, еще и до пятидесяти. Как только он уверился, что остался один, то отвернулся и сплюнул.
– Когда-нибудь я убью этого ублюдка.

Харли очнулась с пульсирующей головной болью и сухостью во рту в крепких объятиях горячего, восхитительного вера. На какую-то сумасшедшую долю минуты, она прижалась к нему, привлеченная теплом и богатым мужским мускусным запахом, способным соблазнить любую бедную глупышку.
Но после того, как руки Сальваторе опустились ниже, обхватив ее за ягодицы, чтобы сильнее прижать к своей восставшей плоти, она с трудом пришла в себя. Она что, ненормальная? Сильным толчком отправив Сальваторе на спину, она вскочила на ноги и яростно уставилась на его самодовольную улыбку.
– Ты всегда щупаешь женщин в бессознательном состоянии?
Он сложил руки на животе и скрестил в лодыжках ноги. Лежа на цементном полу в помятом костюме и с растрепанными черными волосами, он должен был бы выглядеть нелепо. Но он вовсе не выглядел смешным. Сальваторе выглядел… аппетитным. Смуглые, потрясающе красивые черты лица. Полные чувственные губы. Глаза цвета золотистого виски. Восхитительный мужчина, от макушки черных волос и до кончиков его итальянских кожаных туфель.
– Только тех, кто во сне трется об меня, – сказал он. – Это именно я был потревожен.
Хуже всего было то, что Харли не была точно уверена, что не делала этого. Ее тело, казалось, потеряло всякую связь с мозгами.
– Боже, – пробормотала она, раздраженная собой точно так же, как и Сальваторе. – Трахни себя.
Одним плавным движением он оказался на ногах прямо рядом с ней.
– Я лучше трахну тебя.
– Прекрати, – она резко отвернулась от горящего приглашения его глаз, вызывающего потливость ладоней. – У меня есть вещи гораздо важнее, чем волноваться о собаке в горячке.
Она почувствовала, что он отстранился, но это принесло мало облегчения. Его сила циркулировала в небольшом пространстве с невероятной мощью.
– Ты знаешь, где мы? – поинтересовался он.
Он оглядела клетку шесть на шесть метров, сделанную из серебряных прутьев и стоящую в центре пустого подвала. Не было ничего из того, что помогло бы ей распознать это место, кроме узкой двери и обычной лампочки в центре потолка. Не было никаких окон, никакой мебели, ни даже одеяла, но едва слышный запах деревьев выдавал их местоположение.
– В хижине Каина около Сент-Луиса.
Сальваторе закрыл глаза, принюхиваясь:
– Идет ночь.
– И ты собираешься сделать стойку?
– Леве остается статуей в течение дня. – Его глаза распахнулись и в их глубине мелькнуло разочарование. – Он должен очнуться в любой момент, чтобы выследить нас до этого дома.
Харли покачала головой – разочарование Сальваторе эхом отразилось в ней. Она могла бы быть злой на Каина, но девушка не была настолько глупа, чтобы недооценивать его.
– Не будет следа, чтобы нас выследить.
– Что ты имеешь в виду?
– Одна из любовниц Каина – ведьма. Он никогда не переезжает от одного логова к другому без ее заклинания, прикрывающего его запах и тех, кто вместе с ним. – Она нахмурилась. – Никто не в состоянии обнаружить нас.
– Одна из его любовниц? – Сальваторе вскинул брови, игнорируя всю остальную, наиболее важную часть ее монолога. – И сколько у него их?
Она издала звук нетерпения:
– Я никогда не трудилась их считать. Зачем тебе? Ты заинтересован в присоединении к толпе его шлюх?
– Единственно, в чем я заинтересован, это чтобы узнать, разделяешь ли и ты с ним кровать.
– Это не твое проклятое дело!
Его губы поджались, а странная тоска блеснула в его взгляде.
– Ах, было бы это действительно так.
Горячая волна, накрывшая Харли, грозила ей ослабевшими коленками, и она резко мотнула головой. Ей нельзя было отвлекаться.
– Я не знаю, что с тобой такое, но в случае, если ты не успел заметить, у нас здесь некоторая проблемка. Ты можешь сосредоточиться на чем-то другом, кроме как пытаться влезть ко мне в трусы?
Он ухмыльнулся:
– Я многозадачный.
Не дурно.
– Фан-мать ее-тастика, – проворчала она. – Тогда вызволи нас отсюда.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Александра Айви - По ту сторону тьмы 22 Нояб 2013 21:52 #5

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Глава 4

Сальваторе глянул на запертую дверь клетки, скрестив на груди руки:
– И как, по-твоему, я совершу это чудо?
– Я думала, ты что-то типа супер-пупер короля. – Усмехнулась Харли. – У тебя разве нет никаких особых возможностей?
Сальваторе улыбнулся, совершенно не обращая внимания на ее резкий тон. Девушка могла огрызаться и рычать по любому поводу, но скрыть запах возбуждения ей не удавалось. А когда он очнулся, поняв, что Харли прижалась к нему… Dio, это почти стоило того, чтобы быть похищенным. Почти.
– Не имеющие никакого отношения к взлому.
Она прищурилась:
– Взлом подразумевает вход. Мы же хотим выйти.
Сальваторе вновь скрестил руки на груди:
– А что насчет тебя?
– Меня?
– Очевидно, что ты знаешь Каина… – его челюсть сжалась от вспышки собственнического инстинкта, – близко. Ты лучше, чем кто-либо, должна знать все самые слабые месте в его системе безопасности.
– Я ничего не знаю о Каине, – ее губы сложились в усмешку, но от мужчины не укрылась горечь в голосе Харли. – С того момента, как я была ребенком, он только и делал, что врал мне.
Сальваторе был достаточно мелочен, чтобы радоваться мысли, что испортил любые возможные отношения между Харли и этим мерзким псом. Но при этой понятной реакции у него появился и внезапный укол сожаления. Девушка явно была огорчена, осознав, что все ее существование было наполнено ложью.
Рискуя жизнью и здоровьем, Сальваторе взял ее за руку, готовый в любой момент броситься вон из клетки. Харли напряглась, но, удивительно, вовсе не собиралась его убивать. "Шаг в верном направлении" подумал мужчина, наслаждаясь теплом ее кожи, которое облегчало слабость, изводившую его.
Cristo, он должен с ней спариться. И чем скорее, тем лучше.
– Он сказал тебе, что я убил твоих сестер? – спросил Сальваторе.
– И что следующей в списке была я. – Выражение лица Харли давало ему понять, что она до сих пор готова с мрачной решимостью цепляться за подозрение в его желании навредить ей. – Каин клялся, что он единственный, кто может защитить меня.
– Умно придумано, чтобы держать тебя в своей власти.
– Ублюдок.
– Он объяснял, почему держит тебя так близко к себе?
– Он использовал мою кровь в своих экспериментах, чтобы превратить псов в полноценных веров.
Сальваторе в отвращении покачал головой. Тщеславный дурак. Сила веров была мистической, а не научной. Умный человек может быть способным внести кое-какие изменения, что и сделал сам Сальваторе, но то, что делало бессмертных чистокровками, было чистым волшебством.
– Он не может серьезно верить в эту чушь.
– О, он верит, – девушка бессознательно сжала его пальцы. – Якобы древний пришел к нему и показал видение, в котором его кровь очистится.
– Древний оборотень? – Сальваторе нахмурился. Вер показал Каину сумасшедшее видение? Это не имело никакого смысла. – Ты уверена?
– Так он сказал.
– Очищение крови. Что, черт возьми, это означает?
– Эй, это было его видение, не мое.
Сальваторе побормотал проклятие. Он чувствовал себя так, словно собирал головоломку, в которой половина частей была пропавшей без вести. Он ненавидел головоломки.
– А он когда-либо говорил, каким образом стал твоим опекуном?
– Нет, – глаза Харли подозрительно прищурились. – Я полагаю, если ты говоришь правду, а я еще не уверена, верить мне в это или нет, он, должно быть, украл меня и моих сестер из питомника.
– Те, кто ворвались в питомник, были людьми.
– Каин мог нанять их. – Она пожала плечами. – Он никогда не рвался положить свою голову на плаху. Нет, если мог убедить какого-нибудь тупицу сделать за него всю грязную работу.
– Возможно.
– Ты не кажешься в этом уверенным.
Потому что он и не был.
– Есть что-то, что я упустил, – пробормотал он, его взгляд опустился к ее изящной ручке в его руке. Рассеянно он погладил большим пальцем ее ладонь, наслаждаясь гладкостью ее кожи.
Он готов отдать свой любимый Порше за то, чтобы проверить, была ли она вся такая же мягкая и гладкая. Легко уловив высокую температуру, наполняющую воздух, Харли выдернула свою руку и уставилась на него раздраженным взглядом, которым ей все же не удалось полностью замаскировать свою вспышку желания.
– Да, ты упускаешь из виду выход отсюда. Можешь, пожалуйста, сконцентрироваться?
– Ты всегда такая властная?
–Ты ожидаешь, что я упаду на колени и буду целовать твои ноги?
Он усмехнулся, подходя достаточно близко для того, чтобы обнять ее и провести губами по ее губам:
– Ты можешь встать на колени, но у меня есть что-то получше ног, чтобы ты могла целовать.
– Прекрати, – пробормотала она, дрожа, когда его губы переместились по ее подбородку вниз к изгибу шеи. Харли ухватилась за лацканы его пиджака. – Черт возьми, Сальваторе, за нами наблюдают.
Подняв голову Сальваторе посмотрел на крошечное отверстие, просверленное над дверью. Он послал волну силы и улыбнулся, услышав отдаленный стук и почувствовав слабый запах дыма.
– Больше нет. – Проблема была решена, и он вновь обратил свое внимание на более важные вопросы. Покусывая нежную кожу у основания шеи, он содрогнулся от силы желания, пронзившего его. – Этот запах сводит меня с ума.
– Ты... – то, что она собиралась сказать, было забыто мгновенно, едва только Сальваторе прикусил нежное местечко около ее ключицы, позволив своим клыкам вырасти достаточно, чтобы она могла ощутить его метку. – О Боже.
– Твой вкус также хорош, – пробормотал Сальваторе.
Ее пальцы сжали ткань его пиджака, а голова откинулась назад, предоставляя ему полный доступ к ее атласной коже. Сальваторе не колебался. Он никогда не стал бы королем, если б медлил, прежде чем воспользоваться возможностью.
Усиливая объятия до тех пор, пока девушка не прижалась к его возбужденной плоти, Сальваторе проводил дорожку из поцелуев по краю ее спортивного бюстгальтера, чуть помедлив, когда достиг выпуклости ее груди.
– Что ты сделал с камерой? – прохрипела Харли, словно пытаясь придумать хоть какой-то способ, чтобы отвлечь его.
Удачи ей в этом. Он вовсе не лгал, когда говорил о своей "многозадачности". Сальваторе не мог пренебречь обязанностями, которые были возложены на его плечи тяжелым бременем. Даже когда слегка наслаждался посторонними делами.
Однако, в данный момент весь мир и все его обязанности могут лететь ко всем чертям. Без вариантов, так как сейчас это не было каким-то "посторонним делом". Это было главным событием. Меняющая его жизнь женщина, о которой он раньше даже не знал, была готова принять его.
– Я могу выводить из строя небольшие электрические приборы, – произнес мужчина, щекоча губами ее шелковистую кожу.
– Прекрасно, – тон Харли был недовольным, однако пальцы передвинулись так, чтобы нырнуть в его волосы, а сердце ее так громко стучало, что он мог слышать это и без своих нечеловеческих способностей. – Ты можешь сжечь тостер, но ты не можешь вызволить нас из этой клетки. Ты просто громадная доза помощи.
Сальваторе усмехнулся, скользнув пальцами вдоль ее позвоночника:
– У меня есть другие способности.
– Если только это не взламывание замков, я даже не хочу знать о них.
– Нет, хочешь.
Харли вскрикнула от удовольствия, когда он лизнул ее сосок через эластичную ткань.
– Черт возьми, Каин придет сюда, как только поймет, что камера не работает.
– Хорошо, – он прикусил набухший бутон, зарычав от удовольствия, когда она задрожала. – Я хотел бы поболтать с ним немного.
Покраснев, девушка без предупреждения оттолкнула его и обхватила себя руками за талию:
– Не думаю, что Каин будет в настроении разговаривать, – прошептала Харли.
Губы Сальваторе изогнулись. При обычных обстоятельствах ни один вер не смог бы избежать его расправы. То, что он был королем, имело свои преимущества. Но перед спариванием это все рассосалось. Ну, по крайней мере, вся его сила рассосалась. Остальное же... Нечто другое в нем определенно выросло.
– Ну что ж, увидим. – Он сделал глубокий вздох, пытаясь остановить дальнейшее возрастание определенной части тела. Как раз время, чтобы отвлечься самому. – Что насчет джинна?
В ее глазах мелькнуло искреннее удивление:
– Как ты... – Харли покачала головой, – нет, не важно. А что насчет нее?
– В чем ее связь с Каином?
– Я не уверена. – Взгляд карих глаз метнулся сначала к двери, затем вернулся обратно к Сальваторе. Верный признак того, что Каин очень дорожил своим незаконным демоном. – Он утверждает, что спас ее от мага, который удерживал джинна в плену на протяжении многих веков. Я не знаю, правда ли это, так как она всегда останавливалась в одной из служебных построек. Я видела ее только изредка, и то мельком.
Сальваторе рассеянно кивнул:
– Он должен иметь что-то, что помогало бы ему скрывать джинна, иначе Оракулы уже давно стали бы за ней охотиться.
Брови Харли сошлись на переносице:
– Почему ты так интересуешься ею?
Медленная, лукавая улыбка изогнула губы мужчины:
– Ревнуешь, Харли?
Она отвернулась, не желая встречаться с его дразнящим взглядом:
– Бога ради, держи себя в руках.
Сальваторе продолжал улыбаться:
– Не волнуйся. Мой интерес исходит из чувства самосохранения. С псами я смогу справиться. Я скорее не стал бы провоцировать джинна.
– Они настолько опасны?
– Смертельно.
Харли повернулась к нему с обеспокоенным лицом:
– Каин говорил, что джинн скрылась в туннелях. Последнее, что я слышала – она не вернулась.
– В таком случае, полагаю, мы должны надеяться на лучшее.
– Да, потому что именно это до сих пор отлично срабатывало, – с издевкой заметила девушка.
– Знаешь, cara, нам необходимо будет поработать над таким твоим отношением, как только выберемся отсюда.
– Когда мы взберемся отсюда, у тебя не будет возможности поработать над моим отношением. К тому времени я буду уже далеко.
Взгляд Сальваторе скользнул по ее стройному телу:
– Ты можешь бежать, но тебе никогда не удастся скрыться от меня. – Он поднял голову, чтобы встретиться своими глазами с ее потрясающими карими. – Больше нет.
Харли поджала губы:
– До сих пор мне это отлично удавалось.
Сальваторе замер. Окружавшее его серебро чуть было не замаскировало предупреждающее покалывание, пробежавшее по его телу. Не раздумывая, Сальваторе схватил Харли и, толкнув ее к себе за спину, двинулся к двери:
– Держись позади меня.
– Сексистская свинья. – Она ударила мужчину по спине, чуть не сбив его с ног. Cristo. – Я не нуждаюсь в мужике, чтобы защищать меня.
Сальваторе развернулся на пятках, чтобы встретить ее воинственный хмурый взгляд.
– Это не имеет ничего общего с твоей защитой. Я просто не хочу, чтобы ты случайно оказалась между мной и Каином.
– Почему? Что ты собираешься делать?
– Кое какие супер-пупер королевские вещи. – Не сумев удержаться, он обхватил лицо Харли ладонями и грубовато поцеловал. – Не двигайся.
Он вновь отвернулся и вздохнул, когда почувствовал, что Харли переместилась так, чтобы иметь возможность видеть дверь. Она была готова признать, что первый ход против Каина за Сальваторе, но будь она проклята, если собирается за ним прятаться. Харли была не из тех, кто прячется.
Примерно через один удар сердца дверь распахнулась, и в комнату вошел Каин. Волк Савальторе зашевелился, инстинктивно реагируя на постороннего мужчину, находившегося так близко к его паре. А его человеческую сторону откровенно провоцировала гладкая блондинистая красота и самодовольное выражение лица мужчины.
Сальваторе не был уверен, чего можно ждать от встречи с псом, который был занозой в его королевской заднице. Но он точно не ожидал стройного молодого мужчину, одетого в потертые джинсы и обтягивающую черную футболку, который идеально смотрелся бы на пляжах Калифорнии, вместо того, чтобы руководить восстанием псов.
Он желал разбить это слишком красивое лицо. Или, возможно, просто оторвать голову и поиграть с нею в футбол. Оторванная голова стала более вероятной участью, когда этот ублюдок окинул Харли таким взглядом, словно она была его любимой костью.
– Харли, любовь моя, ты была очень плохой девочкой, – издевательски заметил Каин.
– Трахни меня, – пробормотала Харли.
Голубые глаза засветились голодом, который буквально подталкивал Сальваторе к срыву.
– Позже, мой питомец, – протянул псина. – И то, если ты будешь хорошо вести себя.
Сальваторе настолько близко подошел к решетке, что мог ощутил жар серебра.
– Осторожнее, пес, – предупредил он и голос его был хриплым от угрозы.
Наивно уверенный в том, что Сальваторе удержит клетка, Каин скрестил руки на груди:
– Так, так, – он усмехнулся. – Не это ли блистательный король веров?
Сальваторе взглянул на Харли:
– Блистательный мне нравится больше. Это звучит лучше, чем супер-пупер.
Она закатила глаза:
– Я приму это к сведению.
– Конечно, прямо сейчас ты не такой уж и блистательный, – резко обронил Каин, очевидно, недовольный тем, что был прерван в момент злорадства. – Я видел и более знаменитых редко-уловимых демонов, которые выглядели гораздо лучше.
С оскорбительной медлительностью Сальваторе, наконец, обратил внимание на пса.
– Легко быть храбрым, когда ты запер меня в клетке. Было бы намного более впечатляюще, освободи ты меня и встреться со мной, как мужчина с мужчиной.
Каин рассмеялся:
– Я похож на тупого придурка?
– Ты похож на пса, жаждущего смерти.
– Как раз наоборот, я намерен стать бессмертным.
– Трудно стать бессмертным, после того, как я отрублю твою голову и скормлю ее крысам. – Сальваторе выдержал паузу, прищурившись. – Тем не менее, чисто из любопытства, каким образом ты намерен приобрести это бессмертие?
Каин пожал плечами:
– Ты не единственный, кто умеет обращаться с лабораторией.
– Умелое обращение и слепая надежда – разные вещи. Не существует такой пробирки, которая может обратить тебя в вера.
Каин выпятил вперед подбородок, а его в глазах появился фанатичный блеск.
– Очевидно, что существует. Я видел это в видении.
– А это видение, случайно, не пришло в то время, когда ты предавался некоторым фармацевтическим удовольствиям?
– Это не шутка, – прорычал Каин.
– Хорошо. Я не смеюсь. Так когда это видение пришло к тебе?
– Не твое дело, Джулиани.
Достаточно. Сальваторе не был терпеливым вером и при лучших обстоятельствах, а сейчас он был слаб, грязен и сидел в серебряной клетке. Сейчас терпения у него не существовало вообще. Без предупреждения, его сила обрушилась на Каина, сбила его с ног и пригвоздила к стенке, удерживая там с невидимой, но весьма ощутимой силой.
– Перед тобой твой господин, пес, – поправил он ледяным тоном.
Каин изо всех сил пытался сопротивляться, но даже ослабленному Сальваторе он не был соперником.
– Дерьмо.
Сальваторе жестко удовлетворительно улыбнулся:
– Так как ты получил свое видение?
– Его показал мне вер.
– Ты сейчас оказался перед необходимостью быть более конкретным.
– Я не знаю, – Каин отчаянно боролся за каждый вздох. Его красивые черты лица исказила гримаса боли. – Он не назвал мне свое имя.
– Опиши его.
Пес откинул голову назад, на его шее вздулись вены, поскольку сила Сальваторе сжимала его с невероятной мощью.
– Низенький, – прохрипел он. – Каштановые волосы. Английский акцент.
– Ты что-то скрываешь от меня, – Сальваторе проклинал серебряную решетку, которая не позволяла ему дотянуться до пса. Пытка на расстоянии имела свои недостатки. – Что именно?
Глаза Каина вспыхивали, потому что он пытался обратиться. Невыполнимая задача, пока Сальваторе держит его в своей власти.
– Я собираюсь убить тебя, – прохрипел шавка.
Сальваторе усилил захват:
– Неправильный ответ.
Затрудненное дыхание пса разносилось эхом по комнате, пока он с ненавистью смотрел на Сальваторе. Что было гораздо предпочтительнее самодовольной усмешки.
– Его глаза были красными, даже когда он находился в человеческой форме, – выдавил он, наконец.
Сальваторе был шокирован. Merda. Этого не может быть. Он убил ублюдка почти столетие назад. Однако описание было верным.
– Бригс, – выдохнул он.
Харли двинулась к нему:
– Ты знаешь его?
– Очевидно, не так хорошо, как я думал.
На другом конце комнаты Каин все еще корчился от боли:
– Отпусти меня.
Сальваторе сжал зубы, проклиная свое ослабленное положение. Его возможность удерживать пса и дальше уже висела на волоске. Призвав все остатки своей силы, он сосредоточился на Каине.
– Только после того, как ты предложишь мне что-то в обмен. Возьми ключи и отопри клетку.
– Гори в аду.
– Не заставляй меня повторять дважды, – прорычал Сальваторе, но при этих словах его сила дрогнула и Каин с низким рычание рванулся вперед, преодолевая невидимые путы, которые удерживали его.
– Ублюдок, – пес тяжело дышал. Он сунул руку за спину, чтобы извлечь пистолет, заткнутый за пояс его джинсов.
Сальваторе даже не пытался вернуть разъяренного Каина под свою власть. Вместо этого он, действуя инстинктивно, обернулся, обхватывая Харли за талию и, бросив ее на пол, накрыл своим телом.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Александра Айви - По ту сторону тьмы 22 Нояб 2013 21:52 #6

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Глава 5

Все случилось настолько быстро, что Харли сама не поняла, как это произошло. Секунду назад она стояла рядом с Сальваторе, а в другую – уже лежала на спине с проклятым вером, взгромоздившимся на ней.
Девушка вздрогнула, когда звук выстрела эхом боли отразился в небольшой комнатке, и пуля, не причинив им вреда, просвистела мимо и врезалась в бетонную стену над их головами, наполнив воздух горьким запахом пороха. Стрельба прекратилась и Харли услышала, как хлопнула дверь, когда Каин поспешно ретировался.
Они лежали неподвижно, повисшую тишину нарушало только их быстрое сердцебиение. Запах пороха медленно вытеснил богатый мускусный аромат Сальваторе, который, казалось, проникал под кожу Харли, оставляя в ее сознании нежеланный отпечаток тех испытанных чувств, когда его идеальное тело так тесно прижимается к ее. Проклятый вер. Он, должно быть, сотворил с ней какое-то мистическое вервульфское дерьмо. Девушка отказывалась даже думать о том, что его звериный магнетизм мог быть вовсе не уловкой.
Как будто сознательно насмехаясь над ее теорией, Сальваторе сдвинулся так, чтобы примостить свои бедра между ее раздвинутыми ногами и склонил лицо к изгибу ее шеи, отчего волосы цвета воронова крыла, словно атласным покрывалом, накрыли Харли. Предательское тепло разлилось внизу ее живота и девушка уперлась руками в его грудь.
Отвлечься. Это именно то, что ей сейчас нужно. И быстро.
– Ну, это сработало, – заметила она. А сердце словно пыталось вырваться из груди, когда мужчина губами слегка коснулся основания ее шеи.
– Могло быть и хуже, – пробормотал он.
– Отстань от меня.
– Почему? – Губы Сальваторе продолжали прикусывать ее шею, пронзая тело девушки вспышками чистого удовольствия. – Мы, видимо, застряли тут на какое-то время. И могли бы извлечь пользу из плохой ситуации.
О... Боже. Харли закрыла глаза, с ожесточением сражаясь с невероятно сексуальным притяжением, вспыхнувшем между ними.
Отвлечься, отвлечься, отвлечься...
– Ты обернул Каина в пса? – выдавила она.
Сальваторе замер, словно застигнутый врасплох ее вопросом:
– Нет.
– Тогда каким образом ты контролировал его?
– Я – король. Все псы принадлежат мне.
Харли фыркнула. Чистейшее высокомерие во всей своей красе.
– И веры?
– Конечно, – он прикусил мочку ее ушка. – Ты моя, cara. От макушки своей золотистой головки и до кончиков твоих пальчиков на ногах, включая каждую восхитительную впадинку и выемку между ними.
Харли затрепетала от волнения, как вдруг вспомнила, как Сальваторе с легкостью удерживал Каина своей силой.
– Не в этом гребанном смысле, – просипела она.
Мужчина тихо засмеялся, от чего его дыхание послало трепет волнения по ее телу.
– Во всех смыслах, – он приподнялся, рассматривая ее с напряженным вниманием. – И только одно предупреждение, Харли – я не делюсь.
У нее пересохло во рту, даже когда он просто отрицательно покачал головой.
– Господи, я думала, это Каин не в своем уме.
Золотистый пристальный взгляд опустился к ее губам:
– Я не даю никаких гарантий по поводу моего ума, но я могу заверить тебя, что все мои притязания к тебе более чем реальны.
– Сальваторе.
– Мне нравится звук моего имени на твоих губах, – он резко опустил голову, словно был не в силах совладать со своим желанием. – И их вкус, – прошептал он ей в рот. – Особенно их вкус.
Острое желание охватило ее тело, толкнув Харли от грани простого волнения к абсолютной панике. Не дав себе времени передумать, она уперлась руками в грудь мужчины и резко столкнула его с себя прямо на бетонный пол.
– Какая часть фразы ''отвали от меня'' тебе не понятна? – прорычала она, поднимаясь на ноги, чтобы тут же заметить веселое выражение лица Сальваторе. – Что тут смешного?
Одним плавным движением он оказался на ногах. Черные волосы обрамляли худое лицо с горящими от желания золотистыми глазами.
– Я – хищник.
Это что, было каким-то секретом?
От этого мужчины буквально разило опасностью.
– И?
– И нет ничего, что возбуждало бы меня больше, чем погоня. – Он улыбнулся, блеснув белоснежными зубами на фоне загорелой кожи. – Ну, почти ничего... У меня есть предчувствие, что результат погони принесет мне еще большее удовлетворение.
Добыча? Она прищурилась:
– Ты идиот, если считаешь меня какой-то беспомощной женщиной, готовой, чтобы ты ее поймал.
– Я не желал бы тебя, будь ты беспомощной. По крайней мере, до тех пор, пока ты сама не пожелала бы быть в моей власти. – Сальваторе потянулся, чтобы нагло провести пальцем по глубокому вырезу ее спортивного бюстгальтера. – Ты могла бы испытать наслаждение ночью в моих руках.
– Да, –Харли легко шлепнула его по руке. – Приблизительно такое же, какое бы я получила бы при выкалывании глаза.
Улыбка мужчины стала еще шире:
– Я получу удовольствие, демонстрируя тебе, сколько нас ждет наслаждения.
Резким рывком Харли отошла, чтобы взглянуть на запертую дверь в другом конце комнаты.
– Ради бога, сейчас не время и не место для этого.
Он встал у нее за спиной настолько близко, что буквально опалял жаром своего тела:
– Тогда когда?
– Как тебе "никогда"?
– Звучит невыносимо, – выдохнул Сальваторе ей в ухо.
Харли обхватила себя руками. Она не испытала того же, что чувствовала, обхватывая своими руками этого съедобного вера. Будь он проклят.
– Ты можешь контролировать Каина на расстоянии? – грубовато спросила девушка.
Возникла пауза, а затем Сальваторе с легким вздохом подошел к ней. Его лицо было напряженно:
– Не с тобой... – резко прервал он себя, как-то странно глянув на нее. – Не сейчас. Серебро мешает моим силам.
Харли нахмурилась, гадая, что конкретно он скрывал от нее.
– Каин не настолько глуп, чтобы спуститься сюда снова.
– Он вернется.
Девушка закатила глаза:
– Так теперь ты ясновидящий?
– Здесь нет необходимости в ясновидении? Каин сохранил меня в живых не просто так. В конце концов, это заставит его вернуться.
– Это особо не поможет, раз ты уже им не управляешь. Он просто вырубит тебя или заполнит клетку газом, как делал раньше.
Сальваторе схватил ее за плечи, развернув так, чтобы девушка попала под власть его золотистых глаз:
– Харли, так или иначе, я обещаю тебе, что мы выберемся отсюда.
– И ты никогда не ошибаешься?
– Никогда.
– Высокомерный.
Он сверкнул своей невероятно сексуальной улыбкой:
– Уверенный.
Тот факт, что она не может высмеять его эгоцентризм, невероятно бесил Харли. Тщеславный зверь может вытащить их только для того, чтобы просто доказать ее неправоту. Девушка выскользнула из рук Сальваторе и глянула на него с подозрением:
– Ты знаешь того, кто помогает Каину?
Улыбка исчезла, его лицо приобрело мрачное и неприступное:
– Si.
– По твоему тону я предполагаю, что вы не лучшие-друзья-навеки?
– Он был моим самым опасным конкурентом на трон.
– А что, существует еще и трон?
– Конечно, – Сальваторе был поражен уже тем, что Харли даже спросила об этом. – Это массивный деревянный стул, украшенный позолотой и с большим количеством бархатных подушек. Он так же накладывает заклятие – только истинный король может восседать на нем. Это помогает избежать любых сомнений относительно следующего наследника.
Девушка поморщилась. Без сомнения существует и такая же яркая, массивная корона, увенчанная большим количеством драгоценных камней.
– А задница соперника была не достаточно королевской, чтобы соответствовать трону?
Жестокая улыбка искривила губы Сальваторе:
– Он был не в настроении пытаться, после того как я разодрал его горло.
– Мило, – Харли тряхнула головой, надеясь, что он не заметил мелкую дрожь тревоги. Сальваторе Джулиани создал очень опасного врага. Злопамятного. – Неудивительно, что он сдружился с Каином. Они оба ненавидят твои кишки.
– На самом деле все происходящее для меня более, чем просто удивительно. Это похоже на чудо.
– Почему?
– Потому что после того, как я вырвал горло Бригса, я отрубил ему голову, вырезал сердце и сжег тело. – Золотистые глаза вспыхнули. – Он должен быть мертв.
– Да, – выдохнула она неуверенно. – Ты так думал.
Сальваторе состроил Харли гримасу, запоздало сообразив, что продемонстрировать ей, насколько он при необходимости может быть жестоким, не лучшая идея. Нет, если он планирует убедить девушку, что ее единственная надежда на спасение находится в его руках.
Затем он просто пожал плечами. Если Каин не начнет думать мозгами вместо своего эго, Сальваторе придется убить его. И любого, кто еще будет угрожать Харли. Возможно, все же лучше, что она знает правду с самого начала.
Словно придя к такому же выводу, Харли глубоко вздохнула и прямо встретила его взгляд. Храбрая и жестокая. На самом деле его тип женщины.
– Ты рассматривал возможность, что призрак, приходивший к Каину, вовсе не Бригс?
О, если бы все было так просто.
– Нет, описание просто идеально соответствует. – Сальваторе с отвращением покачал головой. – Cristo. Я должен был знать, что убить его будет не так-то просто.
Ее резкий хрипловатый смех разнесся по клетке:
– Ты сделал все, разве что не съел его тушу на ужин. Не существует какого-то обычного стандарта.
– Не для большинства веров, но я уже тогда подозревал, что он балуется магией.
Харли сделала резкий шаг назад, ее лицо стало странно напряженным:
– Оборотни могут заниматься магией?
Улыбка мужчины была грустной. Если бы он мог колдовать, то не застрял бы в этой проклятой клетке.
– Они не рождаются со способностью плести колдовство, как ведьмы, но любое существо, – он запнулся, так как понял, что не был абсолютно честен. – Ну, любое существо, кроме вампира, может проникнуться магией.
– Проникнуться? Я не понимаю.
– Есть древние демоны, которые могут поделиться своими силами с другими.
Секунду Харли раздумывала, ее лицо выражало сомнение:
– Я встречала не так уж много древних демонов, но они никогда не казались мне теми ребятами, которые готовы поделиться хоть чем-то, не говоря уж о своих силах.
– Очень проницательно, cara, – произнес он. – Только очень глупый или очень отчаянный согласился бы стать сосудом для заимствуемой магии. Стоимость за это будет гораздо выше, чем любая награда, которую надеешься получить.
– И что за стоимость?
– Жизнь, если повезет.
Девушка поколебалась, прежде чем задать очевидный вопрос:
– А если не повезет?
– Душа.
– Проклятие, – карие глаза выражали беспокойство, когда она посмотрела на дверь, возможно, впервые осознав насколько по-настоящему опасно их положение. – С чего это Бригс готов отдать свою душу?
На этот вопрос было не сложно ответить. Как и Каин, Бригс всегда был эгоистичным ослом, считавшим себя божественным даром для веров. Одной мысли, что он не сможет стать верховным псом (в буквальном смысле), хватило, чтобы отправить его за край.
– Он почти на столетие старше меня и до моего рождения считался ведущим кандидатом на трон.
Дальнейшую мысль Харли быстро уловила:
– И ты украл эту его фишку?
– Что я могу сказать? – Мужчина улыбнулся с ложной скромностью. – Еще когда я был в колыбели, всем было ясно, что я создан ради величия.
– Ты невозможен. – Пробормотала она. – Что заставляет тебя думать, что Бригс заимствует силу у какого–то демона?
– Помимо того, что он воскрес?
Харли махнула рукой, отметая в сторону его логику:
– Ты же сказал, что еще до воскрешения уже подозревал его в баловстве с магией. Почему?
Черт, эта женщина не упустит ни одну деталь.
– Как только вер достигает половой зрелости, его сила становится более-менее определенной. Он может отработать боевые навыки или стать хитрее, но уровень его силы не измениться.
Харли задумалась на мгновение, затем резко кивнула:
– Хорошо. Это имеет смысл.
– После того, как стало очевидно, что я превосхожу Бригса, он исчез из Рима на несколько лет, а когда вернулся, я стал ощущать, что он набрался сил, которыми не обладал. – Сальваторе вздрогнул. – И, конечно, его глаза.
– Его глаза?
– Они оставались кроваво-красными даже в человеческой форме.
– И что это значит?
– То, что он был больше волком, чем человеком. Он руководствуется человеческой умом и хитростью, но любая человеческая мораль и этика заменились на чисто животные инстинкты. – Улыбка Сальваторе стала кислой. – Не то, чтобы у него было много морали с самого начала.
– И он владеет черной магией.
– Si. – Сальваторе сжал челюсти. – Он будет убивать без милосердия и раскаяния.
В глазах девушки резко вспыхнула тревога. При всей ее храбрости, Харли осознавала, когда действительно стоит бояться. Слава Богу. У него были другие воины, готовые пожертвовать своими жизнями.
– Ты когда-нибудь в открытую говорил ему о своих подозрениях по поводу этой его ''коробки с силой''?
– Это меня не касалось, пока предыдущий король восседал на троне.
Девушка фыркнула:
– Мне трудно даже предположить, что было время, когда ты не чувствовал себя боссом.
Сальваторе скрипнул зубами, вспомнив эти долгие, мрачные века, в течении которых предыдущий король плюнул на свои обязанности, оставив своих подданных разобщенными и уязвимыми для атаки. Именно тогда у веров появились проблемы, и даже не смотря на всю свою силу, Сальваторе не мог остановить этого упадка.
Эти знания безжалостно грызли его потребностью изменить жернова судьбы. И этим он редко с кем-нибудь делился. Мужчина пожал плечами:
– Я могу быть дипломатичным, когда того требуют обстоятельства.
– Да ну, – протянула Харли с откровенным недоверием. – Так что же случилось?
Сальваторе сделал глубокий вздох, подавляя всколыхнувшуюся было в нем давно забытую ярость, до того как она смогла бы разрушить его концентрацию. Он сможет позднее задуматься о Бригсе и своих прошлых ошибках. Было и так достаточно проблем, чуть более актуальных на данный момент.
– Я пытался следить за Бригсом. Но король умер прежде, чем я успел высказать свои подозрения. А затем Бригс напал.
– Очевидно, ты победил.
– Да, но это было намного более сложным, чем должно было быть. – Его тон был ровным, а сами слова не описывали той битвы, после которой мужчине потребовался месяц, чтобы восстановиться. – Одна ошибка и в могиле был бы я.
Что-то промелькнуло в карих глазах. Ужас? Смятение? Разочарование, что Бригс упустил возможность оторвать ему голову?
– Теперь он вернулся, – произнесла Харли.
– Очевидно, да.
– И с затаенной обидой.
– Нет, с планом, – тихо поправил ее Сальваторе.
Затаенная обида была естественна. Бригс хотел видеть его мертвым с того самого дня, как только Сальваторе родился. Тот факт, что он захватил Сальваторе в плен, вместо того, чтобы реализовать задуманное, ясно говорил о том, что у него в планах нечто большее, чем просто убийство.
– С каким планом? – требовательно спросила девушка.
– Этого, cara, я еще не знаю.
Она одарила мужчину колючим разочарованным взглядом.
– Ну, спасибо, за посильную помощь во внедрении в самый эпицентр вашей вражды.
Сальваторе подошел к Харли, чтобы обхватить ладонями ее лицо. Он вовсе не собирался быть злодеем.
– О нет, я не возьму всю вину на себя. Каин единственный, кто похитил тебя и твоих сестер из безопасности моего убежища.
Ее подбородок наклонился под тем упрямым прямым углом, который он уже начинал ненавидеть.
– Да ну? Если бы ты не баловался с нашей ДНК, он никогда бы не похитил нас.
Сальваторе задумчиво рассматривал ее захватывающую дух красоту.
– Любопытно.
– Не уверена, что хочу знать, о чем ты.
– Если Бригс несет ответственность за мистические видения Каина, именно он, без сомнения, убедил доверчивого пса украсть вас из моего питомника, – медленно произнес мужчина, облекая в слова свои смутные подозрения.
– Зачем?
– Еще один вопрос, на которого нет ответа.
Сальваторе замер, когда знакомый запах гранита развеялся по воздуху.
Глаза Харли расширились:
– Что это?
– Спасительная кавалерия, – пробормотал он, поморщившись. – К сожалению.
– Почему к сожалению?
Сальваторе повернулся, чтобы посмотреть как крышка расположенного в центре цементного пола канализационного люка, слетела вверх, а следом, в образовавшееся отверстие, стало пролазить небольшое серое тельце.
– Потому что единственная вещь худшая, чем быть запертым в этой клетке – позволить спасти себя этому существу.
Полностью выбравшись из люка, Леве встряхнулся, словно мокрая собака, чтобы вернуть свой обычный взлохмаченный внешний вид, и ухмыльнулся, встретившись с хмурым смирившимся взглядом Сальваторе.
– Эй, Вильма, я дома1.

Сноска
1. фраза ''Oh, Wilma, I'm home" из мультфильма ''Флинстоны'' стала почти крылатым выражением, обозначающим что–то вроде ''А вот и я!''
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Александра Айви - По ту сторону тьмы 22 Нояб 2013 21:53 #7

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2045
  • Спасибо получено: 2079
  • Репутация: 60
Алоказия:
спасибо всем переводчицам, взявшимся за эту книгу. Наконец-то и у Сальваторе будет своя история, Спасибо!!!



Mazuka:
Это точно. Вечно на него все шишки сыпались. Вот и он свой кусочек счастья получит



Liliana:
Вот и дошла очередь до Сальваторе! Мне очень нравиться эта серия читаю и даже перечитываю их! Буду ждать окончания перевода (если смогу)девушки лёгкой вам работы с книгой!



alexseev:
Спасибо Вам девочки что начали переводить эту книгу. Давно хотела прочитать про Сальватора, обожаю оборотней. Мда кажись туго ему будет такие враги, да ещё завоевать свою пару надо. Жду продолжения. :)



soul:
классная серия :cheer: !!!!Мне все понравилось и про Сальваторе очень интересно узнать!!!Спасибо за перевод!!!


Администратор запретил публиковать записи гостям.