Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7

ТЕМА: Ева Сильвер - Грехи сердца

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:28 #1

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Ева Сильвер "Грехи сердца"

Название: Sins of the Heart / Грехи сердца
Автор: Eve Silver / Ева Сильвер
Описание: паранормальный роман
Количество глав: бонус, 21 глава, эпилог
Год издания: 2010
Серия: Otherkin / Чуждые - 1 книга
Статус перевода: завершен

Перевод: Solitary-angel
Сверка: Aenna (Бонус, Пролог 1 по 14 главу); So-chan (с 15 главы и до конца)
Редактура: Лайла
Худ. оформление: Solitary-angel

Аннотация

Полубог, получеловек, Даган Крайл – самый могущественный жнец душ Потустороннего мира. И когда убит один из его братьев, Даган должен использовать каждую унцию силы, чтобы найти виновника его жестокой смерти. А чтобы получить шанс воскресить брата, придётся действовать быстро и осторожно.

Однако воскрешение может нанести серьезный ущерб миру смертных. Будучи Чуждой, Рокси поклялась защищать человечество, и её миссия остановить Дагана. Но, когда они встретились, девушка поняла, что видела его раньше, и эта встреча навсегда изменила её жизнь.

Ни Даган, ни Рокси не собираются объединять силы ради спасения человечества. Им всё равно, будут ли проверять их на верность, пока они сражаются с сильным желанием, которое угрожает уничтожить их обоих…


Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:28 #2

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Ужин с Дагом

Автор Ева Сильвер создает героев разительно отличающихся от вампиров и различных демонов. Ее герой "Грехов сердца" – Даган Крайл, он же жнец душ, заставляющий читателей терять сознание. Теперь читатели могут узнать, как Даг готовится к романтическому вечеру.
Даган Крайл темный и сексуальный герой "Грехов сердца". Он никогда не был избалован, изнежен или испорчен, и он не тот мужчина, который будет баловать кого-то другого. Кроме Рокси Тэм. Она явно не из тех женщин, которые могут быть неженками. Здесь и возникает что-то вроде головоломки, когда Даган решает приготовить ужин на двоих. Он не новичок на кухне... в конце концов, он мужчина... или правильнее сказать – жнец душ, который должен есть, но Даг не гурман. Вот меню и заметки, почему выбор каждого ингредиента важен.
Канапе с помидор
Помидоры, посыпанные сыром.

... Даган нашел этот рецепт в интернете. Для приготовления потребовалось много чего нарезать и шинковать, что радовало, учитывая его отличные навыки владения ножом. Затем мужчина подошел к разделу о корзиночках из теста. В конечном итоге, Даган нарезал помидоры на полудюймовые кусочки и уложил слоем, на них – свежую Моцареллу, немного молотого перца, оливкового масла и бальзамического уксуса1, который Даган нашел в шкафчике Рокси. Прекрасная закуска.

Стейк из вырезки, на двоих.

... сделать на одного. Дагану нравились стейки, поджаренные на гриле. Для Рокси же у него есть маринованные грибы портабелло3, которые он так же приготовит на гриле. Рокси не ест стейков! Никогда. Даган невольно виноват в этом. Чтобы узнать причину, прочтите "Грехи сердца".

Запеченный батат3.

... не проще ли положить обычный картофель в духовку?
Однако Даган предпочитает сладкий картофель обычному, поскольку он, по большому счету, сладкоежка. Его метаболизм полубога-получеловека сжигает глюкозу с сумасшедшей скоростью, и Даган нуждается в ее пополнении.
Шоколадный мусс со свежей малиной.
Шоколадно-ореховый пирог.
Теплое шоколадное печенье с кусочками карамели и шариками ванильного мороженого.
Теплый яблочный пирог с шариком ванильного мороженого.

... у Дагана возникла небольшая проблема с десертом, который не должен содержать шоколада. В то время как Даг совсем не прочь им полакомиться, Рокси не ест его с детства. И в конце концов Даган остановился на собственном надежном и проверенном рецепте.
Так что же предпочтённая еда говорит о Дагане? Он не создает пробем из ничего, в нем нет драматизма. Он всё делает сам. Предпочитает не полагается на других (следовательно и ужин готовит сам, вместо того, чтобы заказать). Даган не из тех, кто разочаровалсяся в жизни, но он и не везунчик, выигравший в лотерею в годы становления личности.
Открывается дверь... Рокси вошла дерзко и развязано. Даган обрадовался, что ещё не разжег гриль, поскольку, увидев ее, решил, что Рокси – закуска, основное блюдо и десерт. А все остальное может подождать.
- Ева Сильвер



Хотите узнать больше про Дагана? Читайте ниже "Грехи сердца"!!!
_______________
Сноска
1Бальзамический уксус (также называемый «бальзамик») — наиболее изысканный, богатый вкусовыми обертонами и традиционно дорого ценящийся среди пищевых уксусов. Несмотря на название «уксус», по способу приготовления он значительно отличается от других пищевых уксусов.
2 Портобелло – это разновидность шампиньона, довольно крупный гриб, когда его шляпка полностью раскрыта, она достигает в диаметре 15 см. Благодаря полностью раскрытой шляпке, влаги из гриба портобелло испаряется больше, чем из каких-либо других грибов, поэтому структура их плотная и мясистая, а при приготовлении они получаются очень ароматными. Портебелло – самый изысканных вид шампиньонов, который используется во всех европейских кухнях. Портобелло является одним из самых вкусных и легких в приготовлении грибов. Эти грибы солят, маринуют, жарят на гриле и на сковороде, тушат в сметане и соусах, добавляют в салаты, рагу, омлеты и пиццу.
3 Батат (сладкий картофель) В отличие от обычного картофеля батат относится к семейству вьюнковых. Напоминая по вкусу сладковатый подмороженный картофель, он известен также под названием сладкого картофеля. Родиной его, вероятно, являются Перу и Колумбия.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, Natala, Darling, vikulyonok

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:31 #3

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Спасибо моему редактору Таре Парсон чей энтузиазм по поводу этого проекта безграничен. И за то, что позволила увидеть мои работы ее глазами. Моему агенту Карен Солем, которая щедро поделилась со мной своей мудростью и опытом, ответив на все мои бесконечные вопросы, и дала щедрый толчок в правильном направлении.
Всем из «Harlequin Books», кто помогал этой еще маленькой книжке, перепрыгивающей с места на место на своем пути.
Нэнси Фрост, за больше чем десятилетие, проведенное рядом со мной. Мишель Роуен за ленчи, объятия, увлекательные беседы и минуты, проведенные в чтении. Энн Кристофер, Кэролайн Линден, Кристин Кук/Эстор, Лоре Девоти и Салли Маккензи, потому что они делают хорошие вещи еще лучше, а трудные легче, и потому что вместе мы сочиняем больше нового в литературе.
Спасибо моей семье: Дилану – моему свету, Шеридан – моей радости, и Хеннингу– моей вечной любви.
И особая благодарность моим читателям, которые открывают двери и впускают мои истории.
Посвящается памяти Маргарет Шорбах, которая сыпала шутками до самого конца и наслаждалась каждым днем.
[/spoiler][/i]
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:31 #4

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60

«Смотри. Слушай. Оценивай. Проверь и исправь. Меня учил этому отец. Когда я был ребенком, я думал, что "проверить и исправить" – это самое важное. Гнев моего отца по своей природе был физически осязаем, и если я схватывал не достаточно быстро, то вполне мог ощутить его на себе. Если он был в хорошем настроении, мне разрешалось иметь собственное мнение. Если же его настроение было на грани срыва – на острие лезвия – такое право у меня отнималось. Я продолжаю смотреть, слушать, оценивать, проверять и исправлять, но использую эти инструменты, чтобы сформировать обо всём собственное представление, а не следовать напутствиям отца. Это заняло некоторое время. С моим добрым старым папочкой порой просто невыносимо иметь дело».
Даган Крайл.

Глава 1

Спасите меня от бога, который крадет души,
Кто упивается гнилью, и живет на том, что сгнило,
Кто в долгу у темноты, и живет во мраке,
Кого боятся те, что находятся среди безжизненных существ.
Кто он? Он – Сет.
Он – Сутех1.
― Египетская книга мертвых, глава 17

Чикаго, Иллинойc, одиннадцать лет назад


В подвале заброшенного завода в дальнем углу комнаты на грязном матрасе сидела женщина. Запястья и лодыжки её были связаны желтой нейлоновой веревкой. Со склонённой головы на лицо падали темные блестящие локоны. Резкий яркий свет над головой акцентировал внимание на изогнутой линии спины.
Страх заставлял смертных кричать. Дагана Крайла заинтересовало, почему же сейчас этого не происходило. Мужчина передвинулся, чтобы лучше видеть через полудюймовую щель в двери. Небольшая пустая комната без окон. Бетонный пол. Стены из ДСП.
На матрасе пятна. Старые, красно-бурые, темные и густые. Чья-то кровь.
«Не её. Пока нет».
Однако тот, кто оставил девушку здесь, вернется. Так что у нее достаточно причин бояться. Кричать. Женщины ещё и плачут. Но не эта.
Молчание и странное поведение возбудило любопытство Дагана.
Ей не завязали рот. Похититель не побеспокоился об этом либо потому, что поблизости никого нет, либо парню нравилось слушать крики. Только она этого не делала. Не кричала.
Становилось интересно.
Продвигаясь вглубь комнаты, Даган прижал палец к губам – тише – и потянулся назад, чтобы закрыть за собой дверь. Он не был уверен, почему хотел, чтобы женщина молчала. Позволив ей кричать, жнец только заставит похитителя прибежать, что поможет в поисках. Но он хотел на минуту остаться с ней. Всего на минуту. Зачем?
Минуту на что? Вместо ответа, Даган решил послать все вопросы к черту.
Ее глаза распахнулись, затем сузились. Красивые глаза, зеленые с бронзовым отливом, миндалевидной формы. Потрясающий цвет в контрасте с темной кожей и черными ресницами.
Мгновение мужчина видел только глаза свирепой тигрицы. Комната исчезла, и Даган видел только эти глаза. Они проникли внутрь, нашли что-то неведомое ему, что-то, что он считал давно потерянным для себя.
Момент прошел, оставив учащенный пульс и прерывистое дыхание. Даган осознал, что всё это не из-за простого сексуального влечения. Было... что-то еще.
Взгляд мужчины опустился к ее рту – полным губам, сочным и пухлым – и последовал ниже за тонкой серебряной цепочкой, видневшейся под вырезом ее измазанной грязью майки и исчезавшей в пышных округлостях ее груди. Комната напоминала холодильную камеру, и отчетливые очертания ее сосков не оставляли сомнений в том, что ей холодно. Даган не спешил отводить взгляд, не мог не оценить открывшегося вида.
«Я могу согреть и избавить ее от страхов».
Эта не характерная для него мысль имела особую привлекательность.
Грудь девушки вздымалась и опускалась от каждого быстрого вздоха. Даган отвел взгляд, неторопливо осмотрел ее и почувствовал явное беспокойство, когда заметил вещи, которые сразу упустил. Упругую и невероятно гладкую кожу. Без морщин. Линий. Изъянов.
Проклятье! В его обязанности не входило пялиться на ее грудь и соски. Теперь он видел, что это вовсе не женщина. Она едва старше ребенка. Возможно ей около девятнадцати - двадцати.
- Сколько тебе лет?
- Девятнадцать, - девушка нахмурилась, - с половиной.
«С половиной».
Это скрепило соглашение. Молода. Девушка слишком молода для него. Ещё и смертная. Его вообще не волновали смертные. Они слишком... люди. В Потустороннем мире больше чем достаточно женщин-джинов и полубогинь, чтобы выбрать любую из них, если ему захочется удовлетворить свои желания.
Даган слишком поздно отвел взгляд. Девочка точно видела, где блуждал его взгляд.
 - Я достаточно взрослая, чтобы начать драку, - ее голос прозвучал низко и свирепо. - Ты без боя ничего не получишь, белый мальчик.
Даган бросил взгляд на желтые веревки, которыми ее связали.
 - У меня нет привычки связывать любовниц. - Его губы изогнись в медленной улыбке. - Разве что меня об этом попросят.
- Я не попрошу.
Девушка не сводила с него взгляда, поза и выражение её лица напоминали загнанную в угол кошку. Готовую драться. Зубами. Когтями. Чего бы это ни стоило.
«Мужество, упорство и красота».
Даган считал такое сочетание привлекательным.
«Девятнадцать. С половиной…»
- Твою мать! - Он здесь, чтобы забрать темную душу, а не думать о том, как бы переспать с девчонкой. И, чем скорее закончит и уйдет, тем лучше. Даган сжал леденец зубами, откусил кусок конфеты и зажал его коренными зубами.
- Черт, - раздался ее голос, - ну, это все объясняет, ванильная башка.
Даган не очень удивился, но девчонка свое дело сделала. Ее избили, связали и оставили здесь томиться в собственном ужасе, а у нее все еще хватает смелости, чтобы называть его ванильной башкой и белым мальчиком.
Его называли и хуже. И на то были причины.
- Ты с ним заодно? - Несмотря на браваду, в вопросе слышалась предательская дрожь.
Даган достал леденец изо рта, секунду изучал его, затем сунул обратно, и языком отодвинул к щеке. Девушка замерла, только глазами следила за его движениями.
- Под "ним", я так понимаю, ты имеешь в виду своего похитителя. - После резкого кивка, мужчина закончил. - Нет, я не с ним.
Надежда мелькнула в её глазах.
- Ты здесь чтобы освободить меня?
- Освободить тебя?! - Даган чуть не рассмеялся. - Нет. – Если она ищет спасителя, то будет разочарована. Никто не придет. Кроме него. Ей так повезло!
От ответа у девушки побледнели щеки, она вздернула подбородок.
- Ты собираешься меня убить? - Ее глаза сузились. - Если это так, встань в очередь. Я думаю, урод, который меня связал, первым станет заявлять свои права.
«Не сегодня. Я не позволю этому ублюдку к тебе прикоснуться».
В то мгновение, когда эта мысль появилась, мужчина тут же растоптал ее в пыль. Он здесь не ради защиты этой странной и соблазнительной девушки. А чтобы убить и забрать то, что ему нужно – темную душу для силы Сета.
Но не ее душу. Душа девушки была яркой, как ксеноновая газоразрядная лампа2 . Сутех отхаркнет ее как комок шерсти.
- Это не ночь твоей смерти.
- Да ну, реально? - она слегка склонила голову и в дерзкой позе откинула назад одно плечо. Больше бравады. И ни каких слез.
«Интересно».
- Реально? - с сомнением отозвался он. Потом понял, что девушка спрашивает, правду ли он говорит. - Я пришел сюда не за тобой, а за темной душой.
Незнакомка нахмурилась, услышав, зачем он здесь, но не попросила объяснения. Голова у нее занята другими вещами.
- Рада за тебя. Может сначала, поможешь мне с этим маленьким неудобством? - в её голосе звучал сарказм. Дернув своими связанными руками вверх, она развела их насколько позволяла веревка, и вздрогнула, когда та задела ее исцарапанную руку. - У тебя есть нож?
Пока Даган смотрел на красные, воспаленные следы, обвивавшие ее запястья, что-то странное и незнакомое подняло голову и распрямилось глубоко внутри него. Мужчина видел тысячи ран, большинство из них нанес сам. Но вид красивой смуглой кожи, стертой и окровавленной был ... тревожащим. Даган ощутил секундную дезориентацию. У него нет причин беспокоиться о ее боли.
- Нож?! - спросила она. Он услышал слово «сволочь», угадывавшееся в ее тоне. Или может «урод».
- Ножа нет. - Он в нем не нуждался. Тремя шагами Даган сократил расстояние между ними, взял зажатую между губами трубочку от конфеты, засунул ее в карман, затем присел на корточки и поймал веревку в кулак.
С расширенными зрачками девочка ахнула. Каждый мускул ее гладкого тела напрягся. Однако она не отпрянула. Только следила за ним своими невероятными глазами.
В коридоре раздались звуки. Шаги.
- Освободи меня! - прошипела она.
- После. - Даган уже встал и попятился.
- После чего? - Дыхание девушки стало коротким, прерывистым, взгляд метнулся к закрытой двери, а страх явно возрос. Ошеломленный, Даган пытался понять, почему девчонка говорила с ним так чванливо и нахально, но испугалась человека в коридоре. У нее все приоритеты задом наперед.
Еще раз прижав палец к губам Даган призвал ее к молчанию, пока отходил назад к узкому месту между дверным проёмом и стеной. Если девушка умна, то помолчит. А если выдаст, сделает его работу... более грязной.
Стиснув челюсти и сжав пальцы в кулаки, девушка следила за его движениями. Она коротко кивнула, когда дверь со скрипом открылась наполовину. Блондинка в узких джинсах и на шпильках толкнула дверь, полностью открывая ее, и плавно вошла в комнату. Сразу за ней шел высокий мужчина, одетый во все черное, его грязные каштановые волосы свисали до плеч. Одной рукой он крепко сжимал запястье блондинки, другой прижимал длинный охотничий нож к бедру.
Девушка шатаясь поднялась на матрасе и сказала скрипучим голосом.
- Марси! Ты жива! О, слава Богу!
Марси замерла, а парень усилил хватку.
«Похоже ублюдок хотел изнасиловать и убить не одну, а двух девушек. Самовлюбленный».
Отвращение свернуло узлом внутренности Дагана. Он сам далек от идеала, но у него действительно были принципы. Он всегда расплачивался с долгами. Данное слово – закон. Он не лгал. И уж точно никогда не спал с девочками, едва закончившими школу, и не перерезал им после этого глотки.
Марси отбросила волосы с лица и отвела бедро в сторону. У нее было безжалостное выражение, словно она знала счет игры, который ее устраивал. Повернув голову, девушка искоса взглянула на матрац и подругу.
Вот и все. Просто взгляд. Без выражения.
Не ужаса. Не страха. Не сочувствия.
Понимание ситуации глубоко пронзило его острым, ярким шипом, и Даган сузил глаза, увидев вещи в новом свете.
Марси не связана. Не вырывалась из объятий мучителя, а расслабленно стояла рядом. Она держалась уверенно, расправив плечи, с высоко поднятой головой, и совсем не боялась. Лишь слабая улыбка тронула её губы.
«Чтоб мне сдохнуть!»
У ублюдка не две пленницы. Он собирался убить и изнасиловать только одну девушку.
А вторая собиралась ему помочь.




Потусторонний мир. Обитель Сета.


Гайджи стоял на песчаном обрыве и смотрел вниз на очередь из душ, ожидавших, чтобы войти внутрь, молящих о моменте, секунде времени Сета. Они знали его имена: Сетх, Сутех, Сет, Бог хаоса, Бог зла, Бог пустыни, Всемогущий. Другие называли его греческим именем – Тифон3, богом известным своей жестокостью и слепым гневом. Те, кто думали, что знают его, вовсе ничего не знали. Сет никогда не предавался слепой ярости, он куда опаснее: холоден, расчетлив, методичен в своих действиях, его гнев был скорее лезвием, чем дубиной. Он был бизнесменом, который мог разглядеть все под разными углами, предусмотреть все возможные в будущем последствия каждого своего решения.
Очередь из душ была такой длинной, что Гайджи никак не мог увидеть ее конца. Каждый раз, когда первому позволяли войти, десятки других присоединялись к ждущим далеко в конце. Они приходили, чтобы молить о расположении Властелина Хаоса. Некоторые были второстепенными божками, куда ниже Сета по положению и силе, пришедшие чтобы лестью и жульничеством добиться сделки. Некоторые были душами тех, кто не смог найти Полей Иалу4, райской жизни после смерти. Возможно, они совершали темные деяния при жизни. Возможно, они согрешили перед своими создателями. Кто-то не мог пройти сквозь двенадцать врат Осириса5. Другим не хватало платы для Харона6, и их не переправляли через реку Стикс. Подземный мир разделен на аккуратные участки, где каждый бог или полубог властвовал в своем собственном королевстве. Души обязаны играть по правилам, чтобы попасть внутрь.
Однако иногда они даже не знали правил. Поэтому приходили к Сету, самому могущественному лорду Потустороннего мира, чтобы умолять об исключении, или о черном ходе в предпочтительный загробный мир.
У каждого своя история, и каждый из них хотел расположения Сета.
Большинству откажут.
Временами Гайджи задумывался, было ли благом само по себе получать допуск в темное царство Сета, быть может, лучше отправиться блуждать через небытие огненного озера7. Не то чтобы у него есть причины жаловаться. Гайджи никогда не жалел о моменте, когда предстал перед своим хозяином, не сожалел о загробной жизни и власти, которую она ему принесла.
Мужчина повернул голову, поскольку подошел слуга, неся свиток пергамента с написанными именами. Низко поклонившись, он положил список и ушел, не поворачиваясь спиной. Демонстрация уважения. Этого незначительного взаимодействия оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание низов.
Лица обратились к нему, головы запрокинулись. Стоявшие внизу смотрели на него снизу вверх. Некоторые открыли рты, будто хотели что-то крикнуть, затем приняли решение и один за другим захлопнули их.
Мужчина знал, что они видят. Человека среднего роста, крепкого телосложения, лицо, словно маска, искажено гримасой гнева и ярости, бледные губы, маленькие темные глаза, ястребиный нос и широкий лоб. Все это в купе с большим черепом, увенчанным аккуратно стриженым кольцом седых волос. Гайджи при жизни не был красивым человеком, а его загробная жизнь в роли жнеца душ не улучшила этого факта.
Отвернувшись от нескончаемой вереницы посетителей, он вернулся в приемную Сета. Зал представлял собой обширное пространство с бледно-песчаными стенами и высоким потолком. Колонны, расположенные по всей длине комнаты, открывали вид на прекрасные картины: река, ее дельта, плодородная почва, поля, и классические египетские изображения трудящихся рабов. В дальнем конце залы располагался сад с пальмами, цветами лотоса, гладким бассейном, в котором обитали экзотические рыбы из Нила.
Сама комната практически пустовала, за исключением небольших сооружений для сидения в дальнем конце. Стулья были сделаны из прекрасного ливанского дерева, инкрустированные серебром и слоновой костью, туго обтянуты кожей. В уголке отдыха на возвышении стоял единственный стул, искусно вырезанный и украшенный золотом, по праву принадлежавший хозяину Гайджи.
Сегодня Сет решил принять человеческий облик, соединив прекрасные черты трех из его четырех своих сыновей. Это ложь. Бог не походил на человека с золотыми волосами и оливковой кожей, сидящего царственно и расслабленно на своем золотом троне. Сет менял внешность, как другие меняли одежду. Никто не знал его истинной личины, даже Гайджи, который пробыл с ним почти две тысячи человеческих лет.
Хотя Кеметизм8 изображал человека с раздвоенным хвостом, головой собаки с торчащими ушами и мордой муравьеда с длинными, изогнутыми вниз рогами, Гайджи никогда не видел, чтобы хозяин принимал эту форму. Жнец думал, что в истинном облике Сета должно быть что-то более темное и пугающие.
- Кто-то интересный? - спросил Сет, беря кусочек сладкой конфеты, которая лежала на столе по его правую руку.
- Как обычно посланники из других территорий в поисках вашей поддержки. - Соседние боги и полубоги, постоянно сражались за выгодное положение в Потустороннем мире, стараясь скрепить союз с более сильным, отправляя подчиненных приносящих дары. Гайджи посмотрел на список в руке и прочитал несколько имен.
Внимательно слушая, Сет взвешивал каждого.
- Нет, - прерывал он снова и снова. - Нет. - Затем. - Да, у этого есть уши у Аида. Он может получить информацию, которая меня интересует. Перемести его в последний.
И так Сет организовывал визиты, пока Гайджи не пробормотал:
- Абази Абубакар – Глава смертного культа Сетнэхт, предводитель поклонников Сета. Он лишил себя жизни, желая общения с вами.
Сет повернул голову и посмотрел на сидящего справа. Там в полумраке спиной к стене и лицом к комнате сидел Локан, младший сын Сета.
Он был посланником Сета, послом на других территориях. Часто Локан сам стоял в вереницах очередей, ожидая шанса передать слова отца другому божеству. Но не сегодня. Сейчас Локан сидел в тени отца, наблюдая, слушая, изучая.
Хотя Гейджи не осмеливался спросить напрямую, он знал, что в Потустороннем мире задавались вопросом о династической иерархии Сета. Главный вопрос: «Почему младший сын, а не старший является его правой рукой?» Правда была проста. Бог Хаоса предпочитал обучать сына, стремящегося к знаниям, того, кто выбрал эту роль и наслаждался ею. Локан прирожденный политик, истинный сын своего отца.
После легкого кивка Сета Локан подался вперед, опёрся локтями о бедра, и спросил:
- Как Абази Абубакар этого добился?
- Он выбрал шестерых невинных и убил их медленно, одну за другой, церемониальным ножом. С каждой смертью он упивался злом содеянного, позволяя питать свою темную-душу. Затем пел и молился, прося жнеца придти за ним.
- Оригинально, - Локан вновь откинулся в кресле. - А ведь жнецы душ не отвечают на призывы смертных.
- Нет, они этого не делают. И люди не теряют жизнь ради простой беседы. Даже со мной. - В тоне Сета отсутствовало презрение. Он обдумывал информацию. Это его путь: слушать, оценивать, понимать, анализировать причины и последствия. Сет никогда не действовал в спешке. Наконец он спросил:
- А когда никто из жнецов не пришел к Абубакару?..
- Он продолжал просить и молиться, не употребляя пищу и воду, изолировал себя в комнате с мертвыми, пока не умер.
Сет мгновение молчал. Из сада пахло цветами лотоса. Звук воды, мягкий и расслабляющий, струился вниз по каменистому водопаду в искусственный пруд, обстановка казалась обманчиво спокойной.
 Я приму его после посла Аида. Интересно узнать, ради чего человек пожертвовал своей жизнью, и чем эта жертва полезна для меня.
Вот так началась бесконечная процессия. Выбранные души получали аудиенцию. Сет был неизменно вежлив, выслушивая каждую просьбу, но конец всегда оставался неизменным. Бог любезно и мягко объяснял, что, к сожалению, не может оживить их. Это не в его силах. Затем каждому предлагал дар, или подарок. Желают ли они, чтобы их любимая неожиданно обзавелась деньгами, когда останется одна? Чтобы у ребенка появился шанс на образование? Возможно, чтобы стареющие родители утешили себя во время скорби?
Когда посетитель хватал руку, благодаря, Сет качал головой и говорил:
- Я очень рад сделать это для вас. Друзья помогают, заботятся друг о друге. Я сделаю это для вас, и вы станете частью меня. Сет внимательно за ними наблюдал, его золотая красота, мягкий голос и воздух в стальной комнате убаюкивали. Гайджи видел это множество раз прежде.  Я буду держать тебя здесь со мной, мой друг. Прямо здесь. Не отдельно, а близко к себе, так близко, как только можно. Ты хочешь этого?
Посетители нетерпеливо кивали, выказывая согласие.
Сет ждал только этого, их четкого непоколебимого согласия.
Тогда бог приказывал Гайджи написать условия в большую открытую книгу, стоящую на опоре в центре просторной комнаты. Сет очень разборчив, требуя, чтобы каждая деталь записывалась. Бог Хаоса не желал грабить посетителей. Ему нравилось казаться справедливым, это являлось для него важным.
Поэтому Жнец писал аккуратным, разборчивым почерком в книге, которая была обтянута человеческой кожей, обработанной танином и превращенной в обычную обложку. Пергаментные страницы были сделаны из того же материала. Однако эта тайна известна только Гайджи и Сету. Их небольшая общая шутка.
Каждый посетитель в свою очередь вздыхал с облегчением, когда надпись была сделана. Они не добились цели – не воскресли, а остались здесь, – но все же добились чего-то. Казалось, просившие всегда находили какое-то воодушевление в обмене. Возможно, это заставляло их думать, что загробная жизнь в Потустороннем мире не так уж плоха.
Когда Сет протягивал руку, посетители подходили, чтобы пожать ее. Они всегда были так трогательно благодарны. Пока Сет не открывал пасть, распахивающуюся как у змеи, и не проглатывал целиком душу посетителя, делая то, что сказал, сохранял душу так близко, как только мог. Конечно, они никогда не подозревали, что бог хотел сделать их частью себя, питаясь энергией и силой.
Сету больше нравились темные души, снедаемые жадностью и ненавистью, которую перенесли из земной жизни. Они самые вкусные и самые питательные блюда.
Гайджи осталось связаться с миром живых и убедиться, что обещание Сета выполнено. Сет верил в сделку с душой, которую поглощал, лишая всякой надежды на возрождение или будущую жизнь.
Умерла не только душа, забиралось и бессмертие. Для этой души не могло быть загробной жизни, ни неба, ни ада, ни Полей Иалу. Ни Валгаллы9 или любой другой версии нового мира. Ничего. Только ненасытный голод Сета.
Сет давал близким людям поглощенной души всё, что обещал, а, сделав это, обрекал их на абсолютно такую же участь.
В конце концов, контракт есть контракт, и в конце своей жизни и эти люди придут к Сету, когда он позовет.
Локан сидел в углу, смотрел и учился. Только от внимания Гайджи не ускользнуло, что в момент поглощения души у сына на лице читалось выражение отвращения, предположительно у человеческой половины остались какие-то остатки людских эмоций, возможно сочувствие и жалось к этим душам.
Гайджи никогда не осмелится рассказать об этом хозяину. Ему нравилась роль Жнеца душ, а Сет слишком доверял своему помощнику, чтобы тот глупо раскрывал рот, критикуя сына хозяина и рискуя оказаться едой, вместо того, чтобы поставлять ее.
Но Гайджи планировал следить за Локаном. На всякий случай.
Мужчина чувствовал в себе какую-то... ярость... на всех сыновей Сета. Они не понимали дарованного им подарка, чести, силы, красоты. Гайджи, став жнецом душ, получил свое человеческое тело, более выносливое и сильное, но оно никак не могло сравниться с теми дарами, которыми Сет наградил своих сыновей, плоды его чресл. Они одаренные. Избранные. Они влиятельней Гайджи. И за это он их тоже ненавидел.
Наконец Гайджи привел в зал Абази Абубакара. Поведение Сета изменилось. Он стал сдержан, молчалив, не делая ни малейших попыток помочь посетителю чувствовать себя непринужденно.
- Владыка, - Прошептал проситель, бросившись на землю, его пальцы достигали ног Сета, но он не коснулся их – это было выше его сил.
Старик заплакал, плечи его задрожали, и тогда Сет велел:
- Встань, - ему удалось только поднять от пола лицо с выражением фанатической радости.
Сет перевел взгляд на Гайджи, который двинулся вперед, взял мясистыми руками посетителя за плечи и поднял на колени.
- Говори, - призвал Сет, убаюкивающим нежным голосом.
Абази посмотрел на Гайджи, нахмурив брови. Затем вскинул голову и увидел Локана, сидевшего в углу неподвижно как статуя.
Абубакан облизнул губы, выражение его лица стало совершенно растерянным.
- Могу я поговорить с вами наедине?
Гайджи чуть не рассмеялся от неожиданности. Жнец не мог вспомнить такой просьбы за долгие годы самой верной службы Сету.
С выражением сочувствия и сожаления Сет пробормотал.
- Здесь присутствуют мой сын и верный слуга. Они как большой и указательный пальцы моей правой руки. Говори свободно. Знай, они никогда не расскажут того, что услышат. - Он сделал паузу. – Ты же не хочешь, чтобы я оскорбил их честь, отослав прочь? – Эти слова, произнесенные столь любезно, сопровождались ужасающим обещанием того, что оскорбление будет нанесено.
Мужчина побледнел, сглотнул и начал говорить, а когда показал уровень своих знаний, Гайджи сосредоточился, чтобы не выдать удивления. У смертного культа Сетнэхт был план, воплотив который вполне можно добиться успеха.
- А теперь если угодно, Владыка, - сказал Абази тоном, который стал уверенней во время рассказа,  позволь поделиться знаниями о Дочерях Исет10.
Гайджи опять скрыл удивление. Дочери Исет – древние враги Сета, как сама Исида и ее муж Осирис.
- Я доволен, - ответил Сет с небрежным взмахом руки, и откинулся на спинку трона, когда Абази начал говорить.


___________________
Сноска

1. Сет (Сетх, Сутех, Сута, Сети егип. Stẖ) — в древнеегипетской мифологии бог ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти. Первоначально почитался как «защитник солнца-Ра», покровитель царской власти, его имя входило в титулы и имена ряда фараонов. Сет — бог-воин с красными жгучими глазами, единственный из всех, кто способен одолеть во тьме змея Апопа, олицетворяющего мрак и жаждущего поработить Ра в тёмных глубинах подземного Нила. Позже был демонизирован, стал антагонистом в дуалистичной борьбе Хора и Сета, персонификацией мирового зла, сатаной. Также Хор и Сет могут сливаться в единое двухголовое божество Херуифи. Был покровителем далеких стран и чужеземцев.
2. Ксеноновая дуговая лампа — источник искусственного света, в котором светится электрическая дуга в колбе, заполненной ксеноном. Дает яркий белый свет, близкий по спектру к дневному. Лампа состоит из колбы из обычного или кварцевого стекла с вольфрамовыми электродами с каждого конца. Колба вакуммируется и затем заполняется ксеноном. Ксеноновые лампы-вспышки имеют третий поджигающий электрод, опоясывающий колбу.
3. Тифон (Τυφών), в греческой мифологии могущественное чудовище, порожденное Геей; олицетворение огненных сил земли и её испарений с их разрушительными действиями. Позднее Тифон был отожествлен с египетским Сетом, богом Сирокко, смерти, опустошения, солнечного и лунного затмений и других несчастий.
4. Поля Иалу (Field of Reeds др .-егип. поля камыша, поля тростника) в египетской мифологии место вкушения блаженства загробной жизни, "оазис" в Дуате, куда покойный попадает после оправдания на суде Осириса.
5. Врата Осириса - Египтяне верили, что и после смерти их ждут испытания. В «Книге Мертвых» описывается путь души до зала суда Осириса. Требовалось преодолеть Врата Дома Осириса, огненное озеро, чудовищ, злых духов и 14 холмов, чтобы достичь зала суда лишь потом – суровый и окончательный приговор бога Осириса.
6. Харон (C a r w n) - персонаж греческих мифов о мире мертвых (в римском восприятии - гений подземного мира), перевозящий на своем челне души умерших к вратам ада через протекающую в аде подземную реку Стикс (или Ахеронт) за плату в один обол (по погребальному обряду находившийся у покойников под языком, или за щекой). Тех, у кого денег нет, Харон отталкивает веслом; он перевозит также только тех умерших, чьи кости обрели покой в могиле
7. Огненное озеро - кипящие потоки и пропасти, через которые вели узкие мосты сорвавшихся ждала вторичная и окончательная смерть.
8. Кемети́зм — египетское неоязычество, современная (реконструируемая) этнотеистическая, пантеистическая египетская религия. Название происходит от термина «Кемет», буквально переводящегося с древнеегипетского языка «Черная земля», который использовался обитателями берегов Нила в противоположность пустыне. Как и любое неоязыческое движение Кемет изучается в сравнении с исконной религией египтян, являющейся его основой. Эта религия пытается в упрощенной форме возродить ритуалы и философию древнего Египта, но при этом воздерживается от каких-либо нововведений.
9. Валгалла(сканд. valhalla, от др. герм. wal куча убитых, и hall королевский замок). По верованию древних скандинавов рай, куда могли попасть только павшие геройской смертью.
10. Исет ― (Aset - Исида, Исет, Аусет или Осет) в египетской мифологии богиня плодородия, воды и ветра, символ женственности и супружеском верности, богиня мореплавания, дочь Геба и Нут, сестра и супруга Осириса.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:32 #5

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Чикаго, Иллинойс

― Слышишь, Джерри? ― Марси склонила голову набок, ― она счастлива, что я жива. Разве она не милашка?
Рокси Тэм обернулась, слова поразили её, как сильнейший удар, посылающий одну за другой эмоциональные волны. Страх, ужас, проблески осознания.
Марси ― приманка, напарник ― ловушка.
И Рокси повелась на это, как какой-нибудь глупый ребенок из пригорода.
Они хотели убить ее. Марси хотела!
Воздух со свистом вырвался из легких, оставив пустоту, дрожь и слабость.
Девушка открыла рот, но не проронила ни слова. Она должна что-то сказать, сделать. Однако Рокси не успела...
Потому что он убил Марси.
Блондин шагнул из-за двери и пробил рукой грудь Марси. Словно это пустяк. И он уже делал это миллион раз. Раздался резкий щелчок, когда ломались ребра, и короткая, высока нота вопля Марси, прерванная на крещендо. Бесконечную, леденящую долю секунды Марси висела на его руке, словно тряпичная кукла на веревке, пальцы её ног едва касались пола, тело дергалось, кровь струилась из груди.
Рокси отшатнулась, до крови прикусив нижнюю губу и сдерживая крик, который рос в ней, подступая к горлу.
«Не издавай ни звука. Ни звука. Блондин будет наблюдать за тобой, если ты вскрикнешь, он сделает с тобой то же самое».
Сообщник Марси ― она его называла Джерри ― бросился с рычанием на блондина. Тот даже не обернулся. Вытянул свободную руку и отвел ее назад так, что его пальцы сжались на горле ублюдка и удерживали того над землей, пока Джерри подергивал ногами и извивался всем телом, словно червяк.
Нож выпал из руки убийцы и с грохотом упал на пол, вращаясь. Задыхаясь, Рокси смотрела на оружие. Только чтобы заполучить его, девушке придется пройти мимо "кровавой расправы".
«Не думай. Просто двигайся».
Рокси изогнулась, как гусеница, потянувшись за ножом.
Еще один резкий хруст костей. Новые раздробленные ребра. Внимание Рокси вернулось обратно к происходящему ужасу.
Продолжая сжимать правой рукой горло Джерри, левую блондин погрузил в грудь Марси. Она висела, словно поломанная кукла: ее руки болтались, голова поникла.
Откуда-то доносился булькающий и сосущий звук. Рокси замерла, каждый её мускул напрягся, кровь застыла в жилах. Что-то горячее потекло по щекам.
Кровь забарабанила, словно капли дождя.
«О Боже, это кровь!»
Когда он высвободил руку, Марси свалилась на землю.
Мужчина повернулся к Джерри и мягко спросил.
― Скольких до этого?
Джерри хватался за пальцы, душителя. Боролся, дергая ногами, вытягивал носки в попытках дотянуться до пола.
― Скольких, Джерри? ― Блондин кивнул головой на Рокси. ― Скольких девочек ты убил и изнасиловал до этого дня? ― Тон не изменился. Низкий. Вежливый. Словно спрашивал, сколько у Джерри пар обуви.
― Семерых. Удачных было семь, ― прохрипел Джерри. ― И смотрел, как троих убивала Марси. ― Он издал тошнотворный звук, сделал хриплый вдох. ― Считай сам!
― Прекрасно. ― Блондин кивнул, улыбнулся и убил. Удерживая Джерри в подвешенном состоянии, так же как и у Марси, вспорол грудь и вырвал сердце.
Стиснув зубы, Рокси сдерживала крик, потому что чувствовала, если начнет, никогда уже не остановится. Шок, отвращение, ужас ― сковали тело, искажая дыхание, воздух застревал в горле. Рокси преодолевала свой страх все то время, пока похитители держали ее здесь связанную в одиночестве. Она контролировала свой ужас и при появлении блондина, пытаясь решить, какова его роль во всём этом, его подростковая лихая прическа и палочка от конфеты во рту каким-то образом делали парня менее угрожающим.
Говорили об иронии.
Он – самое страшное гребаное приключение, которое Рокси могла себе когда-либо представить.
На полу в луже запекшейся крови лежало два трупа. В проклятом кровавом озере. Мертвые. И их убийца медленно повернул к ней голову.
Сердце бешено колотилось в груди.
Блондин сверкнул на нее взглядом. Серые глаза. Как сумрачная мгла. Холоднее озера Мичиган в январе.
Самые холодные глаза, которые Рокси доводилось видеть.
Внутри пустота. Ничего. Ни проблеска эмоций.
Кожа Рокси горела, волосы на руках встали дыбом. Тишина звенела до тех пор, пока ей начало казаться, что молчание сломает ее.
― Ты их убил. ― «Отлично! Она сама «капитан очевидность!»
― Это моя работа. Я убиваю негодяев. Забираю темные души. ― В словах ни намёка на раскаяние. Ничего. Простая констатация факта.
«Негодяев?»
― Кто ты? ― прошептала Рокси, вопрос сам собой сорвался с губ. ― Ангел смерти?
Это сочетание вызвало у незнакомца едва заметную улыбку.
― Со смертью угадала – да. ― Улыбка стала еще шире. ― С ангелом промашка – нет.
Мужчина поднял руки. В свете лампочки они блестели то влаги и чего-то темного. В каждом кулаке он держал по сердцу. Словно был мясником, разделывавшим свежее мясо.
«О Боже! Если я выживу, то никогда больше не буду, есть стейк. Клянусь своей жизнью».
Девушка заметила, что через плечо мужчины перекинут потертый кожаный мешок, который он открыл и бросил вовнутрь сердца. Затем присел на корточки около тела Марси, и полез в дыру в её груди. Нахмурившись, запустил руку глубже и стал там что-то искать.
Когда вытянул руку, то сжимал... дым, консистенции и цвета нефтяного пятна, текстура одновременно расплывчатая и скользкая. Дымчатая сфера корчилась и обворачивалась вокруг предплечья мужчины, затем снова опускалась, только чтобы ускользнуть подальше от кожи и подняться выше, и выше, пока не повисла над плечом, как раздутый черный шар, привязанный тонкой нитью, такой яркой, что смотреть на нее было больно.
Рокси отшатнулась к стене, желая раствориться в бетонном блоке, как вода в песке. Она так сильно дрожала, что снова и снова ударялась о стену.
Мужчина взглянул на нее, выражение лица безжалостное и беспристрастное. Так ужасающе.
Рокси назвала его стручком ванили. Обозвала гребаное чудовище, стручком ванили!
― Прекрати, ― сказал он.
Только в эту секунду Рокси осознала, что каждый раз, когда выдыхала, издавала пронзительный скулящий звук.
― Прекрати! Сейчас же! ― Тон прозвучал крайне твердо.
Она так и поступила. Так быстро захлопнула рот, что зубы клацнули, причиняя боль.
― Спасибо. ― Мягко. Вежливо.
Она прошептала:
― Пожалуйста, ― и как только слова слетели с губ, Рокси поняла, насколько они нелепы. Против её воли и вопреки всякому здравому смыслу у неё вырвался смех. Слишком громкий и дикий с отчетливым перезвоном истерики.
«Держись, сестренка. Только не сбренди сейчас».
Проигнорировав ее вспышку, мужчина повернулся к телам, перейдя к трупу Джерри, засунул руку в растерзанную грудь. Снова масляный дым заклубился над его предплечьем и образовал второй черный шар, который скользнул вверх к первому, извлеченному из Марси.
Все инстинкты Рокси кричали о побеге. Нужно уносить ноги, пока он занят другим делом. Однако инстинкт и реальное осознание ее ограниченных возможностей не соответствовали друг другу. Ее взгляд еще раз метнулся к ножу, приземлившемуся в углу, и Рокси начала крутиться и извиваться, внезапно полностью сфокусировавшись на блестящем лезвии. Ее попытки лишь привлекали его ненужное внимание.
Мужчина посмотрел на Рокси ледяными глазами.
― Ты дрожишь.
«Дайте парню приз».
Блондин поднялся и шагнул к ней, нелепые шары извивались над ним, как толстые слизняки.
Девушка задрожала еще сильнее. И ее бесило то, что тело не слушалось команд мозга. Она не труслива. Она выросла в Роджерс Парк и видела все виды дерьма, которое казалось огромным и мерзким. Дерьмо, которое Рокси умело избегала. Но в сравнении с только что увиденным все казалось ничтожным.
Рокси парализовал страх, когда мужчина приблизился, встал рядом и стал рассматривать её. Как при изучении строения лягушки в десятом классе, разрезанной и открытой. Это было интересно в ужасном, смертельном, зловонном смысле. Часть ее чувствовала отвращение, но большая часть хотела испачкать руки и выяснить, как там всё работало.
В данную секунду Рокси чувствовала родственную связь с этой лягушкой.
Позади блондина, две дымчатые сферы качнулись и опустились на блестящих привязях. Один шар упал и отпрыгнул к ее руке, леденяще-холодный. Перестав дышать, девушка отдернула руку.
― Ты их видишь. ― Утверждение, не вопрос. Он удивлен. На его лице от эмоций не дрогнул ни один мускул, а глаза оставались пустыми и холодными, но девушка знала, что он удивлен.
«Солгать? Сказать правду?» Рокси сказала бы все что угодно, лишь бы он оставил ее в живых, но что-то подсказывало, что правда лучше поможет.
― Да. ― Больше вздох, чем сформированное слово.
― Ты знаешь, что это?
― Нет.
«Возможно, что-то темное. Зловещее. Если это находилось внутри двух убийц, которых так же убили. Что он говорил ранее? Он пришел сюда за темными душами. Чем были слизистые шары? Темными душами?
Была ли и ее душа магматической и маслянистой?»

После всего, что она сделала, или не сделала, последствия решений – выборов, которые косвенно привели её сюда, Рокси думала, что это возможно. То, что она сделала... разве не превратило в чудовище и ее?
Конечно, девушка чувствовала себя такой же. Рианна. Ее сводная сестра. Даже имя причиняло боль. Так что Рокси заперла воспоминание в темном уголке разума и сжала пересохшие губы. Это не помогло. Девушка так сильно дрожала, что зубы стучали, как отбойный молоток.
События последних двух дней догоняли очень быстро.
― Она не твоя подруга. Ты это знаешь?
От ужаса в животе всё похолодело. «Он знал! О Рианне! Откуда?»
Затем мужчина взглянула на тела, и Рокси поняла, что разговор о Марси, это о ней он говорил.
― Да. ― Теперь девушка знала, хоть раньше и последовала за ней, как ягненок на убой.
― Как тебя зовут?
Рокси попыталась сосредоточиться на вопросе. «Холодно, так холодно».
― А тт-те-бя? ― выпалила она, но стук зубов заглушил вопрос.
― Даган Крайл. ― Ожидая мужчина, склонил голову набок.
Она упрямо молчала.
Даган пожал плечами, присел на корточки и взял ее связанные запястья. Рокси отпрянула от окровавленных рук. Нетерпеливо мужчина вытер их о джинсы, оставляя длинные темные пятна на ткани, которая туго обтянула мускулистые бедра.
― Замри. ― Затем разорвал веревку.
Разорвал. Без ножа. Голыми руками. Нейлоновую веревку толщиной едва ли не больше дюйма, а Даган разорвал, словно ее не существовало.
Над ними танцевали и вились скользкие темные души. Желчь подступила к горлу, жаля заднюю часть языка. Борясь с этим, Рокси глубоко впилась ногтями в ладони и выпрямилась, стараясь контролировать себя.
Мужчина был осторожен, не позволяя светящимся нитям, которые он держал правой рукой, прикоснуться к ее коже. Но совсем не обращал внимания на остатки крови на пальцах, оставляя следы на ее руках.
«Чудовище. Убийца.
Кровь и темная душа Марси.
Теперь Марси мертва. Мертва. Мертва. Мертва».

Если бы Даган Крайл не появился и этого не сделал, то мертвой бы сейчас была Рокси.
Должна ли она чувствовать себя виноватой, что осталась жива?
Рокси не чувствовала. Наоборот радовалась, что её не убили. Отчаянно довольна. Безумно благодарна. Возможно это всё усталость и страх.
Когда Даган развязывал путы, девушка заметила глубокую царапину на запястье мужчины. Кто-то из убитых: Марси или Джерри, боролись достаточно сильно, чтобы ранить его. Их кровь смешалась.
Рука Дагана кровоточила. Девушка подумала, что это важно, хоть и не знала почему. Ее охватила дрожь, всё вокруг стало размытым. Рокси провела больше двадцати четырех часов без еды, воды и сна.
Мужчина снова потер руки о бедра. Затем порылся в кармане и что-то вытащил. Рокси взглянула на предмет в его руке и почувствовала, как мир наклонился и перевернулся. Чупа-чупс. Даган протягивал ей желтый чупа-чупс.
― Сахар, ― сказал он. ― Тебе это необходимо.
Смутно Рокси понимала его правоту. Однако подумала, что что-то тут не так.
― Не м-м-могу... ― принять конфету от незнакомца.
Казалось, Даган не собирался болтать. Аккуратно снял обертку, сложил квадратиком и, засунув в карман, приказал:
― Открой рот.
Она так и поступила. Может это глупо. Или возможно это самая умная вещь, которую она когда-либо делала. Так думала Рокси, а мгновение спустя через нее прокатилась первая волна сладкого вкуса. Даган качнулся на пятках и, сняв потертую кожаную куртку, накинул ей на плечи. Стало тепло. Восхитительно тепло, до наворачивающихся на глаза слез. От благодарности Рокси хотелось разрыдаться.
Прямо после того, как на всякий случай достанет нож.
Мужчина молча наблюдал за ней, к тому моменту, как конфета наполовину исчезла, девушку уже не так трясло, и Рокси могла ясно мыслить.
Все это безумие. Сидеть в комнате превращенной в бойню и есть чупа-чупс.
― Думаю, я прыгнула в кроличью нору головой вниз.
Снова легкая улыбка.
― Ты так думаешь?
Сердце ударилось о ребра. Девушка не могла отвести взгляда от его лица. Какая-то её часть этого не хотела. Если бы она отвела взгляд, то не увидела бы, как он надвигался на неё. У Рокси не оставалось никакой надежды на побег из этого ада.
Проклятье, ей не на что надеяться. Девушка видела, как быстро мужчина приближается. Нечеловечески быстро, руки мелькали, как в тумане. Однако её не покидала уверенность, что если удержать его взгляд, то она останется жива.
«На самом деле глупо».
Потянувшись, мужчина поймал ее правую руку и потащил вперед. Слабое сопротивление Рокси не возымело никакого эффекта. Прикосновение твердое, теплая кожа. Девушку очень обеспокоило их прикосновение – кожа к коже. Покрутив ладони, Даган осмотрел раны на её запястьях и руках.
Все это время Рокси дрожала, как осиновый лист, хотя парень не сделал ни одного угрожающего движения. Только он говорил, что пришел сюда не освободить ее, а теперь сделал именно это. Завернул в куртку, угостил конфетой. Она не любила противоречий. Кроме того, взгляд скользнул к телам на полу, она не в восторге от методов его работы.
Медленно мужчина поднял голову, светлые как солнце волосы скользнули по щеке.
― Заживет.
«Он пытается успокоить ее?»
Рокси боролась с желанием маниакально рассмеяться. Закричать. Вместо этого посмотрела на него и кивнула. Или, во всяком случае, попыталась. Девушка все еще дрожала, поэтому движения не были плавными.
«Все заживет. Она в порядке. Жива. Благодаря Дагану. Благодаря мужчине, который голыми руками разорвал тела двух людей и вытащил ЭТО. Их души?»
― Я разорву тебя, если попытаешься это со мной сделать. ― Безусловно, парень оказался прав насечет сахара. Глюкоза дала новый импульс. Теперь слова ясные, язык и губы повиновались ей.
― Можешь убрать коготки. Если бы я хотел причинить тебе боль, то уже сделал бы это.
«Абсолютная правда».
― Почему ты мне помогаешь? ― прошептала Рокси.
Мужчина моргнул, поразив ее бесконечным взглядом. Затем пожал плечами.
― У меня нет никаких гребаных ответов.
Было странно и утешительно слышать это.
― Хорошо бы знать.
Наконец, на загорелой коже Дагана сверкнула настоящая белозубая улыбка с ямочкой на левой щеке. Свет от лампочки обрисовал мужчину золотом и бронзой.
У девушки перехватило дыхание, затем, резко выдохнув, она осознала, что на самом деле до этого момента и не рассмотрела его. Но, изучив сейчас, поняла, что парень не должен так выглядеть. Он кто-то типа дьявола, а выглядит как человек. Точнее улыбающийся мужчина. Старше ее, около тридцати. Светлые волосы до плеч, густые и волнистые, были стянуты на затылке, а несколько прядей свободно обрамляли лицо с точеными чертами и резкими скулами. Сильная, квадратная челюсть, усеянная темно-золотой щетиной.
Красивый, все черты резкие, а не смазливые.
Такая внешность делала все еще хуже.
«Красивое чудовище, вырывающие сердца без тени эмоций».
Монстр, спасший ей жизнь. Тот, кто освободил и осмотрел раны с серьезным беспокойством. Завернул в свою неправдоподобно теплую куртку, накормил чупа-чупсом с лимонным вкусом.
Рокси замерла, едва осмеливаясь дышать, когда мужчина наклонил голову и разорвал веревку на ее лодыжках. В ту же секунду, едва оказавшись свободной, девушка неловко кинулась вдоль стены, пытаясь удрать. Покалывающие, онемевшие конечности отказывались двигаться. Рокси далеко не ушла. Широкая металлическая труба, торчавшая из стены, остановила ее на месте.
Даган последовал за ней.
― Расслабься. Мы выяснили, что я не собираюсь убивать тебя сегодня вечером.
Это успокаивало! Значит, сегодня он не собирается ее убивать.
― Неужели?! Как насчет завтра? Или на следующей неделе? ― Она не могла не замечать трупы. Сегодня он пришел убить их. Марси и ее подельника. Почему их, а не ее?
― Ты убиваешь только... убийц? ― Это единственно возможное объяснение.
Выражение лица мужчины стало холодным и бесстрастным.
― Не только.
― Детей? Маленьких пушистых животных? ― Голос дрогнул.
На секунду Рокси показалось, что она зашла слишком далеко. Выражение его лица вновь стало бесстрастным.
Взгляд Дагана опустился на губы. Сердце гулко грохотало.
«Он собирался ее поцеловать?»
Рокси действительно, стопроцентно чертовски сумасшедшая, потому что тоже частично этого хотела.
Затем Даган улыбнулся – одними лишь губами, не глазами – и сказал:
― Ты никогда не попадала в беду из-за длинного языка?
«Чаще чем призналась бы».
Вечность сжалась примерно до трех секунд. Затем мужчина отвернулся, сжав зубы, сосредоточил взгляд на дальней стене. Рокси не смела пошевелиться. Не осмеливалась дышать.
Не знала, куда смотреть. Не на него. Он только усиливал её замешательство до предела. Да и не уверенная, что снова хочет смотреть на тела. Верный путь потерять обретенный контроль.
Замешательство, надежда, благодарность смешались в какое-то булькающее рагу. Поскольку она обязана ему жизнью.
Вопрос в том, что он потребует взамен?
― Никто ничего не делает просто так, ― пробормотала Рокси.
Темные души опускались и покачивались над ними, на мгновение закрыв свет от лампочки и погрузив ее в тень.
«Это – то, чего он хотел? Темную душу? Нет. Потому что, если он это сделал, то зачем тогда притворяться милым?»
Внезапно осознание происходящего в один момент обрушилось на нее. Все, услышанное и увиденное. Невозможные вещи. Рокси покачала головой, от подступившего шока.
― Ты... ― девушка не могла озвучить то, о чем подумала. О чем размышляла. Лишь знала, что видела, и что этого нормальный человек сделать не мог. Рокси сглотнула и выдавила из себя вопрос. ― Ты не человек?
Он изучал ее сосредоточенно и настойчиво.
― Нет.
«Не задавай вопросов, если не хочешь знать ответ».
Рокси сглотнула.
― Кто ты?
Мужчина засмеялся греховным темным смехом.
― Нечто совсем другое.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling, vikulyonok

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:33 #6

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
У тебя есть кровь, О Исида
У тебя есть сила, О Исида.
У тебя есть магия, О Исида.
Египетская Книга Мертвых, глава 156


Настоящее время, Амари́лло, штат Техас
Немногое можно было рассмотреть в луче лунного света, который прорезался сквозь щель в пыльных занавесках. Пурпурно-коричневый ковер с восточным орнаментом1. Коричнево-фиолетовые обои на стенах. Низкий подвесной потолок.
Рокси Тэм остановилась в дверном проеме комнаты номер девять в придорожном баре-отеле «Ти Пи Инн» и оглянулась назад, осматривая пустую стоянку для машин. Если кто-то и видел ее, то, скорее всего, принял за проститутку. Со стороны девушка выглядела именно так. Её карамельно-сливочная кожа была слишком неестественного оттенка от воздействия автозагара, глаза подведены черным карандашом и яркими зелеными тенями, гладкие, темные локоны свободно ниспадали на плечи. Юбка едва прикрывала попку.
Не ее обычный стиль, но ничего не поделаешь надо приспосабливаться.
В дальнем углу парковки желтая неоновая вывеска оповещала о наличии свободных номеров, а сразу под ней было написано черными буквами: «10 долларов. ЗА ВСЮ НОЧЬ».
Какое заманчивое предложение.
Девушка пристально всмотрелась в темноту. Ничто не шевелилось. Даже от ветра.
Войдя в комнату, Рокси осторожно закрыла дверь. В воздухе стоял запах сигаретного табака, лавандового освежителя воздуха и слабый аромат мочи. Дверь в туалет была широко открыта, и если бы девушка не знала наверняка, предположила бы, что Фрэнк Марин никуда не исчезал.
На мгновение запахи вызвали арктический взрыв дерьмовых воспоминаний. Сколько обшарпанных мотельных номеров было для нее домом в первые пять лет жизни?
У окна стоял комод, туалетный столик с лампой без абажура и двухместная кровать, придвинутая к самой стене. Под тонкой потрепанной простыней лежал храпящий комок, но нигде не было признаков малышки.
«Проклятье, черт возьми!»
Подойдя к кровати, Рокси сомкнула руки на горле Марина достаточно сильно, перекрыв дыхание: «Проснись и пой, солнце». Он проснулся, слегка подергиваясь и издавая сдавленное карканье, его руки взметнулись вверх, чтобы сомкнуться на ее запястьях. Рокси почувствовала низкое жужжащее психическое напряжение. Итак, у Марина в крови было что-то сверхъестественное. Ей стало интересно, знал ли он об этом.
― Где ребенок, мешок дерьма? ― спросила она тихо и вежливо.
Он прохрипел и схватил посильнее, но Рокси с легкостью держала его, будучи сильнее любого смертного. Побочный эффект того, во что она превратилась тем далеким вечером, когда похититель душ спас ее несчастный зад.
― Ребенок?! ― Рокси ждала, ослабив хватку настолько, чтобы мужчина мог говорить.
― Чулан, ― прохрипел тот, округлив глаза и метнув взгляд к стене.
Рокси включила лампу, 60 ватт желтого света осветили черты Фрэнка Марина. Он был похож на хорька с редеющими черными волосами, тонким заостренным носом и близко посаженными глазами. Под левым вытатуированы три слезинки.
― Ты когда-то мотал срок в Австралии, Фрэнк? ― Рокси уже знала ответ, поскольку изучала своих жертв перед охотой.
― Семь лет.
Отвращение возросло. Для большинства заключенных число слез означало количество убитых ими людей. Для других потерю близких. Только в австралийских тюрьмах это принудительное тату заключенных педофилов.
― Ты получил эти татуировки в Австралии?
Фрэнк Марин молчал.
Что красноречивей ответа. Рокси сняла наручники со своего ремня, обвила цепью изголовье кровати и защелкнула их на его запястьях. Безопасность прежде всего. Она вряд ли смогла бы быть полезной ребенку в чулане, подстрели её Марин в спину. Вероятнее всего, ее не убить пулей. Но будет неудобно и неприятно.
Перемещая вес на руку у горла Марина и глубоко впиваясь в него пальцами, Рокси запустила свободную руку под вторую подушку и достала пистолет. Мужчина сопротивлялся, это причиняло ей лишь небольшое неудобство. Она надавила немного сильнее, и он замер.
Рокси отпустила горло преступника и отступила. Марин ругался и рычал, но наручники сдерживали его.
― Заткнись! ― Рокси улыбнулась и нацелила пистолет на его достоинство.
Челюсть захлопнулась с угрожающей силой. Наверное, дышать ему нравилось больше.
― Итак, что у нас здесь? ― Девушка взглянула на пистолет. ― Х-м-м ... полуавтомат.
Лично она предпочитала ножи, ей больше нравился личный контакт с жертвой, но в ее деле стоило знать, какое оружие любит враг. Так что она знала порядок: извлечь обойму. Убрать патроны. Потянуть рычажок и включить предохранитель. Зрительно убедиться, что патронник пуст. Она швырнула обойму на пол в одном направлении, а пустой пистолет в другом. Затем резко распахнула ящик прикроватного столика. Пусто! У этого болвана даже нет страховки.
Марин вскочил снова ругаясь.
Потянувшись к поясу, Рокси достала нож и повернула так, что на клинок упал свет.
И это привлекло внимание Фрэнка, проклятия мгновенно оборвались.
― Спокойно, прохрипел он. Эй ... ну... легче. Ты же не хочешь причинить мне вред...
― Ну, легче? Это напоминает: "П-р-р, девочка?" Я не лошадь. ― Она подняла нож и кончиком дотронулась до его кадыка. ― Что касается моего желания причинить тебе вред... да... ― она достаточно сильно нажала на кожу, та подалась с едва слышным хлопком, как проколотая виноградина, ― в действительности, да. Я в самом деле хочу сделать тебе больно.
― У меня есть информация...
Рокси чуть глубже вонзила острие, эффектно оборвав попытку договориться.
― Веди себя тихо и спокойно, Марин. Если ты помолчишь в данный момент, то останешься жив. Заговоришь, когда я велю, и не раньше. Если захочу что-то услышать, дам тебе знать. ― Она смотрела, как струйка крови змейкой стекает по бледной коже, ощущая нестерпимое желание протянуть руку и поймать ее пальцем, или еще лучше языком. С ее последнего кормления прошло слишком много времени. Наконец Рокси подняла на него взгляд. ― Кивни, чтобы я знала, что ты понял.
Он слабо кивнул, потому что пошевелись он сильнее, и она перережет ему горло.
Единственными звуками в комнате были резкий скрежет дыхания Марина и мягкий звук металла, полоснувшего по ткани, когда Рокси вонзила кончик лезвия в подушку.
Она ловко разрезала ее пополам на длинные широкие полосы и убрала нож. Схватив голову пленника, рванула её назад, скатала часть наволочки в шар и запихнула ему в рот, а вторым лоскутом закрепила кляп на мете.
― Сиди смирно!
Если бы он выполнял ее инструкции еще лучше, попросту отрастил бы хвост!
Подойдя к чулану, Рокси рывком распахнула дверь и нашла девочку свернувшейся калачиком под одеялом цвета зеленых соплей, которое Марин, скорей всего, вытащил из кровати. Наверное, это единственная достойная вещь, которую похититель сделал за последнее десятилетие. Хотя, возможно, он просто побоялся повредить товар.
Глаза ребенка были закрыты, грудь трепетала, когда девочка пыталась дышать через кляп. По крайне мере малышка дышала, это главное, в чём Рокси была заинтересована. Она не хотела возвращаться с хладным маленьким телом.
«Была там. Сделала это».
Одна из причин, почему Рокси избегала дел, в которые были вовлечены дети. Фактически сегодня работа напрямую не связана с ребенком, скорее с получением информации. Всё дело в выполнении приказов.
Инструкции довольно просты. Убит один из жнецов душ Сета. Ее задача собрать информацию, чтобы убедиться, что мертвый жнец останется мертвым.
Нелегкая задача, поскольку Рокси не имела понятия, как живой ребенок связан с мертвым жнецом. Каллиопа Кейн – ее непосредственная начальница из Стражей Исет сказала, что необходима только информация. Ничего удивительного. Дочери Исет совсем немногословны, они говорят лишь о значимых и существенных деталях. Прошло примерно десятилетие, а Рокси так и не дослужилась выше простого рядового солдата, Стражи считали, что ей не нужно знать лишнего.
Обычно, это ей ничуть не мешало. Но в последнее время появилось чувство, словно что-то происходило. Что-то за гранью обычного. И незнание, что же это за чертова штука такая, начинало ее изводить.
Плюс ко всему, в этом деле ее что-то беспокоило. Каллиопа не вела себя как-то по-другому, и не было повода засомневаться в её словах, но Рокси нутром чувствовала, что девчонка куда важнее, чем призналась наставница, она не простая случайность. Рокси задавалась вопросом, почему так важно скрыть этот факт.
Открытая дверь чулана закрывала Марину обзор. Рокси села на корточки и вытащила ингалятор из кармана. Вытянула кляп и дотронулась до руки девочки.
― Дана, проснись!
Ребенок повернул голову, но глаз не открыл. Рокси одной рукой обняла тонкие плечи и подняла девочку, достаточно встряхнув, чтобы разбудить.
― Живее! Не заставляй меня об этом пожалеть, ― не заставляй меня смотреть в лицо твоей матери и говорить, что тебя больше нет.
Дана открыла глаза. Глубокие, синие с оттенком фиолетового, затуманенные ото сна. Её взгляд был рассеян. Каждая линия тела и короткое хриплое дыхание говорили о страхе и напряжении, которое привело Рокси в замешательство. Она почти не имела опыта работы с детьми. У нее самой почти отняли детство, так что помощи от личного опыта ждать не стоило.
Или…возможно стоило?
«― Как тебя зовут?
― Рокси Тэм?
― Где ты живешь, Рокси?»

Она помнила низкий, спокойный и добрый голос. Они сидели в небольшой и очень ярко освещённой комнате, где находилось два стула и стол. Мужчина был темнокожим с черными глазами, одетый во всё синее. Он предложил ей содовую и шоколадное вафельное печенье. Несмотря на его доброту, Рокси по сей день ненавидит шоколад.
«― Теперь ты в безопасности, Рокси. Никто не сделает тебе больно.
Бинго!!!»

― Дана, теперь ты в безопасности. Никто, слышишь, никто не собирается причинять тебе боль. ― Она вытащила слова из трясины воспоминаний, изменив их немного в соответствии с обстоятельствами. ― Я собираюсь отвести тебя к маме.
Ее саму никто не обещал отвести к маме, потому что таковой не было. Она это пережила.
Секунды ускользали, и Рокси снова начала искать слова, когда Дана потянулась за ингалятором. Ее ледяные пальцы коснулись Рокси. Девочка знала, как им пользоваться, встряхнула ингалятор и глубоко вдохнула. Затем вернулась в угол. Казалось доверие, которое Рокси завоевала, испарилась подобно туману под полуденным солнцем.
Рокси отошла назад, прикрыв за собой дверь, и посмотрела на Марина. Он молча сидел именно там, где она его оставила, даже не пытаясь простонать в кляп. Скорей всего, он поверил, что Рокси выполнит угрозу.
«Дайте слизняку золотую звезду».
Медленным, не представляющим угроз движением Рокси повернулась к малышке, засунула руку в карман и достала небольшую мягкую игрушку. Кошка – потертая, но любимая.
― Твоя мама передала, чтобы составить тебе компанию, пока ты не вернешься домой, и сказала, что его зовут Флопси.
― Не его, ― прошептала Дана. Потянулась, затем отступила, потом, наконец, взяла кота и крепко прижала к груди. ― Её.
― Хорошо. Её, ― мягко согласилась Рокси. ― Дана, ты не посидишь здесь минуточку. Я ненадолго снова закрою дверь...
― Нет!!!
― Все будет хорошо. У тебя есть Флопси.
Дана выглядела неуверенной.
Скрипнула кровать, когда Марин передвинулся. Дана от страха закатила глаза.
Рокси неспешно потянулась и открыла маленький черный рюкзак, перекинутый через плечо, достала iPod, присоединенный к шумоизолирующим наушникам. Она никто, если не подготовлена. Рокси заставила мать Даны загрузить любимые песенки ребенка, ожидая именно такой ситуации. Есть вещи, которые нужно сказать мистеру Марину... и Рокси определенно не хотела, чтобы Дана это слышала.
Девочка наблюдала за ней, затем опустила взгляд на ярко-розовый iPod, на задней крышке которого был наклеен белый кот. Затем вновь подняла глаза на Рокси.
― Это передала твоя мама. ― Рокси протянула руку и осторожно вставила наушники Дане в уши.
Глаза девочки округлились, когда Рокси установила нормальную громкость и нажала «пуск». Рокси сняла один наушник. Сзади она услышала резкое прерывистое дыхание Марина и скрип кровати, когда тот пошевелился. Девушка решила, что Фрэнк, вероятно, почти потерял терпение.
― Твоя мама сказала, что ты любишь песню из мультфильма об Отважном паровозике2. ― Девочка заколебалась, затем молча кивнула. Рокси листала плэй-лист, пока не нашла необходимую песню. Когда она нажала «пуск», Дана выдохнула. Ее плечи опустились. ― Я хочу, чтобы ты... м-м-м... спела Флопси, ― сказала Рокси, ― так чтобы она не боялась. Дана, пой вместе с музыкой громко и красиво. Мне просто нужно, ― она взглянула через плечо на Марина. С этого угла девушка могла видеть только его ноги. ― Мне нужно связать пару «свободных концов», затем мы найдем твою маму. Хорошо?
Девчонка все еще осторожно наблюдала за Рокси с восхищенным выражением лица. Её бледно-голубые глаза от страха были очень большими.
«Дерьмо».
На секунду Рокси засомневалась, но не видела другого пути. Оставить ребенка в помещении лучше, чем сделать ее свидетелям того, что должно произойти. Запереть малышку одну в машине пока она вернется в номер, чтобы сделать что должна, тоже не вариант.
― Пой, Дана. Если ты споешь, Флопси не будет страшно.
Она прижала наушник назад к уху Даны, послала ей, как она надеялась, обнадеживающую улыбку – а как вообще нужно улыбаться шестилетним детям? ― и увеличила громкость, пока не убедилась, что звук заглушит окружающий шум.
Выпрямившись, Рокси изучила дверь чулана. Она подумала, что ребенок уже достаточно напуган, поэтому вместо того, чтобы захлопнуть дверь, просто изменила угол обзора к кровати и оставила её приоткрытой на пару дюймов, чтобы впустить свет. Наконец девушка отошла. Последовало секундное молчание, затем донёсся слабый голос:
― Делай безумные движения со мной!..
Рокси повернулась к кровати и взглянула на Марина, который настороженно следил за ней. Она, сократив расстояние, схватила его за волосы и выдернула кляп.
― Ой! ― он потер затылок. ― Ты оторвала мой проклятый скальп!
― Сейчас заплачу! ― Она отбросила кляп в сторону и достала свой нож, подбросив его в воздух и поймав за самый конец рукоятки. Голова Марина вертелась туда-сюда. Вверх, вниз.
― Итак, что теперь? Собираешься меня убить? ― Он пытался казаться дерзким, но закончил чем-то средним между писком и хныканьем.
― Я чертовски хочу тебя убить, ― сказала Рокси низко и свирепо. Она придвинулась ближе и встретилась с ним взглядом. ― Ты украл ребенка. Маленького ребенка. И собирался продать ее. ― Она медленно вдохнула, подавив эмоции. Марин не моргал. Скорей всего она произвела впечатление. ― Итак, я готова позволить тебе говорить. Дашь мне полезную информацию и получишь шанс жить. ― Она сделала паузу. ― Возможно.
Марин отчаянно кивнул, его внимание сфокусировалось на ноже.
― Что угодно! Да! Только спроси!
Как будто ей нужно было его разрешение. Задрав вверх рукав, Рокси обнажила предплечье и повернулась, чтобы была видна метка. Врезанный в кожу Анк3 с крыльями и рожками, произведение искусства – точная копия кулона висевшего у нее на шее. Это не татуировка. Изображение вросло в плоть, и потребовалось много времени, чтобы поместить его туда. Рокси раз за разом позволяла ему заживать, потом снова и снова вырезала, пока Анк не стал идеальным. Темная метка, причисляющая её к Дочерям Исет – древней линии бессмертных, которые находятся среди людей охраняя, сопровождая и направляя. И когда потребуется, сражаясь за человечество. Расположение знака на ее предплечье говорило тем, кто понимал важность метки, что она причислена к Стражам, стражам среди своего вида.
Фрэнк Марин этого не понимал.
― Ты видел такой знак раньше, не так ли? На груди мужчины, только он был вверх ногами. Не вырезанный, как мой, а татуированный черными чернилами. ― Она знала это, но не более. И девушка нуждалась в ответах, потому что время истекало. В Потустороннем мире ползли слухи, что есть такие, кто хочет воскресить мертвого жнеца. Разговор шел о том, чтобы открыть сундук Пандоры, это будет больше похоже на атаку змей на борту самолета.
В Потустороннем мире каждый хотел свою часть пирога. Осирис. Аид. Плутон4. Сет – главный бог хаоса и зла, а также множество мелких богов, полубогов и джинов, вокруг которых сосредотачивались крупные и малочисленные религии. Это место было разделено аккуратно и тщательно, точно так же, как преступные синдикаты Верхнего мира размечали территорию в человеческих городах.
Однако союзы были слабыми, баланс определялся местными непостоянными существами. Лишь немного наклони шкалу, и перемирие длиною в шесть тысяч лет может закончиться.
На прошлой неделе кто-то решил попытаться перевесить чашу весов.
И убил жнеца душ.
Казалось, каждый из Инфантерии Верхнего мира пытался узнать хотя бы слово, и Рокси была уверена, что Потусторонний мир гудел еще больше. Конечно, единственный способ узнать наверняка – попасть туда, а это возможно только мёртвым.
Суть в том, что смертные не получали пропуска вниз, а сильные боги и полубоги не могли подняться наверх. Только горстка существ могла перемещаться между Верхним и Потусторонним мирами.
Она не одна из них.
Но жнецы могли. Они по желанию могли переходить из одного мира в другой. Именно поэтому вся система работала не совсем правильно.
― Если жнец мертв, то его душа попала в Потусторонний мир, ― сказала Рокси Каллиопе вчера вечером, удивляясь, почему очевидное не является таковым для наставницы из Стражей Исет. ― Почему Сету просто не спросить его, кто убийца?
― Жнец душ мертв, но его душа не попадала в Потусторонний мир. Мы проверили все обители. Подвергнув сомнению слова каждого бога и полубога. Жнеца там нет, и в Верхнем мире тоже. Он будто канул в небытие.
Эти новости совсем не обнадеживали.
― Как такое вообще возможно?
Каллиопа покачала головой и развела руками.
― Если бы я знала, то ответила бы на все вопросы. Но это твоя задача найти ответы. Мы подозреваем, что если один из фаворитов или союзников Сета найдет останки первым, то они закончат церемонию воскрешения. Вернув душу жнеца оттуда, где она сейчас пребывает. Надеюсь, ты понимаешь, к каким страшным последствиям это может привести?
Рокси поняла, что Дочери Исет должны найти останки жнеца до того, как это сделают другие. Так как общие знания утверждали, что жнецы не должны умирать. На самом деле, как только жнец клялся в верности Сету, тот возвращал их души в тела с помощью темной магии и невинной души. Так что если фавориты Сета найдут жнеца первыми, то, здраво рассуждая, они могут использовать темную магию и вернуть мертвеца обратно. Оживят. И он расскажет о тех, кто его убил.
Такая перспектива не улыбалась Рокси, потому что девушка не могла отделаться от чувства, что Дочери Исет как раз и могут оказаться теми, кто совершил это убийство. Поэтому, будучи в курсе событий, они нанесут удар первыми, когда Сет откроет символические затворы. Однако, невзирая на виновного, в конце концов, страдать будут все, потому что едва Бог хаоса вычислит преступника, они все будут вовлечены, и Сет даст волю своей мести: разразится война, которая положит конец всем войнам.
Рокси хотела убедиться, что этого никогда не произойдет. Мертвый жнец останется мертвым, а душа будет поймана в ловушку небытия. Недоступной и неприкосновенной.
Именно так все должно было случиться. Все что ей нужно сделать – убедиться в этом, добыв сведения.
У куска дерьма, прикованного наручниками к кровати, есть информация, которая могла помочь решить головоломку. Она должна узнать то, что Фрэнк Марин видел в ночь убийства жнеца душ.
― Фрэнк расскажи мне о татуировке и парне, ― сказала она мягким шепотом.
Глядя на ее предплечье, Марин сглотнул и покачал головой.
― Нет. Я никогда не видел такой прежде.
Она двигалась со смертельной скоростью, одна рука метнулась вниз, чтобы зажать ему рот, приглушая крик, дабы не испугать ребенка, другая рука опустила нож, разрезая кожу и мясо до самых ребер. Белая кость блеснула в свете лампы.
Марин выгнул спину, когда вся его кожа загудела от боли и страха.
Девушка склонилась, пока губы не оказались у его уха, и пообещала:
― Следующий удар меж ребер может попасть в сердце. Теперь говори. Все что мне нужно знать – это где и когда ты видел тату.
Марин дико кивнул, и девушка слегка отодвинулась, позволив ему говорить.
― Да! Хорошо! Да! ― сказал Марин, внезапно разговорившись. Скорей всего, ему не нравились ее навыки владения ножом. Мужчина поморщился, боль исказила черты. ― Я видел такой символ. На большом парне. Блондине. В цепях… Марин кивнул подбородком на ее метку, ― такой был у него на груди.
Большой парень. Блондин. Холод пронесся по ее позвоночнику. Не Даган Крайл. Рокси не хотела, чтобы это был он.
«― Ты здесь чтобы освободить меня? ― Она была так чертовски наивна.
― Нет.
― Ты собираешься меня убить?
― Это ночь не твоей смерти».

Он не просто позволил ей жить, а спас ей жизнь. Дал надежду. Небрежно указал направление, отстраняя ее от службы у Дочерей Исет – это предупреждение она решила проигнорировать. Он дал ей достаточно денег, чтобы построить новую жизнь. Поэтому Рокси не хотела, чтобы большим светловолосым мертвым жнецом душ оказался Даган Крайл.
― Так ты воочию видел татуировку, Марин? Видел ее на груди парня?
― Да. Я видел!
Она наклонилась аккуратно и близко, глядя ему прямо в глаза.
― Видел вживую или на видео?
Кто-то использовал гребаный «You Tube», выложив видео руки в перчатке, которая ножом срезала кожу с груди жнеца. Видео с «You Tube» удалили достаточно быстро. Но ходили слухи, что неделю спустя кожу прислали Сету в подарок, натянутую и закрепленную на месте, словно мрачную картину в блестящей черной пластиковой оправе. Словно логотип «Wal-Mart5» был до сих пор не поврежден.
Кто бы это ни сделал, у него либо яйца из углеродной стали, либо колоссальное желание умереть.
― Видео? ― Марин сглотнул, и на секунду Рокси подумала, что он хочет спросить, о чем она говорит. Потом он, коротко и раздражительно выдохнув, сказал: ― Нет. Я видел татуировку собственными глазами, когда они вели парня. Но это не то, что последовало за... ― Он на мгновение замолчал. ― Ты это видела?
― Не воочию. ― Рокси мрачно улыбнулась.
Выходит, Марин не был там во время убийства. Позор! Это означало, что его информация менее ценна, чем она надеялась
― Фрэнк, ты не втулишь мне дерьмо. Скажи что-то, что я смогу использовать. ― Она улыбнулась, повернув нож так, чтоб лезвие заблестело на свету. ― Или нет. Я должна практиковать навыки. Не за горами день Благодарения.
Глаза Марина закатились, пока не показались белки.
Сохраняя пустое выражение лица, Рокси пробормотала:
― Держу пари, что есть и другие свидетели. Хочешь рассказать о них?
Мужчина моргнул, затем пожал плечами.
― Никого! Больше никто не видел!
― Ты лжешь.
Плотно сжав губы, Марин посмотрел на нее.
― Думаешь, я тупой?
― Думаю, это риторичный вопрос. ― Он просто смотрел на нее, ужас и гнев сверкали во взгляде. Рокси чуть не рассмеялась. ― Кто-нибудь из этих свидетелей жив? Кто они? Все кто видел, как срезали кожу, мертвы? Ты ведь не хочешь присоединиться к ним в аду?
Наличие живых свидетелей объясняло умалчивание Марина.
Живой свидетель неоценим для Сета. А мертвый имеет неоценимое значение для его противника. Поэтому палач жнеца душ должен убить свидетелей и забрать их души в обитель, не подвластную Богу Хаоса.
Так или иначе, это война.
И как только начнется сражение, всё не остановится на территории Потустороннего мира, а выплеснется и в Верхний мир – сферу смертных.
Эта мысль охлаждала, как арктический воздух.

_______________________________
Cноска


1.Орнамент Пейсли (paisley) - пейсли или «индийский огурец» ― декоративный орнамент каплеобразной формы (прем. перев.)
2.Отважный паровозик «The Locomotion» - Мультфильм о том, что даже маленький паровоз может перепрыгнуть пропасть, в которой до него гибли все остальные.
3. Анк - символ, известный как египетский крест, крест с петлей, "крест с рукояткой". Анк - символ бессмертия. Объединяет крест (символ жизни) и круг (символ вечности). Его форма может быть истолкована как восходящее солнце, как единство противоположностей, как мужское и женское начало. Анк символизирует союз Осириса и Исиды, союз земли и неба. Знак использовался в иероглифах, он являлся частью слов "благосостояние" и "счастье". Символ наносили на амулеты, что бы продлить жизнь на земле, с ним хоронили, гарантируя себе жизнь в мире ином. Ключ, открывающий ворота смерти, выглядит как анк.
4.Плутон (Pluto — «богатый») - сын Крона и Реи, брат Юпитера, Юноны, Нептуна, Цереры и Весты, получил в свой удел загробный мир, расположенный под землей, а также был назначен богом подземных богатств, ибо все драгоценные металлы хранятся глубоко в недрах земли.
5."Wal-Mart" – это сеть огромных универсальных магазинов (a chain of large department stores), в которых можно купить все – от жвачки до компьютера и бензина. Это самая крупная и популярная розничная торговая сеть Америки, имя этой сети магазинов, что называется, стало нарицательным, а супермаркеты с вывеской "Wal-Mart" – неотъемлемой частью американского городского пейзажа. Для нас некоторое время оставалось загадкой первая часть названия этих магазинов (Wal). Оказалось, что это часть имени основателя сети – Сэма Волтона. Слово второй части названия (Mart), как, вероятно, многие знают, исторически означало «ярмарка», а сейчас – «магазин».
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:34 #7

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Как и для любого бога или богини, которые станут перечить мне
их передадут тем…
кто продолжает выживать
на сердцах
Египетская книга мертвых, глава 126.



Сент-Луис, Миссури
Даган Крайл прислонился плечом к сломанному уличному фонарю и рассматривал полуразрушенный дом. Свет луны посылал его тень, как темную стрелу, через заросший двор мимо лабиринта старых шин от грузовика и кузовов двух автомобилей, расписанных граффити. Здание было чуть больше лачуги с заколоченными окнами и дверью, забитой широкой доской.
«Дома никого нет».
За ним явно кто-то наблюдал, прячась... Откуда?
Повернув налево голову, Даган посмотрел на небольшой одноэтажный дом на противоположной стороне улицы. Оттуда. Бледный овал лица, обрамленный потрескавшейся и измазанной сажей рамой фасадного окна. Из-за изорванной занавески на него смотрела старуха с седыми волосами, свисающими с плеч волнистыми нитями. Её спина была сгорблена. Даган встретился с женщиной взглядом и посмотрел сквозь лицо, возрастные пятна, морщины и тусклые глаза. На ее душу.
Старуха резко отскочила, дрожа и, как показалось Дагану, словно оправдываясь. В некотором смысле это было связано с тем, что он пришел сюда убивать.
Только она не имела отношения к его работе. Не сегодня. Ее время и так подходило к концу, незачем спешить. А самый большой грех старухи лежал на дне бутылки джина, и поэтому ее душа для него не имела ценности. Слишком светящаяся.
У милого старого папаши от неё случится удушье. Сет предпочитал обедать тем, что имело обсидиановый, мутный оттенок, пахло гнилью и злобой. Темными души.
Поднялся ветер и понес по улице в танце пустую картонную коробку. Даган залез в карман и достал чупа-чупс, снял обертку, дважды свернул её и засунул в карман. После чего положил леденец в рот. Вишня. Прекрасно. У него, как и у каждого из братьев, была зависимость. Его ― чупа-чупсы. Аластору нравились английские ириски тоффи, с легкостью заменяющие ложку сахара. Цель ― быстрое получение глюкозы. Метаболизм полулюдей – полубогов требовал её немыслимыми дозами.
Оттолкнувшись от столба и перепрыгнув через неустойчивый частокол, который использовался в качестве забора, Даган пересек двор, перескакивая через ступеньки, и пошел по скошенному крыльцу. Навес был увешан паутиной, а из тени в углу едва виднелась куча сухой старой листвы.
Повернувшись, он остановился у окна, изучая поставленную плотно поперек доску. Она оказалась не прикреплена. Сверху виднелись крючки, и сама планка на пружинах была разработана так, чтобы автоматически захлопываться, если ее поднимут.
«Очаровательно».
У кого-то, должно быть, большие неприятности, раз он умудрился поставить этот щит. Аварийный люк. Секретный вход. Возможно и то и другое.
Даган знал, кто это сделал, проведя большую часть последних двух дней в наблюдении за ним. Джо Мартин. Убийца. Человек, которого большинство смертных заклеймили монстром.
«Сет называл его закуской».
Сжав пальцами край, Даган подтянулся к верху доски и залез через оконную раму, избегая острых остатков разбитого стекла, которые торчали в проёме, словно змеиные зубы. Щит позади него вернулся на место с резко прозвучавшим в ночной тишине звуком хлопка по дереву.
Оказавшись внутри, Даган замер, быстро сканируя помещение. Слабые лучи света лились из соседнего дома, проникая сквозь узкие трещины в досках и освещая кучи мусора: бутылки, консервные банки, пустые коробки из-под пиццы, и старое, рваное кресло, задвинутое в угол.
Шорох и царапание подсказывали, что он не был здесь единственным живым существом, подозрение подтвердила пробежавшая по полу крыса.
В кармане завибрировал мобильник. Игнорируя вызов, Даган вытащил чупа-чупс и разглядывал его в течение секунды.
«Старик может подождать. Или нет?»
Губы Дагана скривились в горькой усмешке, когда навязчивые щупальца темной силы начали прорываться в мысли. Они обладали точностью урагана, а плотностью напоминали туманную дымку. Он с легкостью отмел их в сторону. Давно прошло то время, когда отец мог прорваться в его разум. Теперь Сет мог получить доступ, только если сам Даган ему позволит. В ближайшее время этого не произойдет.
Спустя несколько секунд, за спиной раздался скрип металлических пружин затвора, когда его потянули открывая. Удар прозвучал, когда вновь прибывший залез в окно, после чего защелка захлопнулась. Даган засунул конфету обратно в рот и начал грызть, пока та не закончилась, но не повернулся.
― Я никого не просил прикрывать мне спину, Аластор, ― сказал Даган, растягивая слова.
Он должен был ответить на призыв отца. И тогда возможно старик не послал бы к нему брата в роли сторожевого пса. Но у отца уже умер сын, и он не хотел потерять еще одного.
В конце концов, хороших помощников так трудно найти.
― Я здесь не за твоей спиной присматривать, Даг. ― Ложь. После смерти Локана, старик распорядился, чтобы каждый из оставшихся троих сыновей объединялся либо по двое, либо с другим жнецом душ, чтобы прикрывать друг друга, поскольку Сeт не хотел рисковать и потерять еще одного сына из-за ублюдков, убивших младшего.
Кто эти ублюдки? Разве этот вопрос не был актуальным? Был, и даже очень.
― Значит ты здесь не для прикрытия? ― Даган посмотрел на брата и фыркнул. ― Это еще одна проблема в огромной куче существующих проблем. Я просто подожду, пока она рассосется.
― Я не хочу затевать ссору, хотя ты, кажется, именно этого и добиваешься. ― Слабый намек на британский акцент промелькнул в словах Аластора, свидетельствуя о том, что вырос он совершенно в ином месте, чем Даган.
Каждого брата что-то отличало. Их растили порознь. Не позволяя сближаться. Желая вызвать бешеное чувство соперничества и недоверия. Старик не был очень рад, когда выяснилось, что, несмотря на расстояние и потерю друг друга – или, скорее, благодаря этому – между братьями образовалась неразрывная связь.
Они не могли проникать в мысли друг друга так, как это мог Сутек в их ранние годы, но они чувствовали, когда один из них нуждался в помощи. Вроде экстрасенсорного 911.
Каждый из них ощутил смерть Локана. С яркими «Техниколоровскими1» подробностями.
Поэтому, в каком-то смысле Даган радовался, что брат здесь не из-за прикрытия, а потому что он сам мог следить за Аластором и удостовериться в его безопасности.
Даган ступил глубже в комнату и осмотрелся. Использованный презерватив висел на спинке кресла, что-то похожее на лужу рвоты высохло до покрытого коркой грязного пятна на полу.
― Прекрасная обстановка, ― пробормотал Аластор, очевидно это оскорбляло его тонкие эстетические чувства.
― Да. ― Даган засунул бумажку от чупа-чупса в карман. ― Смертные оставляют такой отвратительный беспорядок.
Аластор издал приглушенный звук:
― Чья бы корова мычала, а твоя бы помалкивала.
Не знакомый с такой поговоркой, Даган пожал плечами. В отличие от Аластора он провел юношеские годы не в мире смертных. Поэтому не понимал людских изречений, но не был настолько заинтересован, чтобы расспрашивать. Даг ответил общей фразой:
― Мы здесь не для обсуждения домашней скотины.
― А зачем мы здесь?
Даган оглянулся на брата. В тусклом свете густые светлые волосы Аластора блестели ярким светом. Его стрижка была доведена до совершенства. А Даган свои длинные ниже плеч волосы связывал на затылке тонким клочком кожи. Если не присматриваться, их черты были почти идентичны. С одной лишь очевидной разницей. У Дагана лицо более худощавое, челюсть квадратнее и цвет глаз серый, а у Аластора - голубой. Но это трудноуловимые различия. Без сомнений они братья. Двое из четверых.
«Нет. Теперь только двое из троих».
Локан мертв. Убит. Теперь появилось слово «убит!» Это едва ли соответствовало действительности. Зарезан – более точно!
Гнев поднимался кислотным потоком. Ощущение такое, словно его окунули в жидкий азот, одновременно холодный и горячий, боль настолько интенсивная, что перехватывало дыхание. Впервые Даган ощутил это, когда смотрел на залитую кровью землю там, где с брата живьём срезали кожу и ломали ему кости.
Сначала он не распознал природу этих эмоций. Только знал, что они поглотили его, причиняя боль.
В конце концов Даган понял, что это были горе и боль от утраты.
Кто бы это ни сделал, он найдет их! И впервые за свое долгое существование заберет души подонков не потому, что это его работа, а ради чистого удовольствия!
И процесс этот будет долгим и болезненным.
― Не знаю, зачем ты здесь, но я должен делать свою работу, Аластор. ― Даган подавил кипящую ярость. Это не поможет найти убийц Локана, а вот хладнокровный расчёт точно поможет.
― Так что за работа, приятель? ― Тон Аластора остался мягок, но в нем чувствовалось скрытое напряжение.
― Возможно, я уже нашел лидера, ― ему не нужно было объяснять, что это лидер убийц Локана. – Не ясно, но стоит посмотреть. Полицейский отчет о бездомном парне, который клялся, что только сбежал с убогой лачуги, спасая свою жизнь.
― Я так подозреваю, ты имеешь в виду эту лачугу. ― Аластор замолчал и воспринял молчание Дагана как согласие. ― Что еще есть в этом отчете? Разве местная полиция не проверила данные?
― Местная полиция? ― фыркнул Даган. ― Копы нанесли быстрый визит и беглую проверку. Жилье принадлежит парню по имени Джо Мартин. Он и его брат Фрэнк унаследовали дом три года назад, когда умерла их мать. Это благодаря ей имя Джо внесено в книгу данных старика. Женщина просила пообещать ей, что на этом она полностью рассчитается.
― Брат, Фрэнк за границей, о прошлом кто знает. Полицейские пообщались с Джо и решили, что он абсолютно чист. Поэтому дело и закрыли.
Повернувшись, Даган изучил надписи на стенах с противоположной стороны. Одна из них гласила: «Жизнь отстой».
Правда, но он мог доказать, что смерть еще больший отстой.
Даган шагнул ближе, рассматривая надпись, позволив кончикам пальцев почти коснуться слов.
«Необычная краска...»
― Глупое расточительство хорошей крови, ― пробормотал за спиной Аластор.
― Ты думаешь? ― Они обменялись взглядами. Люди делают такие странные вещи. ― Давай посмотрим, какие еще чудеса есть в этом месте.
Даган шел по узкому коридору в заднюю часть дома, незримо осознавая, что брат идет за ним. В конце Даган остановился, изучая дверь.
― Что заставляет тебя думать, что здесь что-то есть? ― спросил Аластор.
― Кроме нового засова... ― Даган постучал указательным пальцем по холодному металлу ― на старой двери подвала?
Похоже, тип планировал удержать, а не выпускать что-то. ― Аластор пожал плечами. ― Но ты не знал об этом до того, как сюда добрался. Так что же сначала привело тебя сюда?
― Две вещи. ― Даган сдвинул засов. ― Во-первых, старик предложил имя Джо Мартина. Время вернуть должок.
― А, во-вторых?
― В полицейском отчете сказано, что бездомный не мог описать своего похитителя, но упомянул яркие детали, а именно серебристый кулон в форме анка. С крыльями и рогами.
Аластор присвистнул.
― Черная метка.
Знак Дочерей Исет, а они, как правило, стараются скрываться от любопытных глаз смертных.
― Та же метка горела в земле, где убили Локана.
― Еще одна причина ненавидеть Дочерей Исет.
Даган бросил взгляд на брата, немного поражаясь его горячности.
― Я не готов делать поспешные выводы. Может кто-то играет на старой вражде. Возможно, они и не причастны.
― Может быть, ― согласился Аластор, но Даган не был уверен в убеждениях брата. Поэтому он помалкивал о кулоне, который уже видел раньше.
Он помнил. Помнил ее. Гладкую кожу цвета кофе со сливками. Каштаново-черные локоны, которые спадали на плечи и опускались до середины спины. Миндалевидный разрез глаз и их цвет необыкновенного оттенка бронзы и зелени. Они были такими яркими от пылающего в них огня ярости.
Он вспомнил о ее мужестве и твердости.
Многие годы после этого он не позволял себе думать о ней.
Однако иногда всё же позволял себе вспомнить.
Это один из тех моментов.

― Держись подальше от Чуждых. Любых с меткой Исет. ― Он остановился в дверном проеме и говорил не оборачиваясь.
― Исет?
Даган оглянулся, желая увидеть выражение ее лица и оценить лукавство. Девушка сидела между трупов, закутанная в его куртку.
― Знак на твоем ожерелье. Это Анк с крыльями и рогами. Что делает его особенным. Увидишь у кого-то такой знак, в том числе и на коже, беги. Так быстро, как только сможешь. Поверь мне.
― Почему я должна убегать? ― Напряженный шепот.
― Потому что если они поймают тебя, то оставят себе. И это сделает тебя моим врагом. Детка, ты хочешь, чтобы я стал твоим врагом?


Он предупредил ее о Дочерях Исет. И рассчитывал, что девушка будет достаточно умна, чтобы послушать.
И каковы шансы, что она связана со всем этим? С убийством Локана?
Почти нулевые.
Только почти трехсотлетнее существование научило Дагана не доверять совпадениям, темная метка появлялась слишком часто, чтобы ее игнорировать.
― Ты так думаешь, Даг? ― спросил Аластор.
Голова Дагана дернулась. Напряжение ослабло, только когда он понял, что Аластор спрашивал не о девочке, а о возможной связи Исет с убийством Локана. Исет, также известной как Исида – Жена Осириса – Вечного врага Сета.
― И начать апокалиптическую войну? Сет и Исида не самые дружные ребята.
И если бы он доказал связь между смертью Локана и Исет, все стало бы чертовски скверным. И не только между ними, но и между всеми другими богами и полубогами, которым неизбежно придется выбирать одну из сторон, или объединяться, пока чертов Потусторонней мир не искривится сильней гордиева узла2, ситуация станет более взрывоопасной, чем С-43.
Вернувшись к подвальной двери, Даган открыл ее и щелкнул выключатель. Ничего. Итак, он спустился в темноту. На самом деле ему больше нравилась темнота. Яркий солнечный свет резал глаза даже в пасмурные дни, причиняя боль. От лампочки в сто ватт света было не больше, чем в кромешной тьме. Вот одно из преимуществ, которое получило потомство старика.
Воздух в помещении затхлый, пахло гнилью. Запах характерный – разлагающееся мясо и кровь – плохо замаскированный более устойчивый вонью отбеливателя, запах, который становился сильнее, пока Даган поворачивался влево. Руководствуясь чутьем, мужчина оказался перед деревянной дверью, запертой на висячий замок.
На древесине резные фигурки, в центре двери тщательно прорисованный глаз Гора4, символ защиты и королевской власти. Символ, связанный с матерью Гора – Исет. Исидой.
«Еще одно гребаное совпадение? Точно!»
На дверной раме высечены едва читаемые иероглифы. Даган быстро перевел, прочитав вслух.
― Каждый человек, пришедший в это место… нечистым… будет судим… и наступит кончина его… я вселю в него страх передо мной…отрублю голову и душу гниющую... ибо это первые из двенадцати врат в обитель Осириса.
Так как все врата в обители Осириса находились в Потустороннем мире, Даган знал, что это не одни из них.
― Что за игра? ― спросил Аластор за спиной.
― Давай узнаем. ― Даган взял замок в кулак и резко дернул. Дверь открылась беззвучно, петли были хорошо смазаны. В хранилище воняло кровью настолько сильно, что казалось, протянув руку зловония можно коснуться. ― Воняет так, будто мы попали в основную жилу канализации.
Даган шагнул в комнату без окон и медленно повернулся по кругу. Бетонный пол под наклоном уходил от голых кирпичных стен к сточной канаве в центре. В углу стояла пластиковая ванна, а возле нее – холодильник, подключенный к переносному генератору, который работал с равномерным жужжанием.
― Высококачественный генератор, ― заметил Аластор.
― Посмотрим что здесь такого особенного ... ― Поток холодного воздуха вырвался из холодильника, когда Даган открыл его и с ним кучу проблем. Пластмассовая упаковка не скрывала содержимого: полдюжины аккуратно сложенных человеческих голов на разной стадии разложения и открытая упаковка пищевой соды.
― Интересно, меняет ли он соду каждые три месяца? ― Даган поднял коробку.
Брат выгнул бровь.
Даган поставил соду, позволив двери захлопнуться, затем проверил морозильник. В нем тоже оказались спрятаны необычные сюрпризы, множество аккуратно сложенных и обернутых целлофановой пленкой отрубленных рук.
Тела были разрезаны на куски, отдельные части хранятся здесь, а где остальные? Этих людей убили так же, как и Локана. На этом сходство заканчивалось. Поиск и сбор всех частей тела мертвого человека не изменит результата. Они останутся мертвы.
Найди они все части тела Локана, и результат был бы совсем иной. Поскольку Локан не человек, а жнец душ и младший сын Сета, его можно вернуть. Он сможет жить и дышать, если братья найдут его вовремя, до того, как он съест еду мертвых и разорвет связь с живым миром.
Проблема в том, что Даган не знал, где находятся части тела Локана, а без них жизненная сила брата, его Ка5, его душа окажется заточенной между раем и адом. Локан не пойдет в мир смертных или Потусторонний мир. Он окажется в небытии. Там, куда они не смогут пойти, там, где его душа скрыта от них невидимым барьером. Никто из братьев не мог почувствовать Локана. Их подвела даже экстрасенсорная связь.
Пока все усилия Дагана и братьев найти тело Локана потерпели неудачу. Гребанную неудачу.
Эти размышления вызвали незнакомые и нежелательные эмоции, в том числе вину. Даган ведь самый старший, самый сильный. Он должен был находиться рядом и защитить брата.
Отворачиваясь от морозильной камеры и аккуратно выровненных, обернутых пластиком свертков, мужчина стал изучать металлические полки на противоположной стене. Пустые глазные впадины смотрели на него из черепов, расставленных в идеальной симметричности.
― Это похоже на ритуал, ― пробормотал Аластор, ― разве не так? Я не знал, что Осирис и Исет нуждаются в человеческом жертвоприношении. Получается, парень просто делает свою работу? ― Он бросил взгляд на брата. ― Или он двигался от человеческих жертвоприношений к казни жнеца душ? ― Хотя, вряд ли, ― Аластор покачал головой. ― У смертного не было шансов противостоять Локану.
Осознание этого факта повисло между ними.
Какая-то сверхъестественная сила должна быть причастна к этому, и в настоящий момент все указывало на Дочерей Исет. Однако правда ли это, или просто версия, предназначенная для того, чтобы сбить их с настоящего следа? Он уже давно научился не доверять очевидному.
Даган присел на корточки. На верхней полке он заметил электрическую печку, а на ней металлическую кастрюлю, достаточно большую, чтобы поместить отрезанную голову и вскипятить как цыпленка. Не нужно напрягаться, чтобы представить, как убийца снял плоть с черепов.
Выпрямившись, он толкнул прозрачную пластиковую коробку, заполненную небольшими белыми косточками. Маленькие кубической формы. Даган предположил, что это кости запястья. Этого парня иначе как организованным не назовешь. Все имело свое место.
Черный прямоугольный ящик на верхней полке давал полную пиктографическую картину действий убийцы в аккуратно сложенных с четким картографическим разделителем фотографиях. Просматривая фотографии, Даган замер и отшатнулся.
Вытащив одну из ящика, внимательно изучил. Она была старой с широкой белой полосой внизу. Одна из тех фотографий, которые были так популярны пару десятилетий назад. На ней изображалась шея и грудь женщины без лица. На шее из открытой рубашки виднелось ожерелье. Серебристый кулон. Анк.
Точно такой, как описал бездомный парень.
Точно такой же, как видел Даган десятилетие назад на шее девочки. Мужчина внимательно посмотрел на фотографию.
«Та же девочка? Вероятно, нет».
Многие женщины носили украшения, египетские мотивы всегда были популярны. Но крылья и рожки другое дело.
Даган помнил, как наклонился близко и ощутил тяжесть серебряной цепи в руке, когда поднял кулон с ее груди и снял чтобы лучше рассмотреть.

― Ты знаешь, что означает этот символ? Это ― анк. Древний египетский символ жизни. Где ты его взяла?
― Зачем он тебе? ― Выпалила она, гнев лучшее лекарство от страха. Потом наконец произнесла. ― Он принадлежал моей матери.
― Откуда он у нее?
― Не видела ее с тех пор, как мне исполнилось пять. Если она вдруг объявится, я обязательно спрошу.


Проклятие! Фотография в его руке была настоящим кладом, открывающим всю эту кучу дерьма в новом свете. Даган закрыл и вернул коробку на место, продолжая держать фотографию.
― Все жертвы смертны. ― Аластор поднял череп, подбросил в воздухе, затем словил. ― Я не ощущаю сверхъестественных останков.
Даган не мог не согласиться. Он вообще не ощущал сверхъестественной энергии, несмотря на символику двери. «Действительно ли письмена что-то означают? Они связаны с Потусторонним миром или все ради развлечения?» Всё указывает на последнее. Однако не стоит забывать, что среди обитателей потустороннего мира существовали сторонники фракции Исиды и Осириса, которые ничего не хотели больше, чем посеять семена раздора и пожинать плоды нового баланса Потустороннего мира, где Сет не на вершине власти. Это означало, что Даган не мог исключать такую возможность, хоть и маловероятную.
― Это не может быть единичный случай. Если убийца, этот смертный, забрал Локана, ― продолжил Аластор, ― разве сначала он не должен был попрактиковаться на ком-то более слабом, чем жнец душ? Разве среди человеческих костей не должны попадаться чьи-то другие? Возможно мелкого демона или суккуба? ― Он опять подбросил череп и поймал.
― Положи его назад, ― приказал Даган мягким тоном.
Аластор фыркнул от изумления:
― Это кусок мертвых минерализованных клеток.
― Сейчас, ― смутил его Даган. ― Когда-то это было живое существо.
Слова Дага вызвали пораженный смех брата:
― Черт возьми, у тебя странный ход мыслей. Ты забираешь души, похищая сердца. В буквальном смысле. И волнуешься о человеческом черепе?
― Я забочусь об уважении, ― ответ отстойный, но это все что пришло в голову.
― Уважение, ― повторил Аластор, глядя на череп.
― Это возможно чей-то брат.
Молчание затянулось, пока Аластор обманчиво лениво пожал плечами и поставил череп обратно на полку. Их взгляды встретились с немым обещанием возмездия за брата, плотно заполнившим пространство между ними.
― Возможно, он убил кого-то из наших в другом месте, ― сказал Даган, вернув беседу к первоначальному вопросу Аластора.
Даган передал брату фотографию. Аластор минуту изучал ее, затем пожал плечами и покачал головой.
― Посмотри внимательнее.
Аластор посмотрел не торопясь.
― Кулон, ― наконец сказал мужчина, возвращая фотографию.― Ты думаешь, он убил одну из Дочерей Исет?
― Я думаю, он убил кого-то и сфотографировал. Не могу сказать, была ли она одной из Дочерей Исет. ― Про себя же он подумал: «Или это очень остроумная девочка с карамельно-сливочной кожей и гладкими, темными локонами, которые спадали ей на плечи».
Вероятность того, что это правда, заставила его чувствовать себя так, словно он сейчас взорвется.
― Что ты знаешь о Дочерях Исет?
Вопрос Аластора откинул его в прошлое. Он спросил ее практически то же самое, когда держал ожерелье в руке, изучая иероглифы на обратной стороне, наклонившись так близко, что мог слышать биение её сердца.

― Ты когда-нибудь слышала о Чуждых или Дочерях Исет?
― Нет.
― А о Сете?
― Нет. Но если мы будем играть в "двадцать вопросов", у меня тоже есть несколько.
Он оказался на ней, закрыв ладонью рот и заглушив вопросы, прежде чем девушка успела выдохнуть. Даган не желал рассказывать ей эту проклятую историю. Он хотел, чтобы девушка вышла из этой залитой кровью комнаты и построила нормальную жизнь.
― Ш-ш. - Она наблюдала за ним своими тигриными глазами. - У тебя есть шанс на жизнь девочка. Не трать его попусту.

― Даган?
― Я только подумал... ― Он провел рукой вдоль щеки. ― Я знаю о них не много. А ты?
― Только то, что они должны быть стражами людей, когда их призовут, и искать путь спасения, используя свои силы.
― Должно быть, ― согласился Даган.
― Ты так не думаешь.
― Я знаю лишь то, что Исида и старик никогда особенно не ладили.
― Мягко сказано. Они просто чертовски сильно ненавидят друг друга
«С этим не поспоришь».
― Та девушка на фотографии ... ты думаешь, она была Дочерью Исет? Считаешь, возможно, этот тип практиковался на ней, прежде чем убить Локана?
― Вероятно.
Аластор нахмурился.
― Ты на все вопросы отвечаешь неоднозначно?
― Не знаю. Вряд ли. Ага.
― Тайное быстро устаревает, Даг.
― Не могу дать ответ, которого не имею. Кулон на фотографии может оказаться совпадением... ― Даган даже не пытался скрыть цинизм, ― и возможно не имеет ничего общего с Дочерями Исет. Вероятно, это просто красивое ювелирное украшение. Трудно...
Скрип на лестнице заставил его остановиться на полуслове и повернуться в сторону открытой двери.
― Представление начинается, ― пробормотал он, выключив свет.


_______________________________
Cноска

1.Техниколор ― один из способов получения цветного кинематографического или фотографического изображения, фирменное название.
2.Го́рдиев узел — сложный узел, завязанный по легенде фригийским царём Гордием, который разрубил Александр Македонский.
3.C-4 (Composition C-4) — распространённая в США разновидность пластичных взрывчатых веществ военного назначения.
4.Хор, Гор (ḥr — «высота», «небо») — бог в древнеегипетской мифологии, сын Исиды и Осириса. Его супруга — Хатхор. Его главный противник — Сет.
5.КА (др.-егип. Ку, позд.-егип. Ка, Кэ) Вторая оболочка человека в египетской мифологии одна из душ-сущностей человека, представляла собой его жизненную энергию, эфирное тело, энергетический двойник человека - душа-двойник. Из современных понятий более всего этому соответствует термин "биополе". Ка ― это, с одной стороны, совокупность психических ощущений живого человека, а с другой ― Ка неразрывно связано с личностью, индивидуальностью умершего, его телесными и духовными чертами.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:34 #8

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Амарилло, Техас.

― Знаешь, Мартин, ты не особо полезен, ― Рокси подбросила нож, на этот раз выше, ― давай попробуем другой вопрос. Где ты видел парня с татуировкой? Назови город. А лучше ― перекресток. А еще лучше, дай точный адрес.
Фрэнк не сводил глаз с ножа, очевидно просчитывая варианты.
― Я тебя убью, ― пообещала Рокси веселым тоном.
― Торонто. Он был там с этими священниками. ― Слова вылетали одно за другим. ― Ответвлением какого-то бредового культа.
«Торонто». Рокси задохнулась от совпадения и злобы, ― кто бы ни был ответственным за произошедшее, он решил нагадить на ее территории.
― Культ? ― Как будто он не знал их названия. Мартин давал ей достаточно информации для того, чтобы Рокси успокоилась, не распиная себя внутри. ― Сетнэхт? ― переспросила она сладко. Идолопоклонники Сета. Что не имело смысла. Зачем фанатикам Сета захватывать одного из его жнецов? Убивать его?
Кто столь безумен, чтобы ударить дьявола его собственным хвостом?
― Да, да! Сетнэхт. У них там свой храм.
― Тебя привлекли, потому что...
― Меня наняли, чтобы... э-э, ― его взгляд метнулся к шкафу, ― доставить определенное... развлечение.
После такого ответа Рокси захотелось позволить Мартину жить, отрезав член и яйца, поскольку ей не нужно было еще раз смотреть в шкаф, чтобы понять, какие развлечения он имеет в виду.
Что-то не сходится. Она могла побиться об заклад, что мужчина импровизировал, бросая ответы, не имеющие ничего общего с истиной.
― Тебя наняли, чтобы обеспечить развлечения. Итак, ты схватил ребенка в Оклахоме и потащил в Амарилло. Не слишком ли длинный путь до Торонто?
Мартин бросил еще один взгляд на шкаф и учащенно задышал.
― Сетнэхт хотели какого-то развлечения, ― подтолкнула Рокси, ― или этот ребенок особенный?
― Любой ребенок! ― поспешил заверить Мартин. ― Любой ребенок!
Такой ответ заставил Рокси удостовериться в его лжи. Он выбрал конкретного ребенка по какой-то причине. Если она сможет выяснить эту причину, то получит еще один фрагмент головоломки.
― Мартин не лги мне. ― Рокси опустила нож и порезала его щеку. ― Три пореза, три удара.
Фрэнк закричал и дернул наручники.
― Дело не только в ребенке. Меня наняли, чтобы предоставить информацию, ― вскричал он. ― Они хотели узнать кое о ком. ― Он замолчал, бросив на нее хитрый взгляд. ― Возможно, есть кто-то, о ком и ты хочешь знать? Я мастер в этом. Я многое знаю, владею силой. Обладаю великой властью.
Рокси фыркнула. Она безошибочно могла увидеть его суть и сказать кто он: низкопробный экстрасенс, его сила ― не более чем досадное фиаско. Все что он знал ― в лучшем случае 10 процентов правды и 90 лжи. Мартин ― типичная инфантерия Верхнего мира, смертный служка Потустороннего мира, которого используют, чтобы сделать грязную работу.
Получив несколько сверхъестественных способностей Рокси безусловно была на шаг или два впереди смертного. Она физически сильнее, её раны заживают намного быстрее. Чувства обострены, интуиция позволяет распознать, когда рядом сверхъестественное ― все полезные инструменты для работы.
― Так значит, священники наняли тебя для доставки развлечений, ― сказала она категорически, внезапно устав от игры. Ей нужно покончить с этим и вернуть ребенка в объятия любящих рук. Конечно, девочка уже никогда не будет прежней. Стоит заглянуть в темный мир, и его уже никогда не забыть. Рокси знала это лучше других. ― Или они искали какую-то информацию. Может, был кого-то? Кого?
― Я не могу. Я не могу сказать, ― Мартин дико замотал головой, каждая пора его кожи излучала страх.
«Вот теперь они до чего-то добрались».
Рокси сдвинула кончик ножа в порез, который сделала у него на груди.
― Нет, ― закричал он, ― не могу этого сделать. ― Но слова звучали уже не так уверенно.
Рокси улыбнулась:
― Значит ты покойник.
Мартин выворачивал и дергал наручники, одновременно пытаясь держать свою грудь неподвижной.
― Ты сказала, что не убьешь меня! Ты обещала!
― Как будто ты никогда не лгал?― рассмеялась Роки. ― Кого они ищут, Мартин?
Он задышал быстрее, грудная кладка поднималась и опускалась в безумном ритме.
― Какую-то женщину!
― Имя?
― Они меня убьют!
― Я убью тебя раньше, ― она оцарапала его кожу дюймом выше первого пореза, достаточно глубоко, чтобы пошла кровь. Медно-сладкий запах дразнил Рокси. Мужчина сдавлено всхлипнул. ― Они далеко, ― продолжала Рокси. ― Ты можешь скрыться от них, но не от меня. Имя?
Он сглотнул:
― Келли Тэм.
«Нет. Блин! Это уже чересчур».
― Келли Тэм? ― повторила осторожно Рокси, чтобы не выдать даже вспышки эмоций. ― Ты уверен?
― Да. Да!
― Ты знаешь, почему они ее ищут?
― Нет.
― Знаешь, где найти?
Он покачал головой.
― Нет. Слишком мало сведений. Ее отец родом с Ямайки, мать ― из Чикаго. Она там родилась и выросла. Потом исчезла, бросив ребенка. Я не смог найти даже хлебной крошки, чтобы зацепиться. Клянусь. Клянусь могилой моей матери.
Да уж. Как будто Рокси в это верила.
Дело в том, что Мартин не сказал ей ничего нового, чего бы она не знала. Рокси терзали сомнения.
Вероятно, в мире существовало много женщин по имени Келли Тэм, но Рокси могла поклясться на крови, что Мартин говорит об одной. Той самой, которую Рокси искала большую часть жизни.
Келли Тэм бросила свою пятилетнюю дочь двадцать пять лет назад и никогда не оглядывалась в прошлое. В спешке оставила девочку в тусклом коридоре, малышку с косичками, одетую в розовую пижаму. Все последующие годы, имея доступ к достоверным источникам в своём распоряжении, Рокси не могла найти хоть какой-то след.
Она сомневалась, что Мартин и Сетнэхт будут более удачливы. Вопрос в том, зачем они даже пытались?
Что-то звучало не правдоподобно. Он открыл имя слишком легко, почти без боя.
Дешевые часы Марина отчитывали секунды.
«Правду ли он говорит? В действительности ли Сетнэхт послали его за Келли Тэм, или его слабые экстрасенсорные чувства вторглись в сознание Рокси, выудили имя и предложил ей джек-пот?»
― Что ни от нее хотят?
― Не знаю. Клянусь членом. Я не знаю!
«Интересно. Он усовершенствовал клятву на могиле матери».
― Дай мне другое имя, имеющее отношение к смерти блондина. Это не так много в обмен на жизнь.
Защищая свои мысли от психологического таланта Мартина, каким бы он ни был, Рокси представила бесконечную пустоту, воздвигла своего рода энергетический щит в своём разуме, чтобы убедиться, что он не мог проникнуть и ухватиться за какую-нибудь заблудшую мысль.
Мартин смотрел на нее, потея и дрожа, его зубы выбивали чечетку.
― Скажи мне! ― приказала Рокси мягким шепотом.
― Крайл. Я слышал имя Крайл.
Ее сердце ударилось о ребра. Она ждала от Мартина любого имени, но только не этого. Десять лет назад Даган Крайл оставил ее в комнате с залитыми кровью стенами, он что-то сделал с ней, что-то плохое, коварное и бесшумное. Что-то, что, так или иначе, изменило ее, одновременно превратив в кого-то далёкого и близкого к человеку.
Она помнила выражение его глаз, когда мужчина, сосредоточившись, целенаправленно протянул к ней руку. Он хотел потрогать медальон, свисавший между ее грудей, а она подумала ― грудь.
Зарычав, она сделала выпад, ногтями вцепившись ему в лицо и вонзив зубы в предплечье так сильно, что прокусила кожу. Его кровь заполнила рот, острый вкус меди на языке.
«Проклятье этот вкус ощущался даже сейчас».
Она впилась словно голодная гиена в кусок мяса.
Потом он ударил ее ладонью в грудь, выбив воздух из легких и заставив растянуться.
Она лежала на его куртке, на вонючем матрасе, пристально глядя на него, затаив дыхание. Пальцы непроизвольно сжались в готовности обороняться.
― Я тебе сказала... ― пробормотала Рокси, задыхаясь, ― разорву, если попытаешься дотронуться до меня. Я предупреждала.
Кровь сочилась из серповидных отметин, оставленных зубами, и стекала к его предплечью большими ручейками.
― Ты гребаная неуравновешенная зона бедствия. Я потянулся к кулону, а не к сиськам.
Первая мысль была, что она ненавидела это слово. Сложилось впечатление, что Крайл знал об этом, вот и выбрал специально такое обозначение.
Вторая мысль ― она же укусила его. Укусила потустороннего монстра, который ударом разрывал людей.
Только ее он не разорвал. Вместо этого оставил сидеть в луже крови, окруженной смертью, оставил, чтобы она самостоятельно выяснила, что он с ней сделал.
Рокси не понимала этого в течение многих месяцев, была слишком напугана, чтобы принять факты, пока не стало слишком поздно. Он спас и проклял её одновременно, оставив разум и эмоции спутанными хуже, чем елочные гирлянды на чердаке.
«Неужели он и есть тот жнец, которого убили?»
Она должна чувствовать облегчение, даже радость, если это он. Жнецы душ ― ближайшее окружение Сета, они не водят дружбу с Дочерьми Исет.
Так почему она чувствовала тень сожаления?
Возможно потому, что причудливым замысловатым способом он был почти... добр к ней.
― Я хочу, чтобы твоя жизнь проходила вдалеке от таких мест, ― сказал он. ― Вдалеке от смертных как эти... ― он кивнул головой в сторону окровавленных трупов. Хорошая человеческая жизнь, что бы она в себя не включала. ― Он смотрел на нее серыми глазами, такими яркими и полными решимости. ― Безопасная жизнь. Я хочу, чтобы у тебя была безопасная жизнь.
Безопасность. Рокси никогда не была в безопасности. Всегда оставаясь на один шаг впереди, танцуя так быстро, как только возможно, пытаясь устоять на бревне, прежде чем оно покатится и подомнет ее под себя.
Напряженность спала, и девушка поняла, что кончик ножа всего в сантиметре от глаза Мартина. Она немного отодвинулась и зарычала: ― Крайл преступник или жертва?
― Все что я слышал ― это имя. Я не знаю, какова его роль, клянусь. ― Слова искажены рыданием Мартина. Девушка ему поверила.
― Мы закончили, ― сказала Рокси, задавив нежелательные эмоции, которые наполняли её и росли. Слишком много совпадений. Слишком многое из ее прошлого сваливалось в кучу.
«Крайл. Даган Крайл? Действительно ли он мертв? С содранной кожей, разрезанный на куски»?
Вероятность этого терзала, как песок в ране.
И вообще, Рокси думала, что если кто-то доберется и убьет Дагана Крайла, то это будет она. Но при всём при этом она помнила глаза холоднее мороза, губы изогнутые легкой улыбкой и ощущение теплой мягкой куртки, обернутой вокруг нее как объятия.
Рокси так же не забыла о болезни, которая медленно поглощала ее последующие месяцы. Болезнь, с которой Даган Крайл оставил ее один на один. В замешательстве. Абсолютно неподготовленную.
Она растоптала эти воспоминания в пыль.
― Нет, пожалуйста, мы не закончили, ― закричал Мартин. ― Не убивай меня. Пожалуйста, не убивай. ― Он так сильно дергал наручники, оставляя кровавые ссадины на запястьях. ― У меня есть ещё кое-что. Я могу рассказать о жнеце душ.
Рокси поднесла кончик ножа к щеке мужчины.
― Продолжай, ― настаивала она.
― Мертвый жнец...
Она ждала, и когда он только изогнулся, сотрясаясь, девушка разочаровано застонала и резанула вторую щеку так, что у Мартина появились одинаковые кровоточащие раны.
Он закричал и выпалил.
― Не просто какой-то жнец. Сын Сета. Мертвый жнец один из четырех сыновей Сета.
У Рокси появилось чувство, будто ее огрели кирпичом по голове. У кого, черт побери, достаточно силы... или железные яйца, чтобы уничтожить не простого жнеца душ, а сына Сета?!
― Я тебя заинтересовал? Это ― хорошая информация. Ты же этого не знала? ― пробормотал Мартин. ― Теперь ты меня отпустишь? ― Он покачал наручниками. ― Освободи меня.
Сохраняя безжалостное выражение лица, Рокси положила телефон на тумбочку ближе к кровати, сняла трубку, удостоверившись, что он работает.
«Мертвый жнец, сын Сета. Гребаный сын Сета. Необходимо время чтобы осознать это».
― Есть шанс, что это закончится, Мартин. Я собираюсь перерезать тебе глотку...
― Какого черта? Какого черта? ― он впился пятками в матрас и трепыхался как рыба на берегу, дергая запястья и с силой срывая кожу.
― Заткнись! Не перебивай! ― Рокси ударила его в лоб нижней частью ладони так, что голова мужчины откинулась к спинке кровати, о которую со стуком и ударилась.
Потянувшись к руке Мартина, она расстегнула один наручник. Фрэнк выгнулся и потянулся, но девушка была сильней, потому что когда-то давно у попробовала кровь жнеца душ.
― Ты, конченый похититель ребенка, ― продолжала она. И это не первый раз, когда ты вытворяешь подобное, никчемный кусок дерьма. Я человек слова. Раз сказала, что не убью, значит не стану это делать.
Он смотрел на нее с дикой отдышкой, слабый проблеск надежды мелькнул на его лице. Однако Рокси вмиг раздавила его, как гнилой виноград.
― Я собираюсь порезать тебе глотку. Не достаточно глубоко, чтобы разрезать артерию, из-за которой ты в читаные секунды истек бы кровью, но достаточно глубоко, чтобы задеть вену. Это даст тебе минуту. Засунешь палец в отверстие и будешь жить. Проблема в том, что ты прикован к кровати, а для вызова скорой тебе придется убрать палец. ― Рокси рассмеялась. ― Решай, выбор за тобой.
Он поднял свободную руку и толкнул девушку, пытаясь защититься. Рокси схватила его волосы в кулак, дернула голову в сторону и полоснула лезвием по горлу.
Хлынула кровь, темная и красная.
«Сладкая».
Рот Марина открывался и закрывался, но единственным звуком было хныкающее мяуканье. Запах мочи стал сильнее. Девушка посмотрела вниз. Мартин сидел в луже.
Схватив руку мужчины, Рокси потащила ее к горлу и зажала пальцами рану. Кровотечение замедлилось. С усмешкой она отпустила руку и поднесла пальцы к губам и, закрыв глаза, позволила аромату крови подразнить ее. Затем открыла глаза и облизала пальцы.
Он смотрел на нее с животным ужасом.
Энергия резко возросла, Рокси поборола в себе желание наклониться и выпить его досуха. Время научило справляться с потребностью. Она брала ровно столько, сколько было необходимо ― несколько капель ― достаточно, чтобы утолить голод.
И достаточно, чтобы при желании найти источник, словно у него GPS под кожей. Одна капля крови, и словно в деле собрано досье.
Кровь имела чертовски приятный вкус.
Это сделал с ней он. Даган Крайл. Спас и обрек одновременно. Сделал её тем, кем она теперь является.
Не предупредил, не подготовил, не сказал ни слова.
«Сейчас возможно он уже мертв».
Рокси откопает его только затем, чтобы снова убить. Или удостовериться, что он мертв. Или чтобы увидеть его во плоти в последний раз.
Она покачала головой. Портрет Рокси Тэм полностью состоит из противоположностей.
Выпученные глаза Мартина метались от нее к телефону на ночном столике.
― Трудный выбор, ― посочувствовала она. ― Держать пальцами рану или добраться до телефона? Я не стала бы тратить силы, пытаясь позвать на помощь. Гостиница пуста. Я проверяла. А ребенок в чулане вероятно крепко спит. ― Она сделала паузу. ― Один последний вопрос Фрэнк. И помни, я попробовала твою кровь. Знаю твое сердце и пойму, когда ты лжешь. ― Ты трогал ту девочку?
Он встретил ее пристальный взгляд, пальцы сильней прижались к перерезанному горлу.
― Я не трогал ее! ― проскрежетал он. ― Нет! Она не для меня. Для них. Для Сетнэхта!
Рокси погладила его щеку.
― Я тебе верю. ― В основном потому, что исследования показали ― жертвами Мартина в Австралии были маленькие мальчики.
Теперь Мартин рыдал. На его лице мелькало множество эмоций: мольба, ужас, шок, растерянность ― все бесценны.
Конечно, он всегда мог использовать рот, чтобы взять трубку и носом набрать 911. Рокси не собиралась давать ему полезных советов, но помахала тыльной стороной руки.
― Очень жаль, что я не могу остаться поблизости, чтобы увидеть, чем все это закончится. Удачи, Мартин.
Рокси подошла к шкафу и сняла свою джинсовую куртку, бегло проверив, чтобы на ней не осталось брызг крови Мартина. Хорошо. Ни капли.
Рокси открыла дверь ровно на столько, чтобы дотянуться до малышки, закрывая при этом кровать и открывающийся кровавый вид, и осталась довольна собой. Дана все еще пела так тихо, что это больше походило на вздох, а не на мелодию. Девочка замолчала и подняла глаза, её пальцы напряженно сжимали Флопси.
― Мы уходим отсюда, ― Рокси убрала затхлое одеяло, завернула Дану в куртку, и подняла ее с пола. Такая напряженная и неуклюжая. Прижав голову ребенка к груди, Рокси оградила ее взгляд, когда они покидали комнату. Девушка надеялась, что наушники заглушили лепет просьб Марина.
За ними захлопнулась входная дверь. Мартин взвыл.
Придерживая вцепившуюся в нее словно обезьянка Дану, Рокси вытащила заранее оплаченный одноразовый мобильник и набрала 911. Не по доброте сердечной. Этот орган высушен у неё как черный уголь. Она это сделала, потому что хотела, чтобы Мартин выжил и испугался достаточно, чтобы наделать в штаны. Первое что Фрэнк сделает ― это побежит назад к тому, кто дергает за ниточки. А Рокси если захочет, всегда сможет его найти.
Рокси объяснила адрес мотеля и номер комнаты Мартина, затем направилась в арендованный корвет, припаркованный на дальнем конце стоянки. Игнорируя инструкцию оставаться на линии, она выключила телефон.
― Мама ждет тебя в Оклахоме, ― сказала она после того, как выключила iPod и аккуратно и надежно пристегнула Дану к сидению. Раньше она сняла подушку безопасности и использовала ткань, чтобы переделать ремень безопасности для ребенка. Рокси всегда относилась к работе серьезно. «Делай ее хорошо, или не делай вообще», ― её девиз. ― Через четыре часа она обнимет тебя.
Рокси не ожидала ответа, но Дана удивила ее:
― Четыре часа, так долго?
«Проклятье. Умный ребенок».
Рокси открыла рот, затем закрыла и взглянула на часы в приборной панели. Потом указала на число слева.
― Ты знаешь эту цифру?
― Один, ― прошептала Дана.
― Знаешь, как выглядит пять?
Малышка смотрела на Рокси, затем подняла ладонь и растопырила пальцы.
― Да это м-м хорошо, но знаешь, как выглядит именно число пять?
Дана наклонилась вперед и прижала пальчик к цифре на 1:35.
― Хорошо. Когда один изменится на пять, мама обнимет тебя.
― Хорошо, ― повторила Дана как попугай, и, закрыв глаза, быстро уснула.
Рокси с минуту в замешательстве смотрела на нее. Затем бросила телефон в густые кусты неподалёку и быстро осмотрела периметр и округлый капот. Ветер взъерошил волосы. Рокси замерла, кожу покалывало, у неё появилось неприятное предчувствие. Девушка медленно обернулась.
У неё за спиной в десяти футах стоял Даган Крайл. Он выглядел в точности так, как она его запомнила. Те же длинные светло-русые волосы и пронзительный взгляд. Он смотрел прямо на нее, затем обернулся, как если бы подумал, что за ними наблюдают.
Вздохнув, Рокси его проигнорировала. Он не настоящий. Она это знала, так как не впервой видела этот сон наяву. В первый раз она действительно решила, что это Даган. Даже во второй и третий. В конце концов, Рокси поняла, что у нее немного поехала крыша, она наяву грезит о нем.
Иллюзия, обман, сон, или что это, черт возьми, такое, периодически неожиданно появлялось, словно чертова фея-крестная или сигнализация дальнего действия, когда она тревожилась или была на взводе.
А иногда он приходил во сне, в самом темном сердце ночи.
Рокси вздохнула и посмотрела мимо него, всматриваясь в тени. Все что увидела ― улицы, тени, кустарники. И когда переместила взгляд назад, он исчез. Не удивительно. Он всегда исчезал по желанию.
Окно с водительской стороны было открыто, поэтому Рокси высунула руку и положила на крышу, пальцами отбарабанила отрывок стаккато1. Снова осмотрелась, разворачиваясь по кругу и изучая пустырь через дорогу.
«Ничего примечательного».
Рокси села в машину, включила передачу и поехала к выходу. Снова ощущая странное покалывание, будто кожа заряжена и чувствительна.
Бросив взгляд в зеркало заднего обзора, Рокси подумала, что увидела какое-то мимолетное движение на пустынной стоянке. Сбросив скорость и остановившись, Рокси оглянулась. Секунды тикали медленно.
Ничего. Там нет никого кроме бесполезных экстрасенсорных волн, которые, вероятно, надо проигнорировать.
Рокси хотелось в это верить, но внутреннее чутье подсказывало, что она ошибается. Что-то там всё же есть. Что-то достаточно сильное, чтобы скрыть свое присутствие.
«Паранойя? Возможно».
Рокси давно приняла паранойю, как свое второе я.
«В любом случае пора уходить».
Рокси привела автомобиль в движение и повернула в сторону шоссе. Указательным пальцем загрузила компакт-диск. Взглянув на Дану, Рокси поняла, что девочка в полной отключке. Рокси сделала немного громче, затем поставила старую запись Депеш мод2, под которую они с Даной и поехали вдоль шоссе 663.
Ну, не совсем по шоссе 66. В восточном направлении по дороге I-40.
«Четыре часа, плюс-минус, и она снова будет одна. Направится в Торонто. Домой. Каковы шансы, что это дом и для Сетнэхта?»
Сосредоточившись, Рокси разложила по полочкам предоставленную Мартином информацию. Фрэнк рассказал ей не так много, что можно использовать. Только открыл возможную связь между Сетнэхтом и именем Крайла.
Предчувствия поползли вверх по позвоночнику.
Даган Крайл оставил ее в комнате, превращенной им в бойню.
Оставил в живых с пачкой купюр и грозным предупреждением: не становиться его врагом и не вступать в союз с Дочерьми Исет. И будь все проклято, если она не сделала именно это. Она просто королева безвыходных ситуаций!
Только он бросил ее, превратив в другое существо, не оставив инструкций к эксплуатации.
«Так что, она ему должна. За ней действительно должок».

И если жнец, которого убили и расчленили, не он, тогда ей очень хочется вернуть долг.

_______________________________________
Сноска
1. Стакка́то (итал. staccato — «оторванный, отделённый») — музыкальный штрих, предписывающий исполнять звуки отрывисто, отделяя один от другого паузами. Стаккато — один из основных способов извлечения звука (артикуляции), противопоставляемый легато.
2. Депе́ш мод (англ. Depeche Mode., в переводе с фр. «Вестник моды») — британский музыкальный коллектив, образовавшийся в 1980 году в городе Базилдон (графство Эссекс). Эта группа создала собственный стиль в жанрах электронной и рок-музыки и является одной из наиболее успешных и долгоживущих групп мира.
3. Шоссе 66 - двухрядное шоссе, маршрут которого проложен от города Чикаго до горола Санта-Моника, штата Калифорния, и проходит через штаты Иллинойс, Миссури, Оклахома, Канзас, Техас, Нью-Мексико, Аризона и Калифорния. Протяженность трассы - 3939 км. Построена в 1926-37 годах. Шоссе 66 - символ единения американцев с дорогой, один из любимых символов самой страны. Она проходит через небольшие городки и сельскую местность, являя путешественнику многочисленные символы американы - неоновые вывески и придорожные кафе, заброшенные бензоколонки и стоянки водителей-дальнобойщиков. Среди многочисленных названий дороги - "Главная улица Америки"
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:34 #9

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Я встретился со своим врагом.
И его передали мне.
Он уже обработан и безмолвен…

Египетская Книга Мертвых, Глава 65

Сент-Луис, Миссури

Аластор потянулся к коробке с фотографиями, подошел к углу и слился с тенями. Даган бросил на него вопросительный взгляд, но брат лишь пожал плечами, молча поднял крышку и начал рассматривать коллекцию.
Не было времени спрашивать, что он делает. Даган смотрел на дверной проем, ожидая добычу, шагнувшую в поле зрения. Парень. Среднего роста с резкими чертами, аккуратно одетый. Каштаново-пепельные волосы, собранные на одну сторону спадали вниз. Парень относился к тому типу людей, мимо которых пройдешь на улице, даже не заметив.
Скучно-блёклый снаружи, монстр внутри. Идеален для целей Дагана.
Они смотрели друг на друга в полном молчании, на мгновение вспышка раздражения мелькнула на лице убийцы.
― Привет, Джо.
― Ты знаешь мое имя. А я в невыгодном положении.
Даган усмехнулся.
― Ты даже не имеешь понятия, в каком.
Парень выглядел расслабленным, спокойным. Даган на это не купился. Он проник в святая святых, осквернив логово убийцы. Нет, Джо не так хладнокровен и беспристрастен, каким хочет казаться.
― Время менять соду? ― подстрекнул Даган.
― Ты что-то трогал? Передвигал? ― Маленькие темные глазки метнулись к холодильнику. Тон Джо говорил, что он на пределе. Рот немного напряжен. Он явно не хотел, чтобы прикасались к его сокровищам.
― О, да! ― улыбнулся Даган. ― Я развернул каждый блестящий пакет. Хочешь посмотреть?
― Я увижу, когда открою дверь чтобы засунуть туда тебя. ― Губы парня раздвинулись в улыбке, обнажив мелкие как у ребенка зубы. ― Вообще я предпочитаю женщин и ножи, но ситуация обязывает... ― Подняв руку, Джо прицелился 9-миллемитровым глоком в голову Дагана. ― Итак, кто ты? Полицейская ассоциация? Коп? ― Он скривил губы. ― Федерал?
Даган не сводил глаз с Джо, но отдаленно осознавал, что Аластор вышел из тени, увидев оружие.
― Ни один из вышеупомянутых. ― Он протянул фотографию. ― Рассмеши меня до того, как разрезать на ужин. Расскажи о кулоне с картинки.
Джо взглянул на фотографию, но ближе не подошел.
― Ах,― сказал он, скривив губы в усмешке. ― И ты хочешь знать... зачем?
― Любопытство.
― Любопытство убило кошку. ― Его глаза блеснули. ― Я снял с нее ожерелье. Оно было ее сокровищем, а стало моим. Девушка была молода. Около двадцати. Симпатичная. Смешенного наследия: темнокожая, китаянка, возможно, ещё каких-то кровей. ― Он глубоко вздохнул, его зрачки расширились от воспоминаний. ― Я помню ее кожу. Запах. Ощущение. ― Он облизнул губы. ― Такая храбрая. Не кричала. Я приложил немало усилий, чтобы услышать ее крик.
Жертва убийцы по описанию очень напоминала девочку, которую помнил Даган. Незнакомое напряжение свернуло внутренности.
«Какова возможность, что он оставил ее в живых только для того, чтобы ее схватил этот выродок? Мать твою, каковы шансы этого?»
Почему, черт побери, его это волнует?
Потому что он приказал ей жить. Хорошо, спокойно, безопасно. Он не знал почему, но очень хотел этого для нее.
― Год? ― сказал он скрипучим голосом.
― Год?
― День, когда ты убил ее. В каком году это произошло? ― По крайне мере это даст ему правильное направление. Подскажет, была ли на фотографии та девушка, о которой он старался не думать и не искать.
― Я никогда не скажу, ― Джо покачал головой. ― Я никогда не скажу.
Он держал пистолет твердо и непоколебимо. В этой ситуации не было ничего, что беспокоило бы Джо. Пока нет! Паршивец думал, что он бесспорный лидер, держащий все под контролем.
Джо предстояло узнать, что он и ломаного гроша не стоил.
― Она была твоей подружкой? ― прошептал Джо. ― Это твою девушку я резал, пока она не закричала? ― Джо помолчал и, видя что не получит ответа, продолжил. ― Это было давно, очень давно. Одна из моих первых. Я прятал ее под половицами в шкафу, вытаскивал, держал в объятиях по ночам. Она была прекрасна. Я удерживал ее очень долго, пока не зарезал.
Он ждал реакции, которую Даган не собирался показывать. Вместо этого задал вопрос.
― Знаки на двери... у них есть особое значение, или ты выражал свою художественную сторону?
― Это кардинально меняет тему разговора. ― Убийца наклонил голову, посмотрел вверх и вправо задумчиво-оценивающим взглядом. ― Это древние символы Майя. Мои убийства ― жертвы для бога Потустороннего мира, которому поклонялось племя Майя.
― Да? И кто же он?
Мартин моргнул и замолчал. ― Э-э...Тот1.
Даган рассмеялся, ничего не мог с собой поделать.
― На самом деле это египетские символы. А Бог Майя Потустороннего мира ― Ах Пуч2 хороший парень, хотя немного кровожадный.
Джо сжал губы, его дыхание стало глубже, быстрее. Его обуял гнев. Парню не понравилось замечание.
Даган устал от игр. Он получил ответы на все интересующие его вопросы, хотя узнал в итоге ровным счетом ничего. Сет добьется большего. В любом случае души всегда открыты для него.
― Мы закончили, ― сказал Даган и, сделав шаг вперед, потянулся к оружию так быстро, что его движения слились в едва различимое пятно.
Не достаточно быстро.
Раздался выстрел. Даган передвинулся, уклонившись от пули, одновременно сконцентрировался для нанесения удара.
Аластор двинулся к Джо с противоположной стороны. Он подпрыгнул, повернулся в воздухе, сделав грудь неприкрытой мишенью для выстрела, который предназначался Дагу. Тело брата содрогнулось, когда пуля прошла сквозь плоть и кости, затем он приземлился с тяжелым ударом, перенося удар от падения на плечо.
― Какого хрена? ― зарычал Даган, выбив глок из рук Джо. Оружие пролетело через комнату и ударилось о стену, скользнуло по полу и, наконец, остановилось около холодильника. Даган встал между Джо и пистолетом. Он почувствовал, как его лицо принимает выражение беспощадного гнева.
Джо отступил, подняв руки, словно это могло отразить будущую атаку.
Прижав кулак к окровавленной груди, Аластор приподнялся и с шипением сел, оттопырив верхнюю губу.
― Думаю, этот педик сломал мне грудину.
― Черт возьми! ― Даган схватил Джо за воротник.
Ублюдок попытался отступить. Он боролся и визжал, вцепившись в запястье Дагана.
«Да, похоже, это будет приятно».
Даган посмотрел на Аластора:
― Был смысл в этом героизме?
― Я не думал о героизме. Просто не ожидал, что этот идиот действительно в меня попадет. — Аластор крепче прижал кулак к груди, ― Я только планировал удостовериться, что он тебя не ранит.
― Нет таких пуль, которыми можно меня убить, ― заметил Даган, сильно встряхнув Джо, когда Мартин попытался ослабить сдавливающий его воротник.
― Или меня, ― Аластор послал ему нерешительную эффектную улыбку, ― но, черт возьми, просто дьявольски болит!
Даган не мог поспорить. Каждый раз, когда он хватал пулю или нож за брата, это причиняло боль. Гребаную дьявольскую боль.
«Жнецы душ бессмертны, но совсем не неуязвимы».
― Ты планируешь выпотрошить проклятого ублюдка, или это сделаю я? ― спросил Аластор, положив руку на плечо брата и вставая на ноги.
― Он мой, ― сказал Даган, притянув Джо ближе.
Глаза Джо расширились, когда тонкий луч света из открытой двери осветил лицо Дагана.
― Ты...
Даган ударил. Пальцы рассекли кожу, мышцы, затрещали ребра, поскольку его рука проникла глубоко. Это походило на обвалку сырого цыпленка без ножа.
Джо смотрел на него, широко раскрыв глаза. В них что-то вспыхивало. Своего рода узнавание.
― Ты, ― повторил он. Затем издал булькающий вздох, возможно смех. ― Думал что только... так... для человека... гарантируется... бессмертие... Думаю я... ошибался. ― Его глаза остекленели, и Джо умер с последним вздохом. Его тело выпустило поток отходов, когда ректальные мышцы расслабились.
Даган вздернул голову и встретил пораженный взгляд Аластора.
― Он узнал меня.
― Ты когда-нибудь видел его раньше?
Сжав сильнее сердце, Даган посмотрел на лицо мертвеца. Его голова свесилась набок, на него смотрели ничего невидящие глаза.
― Нет.
― Ты уверен?
― Да.
― Значит, он узнал не тебя. ― Аластор пожал плечами и бросил взгляд на ящик с фотографиями. ― Возможно, он узнал смерть.
― Возможно, а может и нет. ― Было что-то категоричное во взгляде Джо Мартина, что-то личное. Дагана видели немногие люди, и в 99,99% они заканчивали мертвецами. Оставшийся 0,1% ― составляла инфантерия Верхнего мира, которая понятия не имела кто он, да редкая женщина, оказывавшаяся обнаженной в его постели.
И конечно девочка. Одна болтливая незабываемая девочка с бронзово-зелеными глазами, метающими искры, отблески которых он мог видеть и теперь.
Мощным рывком Даган вырвал сердце и вытащил руку из грудной клетки. Тело упало на пол, как мешок с мусором. Цепь выскользнула из открытого воротника Джо Мартина, последовал слабый звон металла о бетон.
Кулон с фотографии.
Даган уставился на ожерелье.
«Неужели она мертва? Как не хотелось, чтобы она оказалась мертвой».
Неосознанно он сжал его в кулак вместе с сердцем и рванул. Кровь хлынула из разорванных кровеносных сосудов, высвобождая желудочки и орошая темно-красными пятнами стены, пол, множество черепов на полках, белую футболку Дагана, его кожу, шею и щеки.
― На тебя не похоже действовать так неаккуратно, ― упрекнул Аластор.
― Думаешь?
На мгновение эмоции Дагана оказались настолько сильными, что он забыл о присутствии брата. Забыл обо всем кроме убийства.
«Это личное. Твою мать! Это никогда не было личным. Возможная связь с девушкой сделала это таковым».
Происходящее не имело никакого смысла. Он не видел девушку одиннадцать лет. Она являлась лишь во сне. Ему снились яркие, разноцветные сны, и складывалось впечатление, что он мог протянуть руку и коснуться ее, поговорить, пропустить через свои пальцы гладкие темные локоны. Это также не имело смыла, ведь жнецы не видели сновидений.
С осознанным усилием он ослабил хватку на сердце Джо Мартина, бросив его в мешок, который одел на плечо, затем вытер тыльной стороной губы. Даган тяжело дышал, его сердце бешено колотилось, адреналин зашкаливал.
Подняв глаза, он посмотрел на Аластора, потиравшего пулевое ранение на груди.
― Пуля прошла навылет? ― Даган поднялся, взял брата за плечо и повернул к себе спиной. ― Да.
― Проклятье, хоть одна хорошая новость, ― в словах сквозил сарказм.
― Боюсь, что ты погорячился, назвав эту новость хорошей, – бросил Даган, радуясь, что ранение не столь серьезно, как могло оказаться, ― но лучше навылет, чем мой палец, копающийся в ране. ― Они обменялись взглядами. Это был бы не первый раз, когда кто-то из братьев был бы должен впопыхах оказать первую помощь. ― Ты будешь жить.
Слова были произнесены, и в ту же секунду мысли понеслись в направлении, в котором Даг не хотел думать, и, судя по выражению лица Аластора, брат думал о том же. Несмотря на пулю, пробившую насквозь его грудь, сломавшую кости и, скорее всего, задевшую большую часть легкого, Аластор будет жить.
Именно в этом проблема.
Они жнецы душ и, как дополнительный бонус― биологические сыновья Сета. Ничто не могло их убить. Даже пуля.
Однако что-то убило Локана.
Могло ли оно так же убить одного из них?
Только… они не могли предвидеть приближение беды, поскольку не имели понятия, чего именно опасаться.
Сев на корточки у тела Джо, Даган потянулся к зияющей дыре в груди и стал ждать. Темная душа подплыла, неся холод настолько ощутимый, что он обжигал его. Извиваясь, душа обвила запястье, словно мокрый скользкий червяк, затем снова скользнула вниз, истаивая в туман смога, и медленно поднялась, замерев чуть выше плеча жнеца.
Даган рассеяно захватил ее огненным ободом и привязал к себе смертного. Затем осмотрел карманы Джо: горстка мелочи, жвачка, бумажник, внутри кредитка, удостоверение личности, пара двадцаток. Контактное лицо при чрезвычайных ситуациях небрежно написано красной ручкой. Фрэнк Мартин. «Возможно брат не за границей». Даган засунул карточку в карман. Стоит проверить.
Последняя карточка привлекла внимание Дагана. Дорогая кремовая бумага. Бургундские чернила, столь темные, что казались черными. Без имени и эмблем. Только адрес. Торонто. И сзади визитки сложенная квитанция за парковку на стоянке Колледж-стрит. Так же из Торонто.
― Это тот день, когда убили Локана, ― сказал Аластор за его спиной, прочитав талон.
Даган кивнул и передал брату бумажник с содержимым.
― Ты тоже должен на это взглянуть. ― Аластор протянул стопку фотографий. Даган взглянул. На них были изображены человеческие торсы, лишенные кожи.
Их убили так же, как и Локана.
Даган молчаливо вернул их Аластору и посмотрел на тело перед собой.
«Какого хрена здесь происходит? Это жалкое подобие человека ― убийца Локана? Как такое вообще возможно? Как простой человек срезал кожу со жнеца душ и разрезал его на куски? Он не мог».
Это единственно возможный ответ.
― Здесь есть что-то, что мы упустили. Должно быть.
Он потянулся за кулоном, висящим на шее Джо, и потянул за цепь, чтобы лучше рассмотреть. Анк с крыльями и рожками.
Затем перевернул ― знакомые иероглифы. Точно такие он видел прежде на кулоне девушки.
Даган резко выдохнул, увиденное ему не понравилось.
― Символ похож на знак Дочерей Исет, ― пробормотал Аластор и, прижав ладонь к груди, присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть.
― Только они не носят его на шее, а врезают в плоть в ритуале самопознания и контроля.
Аластор посмотрел на него оценивающе.
― Я не думал, что ты интересовался ими.
― Это капля в море, учитывая, сколько я потратил времени, пытаясь их изучить. Они разделены на три основные линии наследия: Стражи, Вожаки и Адепты.
― И?
Даган издал короткий смешок.
― Это все что я знаю. Они избранные и скрытные. Их как будто не существует в действительности.
Даган посмотрел на кулон. Окровавленные пальцы оставили отпечатки на металле. По какой-то необъяснимой причине это его обеспокоило. Положив кулон в карман, он вытер ладони о бедра, оставив темные пятна на выцветшей хлопчатобумажной ткани. И замер.
«Дежавю. Вот дерьмо».
Он вспомнил, что вытер руки, прежде чем коснуться девочки, а она втянула голову в плечи, глядя на него полным свирепой решимости взглядом бронзово-зеленых глаз.
Девушка была простым человеком в море других людей, но он позволил ей жить. Освободил, разорвав путы, завернул в свою куртку, оставил деньги. Почему она?
Он не испытывал желания сделать то же самое до или после этого.
Подвеска и фото, которые он нашел, значили, что возможно между ней и кучей расчленённых тел в этой вонючей комнате есть какая-то связь. Была ли? Существовала ли связь между нею и парнем, которого Даган только что убил. Между нею и смертью Локана?
Вероятность минимальна, но Дагану не нравились совпадения.
― Как, черт возьми, она вписывается в это? ― пробормотал он.
― Она? Имеешь в виду Исет?
― Нет. ― Даган сжал в кулаке кулон и стащил через голову с мертвого парня. Затем встал и пожал плечами. Аластор наблюдал за ним, сузив глаза с растущим интересом, пока Даган решал, что лучше рассказать. Не всю историю, но хоть что-то. ― Я думаю, что возможно видел этот кулон прежде.
― Где?
Даган не был готов поделиться. Предпочитая разыскать этот особый контакт самостоятельно.
― Я сам разберусь с этим.
Он воевал с мельницами, пытаясь установить связь там, где по всей вероятности ее не существовало, поскольку других ходов у него не было. Ничего с чего можно было начать поиски.
Кто-то убил младшего сына Сета, и казалось, никто не знал обстоятельств. Он закидывал удочки по всему Потустороннему миру, как только они узнали об убийстве Локана, но никто ничего не знал и не рассказывал.
Может, стоило использовать более действенный второй вариант. Страх всегда был сильным мотиватором, и столь же сильно подавлял.
Лениво перевернув кулон, Даган прочел иероглифы на плоской поверхности:
О мое сердце, которое я получила от моей матери,
Мое сердце, подаренное моей матерью,
Мое сердце, ведущее меня по жизни,
Не иди против меня как свидетель.

Это то же стихотворение, которое он прочитал на другом кулоне десятилетие назад. Или возможно это тот же кулон. Даган не хотел даже рассматривать такую возможность.
― Ссылка на мать... ― пробормотал Аластор.
― Да богиню материнства и изобилия... Исет. ― Исида. Еще одно гребаное совпадение. С резким рывком Даган протянул извивающуюся душу и окровавленный мешок Аластору. ― Отнесешь старику ужин за меня?
― Это доставит мне кровавое удовольствие. Я живу, чтобы служить, ― в словах сквозил сарказм, лежавший в основе горькой правды. Они все живут, чтобы служить. Именно поэтому они порождены. Ни один из самых влиятельных богов Потустороннего мира не мог перемещаться в Верхний мир по желанию. Включая Сета. Чем больше власти, тем меньше мобильности. Это была гарантия безопасности, установленная шесть тысяч лет назад, чтобы гарантировать, что они не вторгнутся на территории друг друга, или в человеческий мир. Поэтому Сету необходимы эмиссары, рабочие пчелы, чтобы быть его глазами и ушами в Верхнем мире. Бог называл их "союзниками".
Большинство ― превращенные души, тщательно отобранные из бесконечного потока, которым предложили стать одной из элит Потустороннего мира ― жнецами душ.
Лишь четверых из них воспитывали для этого с детства.
Есть ли лучший способ гарантировать преданность союзников, чем самому их воспитать? В действительности, первый опыт оказался настолько успешным, что Сет зачал еще троих сыновей. Четверо сыновей от трех человеческих женщин.
И главное, они были лояльны. Друг к другу. И к Сету, хотя все одновременно ненавидели и любили его.
Однако в первую очередь они семья. Даже если не совсем нормальная, как и вся преисподняя.
― Ты мне нужен, чтобы проверить содержимое бумажника, ― сказал Даган, передав и его. ― Найди экстренный контакт ― Фрэнка Мартина. Брата. И проверь, что находится по указанному на визитке адресу.
Аластор рассмеялся:
― Сделаю сию минуту, ваша истекающая кровью светлость.
Даган бросил на него взгляд и сказал с ложным британским акцентом:
― Я отнюдь не тот, кто истекает кровью, приятель.
Со страдальческой гримасой Аластор покачал головой.
― Даже. Не. Пытайся. Так что ты будешь делать, пока я свалю исполнять все твои поручения?
Чем он займется? Его пальцы сильней сжали кулон.
Отвернувшись, Даган совладал с эмоциями, сопротивляясь внезапной волне черной ярости, грозившей отнять голос, разум, здравый смысл. До смерти Локана он не испытывал подобного, но с тех пор как не смог найти брата, его убийц ― сама невозможность помешать убийству ― в первую очередь это значило, что он не мог полностью справиться с гневом частично направленным на самого себя. Частично на отца. За то, кто он. Именно этот факт сделал Локана мишенью. За то, что старик не использовал свою огромную силу, чтобы защитить сына.
Хотя стоит признать, что сейчас Даган не справедлив. Он знал, что Сет не может находиться сразу везде, не может знать всего. Но когда красный поток ярости захлестнул его, рациональность, казалось, не имела значения.
― Скажи, куда ты направляешься, Даг. ― Тон Аластора стал тверже.
У Даган вырвался угрожающий смех, когда разжав кулак, он посмотрел на кулон, видя при этом лицо девочки.
«Так или иначе, она связана с происходящим».
― Я оправляюсь на охоту, ― прохрипел он. ― За тем, кто выжил.


Торонто, Канада.
Петр Кузнецов Высокопреподобный Сетнэхт поглядывал на гостей, сидящих за длинным низким деревянным столом, за которым они собрались для церемониального обеда в Храме Сетнэхта.
― Жертва крови необходима, чтобы двигаться вперед.
Все разговоры умолкли. Глаза устремились на него. Пока он позволял тишине становиться все звонче, поглощая любые звуки, соседи, сидевшие со скрещенными ногами на нескольких слоях ковров, зашевелились, осторожно поглядывая то влево, то вправо. Петр не препятствовал тому, чтобы беспокойство сильнее охватывало присутствующих. Он точно знал, какие мысли в этот момент роились в их головах.
Высокопреподобный услышал шепот. Ходили слухи, что за последние месяцы уже были кровавые жертвы. Три члена покинули группу тихо, никого не предупредив и не попрощавшись. После нескольких лет, а в одном случае десятилетий членства в Культе Сетнэхт они просто... исчезли.
Конгрегация сказала, что пропавшие переосмыслили свою преданность. Что они ушли из группы и переехали в другой город. Неслыханное дезертирство.
Никто не верил в эти заверения. Никто не осмелился возразить. Об этом говорили в кулуарах.
Петр знал правду.
Пропавшие дрогнули в своей вере. Потерпели неудачу при проверке. Нарушили заповеди Сетнэхта.
Будь это все, что они сделали, Петр отпустил бы их, погрустив над сделанным выбором, и отослал искать свой путь в этом мире.
То, что решило их судьбу ― это союз друг с другом, согласие на обмен знаниями, чтобы создать ответвление секты, группу, которая хотела украсть все, что с таким трудом построил Сетнэхт. Их действия равносильны измене.
Этого Петр никогда не мог позволить.
Постоянное планирование и самоотверженность в жизни привели его к вершине успеха. Он пришел в общину обычным ребенком, злым, агрессивным, типичным мальчишкой в бунтарском подростковом возрасте. Его наставник Абази Абубакар обучал и лелеял его, в конце поручив детище, которое создал.
Самой первой жертвой Петра еще до начала его правления стала одна из Дочерей Исет. Однако за последние одиннадцать лет, после того как он надел мантию власти, Петр жил священным долгом продолжить дело великого лидера.
Высокопреподобный Абубакар был Петру больше чем отец, мать, любовник или друг. Абази был полностью посвящен своему делу, полному искоренению голода, войны и ненависти. Он видел способ прекратить боль, вызвав из Потустороннего мира самое могущественное божество, чтобы управлять мудро и справедливо. Кто лучше удержит хаос, чем Бог Хаоса? Абубакар пожертвовал своей жизнью, чтобы изложить свои доводы Сету. Его преданность оказалась выше славы. Восхищение Петра все прошедшие годы своим наставником переросло почти в пламенное поклонение.
Петр не мог позволить трем безумным людям со слабой верой разрушить планы, для создания которых понадобилось более 25 лет. Он победит и продолжит работу Абази, и таким образом обеспечит свое собственное место в иерархии Сета.
Потому что Сет придет. И будет править. Неверующие будут наказаны, а верующие ― вознаграждены.
Испытание трех предателей ― быстрое обвинение, за которым последовало отрицание, затем объяснение, хныкающая мольба и, наконец, удар ножа Петра. Они были его друзьями, семьей на протяжении десяти лет, поэтому он был должен им быстрое и личное правосудие.
Теперь Петр улыбнулся собравшимся гостям, позволяя теплоте души опуститься на них подобно солнечному свету. Его улыбка принесла первые намеки облегчения. Напряженные плечи расслабились. Челюсти разжались, но всё же настороженность ощущалась в воздухе.
― Жертвами будут овцы, ― сказал Петр. Напряженность в комнате спала. Их облегчение казалось ощутимым. Животных убьют, гуманно руководствуясь принципами правительства. ― Я уже договорился со скотобойней. Мясо раздадут бедным.
Мгновение тишины все присутствующие обдумывали его слова, затем заулыбались в ответ. Первые отрывки шепота переросли в глухой шум, одновременно со звоном столовых приборов о тарелки, заполнивший комнату.
Петр ел, беседовал и наблюдал со своего места во главе стола за происходящим, а затем с обычной безразличностью к любому, кто мог наблюдать за ним, его взгляд переместился влево в дальний конец стола к Мэри Метисон, которая сидела тихо и покорно, аккуратно накалывая еду из рядом стоявшей тарелки.
Петр улыбнулся, кровь ускорила темп. Девушка невероятно прекрасна. Невинна. Привлекательна. В ее крови чувствуется слабый намёк на причастность к Исет. Он надеялся на более сильную связь, истинную Дочь Исет. Даже нашел такой драгоценный камень, девушку по имени Нафре. Но не смог заманить ее независимо от того, какие искушения предлагал. Так что придётся довольствоваться Мэри Метисон с куда более слабой кровью.
Словно ощутив его внимание, Мэри подняла голову и послала ему косой взгляд из-под ресниц. В ее действиях отсутствовало лукавство. Искренняя застенчивость. Она новичок в группе ― шестимесячный приверженец, пока без места. Плохо знакома с городом, из родственников ― тетя в Оттаве, на расстоянии почти пяти часов езды. Сетнэхт стал ей семьей. Или правильнее будет сказать, он позволял ей в это верить. Пока.
Скоро она узнает, что вместе с обещанной жертвой в виде овец, Петр сам лично принесет жертву. Милого наивного ягненка недавно принесенного в овчарню.
«Ягненок готов для убоя!»

_________________
Сноска
1. Тот от Тхотх(Θόουτ, Θώθ, Thoth, егип.Dhowtï, сб. Футий) — древнеегипетский бог мудрости и знаний.
2. В мифологии майя, Ах Пуч(AhPuch)― бог смерти и владыка подземного мира, самого худшего мира из всех девяти миров ада. Обычно Ах Пуч изображался как скелет или труп или в антропоморфном облике с черепом вместо головы, чёрными трупными пятнами на теле; головной убор его имеет форму головы совы или каймана.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:35 #10

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Кровь Исет, слава могущества Исет, слава
Исет,
Она хорошая защита от многого,
Защита от зла.
Папирус Ани (Книга мертвых), глава 156

Торонто, Канада.


Ужасно уставшая и мечтающая о постели Рокси направлялась вдоль улицы Ричмонд. Ранее вечером она совершила дюжину телефонных звонков, протягивая тонкие линии от мертвого жнеца и малышки Даны.
Однако никто ничего не слышал. И ничего не знал. Это походило на беседу с тремя мудрыми обезьянами1. Только вот никого из инфантерии Верхнего мира, с кем она общалась, нельзя было назвать смышлеными.
Отсутствие информации терзало девушку. Что-то тут не сходится. Интуиция подсказывала, что она что-то упустила, но мозг, казалось, не мог нарисовать всю картину.
Сытая по горло телефоном Рокси решила применить прямой подход. Вооружившись историей, полученной от парня, с которым она якобы встретилась в самолете – Фрэнк… или как его там… Дэрн, но, к сожалению, не могла вспомнить фамилии и возможно, здесь могли помочь ей с этим? ― Рокси вошла через хромировано-стеклянные двери восемнадцатого века на завод, переделанный в храм Сетнэхт.
Она потратила следующие три часа на долбаную экскурсию. По Святилищау. Банкетногму залу. Даже сверкающей кухне. Служители культа провели ее мимо частных офисов в задней части здания, а когда Рокси стала идти медленнее, чтобы бегло осмотреться, служители, особенно гордившиеся зеленым садом на крыше, обрадовались идее посидеть на ней. Все были дружелюбными и решительными, предлагали стопки листовок с информацией, которая не удовлетворяла ее целям или не отвечала на существующие вопросы. И конечно уговаривали на пожертвование.
«Можно сказать, веселье так и не началось».
К сожалению, любое усилие вернуть беседу к Фрэнку, симпатичному парню которого она встретила в самолете, который отправил ее сюда, было встречено пустым взглядом.
Но визит не прошел зря. Она видела фотографии нескольких Высокопреподобных, которые висели на глянцевых мемориальных досках с именами. Рокси передаст имена и описания Каллиопе и продолжит собственный поиск.
Ночь была снежной, но без ветра, и на небе появились звезды. Насколько они могли появиться в самом центре города.
В нескольких кварталах от храма у девушки появилось чувство, что за ней наблюдают, следят. Рокси остановилась, чтобы рассмотреть устаревшие ванные приспособления и ей показалось, что она заметила отражение парня в окне. Высокий, блондин. Девушка продолжила идти. Двумя кварталами позже она поймала его отражение в окне ломбарда. Она потянула время, изучая изображение. Слегка размытое по краям, поэтому Рокси могла видеть дорогу через полупрозрачную грудь парня. Со вздохом она повернулась. Ветер пробежался по волосам молодого человека и растрепал так, что они упали ему на лицо.
Только ветер отсутствовал. Ночь безветренная.
Рокси не могла рассмотреть черты его лица, но не сомневалась в личности мужчины. Рокси грезила этими снами наяву все годы с тех пор, как в последний раз видела Дагана Крайла. Она думала, что они были просто волшебной частью души, которая не шевелилась со времени той ночи на старой фабрике.
Но сейчас Рокси подумала, что в этом может быть что-то еще.
Дочери Исет верили, что душа состоит из пяти частей: Рен, Ба, Ка, Шуит и Аху2. Тело ― Хат ― сумма физических частей. Мертвый жнец убит, освежеван и его части разбросаны.
Если убитый жнец ― Даган, возможно с ней одна из частей его души.
Разве у жнецов есть души? Как, черт возьми, она может знать?
― Ты предупреждаешь меня? ― спросила она. ― Или говоришь, что я продвигаюсь в правильном направлении?
Он не ответил. Она и не ждала.
Тряхнув головой, Рокси направилась в бар «Тессо и Гриль», не останавливаясь и не заглядывая в окна по дороге. Если он еще там, она не хотела знать. По крайне мере она так себе говорила.
В «Тессо» очереди не было, но большой парень охранял дверь. Рокси не была постоянным клиентом, но её лицо должно быть достаточно знакомым; однако вышибала пропустил её только после предложенной купюры.
Каллиопе очень не понравится отчет о расходах в этом месяце, поскольку ей понадобилось еще пять банкнот, чтобы попасть в заднюю комнату с избито-банальной обстановкой, которая подошла бы для второстепенного малобюджетного фильма.
Инфантерия Верхнего мира, управлявшие проститутками Асмодея, демона страсти Потустороннего мира, сидели за столом, играя в покер и попивая дешевое вино. Один из них посмотрел на дверь, через которую вошла Рокси и проворчал:
― Никаких женщин.
Троица девушек в углу смотрели на нее тусклыми, бесцветными глазами.
Присутствующие не считали их женщинами. Они собственность. А это абсолютно разные понятия.
― Не сердитесь. Я принесла подарки. ― И прежде чем мужчина успел ответить, Рокси протянула коробку и открыла крышку. Кубинские сигары. Она решила, что компания не станет возражать.
― Я сказал нет...
― Все хорошо, ― прервал один из инфантерии по имени Большой Ральф. Несмотря на худощавость и грубость он хитро поглядывал на Рокси. Мужчина не раз говорил, что стоит ей только попросить и в любой момент Ральф раскроет причину своего прозвища.
Она никогда не спрашивала.
― Я видел ее здесь раньше, ― продолжал он, махнув рукой в ее сторону. ― Ей нравиться наблюдать за нашей игрой. Хочет научиться.
Большой Ральф кивнул, и она растянула губы в улыбке. Засранец. Рокси покупала себе билет в эту игру уже три раза, и каждый раз бросала тысячи, позволяя ему выиграть. Потому что он любил поболтать во время игры. И обычно это был хороший источник информации.
Ральф неторопливо подошел, весь такой противно-дружелюбный и милый. Рокси даже зажгла для него сигару.
Потом постояла, стиснув зубы, пока остальные закуривали, затягивались и выпускали дым кольцами. Рокси напомнила себе, что если она распотрошит четверых мужчин и заберёт отсюда трех девушек, ничего хорошего не произойдёт. Это не даст ей нужной информации и не спасет девушек. Они уже отмечены Асмодеем. Единственный способ спасения― это заставить Асмодея освободить их.
Однако есть проблема. Когда ты заключаешь сделку с демоном, почти не существует обратного пути.
― Ксафан3 все еще хочет эту девушку. Это все знают.
Рокси навострила уши и скользнула глубже в тень, надеясь что мужчины забудут о ее присутствии. Неужели может оказаться так легко что-то выяснить? Ее пульс участился.
― Да, но она не хочет иметь с ним дела. ― Больше дыма. Больше смеха.
― Слышал, она находится под защитой Батчера.
Рокси нахмурилась, услышав это имя. Она слышала его раз или два. И ожидание затянулось, прежде чем Большой Ральф сказал.
― Не думаю, что Батчер захочет, чтобы Нафре закончила как любовница Ксафана.
«Он говорил не о Дане. Ночь сплошных неудач».



Рокси бесшумно закрыла входную дверь и вдохнула знакомый запах лимонного очистителя воздуха. Три года назад она купила полуразрушенную церковь к северу от города и с любовью восстановила. Наняла местного художника, чтобы заменил разбитые витражи. Девушка своими руками убрала скамьи и заменила их новыми полами из древесины. Рокси не владела знаниями сантехники и электрики, поэтому вынуждена была нанять рабочих. Но, в конце концов, она приложила руку к каждой ступеньке и каждой перекладине.
«Дом милый дом».
И после того, как почти сорок восемь часов провела на ногах, она чертовски рада, наконец, находиться здесь.
Закрыв глаза, девушка позволила своим чувствам поискать любой намек на незнакомую сверхъестественную энергетику. Невеселая улыбка тронула губы. Конечно, не все так просто.
Она оперлась рукой на гладкий, прохладный мрамор консоли и бросила ключи в розовый стеклянный шар. Перед тем как зайти, Рокси вытащила из ящика почту и теперь быстро пролистала пачку бумаг. Счета. Счета. Конверт из Национальной лиги городов4... наверно квитанция на пожертвование. Другой конверт из Медицинского центра Чикагского университета. Она надеялась, что они выделили деньги на ожоговое отделение. Она всегда прилагала записку с просьбой сделать это, когда посылала чек.
Протянув руку, включила свет в прихожей, затем бросила пачку бумаг рядом со стеклянной вазой и повела плечами вперед, затем назад.
Рокси испытывала желание забраться в кровать, натянуть одеяло на голову и проспать неделю. Но обязательства, прежде всего.
Сняв куртку, она небрежно бросила ее, запрокинула голову, чтобы широко зевнуть, затем согнула шею в одну сторону, и в другую. Мышцы и сухожилия растягивались и побаливали. Она нуждалась в подзарядке.
Сне... или крови.
Инстинкт кричал о крови, долгие годы борьбы со своей натурой и жесткий контроль заставили ее выбрать сон. Рокси направилась в свою спальню, остановившись у дверного проема, проверяя каждый укромный уголок и щель. Рокси вела себя естественно и расслабленно, когда тень привстала с мягкого кресла в углу, а затем скользнула вдоль стены к ней.
Беззвучно.
Изящно.
Смертоносно.
Рокси не выдавала себя, ни словом, ни действием, она просто продолжала двигаться через спальню, словно понятия не имела, что ее преследуют.
Слишком рано… подожди…. подожди…
С резким выдохом она присела на корточки, перенося свой вес на согнутую правую ногу, резко отталкиваясь левой и очерчивая широкую дугу. Инерция от толчка чуть не свалила ее, но удара, которого она ожидала, так и не последовало. Ее нога продолжала двигаться, так и не соприкасаясь с нападавшим. Потому что его там больше не было.
С колотящимся сердцем она пригнулась, перекатилась на бок и встала в трех футах от этого места. Рокси стояла на ногах и оборачивалась вокруг, не думая, а просто двигаясь, позволяя своим усилившимся ощущениям руководить действиями. Острый удар ребром ее правой ладони. Поворот, взмах. Сложенный кулак направился в то место, где должен был находиться нападавший на нее человек.
На этот раз она была вознаграждена удовлетворяющим рычанием. А затем упала вниз, когда нога противника ударила ее, сбивая с ног.
Ее задница приземлилась на ковер. Воздух с легких вырвался со свистом.
Кончик очень длинного лезвия уперся в кожу горла.
― Почти сделала меня в этот раз. ― Голос холодный и ровный как горный ручей, бегущий по гладким камням.
― Почти не считается, ― проворчала Рокси, взяла протянутую руку и позволила поднять себя на ноги. ― Знаешь, замки придумали для защиты от злоумышленников.
― Я уверена, что как правило, они достаточно эффективны, ― ответила незнакомка и вышла из тени, когда Рокси включила прикроватный светильник.
Если Рокси ассоциировалась с кофе и бронзой, то Каллиопа Кэйн ― с заснеженной зимней ночью. Бледная кожа, волосы почти черные, ниспадающие ровным, густым занавесом до середины спины. Подчеркнутые ровной челкой и темными ресницами глаза горели кошачьим зеленым взглядом, этот цвет казался слишком ярким для натурального. Но был естественным. Рокси знала, потому что спросила несколько лет назад. И пока Каллиопа будет избегать или удобно для себя пренебрегать информацией, Рокси никогда не станет открыто врать ей.
― Привет, ― поприветствовала Рокси наставницу.
― Добрый вечер, ― Каллиопа посмотрела на часы. ― Или скорей утро. Выглядишь усталой, ― закончила она без злобы.
― Спасибо. Мне, ― ответила Рокси с лукавой улыбкой, ― …необходимо поспать. ― Ей необходима кровь, но сон поможет. ― Это официальная беседа? ― в случае чего, она будет внимательнее, чтобы отчитаться.
― Неофициальная.
― Хвала Исет, ― Рокси резко вздохнула и опустилась на край кровати. ― Ребенок с мамой. Мать слегка безумная, но любящая. Рыдала и смеялась, обнимая Дану. Обнимала Рокси.
Да, Рокси могла бы обойтись без этого. Она стояла, как столб, принимая прикосновение женщины, хотя предпочла бы отшатнуться в сторону и оставить между ними хороших десять футов.
Из убежища материнских объятий малышка смотрела на Рокси, будто та дотянулась до луны. Что заставило Рокси почувствовать себя слегка виноватой за мелкое предательство, которое она совершила, пока малышка спала в машине. Но черт возьми! Во сне ребенок почесал струп и маленькие капельки крови выступили из аккуратной линии. Ребенок даже не пошевелился, когда Рокси вытерла кровь ребенка пальцем. Незначительный глоток для перестраховки, ее сверхъестественная версия GPS, на тот случай если Дана вновь исчезнет.
― Ты ликвидировала Мартина? ― спросила Каллиопа, вернувшись в удобное кресло, и с непринужденной грацией опустилась в него.
― Это не мое задание, не так ли?
Одна темная бровь приподнялась на долю дюйма.
― Нет, но у меня нет сомнений, что это твое предпочтение.
Рокси фыркнула:
― Ну, я выполнила приказ. Перерезала ему глотку, но не убила. Решив, что живым он может оказаться полезным. Я смогу еще разок побеседовать с ним, если возникнет необходимость.
― Если сможешь найти.
― Не проблема. ― Рокси не владела никакой информацией о том, как вычислить его с помощью крови. Девушка никогда не рассказывала о своей особенности и дополнительных преимуществах. Наличие ловких сверхъестественных талантов ― одна из вещей, которые у всех Дочерей Исет свои собственные, как подарки, но стать паразитом, который жил питаясь кровью людей ― совсем другое.
«Кстати, до встречи с тобой, я превратилась в кровососущую пиявку, которая может следить, за теми от кого питалась. За исключением засранца, обратившего меня».
Рокси не могла отследить его, хотя получила щедрую порцию его крови.
«О-о, да. Это будет интересный разговор».
― Мартин открыл что-то имеющее значение, до того как ты перерезала ему горло?
― Ничего не значащее дерьмо, ― Рокси сжала переносицу. В глазах такое ощущение, что их почистили пескоструйкой. ― Он назвал имя Крайл. Но действительно он мертвый жнец или убийца, я не получила подсказки.
― Крайл... ― Размышляла Каллиопа. ― Я не знаю этого имени. Демон?
― Жнец душ.
Каллиопа бросила на нее пронзительный взгляд, и Рокси поняла, что такая уверенность казалась странной. Она промолчала о том, как узнала, что Крайл жнец душ и вместо этого сбросила бомбу. ― Мартин сказал, что мертвый парень не простой жнец. Он гребаный сын Сета.
Каллиопа молчала несколько секунд. Ее глаза не расширились. Тело не напряглось, даже слегка. Рассказав Рокси, что откровенность Мартина не является неожиданностью для Каллиопы. Ей возможно не известно имя Крайл, но наставница знала, что мертвый парень был сыном Сета.
― Ты могла упомянуть об этом ранее, ― пробормотала Рокси.
― Это не важно.
Думаю, у них разные понятия об этом.
― Зачем жнецу убивать одного из своих? ― размышляла Каллиопа.
― Это имеет значение? ― Рокси не потрудилась замаскировать свой сарказм.
― Чувствуешь себя раздражительной сегодня, Рокси?
― Очень. Что делает этот вечер отличающимся от любого другого... только как?
Каллиопа засмеялась, гладкий, контролируемый звук, мягкий и теплый. Наставница никогда не заливалась громким смехом.
― Каким еще лакомым кусочком поделился Мартин?
― Он сказал, что вовлечены Сетнэхт. ― Она кратко рассказала об авантюре этого вечера, включая имена и описания Высокопреподобных, чьи портреты висели на стенах храма. ― Они могут оказаться мозгами или мускулами. Опять же добрый старый Фрэнк дал вполне достаточно для подозрений, но не для разгадки.
― Он дал тебе имя и связь с поклонниками Сета. Я бы сказала, что это намного больше, чем "ни хрена", ― Каллиопа поморщила нос от отвращения к сказанному. Это больше чем мы имели прежде.
― Да, но этого не достаточно. У меня до сих пор не сходится этот пазл.
― Подожди Рокси. Ты всегда столь нетерпелива.
Рокси встретилась взглядом с Каллиопой.
― Возможно, у меня нет времени. Там был кто-то еще, снаружи отеля Типи. Кто-то достаточно мощный, чтобы скрыть свое присутствие.
Зеленые кошачьи глаза Каллиопы вспыхнули, отражая жуткий жар.
― Если это было скрыто, как ты узнала о присутствии?
― Мое внутреннее чутье подсказало... Я ничего не видела, в действительности ничего не чувствовала кроме странной дрожи, когда покидала мотель с ребенком. Кто-то наблюдал за мной. Или за ней. Или за нами. ― Рокси сплела пальцы за головой и откинулась назад, матрас подпрыгнул под ее весом. Было так приятно лечь. Взвешивая слова, Рокси уставилась в потолок, затем сказала. ― Я думаю, что это возможно жнец.
― Жнец душ? ― В этот раз тон Каллиопы веял холодом, а и вопрос был пропитан недоверием.
Рокси повернула голову.
Каллиопа просто смотрела на нее, и Рокси решила, что пришло время умерить свою дерзость. Девушка знала пределы наставницы и уже перешла их.
―Ты оказалась так близка к жнецу, и он позволил тебе жить?
Ну разве это не замечательный вопрос? Она не могла признаться, что это не первый, а второй раз, когда жнец сделал такое. Как она могла объяснить тот факт, что один из их врагов в прошлый раз встретив её, не просто оставил нетронутой, но спас жизнь, и дал денег, чтобы начать жизнь ... вместе с полным ртом его крови? И как она должна оправдаться, что не упомянула об этом в течение стольких лет? Это не то, о чем Рокси хотела сейчас говорить.
Вместо этого она пожала плечами:
― Там что-то было. Наиболее вероятный ответ ―это жнец душ. Как и худший сценарий, не так ли?
Каллиопа с минуту молчала.
― Да, и я бы сказала тоже.
Закрывая глаза, Рокси прижала к уставшим векам большой и указательный палец.
― Они хотят вернуть мертвого к жизни, ― Рокси опустила руку и посмотрела на Каллиопу. ― Это то, чего они хотят, правильно? А мы хотим убедиться, что мертвый останется мертвым. Так что я думаю, если жнец имеет на меня виды, наши шансы на успех опустились на самое дно унитаза. Также я рискну предположить, что мы нашли что-то. Иначе, зачем им возиться со мной?
― Это не жнец. ― Тон Каллиопы звучал нетипично решительно.
― И ты это знаешь, потому что...?
― Потому что ты почувствовала, что за тобой следят. Будь то жнец, ты бы никогда об этом не узнала. Если конечно он не хотел тебя. Они могут практически перемещаться между молекулами, не нарушая их. Ни воздухом, светом или звуком. Они есть, и одновременно их нет.
Каллиопа не сказала ей ничего такого, чего Рокси уже не знала. И как всегда Рокси мучил вопрос: «Почему тогда Даган Крайл, позволил ей увидеть его? Почему спас? Помог? Позволил жить?»
Она не могла задать эти вопросы Каллиопе. Это только вызовет подозрение в ее верности Дочерям Исет.
Стража Исиды будет подозревать ее в шпионаже.
Проклятие! Если бы она сама столкнулась с такими фактами, тоже бы подозревала.
Рокси вздохнула, потом вскочила, когда ее поразила новая и не очень привлекательная мысль.
― Ты должна переместить ребенка в другое место. ― Она совершила глупость. И увидела это с ослепительной ясностью. ― Мне бы хотелось сказать: «я уверена, что за мной не следили». Но, видите ли, вот в чем дело, ― Рокси ударила кулаком по бедру, ― если это жнец, он мог проследить за мной до дома девочки, и все мои предосторожности тогда не стоят выеденного яйца, потому что я никогда не узнала бы, что он следит за мной.
Она должна была догадаться раньше. Рокси почувствовала хвост, но никого не увидела. Однако этот разговор с Каллиопой заронил в ней сомнения. Если за ней следили, то вероятно, что она и является целью? Но что, если это не так? Что если они хотят ребенка? В конце концов, Дана уже однажды являлась целью.
― Я пошлю ученика, чтобы перевез их.
― Мать и ребенок согласятся на это? ― спросила Рокси.
― Она пришла к нам, когда ребенка схватили. Я подозреваю, что женщина согласится на все что будет необходимо, чтобы не допустить еще одного похищения.
― Она пришла к нам? ― повторила Рокси. Это казалась странным. Как смертная узнала о Чуждых?
Но Каллиопа уже звонила в Оклахому, используя телефон у кровати, безопасная наземная линия. Краткий обмен привел колеса в действия.
Об одной проблеме позаботились. Появилась другая. Как только Каллиопа положила трубку, Рокси заметила:
― Если это жнец, он мог добраться туда и без меня.
― Да, ― Каллиопа замолчала, скрестив руки на груди. Как будто ждала чего-то. Своего рода откровения. Рассказа... о белокуром жнеце?
Рокси сжала губы и отвела взгляд, понимая, что чувство вины заставляло ее фантазию разыграться. Часть ее хотела все рассказать. Другая часть была занята, посылая этот импульс вместе с воспоминаниями, под изъеденным молью ковром в самом дальнем уголке мыслей. Рокси не рассказывала никому о той ночи... И не собиралась менять этого сейчас. Это инстинкт самосохранения.
Стражи Исетус рассматривали жнецов душ Сета как своих врагов из-за древней вражды. Проклятье, она могла понять эту ненависть. Сет убил мужа Исиды и расчленил его тело. Затем пришел за сыном Гором. Поэтому Рокси не собиралась рассказывать, что знает жнеца довольно близко, что он заставил пройти через многое, фактически превратив ее в пьющего кровь демона.
После долгой паузы Каллиопа сказала:
― Спокойный ночи, Рокси, крепкого сна, ― голос звучал как всегда холодно и спокойно, но Рокси словила себя на том, что слышит шепот разочарования и обиды Это все ее очень уставшее воображение.
Когда Рокси открыла глаза, Каллиопа ушла.
«Да. Отличная мать твою, ночь!»
Она должна спать, зная, что жнец душ может находиться у неё за дверью? Лучший вариант, оставаться на месте. Позволить ему прийти. Затем прикончить. Или умереть при попытке. Убегая, она не сделает для себя ни черта хорошего. Если он ее хочет, то найдет.
Утешительная мысль.
«Ты хочешь стать моим врагом, девочка?»
Не то чтобы очень. Но ее решения все равно делали Дагана Крайла таковым.
Рокси захотела стать Стражем Исетус и никогда не сожалела об этом. Это сохранило ее в здравомыслии. Бережно спасло. Дало цель, шанс стать частью чего-то большего, чем она сама, стать частью сестринской общины и немного странным, запутанным способом искупить вину за другие решения, которые она принимала, те, о которых сожалела до самой глубины своей души.
На секунду Рокси ощутила едкий запах больницы, услышала аппараты и обрывистый скрежет каждого вздоха Рианны.
Рокси сжала подушку в кулаки, как сделала тогда в больнице.
Девушка могла увидеть лицо Рианны, ее темная кожа стала ужасного желтовато-серого оттенка, карие глаза умоляюще скользили от лица Рокси к подушке, сжатой в руке. «Не надо...пожалуйста...»
Воспоминания. Неприятные, вонючие воспоминания.
Твою мать, она туда не вернется.
Пустая трата времени и энергии на вопрос, каков был бы результат, если бы она пошла другой дорогой.
Вздыхая, Рокси направилась в ванную, готовиться ко сну. Когда закончила, выключила свет и пошла в темноте. На знакомой территории не нужно освещения.
Подойдя к кровати, она упала на бок, натянула одеяло и засунула голову под подушку.
Голод завертелся в животе. Не тот голод, который можно утолить батончиком или ведерком мороженого – хотя оба эти варианта были довольно привлекательными. Она хотела крови. Больше чем каплю. Целую бочку, красной и темной крови. Она хотела принять гребаную ванну крови.
Зарычав, Рокси перекатилась на спину, приказав себе заснуть.
«Делай когда можешь. Спи, когда ничего не можешь сделать».
Десять лет обучения и пожизненный девиз позволили закрыть глаза и почти сразу уснуть. Рокси грезила. Тот же самый проклятый сон, который она видела вновь и вновь на протяжении многих лет.
Сначала только ощущение тепла на щеке и груди. Прикосновение и запах кожи. Мужской кожи.
Она провела языком вдоль изгиба бедра, почувствовав вкус соли и мужчины. Голод возрос. Ей хотелось облизать его, вкусить, погрузить зубы в плоть. Смакуя. Оставить метку.
Открыв глаза Рокси увидела, что стоит голая на коленях. Только тогда она почувствовала прикосновение ковра к голени и коленям. Ее руки обнимали мужские бедра, а запястья были связаны желтой веревкой. Его веревки связывали ее руки, обвивающие мужчину. Щека Рокси коснулась бедра, гладкой и горячей кожи. Замечательные волоски на ногах дразнили соски при каждом вздохе. Ощущение прекрасное. Такое прекрасное, что ей хотелось большего.
Рокси запрокинула голову и посмотрела на его лицо. Жесткий. Красивый. Кристаллы серых глаз блестели в полумраке. Лунный свет лился через открытое окно.
Красивые глаза. Такие знакомые. Не полупрозрачное существо. Не Ка или Ба, которые управляют нематериальной формой, а мужчина. Горячий, мускулистый мужчина.
Рокси облизнула губы и немного повернула голову. Желая. Тоскуя. Тугой моток желания рос, связывая ее в узел. Она ничего не могла поделать. Его член, твердый и тяжелый, манил её, и девушка, повернув голову, взяла его в рот, мужчина издал шипящий звук удовольствия.
Даган поглаживал ее затылок, удерживая на месте, медленно погружаясь в рот, не слишком глубоко... но достаточно, чтобы заставить ее стонать и выгибаться, желая взять больше. Рокси вздохнула через нос, вдыхая сочный аромат его кожи. Девушка помнила свежий, слегка цитрусовый запах. Он пах так чертовски хорошо, что девушке хотелось проглотить его целиком.
Так она и поступила. Взяла твердую плоть настолько глубоко как могла и все же не смогла полностью вобрать. Связанные запястья лишали возможности притянуть твердые мускулистые ягодицы. А она хотела этого. Скованная путами Рокси придвинулась ближе к его бедрам, и взяла еще глубже.
Даган застонал. Выгнулся, когда она коснулась головки языком. Затем прикусила зубами достаточно сильно, заставляя Дагана резко вздохнуть. Потом посасывала, заставляя увеличиться до невероятной толщины.
Из них двоих именно у нее, связанной, стоявшей перед ним на коленях, была вся власть.
Затем веревки исчезли, растаяли в воздухе, и руки стали свободно путешествовать. Девушка впилась пальцами в твердые мышцы его ягодиц, а её губы, язык и зубы играли с плотью. Соблазняя.
― Мать твою! ― Его хриплый и низкий голос заставил Рокси вздрогнуть.
Наконец у него вырвался стон отчаянья, когда Даг выгнулся и сжал в кулак ее волосы. Даган посмотрел на нее, губы скривились в мрачной и злой многообещающей улыбке, от которой желание словно раскаленный поток пробежало через конечности к низу живота и груди.
Даган толкнул Рокси на спину, одной рукой схватил её колено и приподнял ногу, пока она полностью не открылась. Другой рукой он удерживал свой вес, упершись в пол у плеча девушки.
Она почувствовала тепло и натиск, когда головка члена скользнула внутрь с мелкими толчками. Растягивая. Легкий дискомфорт исчез, гонимый голодной потребностью. Этого не достаточно. Боже, она жаждет ощутить глубоко внутри весь его жар и полноту.
Выгнув бедра, Рокси хотела получить желаемое: его стальную замечательную длину. Но, Даган удержался. Дав ей немного. Ощущение. Поддразнивание.
Девушка в отчаянии закричала и устремилась к нему. С низким темным смехом он позволил ей взять больше этого гладкого скольжения. Так хорошо. Толчки и эти дикие движения. Острое удовольствие заставляло мышцы напрягаться, все тело ныло, а мысли были сосредоточены на месте слияния тел.
Да. Как это. И... ах... как это.
― Пожалуйста. Даган. Пожалуйста.
Улыбка тронула упругие сочные губы мужчины, обнажив ровные белые зубы, давая понять, что ему это нравиться. Он любил слышать ее мольбы. Ему нравилась иллюзия доминирования, но это не его игра, а ее.
Приходя в ярость, Рокси глубоко вонзила зубы в мышцы на его груди. Кровь наполнила рот, горячая, красная, сочная. Она знала вкус... амброзия.
Она пила из него, а его член двигался быстрее, поднимая Рокси на пик наслаждения, пока кровь утоляла нужду.
Девушка выгнула спину и застонала, обнимая его бедрами. Приятное трение ощущалось именно там, где было нужно. Глубокие и ритмичные толчки заставляли Рокси ходить по лезвию ножа. Она получала истинное удовольствие.
А Даган получил ее сердце.
Он толкнулся глубоко в неё, а рука мужчины легла Рокси на грудь.
Когда она упала в пучину оргазма, он вырвал ее сердце и сжал в своей ладони.
Не было боли. Только удовольствие. Глубокое удовольствие, заставляющее выгибаться и кричать.
Их тела терлись друг о друга мокрые от пота, скользкие от крови. Их общей крови.
Даган держал ее сердце.
Она хотела его. Хотела, его сердце.
― Даган...― Он был ее маяком, светом во тьме, затем ушел, оставив одну. Одну! ― Даган! ― с криком Рокси резко проснулась и села, грудь вздымалась, зрачки расширились. От потери и разочарования слезы щипали глаза.
Просто сон. Как всегда проклятый гребаный сон. Проведя рукой по лицу, девушка в слепую потянулась и включила лампу у кровати. Смятые простыни и одеяло наполовину сползли с кровати на пол. Взглядом она пробежалась от угла к углу, уши напряглись, пытаясь различить какой-то шум.
«Никого! Никогда! Одна! Всегда одна!»
Однако понимание, пришедшее к ней и заставившее грудь сжаться, поразило осознанием того, что даже самой темной частичкой своего сердца она не хотела быть одинокой.
___________________
Сноска

1. Три мудрых обезьяны или Три обезьяны (сандзару или самбики но сару — три обезьяны) — изображение трёх обезьян, каждая из которых закрывает лапками: первая глаза (ничего не вижу),другая уши (ничего не слышу) и третья рот (ничего никому не скажу), символизирующих буддистскую идею недеяния зла, отрешённости от неистинного. Если я не вижу зла, не слышу о зле и ничего не говорю о нём, то я защищён от него — идеи невидения (ми-дзару), неслышания (кика-дзару) и неговорения (ива-дзару) о зле.
2. Человек, по представлениям древних египтян, состоит из шести сущностей. Первой из них является Хат («тело») – бренная оболочка человека, которая не способна жить без Ка. Рен («имя») – в представлении древних египтян имя занимало очень важное место в жизни человека, поскольку они верили, что оно в дальнейшем определяет судьбу человека. Ка («двойник») – «аспект» личности человека, пронизывающий его дальнейшую судьбу, хотя в других источниках встречается определение, что «ка» - двойник или полная копия человека как индивида. Ка присуще всему живому. Ба («душа», «жизненная сила») – сознание человека, психика, душа. Изначально «ба» было присуще только фараонам и божествам, однако в Среднем царстве «ба» приписывается каждому человеку. Аху («Светлый», «Освещённый») – черта, необходимая для существования в загробном мире, которую человек обретает после смерти путём ритуала отверзания уст. Шуит («тень») – «сущность» человека.

3.Ксафан (Xaphan) – демон второго разряда, поддерживал огни Ада. Во время восстания ангелов идея поджечь небо исходила именно от него.

4. Национальная лига городов National League of Cities (объединение представителей крупных городов, коллективно отстаивающих свои интересы перед правительством)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:35 #11

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Я знаю тебя, и я знаю твое имя,
И я знаю имена сорока двух богов,
Которые живут в Зале Двух Истин,
Всех, кто заключает в тюрьму грешников и питается их
кровью.
Египетская Книга Мертвых, Суждения Мертвых


Потусторонний мир. Обитель Осириса
Мэльтус Крайл шел бесконечным коридором к Залу Двух Истин1. Как давно он здесь? Возможно, час или неделю. Трудно сказать. Время теряло значение в Обители Осириса.
Его шаги отдавались глухим стуком по каменному полу.
По обе стороны возвышались гигантские колонны, их вершины поглощала тьма. На каждой изображены древние иероглифические символы, предшествующие письму, написанному на Розеттском камне2, все колонны охранялись дозорными. Их руки, тела, даже лица были скрыты длинными одеждами. Фиолетовая ткань одеяний была такой темной, что выглядела почти черной от жуткого зеленоватого света освещавшего дорогу.
― Тебя будут судить, ― прошептало какое-то существо, когда Мэл проходил мимо.
Да. Он понял.
Красные глаза пылали из-под капюшона, ничего нельзя рассмотреть за исключением морды. Собака или шакал. Мэл готов поспорить ― шакал, потому что у Анубиса3 было странное чувство юмора.
Второй часовой сказал:
― Покинь это место. Только Локан Крайл может пройти.
― Локан Крайл мертв, ― слова вылетели, оставляя привкус золы на языке. ― Я здесь вместо него.
В этой части Потустороннего мира, обители Осириса, Сет не рисковал показываться. Ни один из богов, или полубогов не ходил на территорию другого. Сделать подобное считалось бестактно в Потустороннем мире.
Для всех, кроме Локана. Он имел то, что предоставляло свободный вход, переход границ с легкостью ― он был послом.
«Пешкой».
Теперь пришла очередь Мэла делать эту работу, поскольку Локан мертв. Факт отнюдь не принятый. Мэльтус стоял, ожидая ощутимого удара в плечо, казалось, что стоит повернуться, и за его спиной окажется брат.
Однако если бы Локан был жив, Мэл вообще бы здесь не находился.
Правила есть правила.
За один раз Осирис мог вынести только одного из потомков Сета, оставаясь при этом обходительным хозяином. Он не приветствовал присутствие жнецов душ в своей обители, только неохотно терпел их, чтобы сохранить мир между Осирисом, Аидом, Сатаной, Ксафаном и множеством мелких демонов и полубогов. Правители Потустороннего мира могли иногда очень зацикливаться на территориальных вопросах. Поэтому кто-то должен был выступать в роли политика, в роли серого кардинала, частично беспристрастного посредника. Отчасти советника Бога.
Это Локан. Своим шармом он мог обезоружить змею, или снять панцирь с жука скарабея. Не говоря уже о любой из юбок наложниц Ксафана, но Локан мертв. Зарезан. Части его тела развеяны, как листья на ветру. Теперь Мэл стал младшим.
Потому что по возрасту он шел после брата. Мэл пришел сюда как представитель отца.
Он был избран для самого неприятного задания благодаря тому, когда родился, и потому что пару раз выражал совсем мало интереса к семейному делу. Этого оказалось достаточно, чтобы определить его судьбу.
Мэл остановился, неприятное чувство зашевелилось в желудке. Звук за спиной заставил обернуться. Недоверие росло. Братья знали. Они бы не...
Они сделали. Перед ним запульсировала черная пустота в виде тумана и дыма, медленно сливаясь в ... Дагана.
«Дерьмо».
Достаточно трудно убедить Осириса позволить одному из сыновей Сета нарушить его владения. По нескольким причинам. Когда-то Сет порезал Осириса на мелкие куски и скормил его член рыбам. Жена Осириса Исида не очень обрадовалась. Она тосковала и искала мужа, в итоге вернув его к жизни, и наслаждалась единственной ночью счастья, прежде чем Осирису пришлось спуститься в Потусторонний мир, так как ему отказали в пребывании в Верхнем мире поскольку ... ну, в общем, он мертв. Так должно оставаться и впредь. Мэл не мог винить старого Осириса за праведный гнев. Или Исет. Мэл был обеспокоен, но не настолько, чтобы высказывать свои наблюдения вслух.
― Что ты здесь делаешь? ― спросил Мэл, даже не пытаясь смягчить горькие нотки в голосе. ― Хочешь разжечь проблему?
― Нет, ― Даган скрестил руки на груди, расставив ноги на ширине плеч. ― Я остаюсь. Ты уходишь.
Мэл рассмеялся. У них нет возможности выбирать место в иерархии Сета или свою роль. Работа «по связям с общественностью» теперь его независимо от пожеланий. И Мэлу этого определенно не хотелось. Только перекладывать проблему на Дагана на самом деле не выход, какой бы привлекательной идея не казалась.
― Спасибо за предложение, Даг, ― он жестом попросил молчать. ― Я тебя услышал, можешь убегать так же быстро, как резвый мальчишка.
― Убегать ― хороший план, Мэл,― Даган передразнил тон и движение Мэла, ― ты хороший парень. Я встречусь с Осирисом.
― Тебя будут судить, ― прошептал часовой в стороне.
― Превосходно, ― пробормотал Даган.
Мэл сжал челюсти, затем использовал последний аргумент, который мог поколебать старшего брата.
― Когда Сет дает распоряжение, он надеется, что оно будет выполнено.
Дело не в том, что Мэл желал взять на себя обязанности посредника. Он не хороший маленький солдат, на самом деле у него проблемы с властью. У Мэльтуса имелись свои причины подчиниться команде: если бы он взял на себя ответственность и вступил в переговоры с Осирисом и другими, тогда пощадили бы его братьев. Это важно, но у него имелась и другая причина, та, которую он не собирался неосторожно выпалить перед бесконечной вереницей часовых Осириса.
Он хотел пойти к Осирису, расспросить его, узнать, что тот знает. Осирис не послал им банального соболезнования, когда умер Локан, а отправил каждому идентичные сообщения на солнечно-золотом папирусе, гласившие:
«Сожалею о вашей потере. Я понимаю вашу боль. Меня тоже убил и расчленил… собственный брат».
Это заявление было таким же многоярусным как круизный лайнер.
Что, черт возьми, подразумевал Осирис. То, что он зарезал Локана? Отплатил Сету той же монетой.
Сутек. Бог пустыни. Бог хаоса. Бог шторма. Сет - Сутек. Очень много имен, о которых забыли. В итоге осталось одно ― Сет.
Мальчики Крайл называли его дорогим папой. Вроде этого. На самом деле Даган называл его «стариком», Аластор ― «отцом». Мэл обращался только по имени. Это лучшее, что он мог сделать, учитывая свою ненависть. И любовь.
Осмелился бы Осирис нарушить баланс, убив Локана? И почему сейчас? Что он надеялся получить? Прошли тысячелетия с тех пор, как Сет предал его. Зачем теперь подобным убийством искать мести?
Мэл снова и снова обдумывал все возможные варианты. Возможно, соболезнования Осириса несли другое значение. Может он имел в виду, что один из братьев убил Локана?
Если это так, то можно это просто не принимать в расчет. Получив правильный вызов, каждый из них мог избить Локана до потери сознания. И Локан сразу же вернул бы им тумаки. Но убийство? Они могли драться, ссориться, бушевать, но в итоге уступали друг другу. Ни Даган, ни Аластор не убили бы Локана. Они так не действовали. Сам он тоже не убивал.
Что сделало сообщение Осириса именно таким, каким оно казалось ― выражением сочувствия.
Однако Мэл на это не купился. Он пытался выяснить мотивы египетского бога, находившегося здесь тысячелетиями, того, кто осведомлен о каждом возможном повороте и предательском поступке, попытке обреченной на провал.
― Мэл...
― Вы нарушаете священные границы, ― зашипел часовой.
― Убирайся, Даг, ― Мэл сделал шаг вперед, плечом отталкивая брата в сторону. Даган же схватил его за предплечье, сомкнув пальцы как тиски, глаза его заблестели странным зеленоватым светом. Отражая беспокойство и любовь. Проклятье. Эта привязанность поражала Мэла.
― Есть вещи, о которых ты не знаешь, и у меня нет времени рассказывать, ― Даган наклонился и говорил так тихо, что Мэлу пришлось напрячься, чтобы расслышать. ― Но я дам тебе сокращенную версию. Я потратил два дня, идя по следу, который привел меня к чертовой куче вопросов. Судя по всему, существует свидетель убийства. Фрэнк Мартин. Аластор искал его, но, похоже, Дочери Исет успели раньше и он ушел в подполье.
― Как червяк, ― Мэл скрестил руки на груди, копируя строгую позу Дагана.
― Точно, ― положив руки на плечи Мэла, Даган посмотрел на часового и подвинулся ближе. ― Наложницы Ксафана что-то знают. Они замешаны в этом дерьме. Перешагни границу. Ты мне нужен, чтобы поговорить с ними. Ты добьешься большего успеха, чем я.
Это бесспорный факт. Вообще-то Даган не славился добродушно-веселой манерой общения с девушками. Брось его в яму для схватки с адским псом. Оставь в комнате с кучей древних свитков. Отправь его руководить вратами Осириса и озером огня. Без проблем. Даган прекрасно со всем справится. Но польстить девушке. Вот уж нет!
Как будто почувствовав, что добился прогресса, Даган надавил.
― Мэл, ты лучший выбор для встречи с джинами огня Ксафана, а я лучший для встречи с Осирисом. Даже если это он добрался до Локана, бог не посягнет на первенца старика. А все остальные ― часть игры. В том числе ты и Аластор. Я единственный здесь в безопасности. Ты это знаешь. И я знаю, ― его рот ожесточился. ― Старик тоже знает.
Сет действительно знал о риске, но все равно послал Мэла сделать работу.
Мэл смотрел на Дагана, когда тот говорил, и голос брата звенел от сдерживаемых эмоций, которые накапливались со смерти Локана. Как они заманили его в ловушку? Как кто-то мог убить жнеца душ?
Сделать такое почти невозможно. Единственный способ уничтожить жнеца ― это получить его согласие. Иногда кто-то уставал от вечной жизни. Измученный, больной бесконечным сбором темных душ жнец хотел уйти в озеро огня. Ключевое слово ― сам решил. Локан же не просто жнец. Он имел дополнительное преимущество, будучи сыном Сета. Полубогом. Он был полон жизни, смеха. Это не его выбор. Так как, черт возьми, он погиб?!
― Аластор расскажет тебе о Мартине и ребенке, ― сказал Даган, ― иди. Каждая секунда, потраченная на спор, приближает нас к тому, чтобы очень разозлить Осириса. И учитывая, что я здесь с просьбой о помощи, предпочитаю встретить его в хорошем настроении.
― Мне это не нравится, ― но когда заявление слетело с губ, Мэл понял, что Даг расценит его как согласие. Если Осирис узнает, что два жнеца приходили в его обитель, но только один остался стоять перед ним, то потери можно свести к минимуму.
Мэл подавил желание продолжить спор. Вместо этого схватил брата за предплечье, притянул его ближе и ударил кулаком в грудь.
― Просто не позволяй им разрубить тебя на куски.
Одна сторона рта Дагана поползла вверх.
― Не скажу, что это самый главный пункт в моем списке важных дел



Торонто, Канада
Петр повернул голову и обменялся ничего не значащими фразами с человеком слева от себя. Он ел, пил и наслаждался едой второго праздничного обеда, потому что выбрал Мэри в качестве идеальной жертвы. Преподобный улыбался, а в нужные моменты смеялся. Он хорошо успокаивал паству, даже когда выказывал часть очарования и хитрой игры.
Когда для завершения трапезы внесли медовые пироги и мятный чай, Петр поймал взгляд преподобной Джесерит Баст, сидевшей рядом с ним во главе стола. Он наклонил голову навстречу ей. Этого было достаточно. Она извинилась, встала, и спустя несколько секунд, за ней последовал Петр.
― Известно ли тебе, что нас посещал гость? Одна из Дочерей Исет? ― Джесерит спросила без такта и прелюдий, когда Петр присоединился к ней в кабинете.
Джесерит была высокой импозантной женщиной с черными глазами и крупным носом. Сколько он ее знал, она выбривала путь традиционного Египетского священника, выдергивая или используя воск, или Бог весть что еще, чтобы на ее голове не было ни единого волоска. Без ресниц и бровей женщина была абсолютно лысой. Петр предполагал, что она расширила практику и на остальных частях тела. Не то, чтобы он потратил много времени, обдумывая сей факт, просто вывод был логичным. Однако характер их отношений не позволил бы ему лично в этом убедиться.
Да и сам Петр этого не желал. Джесерит слишком сильная. Слишком смелая. Да, она умна, ему понравилось бы это в супруге. Возбуждающий разговор также важен, как и охотный рот, промежность и задница. Но Петр предпочитал красивых и немного скрытных партнеров. Было что-то заманчивое в том, чтобы сломить защиту женщины, лестью и ухаживаниями добиться взаимности, осторожно преодолевая все преграды до тех пор, пока она не просто соглашалась, но молила обо всем, чего он только пожелает. Это пришло к Петру на самом интимном уровне.
Он не мог представить Джесерит, поддающуюся лести, ухаживаниям, или молящую о чем-то.
― Я хорошо осведомлен. Ее пригласили на большую экскурсию, ― Петр позволил себе легко улыбнуться. ― Она сделала пожертвование. ― Ирония в том, что одна из Дочерей Исет дала деньги поклонникам Сета. ― Она инфантерия, ничего больше. Они даже не позаботились о том, чтобы прислать достойного противника.
― Ты уверен, что она ничего не вынюхивала?
― Она узнала, что у нас на крыше сад, ― Петр пожал плечами. ― Рокси Тэм просто пешка.
― Тем не менее, они наблюдают, ― настаивала Джесерит.
Петр склонил голову.
― Если желаешь, пошли оного из своих мужчин. ― Джесерит не станет. Лишняя трата трудовых ресурсов. Они вдвоем это знали. Рокси Тэм задала вопросы и уехала без ответов. Такой же результат будет, если она вернется.
― Кого ты выбрал? ― спросила Джесерит, сменив тему в типично резкой манере.
― Я предлагаю нашего нового члена, ― ответил Петр. Это не предложение, а утверждение. Но Джесерит притворяется, что ее мнение важно. Ему ничего не стоит подыграть ей.
Джесерит стала возле своего стола, тяжелый предмет из хрома и стекла возвышался у дальней стены. Комната представляла собой роскошный будуар с богатыми коврами и мягкими коричневыми кожаными диванами без окон с одной дверью, которую охраняли двое часовых, лично выбранные Джесерит, верные ей до смерти. Комнату проверяли на жучки утром и вечером. Не существовало никакой возможности, чтобы их уединение было нарушено.
Хотя они равны по положению в Культе Сетнэхт, оба Высокопреподобные, Джесерит захотела провести эту встречу на своей территории без согласия Петра. Мелкое оскорбление. Однако Петр не заинтересован в отмщении. Если бы он обижался на каждое небольшое оскорбление или унижение, то действительно был бы плохим лидером. А он хотел стать великим, верховным и бессмертным.
Поэтому мог позволить себе великодушие.
Джесерит обошла стол, затем опустилась в свое изготовленное на заказ офисное кресло, щедро оплаченное паствой по ошеломительной цене ― около десяти тысяч долларов.
Все же, ее действия ― очередная попытка показать, что она наделена большей властью, восседая перед ним, пока он должен был стоять, отделенный от нее столом. Но выражение лица жрицы оставалось совершенно нейтральным, ничем не выдающим мыслей.
― Я удивлена твоим выбором, ― она не казалась удивленной, хотя никогда и не выказывала удивления.
― Почему? ― без приглашения Петр подошел к боковой панели и налил в чашку дорогой, крепкий турецкий кофе, который предпочитала Джесерит. Лично он отдавал предпочтение кофе хукуш, сливочному напитку с пеной, приготовленному из нефильтрованого кофе. Но мелочи не стоили самообладания.
― Она невинная. ― Смелый, граничащий с грубостью тон Джесерит не изменился из-за замечания. Это ее манера. Вместо расспросов, жрица просто указала на очевидное и положилась на то, что он объяснит свой капризный выбор. ― Не вижу ценности Мэри в качестве приманки для жнеца душ. У девушки не темная душа.
Петер бросил взгляд на Джесерит, сделал глоток кофе, сдержав дрожь от горького привкуса, и улыбнулся. Не дождавшись приглашения, мужчина вольготно расселся на одном из низких диванов.
― Точно.
Джесерит упускала очевидное. Независимо от силы ожидания, никто из них не обладал могуществом вызвать жнеца. Помощники их владыки Сета не отвечали на приказы смертных. Они могли убить самых отвратительных злодеев и при этом не показать ничего, кроме реки крови. Преподобные должны проявить хитрость. Мудрость. Они должны тщательно выбрать свою жертву. Не для того, чтобы заманить жнеца, а скорее с целью представить жертву в качестве приманки для него. Возможно, в итоге они привлекут внимание того, кого хотят. Налаживая слой за слоем.
Убийство невинных более продуктивно, чем убийство прогнивших душ.
― Она пересечет двенадцать врат Осириса, сердце взвесят, девушку сочтут праведной, и Анубис позволит ей пройти на Поля Иалу. ― Джесерит снова не задавала вопросов. Просто указала на очевидное, полагаясь, что ее превосходный интеллект поколеблет точку зрения Петра. Но Преподобный услышал истинный вопрос жрицы. В чем выгода от смерти Мэри?
Петр отхлебнул горькое варево. Затем поставил маленькую чашку на блюдце, заставив Джесерит подождать.
― Откуда ты знаешь, что она попадёт в Сферу Осириса? Она может направиться в другую загробную жизнь.
Мимолетное выражение коснулось непримиримых черт Джесерит, возможно удивление или отчаяние.
― Твои слова ― богохульство!
― Вовсе нет, ― возразил он. ― Я только говорю, что в Потустороннем мире есть много богов и господ. Бесконечных территорий. И я даже не затрагиваю других возможностей загробной жизни. Душа Мэри может пойти в любое из тысяч мест. Но неоспоримая истина в том, что не важно, где упокоится душа ягненка, главное она не останется в нынешнем воплощении.
Джесерит пропустила его слова, но старалась не выдать своего смущения. Петр позволил тишине расти и простираться, не торопясь, объяснить. Она видит только очевидное. Несмотря на интеллект, жрица оказалась слишком буквальной, чтобы понять нюансы его плана. Джесерит не мигая смотрела на него. Наконец, когда с кофе было покончено, и на дне кружки осталась темная гуща, Петр наклонился и аккуратно поставил сосуд на край стеклянно-хромированного чудовищного журнального столика, подняв взгляд на жрицу.
― Забрать невинную жизнь ― всего лишь средство. Это очернение чьей-то темной души. Опустить кого-то в зловонную гниль, вот в чем цель, Джесерит. Убийца убивает невинного, повторяя это снова и снова, пока мы не получим достаточную тьму души, столь тёмную от дегтя и гнили, что жнец не сможет не заметить. Каждый придет, чтобы убедиться, что темная душа монстра отнесена Сету. Это будет слишком заманчиво, чтобы проигнорировать. ― Петр ничего не сказал относительно пророчества или крови. Это самый лакомый кусочек. Смешав кровь жнеца и Дочери Исет, можно снова оживить бога.
Медленная улыбка осветила лицо Джесерит. Если и существовала женщина, которая не должна улыбаться, так это Джесерит Баст. На щеках появились морщины, мешки под глазами распухли и сморщились. Зрелище ни в малейшей степени не привлекательное.
― Убить убийцу, ― она взволновано наклонилась вперед. ― Действительно, ты превзошли самого себя, Петр. Этот план прекрасен. У тебя кто-то есть на примете?



Потусторонний мир, обитель Осириса
― Даг...
― Слишком поздно для споров.
― Было поздно, когда я только начал, ― расстройство Мэла было так очевидно, когда он запустил пальцы в свои темные прямые волосы, убрав их со лба. Он единственный из братьев темноволосый. Поскольку у Сета нет смертной материальной оболочки, сыновья унаследовали черты от матерей. У Дагана и Аластора мать светловолосая, как и у Локана. Только у Мэла мать темноволосая с оливковой кожей, поэтому у него ее внешность.
По два толстых платиновых кольца в каждом ухе сверкали в жутком зеленом свете. На мизинце платиновое кольцо в форме черепа. Красная шёлковая рубашка. Темные джинсы. Черные ботинки.
Даган покачал головой. Мэл пират. Всегда был и будет. Пару сотен лет ничего не изменили.
Эта мысль странным образом успокаивала.
Иногда те долгожители, которые пересекали и Верхний и Потусторонний мир, становились замкнутыми, цеплялись за старые методы, не в силах меняться вместе с миром. В конце концов, они хотели остаться в Потустороннем мире в изоляции и одиночестве. Некоторые сходили с ума. Другие шли в озеро огня. Это один из немногих способов в Потустороннем мире убедиться, что конец неизбежен.
Мэл никогда не принадлежал к их числу. Он получал все, что мог предложить Верхний мир. Продукты. Модные шмотки. Устройства. Идеи. Его стиль речи менялся с каждым новым поколением. Он, как хамелеон, всегда смешивался с толпой.
В какой-то степени все они такие. Они должны быть такими. Но Мэл наслаждался этими приятными изменениями. Пока брат видел способ извлекать из жизни прибыль, он получал все что угодно.
Мэл открыл и закрыл рот.
― Что? ― спросил Даган.
― Брат, Осирис намерен попытаться поиметь тебя.
― Спасибо за предупреждение. У тебя есть какое-то блестящее предположение, как этого избежать?
― Не-а, ― он блеснул улыбкой. ― Просто будь начеку, когда он скажет снять штаны.
Усмехнувшись, Мэльтус повернулся и побрел прочь. Через десять шагов, не оглядываясь, он помахал рукой. Затем в прощальном жесте показал средний палец с низким смешком, и его поглотили расстояние и темнота.
По какой-то причине этот почти универсальный жест заставил Дагана подумать о девочке. Она именно это и сделала: показала ему неприличный жест.
Девчонка постоянно находилась в его разуме с тех пор, как Даган покинул логово серийного убийцы. Может дело в том, что последние несколько дней он провел, пытаясь узнать что-то о ней и о кулоне. Имя. Адрес. Электронный адрес. Хоть что-то.
И остался с пустыми руками.
Однако это не мешало девушке вторгаться в его мысли. Хотя тут нет ничего нового. С годами у нее вошло в привычку делать это, когда он позволял ей, что случалось не часто. Час назад он не позволил ей уйти. Даган принимал душ, горячая вода лилась на спину, рука обхватила член. Там с ним находилась она – с темных волос, зачесанных назад, стекала вода и блестела на коже цвета кофе со сливками. Ее рот... черт... то, что она делала губами....
«Сны наяву.
По определению он не видит сновидений. Но он видел ее во снах. Как, мать твою, он мог это делать?!»

Даган выбросил эти мысли из головы и пошел в логово Осириса. Через несколько мгновений он остановился у подножия широкой каменной лестницы. Вверху стояло существо с телом человека и головой шакала, на нем сверкала цепь, спускавшаяся в изгиб руки, с которой свисал золотой Анк ― символ жизни. Только в отличие от кулона, забранного Даганом у серийного убийцы, Анк шакала не имел крыльев и рожек.
― Анубис, ― поприветствовал Даган, и кивнул.
― Даган Крайл, ― голос отозвался эхом в голове. ― Тебя сюда не звали.
«Почему он не удивлен?»
― Я пришел не как сын Сета, ― сказал Даган, сухо улыбнувшись. ― Думай обо мне как о посреднике, не поддерживающем ни одну из сторон. О том, кто стремится поддержать баланс.
Шакал посмотрел на него, взвешивая слова. Даган замер, молчание растянулось как бесконечный кусок веревки.
― Как бы ни было, ты, прежде всего сын Сета, ― сказал, наконец, Анубис.
Даган должен признать, что в этом наблюдении есть большущая доля истины. Он провел часть жизни, пытаясь стать идеальным сыном для отца. Вначале он научился не бояться ничего, кроме как разочаровать отца. Временами гнев Сета нес физический характер. Временами ― психологический. Папочка использовал все средства и коварные уловки, чтобы научить Дагана простой истине: только мнение божества имеет значение. Верность для старика равносильна признанию.
Отец внушил ему веру в то, что Дагану грозит неудача в попытке подняться до уровня его потенциала, постигнет неудача в попытке достигнуть тех высот, которых, как знал Сет, Даган не мог достичь. А это величайший из всех грехов.
Конечно, высота, к которой мог стремиться Даган, целиком и полностью отмерялась самим Сетом.
Вначале Даган был рабом отца и поэтому все его действия неизменно одобрялись Сетом. А затем медленно, как прорастающее семя, он начал формировать собственное мнение и стал слеп к желаниям отца. Сет был недоволен. Это темные годы, и получение свободы оказалось не сладким. Ярмо на шею за получение права на самостоятельность.
Потеря расположения отца оказалась разрушительной, поскольку это все, что у Дагана было.
Так, шаг за шагом Даган взрастил собственную личность и решил учитывать уроки Сета в верности и преданности. Только изменил их. Для Сета верность подразумевала верность только ему самому. Даган же раскрыл зонт и над своими братьями.
Однако Анубис не далек от истины. Во многих отношениях Даг по-прежнему остается сыном своего отца. В более важных же вопросах их мнения расходятся.
― У меня есть информация, которой я хочу поделиться, ― предложил Даган.
― Возможно это правда, сын Сета. Но ты пришел сюда не для этого. Ты пришел сюда, чтобы получить информацию, которую ищешь.
Снова правда, которую Даган не мог отрицать. Прошло уже четыре дня с тех пор, как он забрал душу Джо Мартина. Он не смог выяснить ни черта о девушке с тех пор. Но услышал до хрена о культе, именующем себя Сетнэхт. И узнал, что он не единственный, кто интересуется этим делом. Оказывается Ксафан и его наложницы задавали вопросы о Сетнэхте. А парень, о котором разнюхивали что-то Дочери Исет, оказался братом Джо Мартина.
Совпадения так и сыпались на него.
Проблема в том, что он попал в тупик. На этом информация заканчивалась, Даган не имел твердых оснований, чтобы двигаться дальше. А пойти к Ксафану он не мог. У Сета была своя история с хранителем огненного озера, и уж точно не дружелюбная.
Даган не мог приблизиться и к Исиде. Она скорей раскромсает одного из Сыновей Сета, чем поговорит с ним.
Оставался ее брат и муж Осирис. Даган знал, что по меркам смертных это внушало отвращение, но считал ― каждому свое. Не его дело, кто с кем спит.
У него более насущная задача: найти способ пройти в святая святых Осириса. А для этого необходимо миновать Анубиса, который в настоящий момент смотрел так, словно Даган ― собачье дерьмо, а Анубис ― вступившая в него обувь.
― Согласен. Я действительно ищу информацию, но готов делиться поровну, ― сейчас как раз тот случай, когда правда лучше лжи. ― Обмен знаниями принесет пользу обоим. Есть группа именующая себя Сетнэхт. И они представляют угрозу для всех нас. ― Даган осторожно подбирал каждое слово, Потому что Анубис ждал, чтобы наброситься за любое слово, которое сможет истолковать как оскорбление.
― Сетнэхт поклонники Сета.
«Да... и как отклониться от этого?»
― Они поклоняются Сету, ― согласился Даган. ― По собственному выбору. Их не выбирали или приглашали для поклонения.
― Он не препятствовал этому.
«Сет? Препятствовал обожанию? Мать твою, это невозможно».
― Это их смертное право, ― подстраховался Даган.
― Ты омрачаешь тему, жнец, говоря от обеих сторон. Так ты их защищаешь или осуждаешь?
― Их мотивы неизвестны, возможно, нечестивы.
― Ты осуждаешь их.
― Нет. ― Плох он в переговорах. Дайте ему забрать темную душу, в этом он хорош, но демагогия явно не для него. ― Они смертные, играющие вещами, которых не понимают. Такие движения создают... дисбаланс.
― Мы почувствовали это,― обсидиановые глаза Анубиса заблестели жутким светом. ― Чего ты хочешь от Осириса?
― Я ищу информацию и желаю обрести союзника в моих поисках.
― Союзник? Сын Сета?
Меж строк Даган услышал «сын врага Осириса».
Однако он уже сказал свою часть и не верил, что сильно поможет себе, если укажет оппонентам на то, что в Верхнем мире друзья зачастую оказываются врагами, союзники становятся предателями, и никому нельзя доверять. Никогда.
Тишина становилась гнетущей. Затем Анубис протянул руку ладонью вверх и сжал пальцы в кулак.
― Пойдем, Даган Крайл. Тебя будут судить.
― Так и знал,― пробормотал жнец и медленно побежал вверх по песчаной лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Добравшись до вершины, он остановился, ожидая дальнейших инструкций Анубиса.
― Начнем. Говори декларацию отрицания4.
Даган смотрел в черные, бездонные глаза шакала и молчал. Сорок два принципа абсолютной чистоты ― полновластны. Лож означала гибель, и даже положение первенца старика его не спасет.
Поскольку Осирис один из немногих существ с достаточной силой, способный одолеть его. Это ли то, что произошло с Локаном, если он разозлил Осириса на одной из встреч? Вывел достаточно, чтобы подписать себе смертный приговор?
Узнать наверняка не представлялось никакой возможности. Пока. Да и у Дагана не было никакого желания увеличить число мертвых жнецов, поскольку он не в настроении предлагать себя в качестве жертвенного ягненка.
Более того, еще один мертвый жнец поставит всех на путь войны.
Но кто бы ни убил Локана, он хотел именно войны. Убив принца, нельзя рассчитывать, что король не станет мстить.
― Декларация, сын Сета, ― подталкивал Анубис.
«Как там? Я отогнал зло. Я не делал беззаконие для человечества. Я не причинял страданий. Да, как можно поклялся в этом и сказать, что это не ложь?»
Тогда честная декларация скользнула в разуме, и слова с легкостью слетели с губ:
― Я не причинял вред животным. И м-м, я не воровал молоко из уст детей. И да, я не тушил огонь, если он должен гореть.
― Значит, ты оцениваешь честность, ― шакал рассмеялся почти тепло. ― Тогда давай двигайся непосредственно к суждениям. ― Он замолчал, будто ожидая ответа, и когда Даган не ответил, Анубис продолжил:
― В отличие от брата, ты немногословен.
«Нет. Знал бы ты, сколько у меня слов».
Даган взвешивал их, прежде чем произнести. Первую половину своей жизни он провел в относительном одиночестве. Такое воспитание не располагало к многословности.
Анубис обвёл рукой вокруг тела Дагана, словно измеряя его рост.
― Мне нужен твой входной «билет».
«Сердце. Сосредоточение эмоций, мыслей, воли и намерений».
Шакал улыбнулся, резко оскалив острые зубы, которые сверкали белизной в тусклом свете.
― Сердце должно быть взвешенно в сравнении с пером богини Маат5, прежде чем ты пройдешь дальше.
«Конечно это так».
― Только если тебя посчитают достойным, будет позволено присутствовать в обители Осириса. ― Анубис протянул руку, в которой сжимал анк. Присмотревшись, Даган увидел, что это кинжал с золотой рукояткой в форме символа жизни.
Прекрасно. Локан никогда не упоминал об этой части. Конечно секретность ключевая часть любых переговоров, проходивших в этом месте. Это то, что сделало Локана таким великим посредником. Он знал, как прочесть настроение каждого бога, полубога, демона, джина, и главное знал, как держать рот на замке.
Не отрывая глаз от Шакала, Даган потянула край футболки, освобождая края из джинсов, и потащил ее через голову думая, что Мэл оказался прав. Он столь разрушен, что его темное сердце никаким образом не будет соответствовать.
Анубис замер. Выражение лица оставалось безжалостно нейтральным, но обвинение ощущалось в напряженном воздухе.
Сын Сета, ― прошипел он, ― ты смеешь надевать знак Осириса?
«Кулон».
Даган одел его на шею и не снимал с того дня, как снял анк с трупа серийного убийцы.
― Не Осириса. Видишь крылья и рожки, ― Даган ответил осторожно, полностью повернувшись к Анубису и дав ему возможность рассмотреть ожерелье. ― Я сын Сета, но захотел носить знак Исет. Знак Дочерей Исет. Если быть точнее.
― Сыновья Сета ― враги Исет.
«Ты думаешь?»
― Я ношу его, как доказательство моего стремления к нейтралитету. ― О да. Звучит хорошо. ― И в качестве уважения сестры и супруги Осириса. ― И это прозвучало политически. ― Вроде того.
― Подойди, ― голос Анубиса эхом отражался в огромном пространстве и звучал зловеще.
Даган подошел к массивным мерцающим весам, появившимся из ниоткуда перед ним. На одной чаше весов лежало одинокое белое перо ― перо Маат. Истина. Другая чаша пустовала.
― Продолжай.
Взяв кинжал Даган вздохнул, погрузил лезвие между четвертым и пятым ребром достаточно глубоко, чтобы разрезать в длину кожу и мышцы, но не достаточно, чтобы поразить орган. Кровь с груди стекала вниз по животу, скользя за пояс джинсов.
Даган позволил кинжалу со стуком упасть на землю. Всунул пальцы правой руки между ребрами и расширил их.
Хлынула кровь, красная и горячая, боль стала еще ярче. Его человеческая половина вздрогнула и мысленно закричала от муки. А половина, принадлежавшая сыну Сета, даже не моргнула.
― Твое сердце, ― потребовал Анубис. В голосе слышалось скрытое ликование.
«Засранец».
Сжав кулак вокруг пульсирующего сердца, Даган вырвал его из груди и бросил на пустую чашу. Кровь запачкала золотую пластину и закапала через края, падая на пол, словно красная краска.
Тошнота скрутила кишки, ноги напоминали стебли сельдерея, провалявшиеся в холодильнике в течение месяца. Даган не выказывал своего состояния. Только продолжал стоять на месте, не сводя глаз со шкалы.
На мгновение сердце опустилось низко к границе грехов и преступлений. Затем медленно поднялось так, что чаша с пером опустилась немного ниже и остановилась. Едва.
«Ну, черти бы меня побрали!»
Его судили, и Даган оказался , мягко говоря, слегка удивлен результатом.
Его взгляд метнулся к Анубису. Если шакал был удивлен, то никак этого не показал.
― Мы закончили?
Анубис склонил голову в медленном жесте согласия и произнес:
― Можешь войти. Осирис будет говорить с тобой.
Губы Дагана скривились в саркастической усмешке.
«Повезло ему».
Протянув руку и сжав пальцы вокруг все еще бьющегося сердца, Даган засунул его обратно в грудь. Боль сотрясла его тело, когда срослись артерии и зажили разрезанные мышцы. Он смотрел прямо перед собой, не выдавая своих чувств.
«Боль - это слабость.
Слабость ― неудача».

А Даган научился у старика не принимать поражения.
__________________________________
Сноска

1. Зал Двух Истин - зал суда в загробном мире, место, где умерший представал перед двумя группами богов-судей (Великой и Малой Эннеадами) и отчитывался за свои поступки, совершенные при жизни.

2. Розеттский камень — плита из гранодиорита, найденная в 1799 году в Египте возле небольшого города Розетта (теперь Рашид), недалеко от Александрии, с выбитыми на ней тремя идентичными по смыслу текстами, в том числе двумя на древнеегипетском языке — начертанными древнеегипетскими иероглифами и египетским демотическим письмом, и одной на древнегреческом языке. Древнегреческий был хорошо известен лингвистам, и сопоставление трех текстов послужило отправной точкой для расшифровки египетских иероглифов.

3. Анубис, в египетской мифологии бог и покровитель мертвых, сын бога растительности Осириса и Нефтиды, сестры Исиды. Новорожденного Анубиса Нефтида прятала от своего супруга Сета в болотах дельты Нила. Богиня― мать Исида нашла юного бога и воспитала его.

4. Декларация отрицания Самая первая молитва, которую умерший человек должен был произнести, попадая в зал Маати на суд перед всеми богами, исповедь обращена к Осирису, в этой молитве перечислено 42 деяния, которые считались в Египте грехом.

5. Маат (Аммаат) — древнеегипетская богиня, персонифицирующая истину, справедливость, вселенскую гармонию, божественное установление и этическую норму.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala, Darling

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:36 #12

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60

Торонто, Канада.

Кто-то охотился за ней.
Присев на перила колокольни, возвышавшейся с северной стороны неработающей церкви, Рокси повернула лицо к ветру, более холодному здесь, чем на земле, и прислушалась к своим ощущениям. Да, здесь кто-то есть, и это заставило бескомпромиссный гнев разжечь внутренности.
Это ее дом. Не имея всю жизнь такового, Рокси, наконец, нашла дом.
Теперь кто-то посмел зайти на ее территорию без приглашения. Преследовать ее!
Она глубоко вздохнула, подняла голову, кожу покалывало осознание, когда девушка изучала ночные тени. Кто бы там ни был, он был хорош. Она не могла слышать или видеть его.
Но знала что он там.
По ее собственной вене. Она боялась раскрыть карты, танцуя вокруг имени Крайл, когда задавала вопросы. Очевидно, действовала не достаточно осторожно.
Все что она получила на свои вопросы – вакуум черной дыры. Никто ничего не сказал, но, похоже, донес, что Рокси копается в делах жнецов. В делах Сета.
Плохая идея толкать Верховного бога хаоса и зла. Он склонен ударить в ответ.
Именно поэтому она чертовски уверена, что ее незваный гость – жнец душ.
Она соскользнула с перил и спустилась вниз по металлической лестнице во внутренней стене башни, бесшумно, сосредоточенно. У подножия остановилась, закрывая глаза и позволяя заряду энергии в крови искать то, что было где-то неподалеку.
Никого. Ощущения нашли только прохладный воздух, слабый отдаленный шелест ветвей на ветру и аромат лимона который девушка использовала для мытья пола. Там нет ничего, что выдавало чужое присутствие.
Открыв покрытую царапинами и отполированную до блеска деревянную дверь в патину, она шагнула из башни в место, которое когда-то было алтарем, а теперь стало ее гостиной.
Слева от нее ни малейшего звука. Рокси сделала пол оборота...
Так быстро как могла, он оказался быстрее.
Ее сердце не успело закончить удар, когда он оказался на ней. Его тело врезалось в нее, лишив возможности двигаться.
Пульс резко участился до предела, она подняла одну ладонь, чтобы ударить по стене, одновременно смягчая удар. Ее шея повернулась в сторону, щека прижалась к холодной штукатурке.
Она нанесла резкий сильный удар свободным локтем. Предвидя этот шаг, нападающий оказался вне приделов досягаемости. Затем прижал ее всем весом, превратив в сандвич между собой и стеной.
Воздух со свистом вырвался из легких. Горячее тело похитителя полностью прижато к спине, а щетинистый подбородок покоился у виска. Рокси чувствовала ровный гул его силы, мурлычущий, как мотор хорошо тюнингованного бугатти. Без всяких сомнений, она была вооружена лучше.
Быстро соображая, она обдумала все свои варианты и остановилась лишь на нескольких.
«Черт. Будь оно все проклято».
Рокси оказалась зажата так, что могла сделать лишь неглубокий вздох. Этого оказалась достаточно, чтобы ощутить аромат его кожи: цитрус и специи. Сочный. Чистый. Слабо знакомый. Смутные воспоминания.
В памяти объединились крепкие мышцы и мужское тепло, прижатое ближе, чем краска на штукатурке. Она поняла, кто он на миг раньше, чем мужчина заговорил.
― Привет, Рокси, ― пробормотал он, голос дымчатого крем-брюле, гладкий и богатый, с намеком хрипоты. Девушка слышала этот голос миллионы раз во сне. Она тогда ночью не сказала ему своего имени. Но теперь Даган знал, и звук его голоса вибрировал в ней.
Часть жаждала его одиннадцать лет, сражаясь с другой половиной молящей, чтобы он никогда не появлялся.
Нахлынули воспоминания. На мгновение Рокси оказалась не здесь в каменной церкви, а далеко к северу от города. Она находилась в более чем десятилетнем прошлом, на заброшенном заводе, в комнате воняющей плесенью, потом и раскаленным добела ужасом.
«― Ты здесь чтобы освободить меня?
― Нет.
― Чтобы убить?
― Нет».

Рокси немного поизвивалась, проверяя захват. Вес давил на спину как цементный блок. Но цемент может рухнуть, просто необходимо найти правильный угол и посильней ударить. Ее сверхъестественная сила и чувства могли немного помочь в борьбе.
Она с легкостью противостояла смертному, а он ― жнец душ. Рокси сильна, но он сильнее.
― Я...рад тебя видеть, ― прошептал Даган ей на ухо.
― Ты не можешь ничего видеть кроме затылка.
Он рассмеялся. Девушка ощутила движение его груди о спину.
― Отвали, ― прохрипела она.
Пауза. Он передвинулся, касаясь бедрами ее ягодиц, изгибы и линии его таза плотно прижаты к ее округлостям. Даган худощав, оточен, его тело подобно оружию.
― Отвалить1? ― он казался удивленным, и Рокси поняла альтернативу своего комментария. ― Я так не думаю.
Колкость её слов была слабой маской паники, угрожающей прорваться наружу, когда девушка нащупывала план. Рокси ненавидела густой страх, ненавидела себя за эти чувства. Стража Исетус обучала ее лучшему.
«Злость лучше страха. Хитрость лучше гнева», - голос Каллиопы Кейн отозвался в голове. С годами Рокси с наставником обменялись достаточным количеством советов, так что когда Каллиопа бросала абсолютно непонятные фразы, Рокси навостряла уши и внимательно слушала.
Она могла выказать гнев. Но при данных обстоятельствах...
Стена впереди, ублюдок жнец сзади, руки в ловушке, ноги находились не в том положении, чтобы нанести хороший удар – ловкости в распоряжении вообще нет.
Переместив плечи, девушка попыталась исправить положение и освободить руки. Пульс участился, жнец переместился вместе с ней, его вес прижимал, а дыхание щекотало щеку.
Рокси заставила себя оставаться неподвижной, думая и составляя план и… у нее ничего не выходило. Поэтому она перестала думать, позволив инстинктам управлять.
― Перестань дергаться. Я здесь, чтобы ...
Зарычав, она вонзила зубы в его руку. Достаточно сильно, чтобы испытать адскую боль, но не до крови. Рокси попробовала однажды, и ей не понравился результат.
Зашипев, Даган потряс рукой, чтобы освободиться от зубов, и отодвинулся немного. На миллиметр.
Этого оказалось достаточно.
Резкий поворот бедер. Царапающее прикосновение кожи к стене, когда она рывком освободила одну руку.
Всплеск адреналина выстрелил в стратосферу.
Рокси резко загнала свой локоть ему в бок. На этот раз она была достаточно быстрой, ее удар достал до ребер, даже несмотря на то, что мужчина прогнулся, чтобы избежать его. Нахлынуло удовлетворение. Не то чтобы она поверила, что действительно причинила ему боль. Но его движение дало ей возможность.
Захват на талии, девушка использовала плечо и освободила вторую руку. Меньше чем через секунду он сильно толкнул ее в стену, выбив воздух из легких.
«Слишком поздно, простофиля». Ей даже стало жаль Дага, когда, протянув правую руку, Рокси вцепилась пятернёй ему между ног.
Выживание за скромность – в любом случае, она все равно не сильно об этом переживала.
Рокси схватила его яйца и с силой сжала.
― Отвали засранец.
― Я только хочу получить информацию. ― Грубый шепот. Он звучал... насмешливо. Снова. Неужели Даган думает, что она не расколет орешки? Рокси сжала хозяйство и улыбнулась, когда мужчина напрягся.
― Информацию? ― повторила она равнодушным тоном, сильнее сжав пальцы. ― Позвони 911. ― Она сделала аккуратный маленький поворот запястьем, чтобы понятней объяснить.
Он перестал дышать. Даган отстранился и осторожно откинулся на спинку кресла, так далеко как позволил ее захват.
«Кажется, он понял суть».
Ее свободная рука поползла вниз к поясу, раскрывая и готовя нож. Но не вытащила. Еще нет. Она подождет момента.
Она больше не девятнадцатилетний ребенок. Не та кем была тогда. Она Дочь Исет. Член Стражей Исетус. Любому под стать.
Даже ему!
― Перемирье. ― Его губы находились рядом с ее ухом, когда Даган заговорил низким и ровным тоном, не выказывая ни каких признаков боли, учитывая ее рьяное удерживание яиц. ― Мне просто нужна информация. Расскажи мне о Фрэнке Мартине
Вот как! Дочь Исет делится информацией с сыном Сета. Этого никогда не будет.
Когда Рокси не ответила, Даган издал звук, который можно было принять за смех. Затем сомкнул руки вокруг запястья, сильно сдавив сухожилия. Она боролась, запястье налилось тяжестью, пальцы двигались сами по себе, пока у нее не осталось выбора, кроме как отпустить.
Он переместился в сторону, убрав вне досягаемости все чувствительные места. Без сомнения, чувствует себя очень довольным собой.
«Что ж план «Б».
Безо всякого предупреждения, не считая резкого вздоха, Рокси достала клинок и вонзила ему в бедро. По рукоятку. Кровь хлынула по пальцам, посылая по ним гладкое, теплее горячей карамели удовольствие, когда мужчина издал страдальческий стон.
Только Рокси не собиралась рисковать своей жизнью, чтобы побыть самонадеянной и нахальной. Это удачный удар. Она точно знала. Даган быстр и силен, просто сработал элемент неожиданности. И теперь он закончился.
Она повернулась и со всех ног побежала к черному выходу. Рокси бежала и от него и от себя.
Какого хрена, что с ней не так, если она рада его видеть? Рада, что Даган не мертв. Или зарезан. Или расчленен.
Рокси прыгнула на диван, одну ногу приземляя на сиденье, а другой, толкая его спинку, пока тот не опрокинулся именно так, как она хотела, перенося её вперед и одновременно создавая преграду на пути жнеца.
Кровь стучала в висках.
«Почти». Рокси потянулась онемевшей рукой, схватившись за дверную ручку.
«Почти…»
Даган схватил прядь волос, слегка дернул и потянул назад. Прижав спину к широкой и прочной, словно камень, своей груди. Даже не запыхавшись.
Потому что он не человек. Она должна была помнить. Красная кровь, которая лилась по его бедру, не человеческая.
Но с другой стороны и она не человек. Не совсем. Больше нет.
Даган снова дернул волосы, только сильней. Ее скальп горел и пульсировал. Он скорей всего ожидает борьбы, девушка позволила себе обмякнуть, надеясь вывести его из равновесия. Кажется, Даган ожидал именно этого и с легкостью удерживал ее вес.
― Черт возьми, ― прорычал мужчина. ― Просто стой спокойно и слушай.
Что-то уперлось в заднюю часть бедра, около ягодицы. Твердое. Гладкое. Рукоятка ножа?
«Как можно двигаться так быстро с ножом в бедре?»
Сжав кулак, Рокси ударила по рукоятке, переместив угол и глубже похоронив лезвие в его теле. Девушка могла поклясться, что слышала удар ножа о кость.
Тем не менее, мужчина удерживал ее, сильнее скрутив волосы кулаком.
― Информация, ― прорычал он. Обвивая рукой талию, пока она пыталась вырваться. Даган полностью оторвал ее от земли и так плотно, словно вакуумную оболочку к колбасе, прижал ее задницу к своему паху. Затем он сделал шаг в сторону, таща ее за собой. ― Мне нужна долбаная информация, а не драка.
Тогда он отпустил волосы, но не талию, удерживая так, что носочки едва касались земли. Тяжело дыша, девушка висела, пытаясь предугадать его следующее движение. Послышался щелчок и через миллисекунду свет затопил пространство. Даган включил верхнею люстру, которую ей доставили из Италии.
Когда он опустил ее на ноги и резко повернул, чтобы встретиться лицом к лицу, инстинкт внутри нее кричал, призывая драться и рвать его когтями.
И в течение бесконечно-замораживающей секунды они смотрели друг на друга. Рокси прочла вспышку стали в его взгляде.
Она видела эти глаза тысячи раз в своих снах. Ртутно-серые. Одновременно светлые и затуманенные. В обрамлении темно-коричневых ресниц. Холодные, как высокогорное озеро, или бесконечная ледяная пропасть.
На краткое мгновение его взгляд потеплел, когда Даган скользнул по ее чертам, носу, подбородку, вниз к кончикам пальцев на ногах. Эта теплота проникла в нее, вскрыв большую коробку замешательства.
Рокси оттолкнула его, ожидая своего шанса. Ей необходимо сбежать от него, но нет смысла тратить энергию. Она проигрывала в грубой силе.
Хитрость лучше гнева.
Поэтому она перестала сопротивляться, Даган переместил захват с талии на запястья. Подавив желание извиваться и вырываться с его рук, девушка заставила себя замереть, просчитывая шансы. Он понятия не имел, что она может сделать коленями.
Но то, как сузились его глаза, предупреждало, что мужчина не доверял молчаливому согласию.
― Понимаю, ты тип предпочитающий темноту, ― пробормотала она, склонив голову к люстре.
― Правильно поняла. Темнота работает на меня. В отличие от тебя, ― он выстрелил в нее непонятным взглядом,― я пытаюсь проявлять любезность. Я полагал, ты представительница тех, кто предпочитает свет.
― Толкать меня к стене и дергать за волосы – любезность? ― Она не хотела, чтобы он стал нелюбезным. ― Ты убиваешь меня своей добротой.
Он переместил вес и поморщился.
― Ты нанесла мне удар.
Дерьмовый Шерлок. Она пожала плечами.
― Ты схватил меня.
Одна сторона его губ дернулась с едва заметным намеком на улыбку.
― Я не подвергаю сомнению правильность действия, просто скорее удивлен, что тебе это удалось.
Это правда.
Ее губы дрогнули, прежде чем Рокси подавила даже намек на юмор. Ее не должно волновать, что парень-жнец, кажется, немного уважал работу, которую она проделывала своим ножом, несмотря на то, что порезала она его самого.
― Это ― подарок.
Улыбка стала шире, пока её не осенила вспышка воспоминания его белозубой улыбки. С колотящимся сердцем Рокси смотрела, опешив. Мужчина выглядел в точности так, как она помнила. Точно так же, как в ее снах.
«М-м-м, он хорош. Красивое оружие, отточенное, гладкое, смертоносное. И оно ей нравилось. Черт».
― Беги, а я тебя поймаю. ― Он ослабил хватку настолько, чтобы Рокси смогла вырваться и стала потирать одно за другим запястье. ― Заставь меня гнаться за тобой, и я буду ― он понизил голос до угрожающего шепота, ― недоволен.
«Не сомневаюсь».
Нагнувшись, он вытащил нож из бедра. Брызнул небольшой фонтан крови. Даган раздраженно застонал, разорвал свою футболку по шву, затем разорвал эту часть еще наполовину. Одну часть сложил со скрупулезной тщательностью и сильно нажал на рану. Через несколько секунд, использовал второй кусок, чтобы завязать первый. Однако настороженным взглядом он продолжал следить за ней.
Рокси думала о фиксации болтами...
― Даже не думай об этом.
― Я нет. ― Больше нет.
Даган вытер нож о джинсы. Под его самодельным бинтом кровоточила трехдюймовая рана, повязка окрасилась темной кровью. Ее запах...
Рокси замерла, справляясь с природой. Инстинкт кричал наклониться, разорвать джинсы и дотронуться ртом до кожи, ухватиться за него, как пиявка и пить, пить, пить, как паразит, коим она являлась. Сила потребности потрясала. Волнующе. Раньше это ее не задевало так сильно.
Это потому, что его кровь сверхъестественна? Или потому, что именно его вина в том, что она вообще испытывала подобную потребность? Одиннадцать лет назад Даган пробудил семена твари, которой Рокси стала. Он закончил ее прежнюю жизнь и дал новую, оставив на извилистой тропинке, по которой она пришла к этому моменту.
И ушел.
Думал ли он потом об этом? Дал ли ей изменить решение?
Нет. Он оставил ее проходить весь путь самостоятельно. Споткнуться, упасть, почти сдаться. Ненавидеть и проклинать его.
Бояться.
Видеть во сне, жаждать, рисовать себе, что он спас ей жизнь, жить, словно в аттракционе. Что еще хуже: ночью она просыпалась, мечась и покрываясь потом, но не от ужаса, а потому что он снился ей.
Наполняя и овладевая.
В те ночи она ненавидела себя больше, чем его.
И теперь Даган здесь так же красив и смертоносен, как она помнила.
Он ее создатель. И враг ее рода. Ее враг.
Даган подбросил нож и поймал за лезвие, предлагая ей рукоятку.
У нее вырвался жесткий смех.
― Ты что придурок для битья?
― Снова испытаешь его на мне, и я согну нож пополам, ― голос звучал очень ровно.― Затем я сломаю тебе пальцы.
Она зыркнула на него исподлобья: «Да он смог бы».
― Обещания, обещания. ― Но он не обещал убить ее. Значит, хотел, чтобы она осталась жива.
Потому что ему что-то от нее надо.
«Что?»
― Ты меня помнишь? ― спросил он.
«Вопрос немой задницы».
― Да я помню тебя, стручок ванили. Мальчик-жнец.
«Я помню все. Крики. Тела. Кровь. Ужас».
Рокси накрыла переполняющая волна благодарности, потому что он оставил ее в живых. Потому что искаженным способом проявил доброту.
Она помнила звук его голоса. Запах кожи. Ощущения, когда костяшки пальцев задели ее щеку.
Все.
В течение года после той ужасной ночи Рокси сменила трех терапевтов. Стокгольмский синдром. Травма связи. Захват связи. Они предложили все виды стандартных ответов. Проблема в том, что Даган Крайл не похищал ее. А спас задницу.
«Это травма? Едва ли?»
Кроме того Рокси не могла сказать терапевтам что в действительности произошло. Не могла рассказать о сердцах, крови и темных душах. Они бы заперли ее в психушке.
Поэтому Рокси рассказала врачам лишь половину истории, что означало у них только поверхностное понимание и неправильный диагноз. Рокси продолжали сниться кровь, сердца, сальные и скользящие темные души, скрепленные полоской огня.
«О, и она продолжила мечтать о нем».
― Мальчик-жнец, ― повторил он, Рокси проклинала себя за ошибку. Она должна была держать рот закрытым. ― Ты знаешь кто я.
Рокси пожала одним плечом. Нет смысла лгать. Она уже сдала игру.
― Жнец душ.
― Ты знаешь, что я делаю.
― Н-да? ― Она развела руками, ладонями вверх. – Собираешь души?
Его взгляд опустился к ее губам, девушка ощутила жар этого взгляда даже кончиками ног.
― Я смотрю, ты все еще попадешь в переделки из-за своего болтливого рта.
― Полагаю да, ― Ее рот мог попасть во всевозможные неприятности. С ним.
Дерьмо.
Даган смотрел на нее, не говоря ни слова. Отражения десятка крошечных лампочек люстры плясали в глазах, когда он изучал ее. Рокси вздрогнула.
Он по-прежнему протягивал ей нож, и она откликнулась на счастливую возможность отвлечься.
― Не смогу в любом случае тебя убить? ― спросила Рокси, взяв нож. Их пальцы соприкоснулись, кожа к коже. Она ощутила контакт, словно удар молнии, который мчался к конечностям.
― Нет. Любые порезы заживут. Но если ты ранишь, я почувствую боль.
― Рада это слышать.
― Я бы этого не хотел, ― закончил он.
― А меня должны волновать твои желания?
― Ты прояснила это, когда проигнорировала совет, данный тебе. ― Он казался обиженным, словно она как-то ранила его.
Молниеносно Даган протянул руку и схватил запястье Рокси, задрал рукав, обнажив предплечье. Оба уставились на ее метку.
― Я велел тебе бежать со всех ног, вместо этого ты направилась прямиком к ним.
― Не прямо к ним. ― Его пальцы жгли кожу, прикосновение было сродни электрическому разряду. Рокси вырвала руку из захвата, зная, что сделала это только с его разрешения. ― Потребовалось больше года, чтобы найти их.
― Ты не...
― Прости?
― Ты не находила. Могла искать всю жизнь и никогда не найти. Они нашли тебя. Никогда не сомневайся в этом.
Она сжала свою руку в кулак. Дело было не в том, что он сказал ей то, о чем она и сама подозревала, а в том, что по какой-то причине Рокси разозлилась, услышав, как Даган это произносит.
― Что ты им сказала обо мне?
― Ни одного проклятого, гребаного слова. ― Она никогда не рассказывала, что он с ней сделал, во что превратил. И если честно, никто ничего не спрашивал. Озвучивалась только самая необходимая информация. Это девиз Дочерей Исиды и их элитной гвардии. Они не спрашивали о ней, Рокси не стала спрашивать о них. Какую бы историю они не предлагали, она впитывала ее, как губка, но скоро запомнила, что узнавать больше не стоит.
Скрытный, элитарной, причудливый мир Дочерей Исет и Стражей Исетус стал ее собственным, дав почувствовать себя не одиноким и совершенно бестолковым существом в этом или другом мире.
― Почему ты не рассказала им обо мне?
― Не думаю, что ты столь важен, чтобы упоминать.
― Нет? ― Даган протянул руку и провел большим пальцем по ее нижней губе. Рокси одернула лицо в сторону, борясь с желанием погрузить зубы в его плоть достаточно сильно, чтобы получить горячую, сочную кровь, и в равной степени желая всосать его большой палец в рот.
Его голос упал до грубого шепота:
― Тогда зачем ты хранишь мою куртку?

__________________________________
Сноска

1. В англ. выражение Get off! имеет множество значений, и одно из них ― прийти в возбужденное состояние (примеч. перев.)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, so-vest, Natala

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:36 #13

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Лайла:
Девочки, если честно, я не пойму, почему так мало отзывов на эту книгу. Может, вас не зацепил сюжет и герои. Хотелось бы, чтоб обсуждался сюжет и возможное развитие событий. Так ведь совсем пропадает любой энтузиазм для работы над переводом.
Тут, в основном, отписываются те, кто и так смог бы прочесть в оригинале, а остальные что?
Отдельное "мерси" нашим постоянным читательницам)))
Ангел очень старалась, отыскав новую серию и подарив нам этого автора, мне обидно, что многие проходят мимо или просто молчат.



Solitary-angel:
Лайла милая, спасибо тебе. Мне действительно нравиться данный автор. И самой очень хотелось бы услышать мнение девочек о книге, иногда кажется, что мою любовь к Чуждым разделяет очень маленький круг людей (надеюсь, что это не так).



So-chan:
Дорогая команда, не грустите))))



И даже если я смогу на оригинале прочитать, так ведь неинтересно, хочется ведь на родном :P

Серия обещает быть очень интересной. По крайней мере, я такие мрачные книги не боюсь. А обещанный сплав египетской и японской мифологии. М-м-м. Поэтому понятно, что я болею за Гайджи. Автоматом. Заочно. Продав душу Дьяволу Сутеху.

Я хотела подождать до 4-ой главы, но раз такое дело, то вчера и сегодня прочитала, и что я могу сказать... На самом интересном месте! Пока понятно, что ничего непонятно. Ну, и события одиннадцатилетней давности связаны с настоящим (капитан очевидность). Кто такие дочери Исет?

Ну, ясно, что не Дагана убили, или нет? Хотя был бы классный сюжетный ход: главный герой валяется неизвестно где полкниги. Но автор кто? А автор не я, поэтому молчу-молчу.

Момент с чупа-чупсом меня убил. "Тебе нужен сахар" :lol:

Лайла пишет:
Раз такое дело, что этот разговор сподвиг и тебя на прочтение выложенных глав, я, пожалуй, возьмусь за вычитку 4 главы))))

Это здорово)))))

Я вот надеюсь, что не Гайджи убили, а то я специально перепроверила 1-ую главу и там точно сказано, что он Жнец. :ohmy:

Но больше меня сейчас волнует судьба малышки с Флопси.
P.S. Эх, пойду я тогда Чуждые-0 читать.
P.S.P.S. А дочери Исет - это случаем не последовательницы Исиды? Просто я все гадаю кто может противостоять Сету.



Solitary-angel:So-chan пишет:
Поэтому понятно, что я болею за Гайджи. Автоматом. Заочно. Продав душу Дьяволу Сутеху.

Ты знаешь данное описание подходит Каю, герою приквела Чуждых, а вот Гайджи... не буду раскрывать сюжет, но я на данного персонажа очень и очень злая.

So-chan пишет:
На самом интересном месте! Пока понятно, что ничего непонятно.

Я обещала, что госпожа Сильвер запутала клубок интриг, которые не оставить читателей равнодушными :1:

So-chan пишет:
Ну, ясно, что не Дагана убили, или нет? Хотя был бы классный сюжетный ход: главный герой валяется неизвестно где полкниги.

Нет убили не Дага. А вот второе предположение насчет мертвого героя, спешу сказать, автор удовлетворит твое желание :oops:

So-chan пишет:
Момент с чупа-чупсом меня убил. "Тебе нужен сахар"

Я же говорила, мальчики сладкоежки :woohoo:
So-chan пишет:
Эх, пойду я тогда Чуждые-0 читать.

Обязательно почитай. Все книги тесно связаны, и происходящие в приквеле будет появиться на протяжении всей серии :oops:

So-chan пишет:
А дочери Исет - это случаем не последовательницы Исиды? Просто я все гадаю кто может противостоять Сету.

О, это не просто последовательницы Исиды, они в каком-то смысли ее Дочери. Но дальше я помалкиваю....

Лайла пишет:
я, пожалуй, возьмусь за вычитку 4 главы))))

Не могу выразить своей радости и своей признательности



So-chan:Solitary-angel пишет:
Ты знаешь данное описание подходит Каю, герою приквела Чуждых, а вот Гайджи... не буду раскрывать сюжет, но я на данного персонажа очень и очень злая.

Хочешь сказать, что японец - злой?! Горе мне, горе.



Solitary-angel:
So-chan пишет:
Хочешь сказать, что японец - злой?

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




So-chan:
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




Solitary-angel:
So-chan пишет:
Кусаю кулачки от нетерпения

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




Люба:

Девочки, спасибо огромное!!!
Если честно поражаюсь спокойствию Рокси, хотя, скорей всего это можно списать на шок. Меня всегда раздражали героини которые кричат и визжат как ошпаренные поросята. При этом, я сома когда один раз столкнулась с крысой, визжала не хуже поросёнка)))и на стол запрыгнула за доли секунды, а сердце у меня колотилось как будто я собирателя душ увидела)))А тут такое!!!! В общем её выдержке можно только позавидовать.
Что-то я не уловила почему Рокси стала дочерью Исет. Или это из-за того, что Даган был ранен и его кровь так повлияла?



Solitary-angel:
Люба, рада что ты с нами :woohoo: :woohoo: :woohoo:

Люба пишет:
Меня всегда раздражали героини, которые кричат и визжат как ошпаренные поросята.[
У Сильвер таких героинь нет, так что можешь быть спокойной, каждая из героинь серии очень крутая-сильная-мужественная -самостоятельная девочка, а мальчиком в этом случае продеться туго :lol:

Люба пишет:
В общем её выдержке можно только позавидовать.
Толи еще будет :whistle:

Люба пишет:
Что-то я не уловила почему Рокси стала дочерью Исет. Или это из-за того, что Даган был ранен и его кровь так повлияла?
Дочерьми Исиды только рождаются ими стать не возможно, а вот насчет крови Дагана... Люба моя поражена, ты такой важный момент в сюжете уловила :woohoo: но, обещаю об этом чуть позже подробно все будет рассказано :whistle:



Люба:Solitary-angel пишет:
Толи еще будет :whistle:

Представляю))) по мне, так она уже показывает себя во всей красе.

Solitary-angel пишет:
Дочерьми Исиды только рождаются ими стать не возможно, а вот насчет крови Дагана... Люба моя поражена, ты такой важный момент в сюжете уловила :woohoo: но, обещаю об этом чуть позже подробно все будет рассказано :whistle:

То есть, она, ею родилась? Насколько я понимаю об этом будет рассказываться позже... что да как? Да, насчёт крови я сразу подметила))))
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:37 #14

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Solitary-angel:
Люба пишет:
по мне, так она уже показывает себя во всей красе.

Люба здесь Рокси всего лишь девятнадцать с половиной, уведешь насколько она стала крутой после 11 лет :evil: .

Люба пишет:
То есть, она, ею родилась? Насколько я понимаю об этом будет рассказываться позже... что да как? Да, насчёт крови я сразу подметила))))

Обо всем этом обещаю ты узнаешь прочитав Грехи сердца, а вот весь клубок интриг мы распутаем после прочтения всей серии :evil:

So-chan пишет:
Алостор меня заинтересовал, да

Толи еще будет :oops: В "Грехах сердца" есть такие моменты, когда я сидела потирала ручки от предвкушения, радуясь, что следующая история именно про этого сдержанного сына Сета :1:

Думаю, от такой ириски, Аластор бы не отказался :woohoo:



So-chan:
Ты мне прям столько всего вкусного во второй книге предлагаешь!!!! :cheer:



Solitary-angel:

So-chan пишет:
Ты мне прям столько всего вкусного во второй книге предлагаешь!!!!

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




Люба:
Solitary-angel, Aenna, Лайла, спасибо большое!!!
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Какая жуткая обстановка, всё по полочкам, всё расфасована как в магазине, только штрих-кода не хватает.
Мне кажится, что все эти намёки на Дочерей Исеты спланированы специально. Кому-то это выгодно.
С нетерпением жду сцену встречи Дагана и Рокси. Интересно, насколько быстро они объединят свои силы, чтобы достичь той или иной цели. Даган, я думаю, чтобы спасти брата. Рокси, чтобы оправдать Дочерей. Но это только моё предположение, может это и не так, но моя фантазия бежит впереди паровоза))) И вообще, кто это пришел? Может Рокси?! Она как и они идёт по следу и.... ооо, останавите меня или я тут вам такого насочиняю)))



Solitary-angel:
Люба какие комментарии :woohoo: :woohoo: :woohoo:

Люба пишет:
Какая жуткая обстановка, всё по полочкам, всё расфасована как в магазине, только штрих-кода не хватает.

Если бы штрих коды или бирочки были думаю мальчики с легкостью узнали "Who is Who". Обстановка права мрачновата, но если посчитать, что жнецы охотятся за "темными душами" а это по сути - убийцы, серийные маньяки, насильники и т.д. Обстановка напрашиваеться сама собой :evil:

Люба пишет:
С нетерпением жду сцену встречи Дагана и Рокси

О да, та еще главка будет :whistle:

Люба пишет:
Мне кажится, что все эти намёки на Дочерей Исеты спланированы специально. Кому-то это выгодно.

А вот над этим вопросом придеться попотеть нашим героям. Кто и зачем убил Локана? Если Исиду подставили и всего лишь хотели на вражде выехать, тогда почему младшего сына Сета убили как мужа Исиды, Осириса? Отчего зашевелились все самые мощные коалиции Потустороннего мира?
Люба согласись много вопросов, и заметь с каждой новой главой их становиться все больше и больше, круг подозреваемых растет как "снежный ком". Госпожа Сильвер сплела хитроумную паутину, в которой даже самая незначительная деталь в конечном счете приобретает ключевое значение. :whistle:


Люба пишет:
Она как и они идёт по следу и.... ооо, останавите меня или я тут вам такого насочиняю)))

Останавливать :blink: , никогда, думаю многие меня подержат, что таких читателей поощрять надо, а не останавливать :kiss:



Люба:
Оооо да, я даже не могу припомнить ещё автора, который так же заинтриговал. Столько вапросов с каждой главой, аж голова кругом.



Лайла:
Да, вопросов действительно много, хотелось бы теперь и ответов. Сюжет интересен)))
Хотя хочу заметить, что для меня, так сказать, несколько кровожадно, было неприятно читать про все эти разделанные трупы. Это моё такое фи автору, хотя конечно задумка сюжета обязывает, наверное.



Solitary-angel:
Лайла пишет:
Да, вопросов действительно много, хотелось бы теперь и ответов. Сюжет интересен)))

Да автор любит запутывать клубок интриг до невозможности. Но если честно именно это мне очень понравилось, когда начинаешь читать уже не можешь оторваться пока не найдешь ответы на все вопросы. :oops:

Лайла пишет:
Хотя хочу заметить, что для меня, так сказать, несколько кровожадно, было неприятно читать про все эти разделанные трупы. Это моё такое фи автору, хотя конечно задумка сюжета обязывает, наверное.

Что есть то есть, но если учесть египетскую мифологию и погребальные обряды становиться ясно от куда ветер дует :whistle:



Люба:
Спасибо огромное, преогромное!!!
Всё больше и больше вопросов :blink: Начинаю читать очередную главу с мыслью о том, что (ну вот сейчас, я многое узнаю и пойму!)ан нет)))
Насколько я поняла из этой главы:
1.Наша девочка ищет свою мать.
2. Кровь Дагана, всё таки на неё подействовала определённым образом. Из-за неё, она теперь пьёт кровь?
3. Даган следит за ней. Оберегает наверное :whistle:
Надеюсь, я всё правильно поняла? :silly: А как она хитро придумала с порезом))) Умничка, изобретательная девочка. :evil:



Solitary-angel:
Ой, Люба меня твои коменты воодушевляют на перевод, руки сами потянулись к следующей главке :kiss: :kiss: :kiss:

Люба пишет:
Всё больше и больше вопросов Начинаю читать очередную главу с мыслью о том, что (ну вот сейчас, я многое узнаю и пойму!)ан нет)))

Интрига, и еще раз интрига :evil: . Я предупреждала, вопросов будет уйма, могу обещать, что часть на них мы найдем в этой книги. Не знаю я получала истинное наслаждение распутывая эту хитроумную головоломку, особый кайф в том, что на первый взгляд незначительная деталь в итоге обретает ключевое значение :whistle:

Люба пишет:
Наша девочка ищет свою мать.

Судя по этой главе, она ее искала, но не смогла найти, ни одной зацепки. Люба, а если соединить знания полученные с 4 и 5 главы, не возникает предположений где делась мать Рокси. По секрету в следующей главе думаю ты найдешь ответ на этот вопрос, а вот у Дага на одну навязчивую идею станет больше :whistle:

Люба пишет:
Кровь Дагана, всё таки на неё подействовала определённым образом. Из-за неё, она теперь пьёт кровь?

Как французы говорят "Oui". Но здесь тоже не все так просто как кажется на первый взгляд. :P

Люба пишет:
Даган следит за ней. Оберегает наверное
Скажу так, между ними есть определенная связь :whistle:

Люба пишет:
Надеюсь, я всё правильно поняла? А как она хитро придумала с порезом))) Умничка, изобретательная девочка.

Я тебе обещала, что одиннадцать лет спустя девочка станет еще круче чем в свои девятнадцать с половиной :evil:



Лайла:
У меня складывается впечатление, что книгу читают только несколько человек. :(
Из-за этого совсем не хочется садиться за вычитку следующей главы. Я это пишу отнюдь не для того, чтоб меня уговаривали или что-то подобное, просто интересно, люди, ау, отзовитьесь, вам интересен этот роман? Ведь понятное дело, что Ангел его переводила не для себя,она и в оригинале прочитать может.
Неужели ни у кого кроме Любы и So-chan не появилось никаких вопросов по ходу прочтения, ничего не зацепило?



Люба:

Лайла пишет:
У меня складывается впечатление, что книгу читают только несколько человек. :(
Да быть такого не может!!! Я уверена, на все сто, что её многие читают)))
Они просто стесняются писать и задавать вопросы :oops:
У автора ооооочень бурная фантазия, я даже представить не могу чем сердце успокоится. Обычно, читаешь книгу и примерно догадываешься, что будет дальше. Здесь, близко не стояло))))
Solitary-ahqel, я ещё раз пробежала 4 главу глазами))) единственное, что подметила, это старую фотографию девушки с кулоном. Может это фото мамы Рокси?



Solitary-angel:
Я тебя очень понимаю, к самой закрадываються такие мысли :dry: Печально если это правда, в самом начале когда я взяла на перевод данную серию, прекрасно осознавала, что Чуждые одна из серий которые необходимо читать по порядку и полностью всю, поскольку в конце каждой книги буквально тянешься за продолжением, чтобы узнать ответы на все тайны. Поэтому я говорила, что переведу ее полностью, и если читатели заметили то в разделе Будущих переводов уже значиться вторая книга серии, потому что мы упорно продолжаем работу над серией, но если это никому не надо :( может стоит свернуть нашу бурную деятельность :huh: .

И самое главное Лайла права, веселее заниматься любым делом когда видишь, что это кому-то надо. Я заметила у нас не очень активные читатели (и я говорю не только об этом переводе но и о других проектах). Реально очень жалко.

Ладно буду завязывать с меланхолией, я получаю реальный кайф от перевода, еще большую радость мне дарят постоянные читатели.
Люба, So-chan,
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:37 #15

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60



Natalie:
Какая увлекательная серия просто дух захватывает, создается впечатление, что вопросам не будит не конца не края.
Лайла пишет:
У меня складывается впечатление, что книгу читают только несколько человек.

Поверьте читают многие, лично я просто наслаждаюсь сюжетом, люблю когда в книгах присутствует интрига, неимоверные повороты судеб. И в этой серии я это нашла. Единственное чего я жду с замиранием сердца это встречи Дагана и Рокси, как я понимаю сейчас они ищут убийцу младшего Крайла, приближаясь все ближе друг к другу. Если рассудить здраво их разделяет 11 лет и судя по всему Рокси вряд ли окажет Дагану теплый прием :evil:

Solitary-angel, Лайла прочитав ваши коменты, у меня появились серьезные опасения, о дальней судьбе Чуждых, я прошу не надо забрасывать эту серию из-за молчаливых читателей.

Solitary-angel пишет:
в разделе Будущих переводов уже значиться вторая книга серии

Замечательная новость, а то мне больно понравился Аластор, такой весь сдержанный, одет с иголочки. Подозреваю в тихом омуте черти водяться :evil:

P.s. Я человек новый на сайте, если честно прочитала по рекомендации сестры первую книгу "Дочь греха" там не указывался сайт переводчиков да и что перевод любительский, откровенно говоря думала, что перевод официальный.
И только недавно в просторах интернета набрела на информацию и на этот сайт. Хочу сказать Solitary-angel, Aenna, Лайла спасибо, что трате столько сил, энергии, времени. Читать ваш перевод истинное удовольствие. За что Вам огромное спасибо!!!



Solitary-angel:
Наталья очень рада, что вам нравиться данная серия, вы полностью правы вопросов на протяжении всей серии будет много, могу только гарантировать, что ответы на них вы обязательно получите.

Natalie пишет:
Поверьте читают многие,


Приятно знать, единственное чего бы хотелось это пообщаться с таинственными читателями :oops:
Natalie пишет:
Замечательная новость, а то мне больно понравился Аластор, такой весь сдержанный, одет с иголочки. Подозреваю в тихом омуте черти водяться

Насчет чертей это вы в точку подметили :evil: А в остальном скажу так каждый герой Сильвер мне нравиться по своему. Просто открывая каждую новую книгу меня поражает мир, эмоциональный накал, каждая незначительная деталь которая обретает колоссальный смысл и самое важное каждый раз заканчивая книгу моя рука тянеться за следующей. :blush: :blush: :blush:
Natalie пишет:
если честно прочитала по рекомендации сестры первую книгу "Дочь греха" там не указывался сайт переводчиков да и что перевод любительский, откровенно говоря думала, что перевод официальный.

Обидно когда на форумах выставлена книга и не указан первоисточник, вдвойне обидно что не указанно кто перевел, откорректировал и вычитал данный перевод.

Natalie пишет:
Хочу сказать Solitary-angel, Aenna, Лайла спасибо, что трате столько сил, энергии, времени. Читать ваш перевод истинное удовольствие. За что Вам огромное спасибо!!!

Спасибо :blush: :blush: :blush:



Лайла:
Очень приятно видеть в теме новые лица. Натали, добро пожаловать и спасибо за такой отзыв, надеюсь мы и в дальнейшем будем иметь возможность общаться с вами на форуме.

Насчёт судьбы перевода, у меня достаточно глав для вычитки, просто сейчас лето, пора отпусков, но затишье временное, продолжение, как говорится, следует))))
Первую книгу я точно буду вычитывать, а дальше будет видно.



Cerera:
Ура! Еще 4 главы и я смогу начать читать!!! Как бы продержатся)
Девочки, спасибо большое за продолжение!!!


Эх, непорядок, и здесь не знаю какие любимые цветы. Дарю вам букеты, вдруг угадаю))
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




Solitary-angel:

Cerera пишет:
Эх, непорядок, и здесь не знаю какие любимые цветы. Дарю вам букеты, вдруг угадаю))


Спасибо за цветы, я вообще считаю что каждый цветок красив по своему, а твои букеты просто бесподобны !!!

Эх я выкладывала главу прочитала, ностальгия по первой книге проснулась... Смотрю на Дага и думаю где его холодность и рассудительность делась как дело коснулось Рокси, а дальше он вообще из-за этой девушки с катушек слетит. Хотя все сыновья такие :blush: ради любимых готовы делать самые безрассудные вещи.



xangelll:
Хотела немного отвлечься от ежедневных забот и прочесть только одну главу :whistle: и что вы думаете...оказалось что прочла их все...

Книга просто нечто!!! Ангелок, вы разожгли такой интерес, когда они встретятся? так сказать, когда столкнутся их интересы? как ты только все успеваешь?!!! Так держать!!!
спасибо за интересную книгу, прочту наверно сначала "1 книгу", а это оставлю на десерт...



Solitary-angel:
Ура к нам присоединилась xangelll, Спасибо дорогая, что с нами :kiss:
xangelll пишет:
Хотела немного отвлечься от ежедневных забот и прочесть только одну главу и что вы думаете...оказалось что прочла их все...


Ага, значит я не одна такая, однажды решила прочитать Дочь греха, очнулась через несколько дней когда дочитала 4 книгу, села за перевод и оказалась здесь с вами. Чему очень рада :woohoo: :woohoo: :woohoo:
xangelll пишет:
Книга просто нечто!!!

Ура у нас совпали вкусы!!! Я как раз такие книги люблю, интрига детектив, много интриги, сюжет держит до последнего :woohoo:

xangelll пишет:
вы разожгли такой интерес, когда они встретятся? так сказать, когда столкнутся их интересы?


Они упорно приближаються к встречи. Когда она состоится ... могу сказать не видела я чтобы у влюбленных были такие встречи.

xangelll пишет:
как ты только все успеваешь?!!! Так держать!!!

Ох дорогая стараюсь изо всех сил, но если что не ругайте.

xangelll пишет:
спасибо за интересную книгу, прочту наверно сначала "1 книгу", а это оставлю на десерт...


Из этой серии мы перевели приквел "Дочь греха" :1:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:38 #16

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Люба:
Бедная Рокси, у неё столько секретов от своих сестёр. :whistle: Тем более, вражда между Исидой и Сетом не шуточная (0-0) Интересно, почему он убил её мужа, да ещё и расчленил? :( Бежежтымой!!!Это же наодо какие ей сны снятся))) Опять же, а Дагану сны снятся и какие...))) :evil:



Solitary-angel:

Люба пишет:
Бедная Рокси, у неё столько секретов от своих сестёр

Милая поверь у сестренок еще больше секретов от Рокси :whistle:
Люба пишет:
Тем более, вражда между Исидой и Сетом не шуточная (0-0) Интересно, почему он убил её мужа, да ещё и расчленил?


ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Люба пишет:
Бежежтымой!!!Это же наодо какие ей сны снятся))) Опять же, а Дагану сны снятся и какие...)))

Знала, что ты оценишь обещала, что будет горячий момент. А кто сказал, что жнецы душ видят сны, хотя... стоп об остальном помалкиваю... будет следующая глава а там ответ на твой вопрос. :whistle:



xangelll:
Отложила "своего волчонка" в сторону и прочла... От таких снов можно и мозгов напрочь лишиться!!! А когда они наконец в реальном времени встретятся, что будет...
Буду ждать продолжения!!! спасибо за интересную книгу.



Solitary-angel:

xangelll пишет:
От таких снов можно и мозгов напрочь лишиться!!!

А ты представь 11 лет видеть такие сны :1:
xangelll пишет:
А когда они наконец в реальном времени встретятся, что будет...

Потерпи немножко скоро, очень скоро они встретятся. А произойдут во время их встречи множество неимоверных вещей :whistle:
xangelll пишет:
Буду ждать продолжения!!! спасибо за интересную книгу.

Милая а тебе спасибо, что читаешь книгу вместе с нами :kiss: Видишь как классно получается ты ждешь продолжения в этой темке, а я жду продолжения "волчонка" :oops:



Люба:
О да, я заметила, что его не просто убили, а именно расчленили. Первым делом я подумала, что Сет убил его из ревности, но тут же отмела эту мысль :unsure: В моём понимание ему не на что рассчитывать после ТАКОГО. Женщину так не завоюешь... :dry: Теперь, я думаю, если он в неё тайно влюблён, да ещё и без взаимности, для него убить своего соперника просто за радость :evil:
*****************************

Теперь о снах))) Жнецы насколько я поняла сны не видят, а Доганчик, видит :whistle: ещё какие :woohoo: Может это аномалия из-за того, что он поделился своей кровью и теперь они связаны определённым образом? :1:

*****************************

Solitary-angel, все твои сноски оооочень подробные и всегда в тему))) Просто я тормоз :whistle: забегаю сюда, с жадностью проглатываю перевод, а уж потом перечитываю с чувством, с толком и расстановкой))) С огромным нетерпением жду проду!!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:38 #17

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
Solitary-angel:
Девочки 8 глава уже в онлайнах, в ней вы увидете Мэла :blush: :blush: :blush: а так же, один из многих безрассудных поступков, на какие Даг пойдет ради Рокси, а если быть точней что он сделает чтобы найти девочку которую спас 11 лет назад :whistle:
Лайла, Aenna
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




xangelll:
Вот это да!!! Вырвать сердце из груди :blink: ... обалдеть, ну и них и нравы :evil: Ангелок, ты молодец, с таким материалом работаешь и перевод просто класс. Продолжение я увижу после твоего отпуска ? Как дождаться? :dry:



Solitary-angel:xangelll пишет:
Вырвать сердце из груди ... обалдеть, ну и них и нравы

Я же говорю безрассудные поступки, но для Дага если конечной целью явл. Рокси, то любая жертва оправдана :whistle: Нервы, у каждого героя Сильвер железные :evil: А нравы я согласна поражают, хотя все соотведствует египетской мифологи B)

xangelll пишет:
Ангелок, ты молодец, с таким материалом работаешь и перевод просто класс.

Материал мне самой нравиться, я честно в восторге от Сильвер и мира который ей удалось создать, поэтому у меня в планах перевести не только серию Чуждых :whistle: надеюсь мне это удастся :blush:
Насчет перевода, огромное спасибо, поверь я очень старалась, могу сказать с уверенностью, меня вряд ли бы это удалось, если бы не сверка, и в значительной мере бета (Лайла милая, я о тебе :kiss: )



Лайла:
Честно сказать, я до вчерашнего дня читала главы только когда вычитывала, параллельно со всеми, не забегая вперёд.
А после 8 главы мне захотелось посмотреть, а что же там дальше будет, отчасти потому, что встреча произошла, наконец-то и меня заинтересовало продолжение. До сих пор я очень ровно относилась к героям и, даже не глядя на то, что у меня на руках перевод глав до 14 включительно, меня совсем не тянуло посмотреть, как будут развиваться события.
Но то, как герои реагируют друг на друга и что делают интригует, прочитала я вчера всё, что у меня на руках было и хочу ещё))))))))))) Вот такие делы :P



Solitary-angel:
Эмоции между героями просто зашкаливают, честно мне иногда казалось, что они осязаемы. Действия и поступки Рокси и Дага просто поражают.
Прочитав Чуждых я поняла одно, чтобы в полной мере понять Роки и Дагана: их внутренний мир, те или иные поступки и в полной мере ощутить жертвы на которые они пойдут ради друг друга героям потребовалось 11 лет, а нам 6 глав, чтобы дождаться их второй встречи (ожидание того стоило, поверти). Да и 1 Главе Даг посчитал Рокси маленькой, смертной, а теперь...



Люба:
Девочки, спасибо огромное!!!



С сума сойти какие всё-таки боги в египетской мифологии жестокие :blink: Режут друг друга с такой лёгкостью, как колбасу на бутерброды. Хотя, если вдуматься :huh: они бессмертны, чем им ещё себя развлечь :evil: Рокси, наверное, в своё время тоже выбрали как жертву, чтобы заманить жнеца :blink: А наш Даганчик пойдёт на всё ради Рокси :P



So-chan:
О, египетские боги такие веселые ребятки! :lol: Вырывать сердца - прям любимая забава *ты знаешь о чем я*. Интересно, а чем отличатся японские боги во 2 книге?



Люба:
Мне кажется ничем...))) Они же бессмертные, а это само по себе обязывает. Во второй будут японские боги? :woohoo: Про японских богов интересно почитать, я о них вообще ничего не знаю :dry:



Solitary-angel:
Люба пишет:
Рокси, наверное, в своё время тоже выбрали как жертву, чтобы заманить жнеца

Возможно Рокси и была наживкой но кто сказал что для жнеца :whistle:

Люба пишет:
наш Даганчик пойдёт на всё ради Рокси

Ты даже не представляешь :whistle: хотя степень безрассудства я думаю уже виден

So-chan пишет:
Интересно, а чем отличатся японские боги во 2 книге?

А чем отличаются женщины от мужчин??? Ответ прост - МНОГИМ!!!
Люба пишет:
Во второй будут японские боги?

БУДУТ :woohoo: :woohoo: :woohoo:

Люба пишет:
Про японских богов интересно почитать, я о них вообще ничего не знаю

Интересно будет, обещаю, Сильвер взяла пантеоны о которых мало книг. Люба на все незнакомое будут сноски надеюсь это облегчит знакомство с японской культурой :blush:

So-chan пишет:
Вроде, Ангелок говорила, что японские.

Подписываюсь под каждым словом :1:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 22 Нояб 2013 21:38 #18

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1965
  • Спасибо получено: 1968
  • Репутация: 60
So-chan:
Милая, у тебя под боком специалист по японской культуре. Мифы, основные сказочные сюжеты, литературные произведения - все знаю. Единственное белое пятно - вооружение самураев, но их же у нас не будет. Сноски помогу сделать и если надо объясню все непонятное. :whistle:



Solitary-angel:
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]




Natalie:
СПАСИБО!!! За продолжение, неужели в следующей главе произойдет долгожданная встречя Рокси и Дагана! Ой, как хочется поскорей прочитать :1: :1: :1:

ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЗА ПЕРЕВОД!!!!



Solitary-angel:
Наталья, рада снова тебя видеть в этой темке. Вижу захватил сюжет, да долгожданная встреча близиться, но думаю никто не догадывается как она пройдет :evil:



Natalie:
Я тоже рада что наконец добралась до Сильвер, реал замучил, так приятно зашла а здесь новые главы думала наемся, а нет я жадная, каюсь...

В верхних постах идет обсуждение брата Дагана - Аластора, он конечно конфетка сдержанный такой, так и хочется сказать в тихом омуте черти водятся... ой надеюсь я не ошибусь в ожиданиях, и когда парень сорвется с цепи это будит жарко :oops:

Но, меня искренне удивляет почему я вижу так мало коментов по поводу Мэла (растекаюсь лужицей по клавиатуре) Не могу дождаться 3 книги чтобы прочитать про Мэльтуса Крайла.

Эххх, Ангел ты где-то писала что каждого из братьев любишь по своему, кажется я тебя понимаю :woohoo: :woohoo: :woohoo:



Solitary-angel:
Знаешь меня тоже удивляет незаинтересованность в Мэле будим надеяться ситуация в будущем исправиться кардинально. Так я смотрю, кто-то видел в планах третью книгу :whistle:



Natalie:
Ой, теперь еще сильней захотелось прочитать продолжение. правильно сделала, что мне не поверила, ладно попрошу так тихо и жалобно ПРОДУ-ПРОДУ-ПРОДУ!!!! :blush:

Да, я зашла в будущие увидела в планах "Грехи плоти" прочитала аннотацию и теперь не могу дождаться :blush: Эх у меня теперь появилась надежда, что я прочитаю эту замечательную серию :1:



Solitary-angel:Люба пишет:
О да))) Долгожданная встреча! Правда я ожидала больше радости((( Ну ничего, я упорная я дождусь этого момента И правда, почему она сохранила его куртку!?

Я обещала, что встреча будит специфической, но согласись Рокси и Даг общаясь даже на ножах умудряються показывать такой шквал эмоций и взаимное притяжение аж дух захватывает.

Люба, о какой радости может идти речь, я думаю Рокси имеет право злиться на Дага, все таки он развернулся и оставил ее в такой романтической обстановки завода ушел на каких-то 11 лет, спрашивается почему собственно девушка не должна радоваться неожиданному визиту :evil:

Для каких целей Рокси сохраняла куртку и немного радости :blush: ты увидишь в следующей главе :whistle:



Люба:
Мне очень понравилось описание внешности Дага, глазами Рокси :) Для неё, он просто пленительно красив))))



xangelll:
Большое спасибо за перевод, глава очень понравилась!!! В принципе и не ожидала другого, после стольки лет тайного ожидания, как иначе могла произойти эта встреча ? Только в страстной борьбе на грани злости, замешательства и взаимного интереса!!! Ждем продолжения!!!



Solitary-angel:
xangelll милая рада, что понравилась главка. Согласись встреча могла пройти еще хуже для Дага :evil: :evil: :evil: На ее месте я бы тоже прежде чем открыть объяться как следует чем-нибуть тяжеленьким огрела :evil:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Грехи сердца 01 Дек 2013 19:35 #19

  • Solitary-angel
  • Solitary-angel аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Дизайнер
  • За пределы выйти невозможно потому, что их нет...
  • Сообщений: 3397
  • Спасибо получено: 8911
  • Репутация: 481
Всем привет, рада что мы наконец вернулись, я за вами всеми очень соскучилась. Когда нашла эту прелесть, не смогла удержаться. Представляю вашему вниманию испанский вариант обложки Грехов сердца.
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Лайла, Natalie

Ева Сильвер - Грехи сердца 03 Дек 2013 10:07 #20

  • aesha
  • aesha аватар
  • Не в сети
  • Simila
  • Сообщений: 90
  • Спасибо получено: 76
  • Репутация: 8
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7