Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

ТЕМА: Кристин Фихан - Пробуждение

Кристин Фихан - Пробуждение 13 Фев 2015 13:39 #1

  • Solitary-angel
  • Solitary-angel аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Дизайнер
  • За пределы выйти невозможно потому, что их нет...
  • Сообщений: 3464
  • Спасибо получено: 9116
  • Репутация: 482
Кристин Фихан "Пробуждение"


Название: The Awakening / Пробуждение
Автор: Christine Feehan / Кристин Фихан
Описание: оборотни
Количество глав: 9 глав
Год издания: 2002
Серия: The Leopard Series / Леопарды - 1 книга
Статус перевода: завершен

Перевод: llola
Сверка: Solitary-angel
Редактура: Yulinarium
Худ. оформление: Solitary-angel

Аннотация

Под палящим солнцем Борнео...

...сбывается мечта прекрасной натуралистки - жить на лоне дикой природы джунглей. Но одно неукротимое, неотразимое существо заставляет ее изучить свою собственную необузданную сущность.

Содержание [ Нажмите, чтобы развернуть ]


Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 13 Фев 2015 13:56 #2

  • Диона
  • Диона аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 26
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
Очень интересно. Буду ждать перевода!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, llola, Yulinarium

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 13 Фев 2015 18:19 #3

  • xangelll
  • xangelll аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 219
  • Спасибо получено: 260
  • Репутация: 23
Отличная серия! У Фихан большинство книг на 5+. Будем ждать теперь перевод
Нужные слова в нужное время могут изменить жизнь.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, llola

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 13 Фев 2015 21:47 #4

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Solitary-angel большое спасибо за обложку : rose : rose : rose
Она передает дух рассказа!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 13 Фев 2015 22:34 #5

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8646
  • Репутация: 652
Ух ты! Заранее спасиблю всем трудяжкам :36 , а еще...
llola, поздравляю сильно-сильно с почином! : rose Очень рада, что вы все-таки решились)).
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, llola, Yulinarium

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 13 Фев 2015 23:18 #6

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Euphony, Спасибо!! : rose : rose : rose Вы замечательный человек!!!

Как решилась, сама не знаю... Как у любого есть комплексы... а тут в один миг торкнуло... ОГРОМНОЕ спасибо Ангелочку, за поддержку!!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Euphony

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 16 Фев 2015 12:06 #7

  • Solitary-angel
  • Solitary-angel аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Дизайнер
  • За пределы выйти невозможно потому, что их нет...
  • Сообщений: 3464
  • Спасибо получено: 9116
  • Репутация: 482

Теплый ветерок легко нёс послание сквозь пышную растительность дождевого леса, вздымаясь высоко к густому пологу, окутывающему джунгли тайной. Под недоступной для большинства животных кроной свисали ульи диких пчёл. Если они и услышали, о чем нашептал ветер, то проигнорировали его байки и продолжали заниматься своими делами. Разноцветные попугаи, шлемоклювые калао и соколы подхватывали сплетни и быстро разносили на ярких крыльях, пронзительно крича от восторга в каждом уголке леса. Их услышали шумные стаи длиннохвостых макак, гиббонов и лангуров, радостно перепрыгивающих с ветки на ветку с возгласами предвкушения. Орангутанги осторожно передвигались между деревьями в поисках спелых фруктов, съедобных листьев и цветов, сохраняя достоинство во всей этой суете. Вскоре вести разлетелись повсюду. Лесные жители хранили секреты и с беспокойством ждали.
Он услышал новости задолго до того, как до него донесся её аромат.
Брандт Толбет сжался в густой растительности. Грудь напряглась, тело подтянулось от внезапного предвкушения. Наконец-то она здесь. В его владениях. В пределах досягаемости. Долгие поиски увенчались успехом. Он справился, хотя это было почти невозможно. Брандт сознательно заманил её в свое логово, и она пришла. Он был так близко, и потребовалась железная выдержка, чтоб стремглав к ней не помчаться. Нельзя её напугать и преждевременно раскрыть карты, чтобы в одно мгновение она не успела догадаться о захлопывающейся западне. Важно привести её в центр владений и отрезать все пути к отступлению.
В течение многих лет разрабатывалась стратегия. У него было время всё спланировать, пока он искал её по всему миру, при этом просматривая каждый документ в погоне за своей добычей. Когда пришла уверенность, что это правильная и единственная женщина, Брандт запустил в действие план с помощью адвоката заманить ее на свою территорию в дождевой лес.
Направляясь к началу джунглей, он бесшумно и стремительно пробирался мимо изобильной фауны, легко перепрыгивая через упавшие деревья. Неподалеку хрюкнул носорог. Учуяв Брандта, олени замирали в страхе. Более мелкие животные стремглав уносились с пути, а птицы затихали при его приближении. Обезьяны поднялись на более высокие уровни лесного полога и замолкали, когда он пробегал под ними, не желая вызвать недовольство.
Это было его королевство, и хотя Толбет редко показывал власть, каждая особь знала, какие будут последствия, если встать на пути. Их мир скоро бы исчез без его постоянной заботы и бдительности. Он охранял, защищал и мало попросил взамен. Сейчас же Брандт требовал полного сотрудничества. Смерть придет бесшумно и стремительно к любому, кто осмелится бросить вызов.

В тот момент, когда Мэгги Одесса вступила в джунгли, всё стало другим. Она стала другой и ощущала это. Если жара на побережье была угнетающей и душной, в лесу та же жара, казалось, обволакивала незнакомым благоухающим миром. С каждым шагом углубляясь в лес, она чувствовала, как чувства обострялись. Как будто она пробудилась от мира сна. Слух стал гораздо острее. Мэгги могла различить звук каждого насекомого, трели птиц, крики обезьян. Шелест ветерка в ветвях над головой и мелких животных, снующих среди листвы. Это было странно, но волнующе.
Сначала, узнав о наследстве, она из уважения к приемной матери решила без осмотра его распродать. Джейн Одесса была категорична: Мэгги никогда не должна попасть в дождевой лес. Джейн была напугана самой идеей этого и неоднократно умоляла дочь пообещать никогда не подвергаться риску. Мэгги любила приемную мать и не хотела идти против ее воли. Но после смерти Джейн с ней связался адвокат и сообщил, что в сердце дождевых лесов Борнео она обладала недвижимостью, унаследованной от богатых родителей натуралистов, убитых еще, когда Мэгги была ребенком. Соблазн оказался слишком велик, чтобы отказаться. Несмотря на данные приемной матери обещания, она отправилась на другой конец света в поисках своего прошлого.
Мэгги прилетела в небольшой аэропорт, где по просьбе адвоката её встретили трое мужчин. После часа пути по автомагистрали на полноприводном внедорожнике они съехали на грунтовую дорогу и углубились в лес. Создавалось чувство, словно они напоролись на все ямы и колдобины грунтовой дороги. В конце концов, припарковались и дальше отправились пешком, чему Мэгги совсем не обрадовалась. Стояла высокая влажность, поэтому она завязала свою рубашку цвета хаки вокруг рюкзака.
С виду мужчины были отлично подготовлены и весьма сильны. Хорошо сложены, бесшумны и крайне бдительны. Сначала она нервничала, но, едва она вступила на тропу, ведущую глубже в джунгли, всё, казалось, для нее изменилось; появилось чувство, словно Мэгги вернулась домой.
Следуя за проводниками, которые извилистыми путями уводили её глубже в тёмную чащу, она вдруг стала понимать собственное тело. Мышцы двигались плавно и легко, а поступь стала почти размеренной. Она не спотыкалась, не создавала ненужный шум. Ноги, казалось, сами знали, куда ступать по неровной поверхности.
Мэгги осознала собственную женственность. Маленькие капли влаги катились в выемку между блестящих от пота грудей, рубашка прилипла к телу. Ее единственная гордость — густые длинные распущенные волосы отяжелели, согревая шею и спину. Поэтому она приподняла тяжелую шелковистую массу, и простое действие неожиданно стало чувственным, грудь шевельнулась под тонкой хлопчатобумажной футболкой, и соски мягко потерлись о ткань. Привычным движением Мэгги скрутила волосы и закрепила их на голове шпилькой с драгоценными камнями.
Странно, что жара и первобытные джунгли вдруг заставили её почувствовать тело. Бёдра покачивались почти зазывно, словно Мэгги осознавала, что за ней наблюдает тот, кого она хочет соблазнить. Мэгги никогда не была кокеткой и вертихвосткой, но теперь искушение казалось непреодолимым. Словно она ожила в этом мрачном месте, заросшем всевозможными растениями.
Низкорослые деревья боролись за солнечный свет с высокими. Они были задрапированы лианами и ползучими растениями различных оттенков зеленого. Дикие орхидеи свисали над головой, а рододендроны поднимались до верхушек некоторых деревьев. Цветущие растения росли прямо на стволах и ветвях лесных исполинов и тянулись к солнечному свету, которому удалось пробиться сквозь густую крону. Ярко окрашенные попугаи и другие птицы не сидели на месте. Дребезжащий гул насекомых заполонил лес. Аромат цветов наполнял воздух сладостью, поддразнивая ощущения. Необычайно чувствительная окружающая обстановка, с которой у нее неразрывная связь.
C легким вздохом Мэгги откинула голову назад и вытерла ладонью пот с горла. С каждым шагом ощущая тяжесть внизу живота и возбуждение. Нужду. Желание. Груди налились и болели. Руки дрожали. Ее охватила странная эйфория. В жилах пульсировала жизнь. Пробуждение.
Именно тогда она поняла, что за ней наблюдали мужчины. Она ощутила обжигающие взгляды, следящие за каждым движением тела, устремленные на округлость бедер и напрягшиеся груди, выступающие под тканью футболки, и движение грудной клетки при вдохе и выдохе. При обычных обстоятельствах её бы это смутило, но сейчас Мэгги почувствовала себя распутной, раскрепощенной, почти эксгибиционисткой.
Мэгги проверила свои ощущения и была потрясена. Она возбуждена. Причем полностью! Хотя всегда считала себя почти фригидной и в отличие от подружек никогда не увлекалась парнями. Да и они тоже, определенно, не находили её привлекательной. Зато сейчас она не только узнала о собственной сексуальности, но и упивалась тем фактом, что возбуждала мужчин.
Она нахмурилась, озадаченная незнакомыми чувствами, столь не свойственными для неё. Её не привлекали мужчины даже в таком возбуждённом состоянии. Дело явно не в них. Это было нечто глубоко внутри неё, то, чего она не могла понять.
Двигаясь по тропе, ведущей в темную глубь леса, Мэгги слышала тяжелое дыхание проводников, чувствовала силу их взглядов, ласкающих тело. Джунгли, казалось, за ними закрывались, а лианы и кустарники вдоль тропы отступали. Ветер был порывистый и достаточно сильный, срывая на лесную подстилку мелкие ветви и листву. На земле лежали лепестки цветов, лианы и веточки. Все выглядело так, словно их вечность никто не трогал.
Мэгги стала по-другому видеть детали — гораздо четче. Она улавливала движения, которые раньше не в состоянии была бы даже заметить. Это опьяняло. Обоняние, судя по всему, тоже обострилось. Она попыталась пройти, не задев прекрасное белоснежное, напоминающее кружево, растение, росшее почти всюду и источающее резкий запах.
— Что это? — осмелилась спросить Мэгги.
— Сорт грибов, — хрипло ответил один из проводников. Ранее он представился просто Коннером. — Его любят насекомые. Они и распространяют везде споры. — Он откашлялся, переглянувшись с другими. – А кем вы работаете в большом городе, мисс?
Мэгги поразилась, что он задал вопрос, так как мужчины явно были не расположены вести беседу.
— Я ветеринар. Работаю с экзотическими животными и специализируюсь на кошачьих.
Мэгги всегда тянуло в дикие дебри. Она изучила все, что смогла найти по дождевым лесам, флоре и фауне этих регионов. Упорно трудилась, чтобы стать ветеринаром экзотических животных, надеясь работать в лоне девственной природы. Джейн же была настолько непоколебима и тверда в своем решении никуда не отпускать приемную дочь, что Мэгги в конечном итоге сдалась и устроилась на работу в зоопарк.
Для нее была большая удача оказаться в джунглях, в месте, которое она так жаждала увидеть.
Мэгги мечтала о дождевом лесе. Подобно другим маленьким девочкам она никогда не играла в куклы, предпочитая пластиковых животных: львов, леопардов и тигров. Большие кошки. Ее к ним тянуло. Она знала, когда они болели, были расстроены или подавлены. Кошачьи отвечали ей взаимностью, и Мэгги быстро приобрела репутацию ветеринара высокого класса за способность работать с этими видами и исцелять их.
Мужчины обменялись беглыми взглядами, которые она не смогла истолковать. Их реакция ее встревожила. И, несмотря на это, она упорно попыталась продолжить разговор, особенно теперь, когда Коннер первый начал расспросы.
— Я читала, в этом лесу обитают слоны и носороги. Это правда?
Мужчина, представившийся Джошуа, резко кивнул, забрал у нее рюкзак, словно его вес их задерживал. Она не стала возражать, поскольку он даже не сбавил шагу. И сейчас они стали двигаться значительно быстрей.
— А мы идем в нужном направлении? Там правда есть деревушка, где живут люди? Я не хочу остаться в полном одиночестве, без надежды на помощь, если меня укусит змея или что-то в этом роде. — И это ее голос? Гортанный? Хриплый? Мэгги его не узнала.
— Да, мисс, там есть город и провиант, — сдержанно ответил Коннер.
По телу пробежала волна беспокойства. Мэгги изо всех сил старалась обуздать голос, чтоб он снова стал нормальным.
— И, конечно же, туда можно добраться не только пешком? Как туда поставляют провизию?
— На мулах. Но, чтобы добраться до дома и деревни, вы должны идти пешком.
— В лесу всегда так темно? — упорно продолжала Мэгги. Какие ориентиры они использовали, чтобы найти дорогу? Здесь было так много сортов деревьев: железные, эбеновые, тиковые и сандаловые. Вдоль внешнего периметра возвышалось множество манговых, банановых, апельсиновых фруктовых деревьев и кокосовых пальм. Хотя она и узнала некоторые из лесных насаждений, не могла взять в толк, на что проводники опираются при выборе правильной тропы. Как они могли понять, куда идти, или как вернуться? Их способность ориентироваться в лесу интриговала и немного пугала.
— У солнечного света мало шансов, проникнуть сквозь толстые ветви и листву, — ответили ей, но никто даже не взглянул на неё и не замедлил темп.
Мэгги знала, что мужчины не хотели с ней разговаривать. Но не потому, что они были грубы. Просто, когда она обращалась к ним напрямую, создавалось ощущение, что им не по себе. Она небрежно пожала плечами. Ей не нужны разговоры и всегда хватало своей собственной компании. А в лесу так много интересного. Проходя, Мэгги мельком увидела змею, почти толщиной с человеческую руку. На дереве выделялось крошечное пятно яркого цвета, как выяснилось, это лягушка. И бесчисленное количество ящериц. И, несмотря на то, что они сливались с листвой, и их было сложно обнаружить, Мэгги могла их различить. Создавалось ощущение, что джунгли как-то ее изменили, улучшив зрение, слух и обоняние.
В лесу внезапно стало тихо. Насекомые прекратили свой бесконечный гул. Птицы резко замолчали. Даже обезьяны перестали болтать. Тишина ее встревожила, по спине пробежал холодок. Пронзительный звук раздался высоко в ветвях, предупреждая об опасности. Мэгги сразу поняла, что именно ей грозила опасность. Волосы на затылке встали дыбом, она нервно озиралась по сторонам, и беспокойно вглядывалась в густую листву.
Ее опасения, должно быть, передались охранникам. Они сократили между ними расстояние, один оказался за спиной Мэгги, подстегивая двигаться быстрее.
Сердце пустилось вскачь, во рту пересохло. Она задрожала. Кто-то двигался в густой листве, большой, мускулистый, тень в тени. Кто-то шел с ними рядом. Она не должна была видеть, но видела крупного хищника, бесшумно ее преследующего. Ощущала силу желания в сосредоточенном взгляде немигающих глаз. Одержимый. Дикий.
— Нам грозит опасность? — тихо спросила она, приблизившись к проводникам.
— Конечно же нет, мисс, — ответил третий мужчина — высокий блондин с темными, задумчивыми глазами. Он скользнул по ней взглядом. — Никто не решится атаковать такую большую группу.
Группа не такая уж и большая. Четыре человека, идущие пешком по несуществующей тропке к неопределенному месту назначения. Мэгги совсем не чувствовала себя в безопасности. Она забыла, как зовут третьего мужчину и вдруг заволновалась. По-настоящему! Что делать, если кто-то на них нападет, и этот мужчина попытается ее защитить, а она даже не спросила его имени?
Мэгги оглянулась. Тропа полностью за ними исчезла. Она подняла подбородок, по телу вновь пронеслась дрожь. Кто-то наблюдал и ждал, чтобы напасть. Они попали в засаду? Она не знала никого из проводников и доверилась адвокату, с которым едва знакома. Безусловно, Мэгги навела о нем справки, чтобы удостовериться, что он действует на законных основаниях, но это совсем не значит, что ее не обманули. Женщины исчезают каждый день.
— Мисс Одесса? — сказал высокий блондин. — Не смотрите так испуганно. С вами ничего не случится.
Ей удалось слегка улыбнуться. Его уверенность не избавила ее от страха перед неизвестным, но Мэгги была благодарна, что он заметил и пытался помочь.
— Спасибо. В лесу стало вдруг так тихо, и так ...
«Опасно», — подумала она, но не захотела произносить вслух, чтобы это не стало действительностью. Вместо этого подстроилась под большой шаг блондина.
— Пожалуйста, зови меня Мэгги. Я не люблю формальности. Как тебя зовут?
Он заколебался, посмотрел налево, в густую листву.
— Донован, мисс ... э-э ... Мэгги. Дрейк Донован.
— А ты часто бываешь в деревне?
— У меня там дом, — признался он. — У нас у всех есть там дома.
Ее захлестнула волна облегчения. Напряжение в теле заметно ослабло.
— Это обнадеживает. А то я уже начала думать, что унаследовала небольшую хижину посреди леса или возможно на верхушке одного из деревьев. — Она засмеялась низко. Хрипло. Почти обольстительно.
Мэгги шокировано моргнула. Вот снова! Голос никогда раньше так не звучал, но теперь за короткий промежуток времени уже дважды проскальзывала интонация приглашения. Она не хотела, чтобы Дрейк Донован подумал, будто она собирается на него накинуться. Какой бес в нее вселился? С ней что-то происходило, и это ей совсем не нравилось. Она знала, что это неправильно, всё это казалось неправильным, но тело бушевало от настойчивой, примитивной потребности.

Где-то в паре метрах от них в густой листве Бранд любовался Мэгги. Она была для него всем, и превзошла все ожидания. Не высокая, но он этого и не ожидал. Тело с соблазнительными изгибами пышной груди, бедер, тонкой талии и сильными ногами. Роскошные густые волосы струились подобно золотисто-красному шелку. Рыжие брови, зеленые изумрудные глаза и греховно-обольстительный рот.
Из-за чудовищной жары она вспотела, футболка прилипла к высокой, упругой груди. По позвоночнику спускалась влажная дорожка, привлекая внимания на изгиб и округлость бедер. Джинсы сидели низко, обнажив соблазнительный участок кожи и пупок, что выглядело чертовски сексуально. Он жаждал немедленно ее схватить, утащить от других мужчин и заполучить то, что его по праву. Ее поиск занял слишком много времени, и Хан Воль Дан почти начался. Брандт это знал. Остальные тоже. Они старались не смотреть на то, что им не принадлежало, но Мэгги была так естественно чувственна, заманчива и неотразима, что мужчины реагировали на нее с равным ему голодом. Брандт чувствовал себя виноватым. Друзья делали ему одолжение, несмотря на опасность от сдерживания эмоций. Когда прилетела Мэгги, он выслеживал браконьеров, и парни вместо него ее встретили.
Начался проливной дождь, его потоки проникали даже сквозь густую крону. Ливень окутал лес радужными тонами. Капли воды смешивались со светом, создавая призму, за счет этого радуги перекинулись через драпированные лианами деревья. Женщина, его пара, Мэгги Одесса, в восторге подняла лицо навстречу дождю. Не ворчала, не визжала в шоке. Она подняла руки над головой, позволяя воде каскадом литься на лицо. Вмиг промокнув до нитки. Капли бежали по лицу, ресницам. Все, о чем Брандт мог думать о необходимости слизать каждую каплю. Вкусить мягкую кожу с живительной водой, сбегающей тонкими ручьями. Внезапно он ощутил жажду, горло пересохло. Плоть налилась и заныла, а в голове стоял странный гул.
Белая футболка Мэгги мгновенно промокла от внезапного ливня, и стала почти прозрачной. Были видны полные, интригующие груди. На фоне кремовой кожи выделялись более темные соски, как жесткие бутоны соблазна. Богатство открытого тела притягивало взор, как магнит. Манило. Очаровывало. У Брандта пересохло во рту, а сердце выбивало барабанную дробь.
На мгновение горящий взгляд Дрейка задержался на слегка покачивающейся груди.
Предупреждение загрохотало глубоко внутри Брандта. И в тишине леса разнеслось тихое рычание. Он закашлялся своеобразным хрюкающим кашлем. Угроза. Команда. Дрейк словно аршин проглотил, оглянулся, с тревогой разглядывая заросли.
Вслед за Дрейком Мэгги посмотрела в ту же сторону. Ошибки не было. Звук издавал большой камышовый кот.
Дрейк бросил ей рюкзак.
— Наденьте что-нибудь. Всё, что угодно, только прикройтесь. — Голос был резким, почти враждебным.
Глаза Мэгги округлились от изумления.
— Ты разве это не слышал? — Она прижала рюкзак к груди шокированная, что мужчин, казалось, больше волнует ее тело, а не надвигающаяся опасность. — Ты должен был это услышать. Леопард, и близко, нам следует отсюда выбираться.
— Да, мисс Одесса, это — леопард. Если он решил вами полакомиться, то от бегства не будет никакого проку. — Стоя к ней спиной, Дрейк провел рукой по мокрым волосам. — Просто наденьте что-нибудь, и все будет хорошо.
— Леопардам нравятся голые женщины? — съязвила Мэгги, когда поспешно натягивала рубашку цвета хаки. Если она не разрядит ситуацию, то может запаниковать.
— Вот именно. Всегда оптимальный вариант… Возможно, вам стоит это запомнить, — сказал Дрейк с оттенком юмора. — Вы скромная?
Мэгги застегнула рубашку поверх насквозь промокшей футболки. Стояла угнетающая влажность. Воздух густой, пропитанный почти приторным запахом от большого количества цветов. Промокшие носки вызывали дискомфорт.
— Да. Неужели мы еще не пришли? — Она не хотела жаловаться, но внезапно почувствовала раздражение и недовольство всем и всеми.
— Уже совсем скоро. Вам нужен отдых? — не обернувшись, спросил Дрейк.
Мэгги видела, что ее эскорт с опаской осматривает густую листву. У нее перехватило дыхание. Она могла поклясться, что в паре метров от себя в кустах увидела подергивающийся кончик черного хвоста. Мэгги моргнула, и остались только темные тени и бесконечные папоротники. И как ни пыталась присмотреться, больше ничего не увидела, но острое ощущение опасности осталось.
— Я бы предпочла идти, — призналась она. Она была сильно не в духе. То она хотела мужчин соблазнить, то огрызалась, царапалась, шипела и плевалась, желая, чтобы ее оставили в покое.
— Тогда идем. — Дрейк подал сигнал, и они двинулись в путь. Мужчины были вооружены: у троих за спиной по ружью, у каждого на поясе по ножу. Но никто не прикоснулся к оружию, даже когда большая кошка заявила о своем присутствии.
Темп был изнурительным. Уставшая, мокрая, взмыленная от жары и с сильной болью в ногах. Удобные походные ботинки оказались не столь притертыми, как хотелось. На пятках появились мозоли. Чувство голода росло, но она не собиралась жаловаться. Мэгги понимала, они двигались с такой скоростью не потому, что мужчины жестоки или испытывали ее на выносливость, причина в стремлении обеспечить безопасность. В изнуряющей жаре она шла так быстро, как могла, раздумывая, почему джунгли ощущались так близко, и куда исчезла тропа.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Стелла, sima, natalymag, MsSvetlana, Natala, lanes

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 16 Фев 2015 22:03 #8

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Хочу высказать особую благодарность Solitary-angel!!!! За помощь, за советы, за науку и за терпение!!!! : rose : rose : rose : rose :kiss

И ОГРОМНОЕ спасибо за оформление!!! Все в точку!!!

Yulinarium спасибо за редактуру! : rose
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Стелла, Yulinarium

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 21 Фев 2015 09:29 #9

  • marakesh
  • marakesh аватар
  • Не в сети
  • Aerlis
  • Сообщений: 371
  • Спасибо получено: 54
  • Репутация: 15
Ого Фихан новая! Огромное спасибо! Легкой работы!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 23 Фев 2015 18:06 #10

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1088
  • Спасибо получено: 2339
  • Репутация: 109
Я так поняла, что новая собственность мисс Одессы, неожиданно обнаружившаяся в джунглях, дело рук Бранда. Приемная мама всеми силами старалась уберечь дочь от дикой природы, но главный герой добился своего и теперь его половинка идет навстречу своей судьбе.
Спасибо. floresf
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 23 Фев 2015 18:15 #11

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Natala пишет:
Я так поняла, что новая собственность мисс Одессы, неожиданно обнаружившаяся в джунглях, дело рук Бранда. floresf

Я думаю, что не совсем так, собственность была, а он нашел Мэгги, дочь своих родителей, о которых она ничего не знала, и привел... Чтобы поняла, кто она есть на самом деле, поняла свою сущность, ну и для себя конечно)))
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 23 Фев 2015 18:49 #12

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1088
  • Спасибо получено: 2339
  • Репутация: 109
llola пишет:
Я думаю, что не совсем так, собственность была, а он нашел Мэгги, дочь своих родителей, о которых она ничего не знала, и привел... Чтобы поняла, кто она есть на самом деле, поняла свою сущность, ну и для себя конечно)))
Вернул Мэгги в родной мир, а с будущей супруги уже глаз на спускает, на всякий случай. :lol
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 23 Фев 2015 19:53 #13

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Natala пишет:
Вернул Мэгги в родной мир, а с будущей супруги уже глаз на спускает, на всякий случай. :lol

ну да, вроде того :4 :4
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 04 Апр 2015 20:51 #14

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Дом стоял посреди густого древостоя и представлял собой на удивление большое трехэтажное здание, окруженное широкой верандой. Балконы на втором и третьем этажах украшала замысловатая резьба. Искусный художник запечатлел одного из самых красивых животных в лесу — камышовых котов. Но резные рисунки сложно, почти невозможно, рассмотреть сквозь оплетающие жилище ветви, которые, касаясь или почти касаясь перил каждого балкона, образовывали своеобразный мост, дорогу, высоко над землей. Лианы обвивали деревья и свисали подобно длинным толстым канатам.
Мэгги размышляла, каким образом дом оказался частью джунглей. Доски и бревна сочетались с древесными стволами, от которых, как и от стен здания, нисходило изобилие орхидей и рододендронов, а также, по крайней мере, ещё тридцать видов растений и цветов.
Мэгги знобило, несмотря на теплый дождь, который шел непрерывно, орошая лесные насаждения.
Посмотрев на небо, она смогла различить отдельные капли, падающие на землю, словно блестящие нити серебра.
— Мэгги, в лесу ночь наступает быстро. Вокруг бродят дикие звери. Давай пройдем в дом, — посоветовал Дрейк.
«Сухая одежда очень даже кстати. Или, — закралась непрошеная мысль, — без нее вообще». На мгновение Мэгги прикрыла глаза, сопротивляясь внутренней незнакомке, которую медленно пробуждали джунгли. Она испытывала дискомфорт от этой сущности: чувственной, раскованной женщины, желающей стать объектом мужской страсти. Та, что жаждала соблазнять. Искушать. Совращать. Но не этих парней. Мэгги не знала, кого искала, а только понимала, что плоть возвращалась к первобытным инстинктам, требовала интимных отношений, и не существовало возможности с этим справиться.
В попытке успокоиться она глубоко вздохнула и заставила себя осмотреться, сосредоточиться на чем-то другом, помимо охватывающей тело острой нужды.
— Мэгги? — напомнил о себе Дрейк.
— Ты уверен, что это дом моих родителей? — спросила она, с трепетом рассматривая искусную работу.
Если не смотреть непосредственно на дом или не знать, где искать, то его невозможно заметить. Так он вписывался в лесной пейзаж: деревья, лианы и цветы. Умело спроектированное здание являлось частью джунглей.
— Многие поколения он принадлежал твоей семье, — сказал Дрейк.
Слабое освещение не давало возможность хорошо рассмотреть, но казалось, что по крыше шло несколько плоских участков, похожих на тропы. Жилище имело крутые скаты с торчащими мансардными окнами и мини балконами.
— Здесь есть чердак?
Дом уже насчитывал три этажа. И казалось невероятным, что в нем еще есть и полноценный чердак, но большие окна указывали на обратное.
— Да, и что за плоские участки идут по крыше?
Дрейк замялся, но потом, небрежно пожав плечами, открыл входную дверь.
— Кровля плоская в тех местах, где удобно проложить путь к отступлению. В подвале также можно найти тоннель. И да, чердак есть.
Стоя на пороге, Мэгги внимательно посмотрела на Дрейка.
— Зачем мне нужен путь к отступлению? От кого или чего я должна спасаться бегством?
— Не волнуйся. Мы все будем начеку. Дом построен более ста лет назад и поддерживался в хорошем состоянии. За эти годы его модернизировали, но все пути отступления оставили в первозданном виде.
Она моргнула, рука в защитном жесте коснулась горла. Дрейк лгал. Слышно по голосу. Новый, острый слух уловил в нем внезапное напряжение. Он отвел взгляд в сторону леса всего лишь на мгновение, но и этого ей хватило, чтобы догадаться об обмане. Ее захлестнуло беспокойство.
Мэгги неуверенно шагнула внутрь помещения, чувствуя, словно ее заманили сюда неповторимой красотой и оригинальностью дома. Секретами прошлого. Она почти ничего не знала о родителях. Информация о них окутана тайной, и возможность что-нибудь узнать являлась слишком большим искушением, чтобы сопротивляться. В памяти сохранилось очень мало, только смутные впечатления. Яростные крики, вспышки факелов, крепко держащие ее руки, звук безумно бьющегося сердца. Ощущение прикосновения меха. Иногда воспоминания принимали форму ночных кошмаров. Другой раз, всплывали образы глаз, смотрящих на нее с такой любовью и гордостью, что сердце хотело разорваться.
Стоя посреди гостиной, она неуверенно посмотрела на Дрейка. В это время Коннер и Джошуа обходили дом, чтобы убедиться, что в комнатах не прятались дикие звери.
— Ты уверен, что деревня рядом?
До этого момента Мэгги хотела побыть в одиночестве, чтобы отдохнуть и оправиться от долгого путешествия. Но сейчас, хотя и поистине измученная от многочасового путешествия и нарушения биоритма, она боялась остаться одна в этих хоромах.
— Прямо за теми деревьями, — заверил он. — В доме имеется водопровод и сантехника. На реке мы установили небольшую электростанцию. Большую часть времени у нас есть электричество, но иногда оно пропадает. Если такое произойдет, не паникуй. На этот случай в шкафах лежат свечи и фонарики. Дом полностью укомплектован, поэтому у тебя будет все необходимое.
Она огляделась. Жилище содержалось в порядке. Ни пыли, ни плесени. Все тщательно начищено, несмотря на влажность.
— Здесь кто-нибудь живет?
Дрейк пожал плечами.
— Брандт Толбет смотрел за домом в течение многих лет. Если что-нибудь понадобится, ты можешь к нему обратиться, он подскажет, где что находится. Бранд жил здесь, но теперь собирается переехать в деревню. Уверен, он со всем тебе поможет.
То, как он произнес имя управляющего, сразу привлекло ее внимание. Мэгги взглянула на него и дрожь от страха пробежала по телу. Брандт Толбет. Что это за человек, если Дрейк произнес его имя так тихо? Его голос звучал настороженно, а глаза беспокойно осматривали плотную крону деревьев возле здания.
Коннер и Джошуа оставили ее багаж в гостиной и, помахав, поспешили прочь. За ними последовал и Дрейк, но гораздо медленнее. Он остановился у двери и оглянулся.
— Закрой на засов двери и окна и ночью не выходи из дома, — предупредил он. — В этих местах водятся дикие звери.
Внезапная улыбка осветила лицо, от мрачности не осталось и следа, взгляд стал более дружелюбным.
— Все с нетерпением ждут с тобой встречи. Ты достаточно быстро со всеми познакомишься.
Мэгги в нерешительности стояла на затененной веранде фамильного дома и с замиранием сердца смотрела ему вслед. Одновременно все такое же, как она ожидала, и нет. Таинственное место и тени будили глубоко внутри что-то первобытное, дикое и очень чувственное.
Когда высоко над головой зашуршала листва, Мэгги посмотрела наверх. Там кто-то большой бесшумно крался. Она продолжала всматриваться в густую крону, стараясь разглядеть очертания, тень, что могла в ночном воздухе заставить листья колыхаться против ветра. Большая змея? Возможно, питон... Они вырастали до огромных размеров.
Ее охватило мрачное предчувствие опасности. Кто-то грозный открыл на нее охоту. Преследовал. Пристально наблюдал сосредоточенным взором. В защитном жесте Мэгги положила на горло руку, словно отражая удушающий укус леопарда. Потом, не отрывая глаз от ветвей над головой, осторожно отступила в безопасность дома.
От порыва ветра листья заколыхались. Сердце гулко колотилось в груди, когда Мэгги осознала, что утопает в гипнотическом взгляде крупного хищника. Она всегда приходила в восторг от больших кошек, но встречалась с ними только в контролируемой среде. А этот леопард с редким черным окрасом был свободным, диким и в данную минуту выслеживал добычу. Пристальный взор ужасал и нервировал. В немигающих золотистых глазах светились сила и интеллект. И, попав под его сильное влияние, Мэгги не смогла разорвать зрительный контакт. Из своего огромного опыта работы она знала, что в лесу леопард один из самых хитрых и умных хищников.
В смятении Мэгги тихо застонала и облизала внезапно пересохшие губы. Она знала, лучше оставаться на месте, чтобы не спровоцировать нападение, поэтому, не прерывая зрительного контакта с леопардом, сделала еще один шаг назад и нащупала дверь. Кошка не отводила глаз. Быстрый и блестящий убийца, идеальный охотник, нацеленный на добычу. И в ее роли выступала она. Поняв это, Мэгги осознала всю меру опасности. Он услышал, как у нее от ужаса ускорился пульс. Лицо побледнело, глаза распахнулись, когда она словно смотрела ему прямо в душу. Брандт чуть не упал с дерева, когда язычок Мэгги коснулся полной нижней губы. Он почти мог прочитать ее мысли о том, что леопард на нее охотился, преследовал. Жаждал. Да, он хотел ее поглотить, нуждался в этом, но не так, как она себе представляла.
Мэгги отступила в дом и плотно захлопнула дверь. Засов скользнул на место. Брандт оставался неподвижным, сердце от радости пустилось вскачь. Теперь она его. Это только вопрос времени. Сила потребности в ней потрясала. Интенсивное влечение к паре выходило далеко за рамки всего когда-либо им испытанного.
Вечерело. Это время принадлежало ему, его виду. Он слушал шепот оживающей природы и слышал тихие зовы. Знал каждое существо и насекомое; кто принадлежал его миру, а кто нет. Существовал естественный ритм жизни, а он оказался в самой гуще перемен. Обеспокоенный, встревоженный, но полный решимости, призвав свою дисциплину и самоконтроль, со всем справиться.
Рельефные мышцы пришли в движение под густым мехом, когда он бесшумно двигался по густым ветвям, сосредоточив внимание на движениях Мэгги, когда та переходила из комнаты в комнату. Брандт не мог оторвать глаз, упиваясь ее видом, истязая свое тело и душу. Как никто и никогда до этого, она сводила с ума, украла способность дышать и довела до крайней степени лихорадочного возбуждения. И это его пленило.
Их ничто не разделяло кроме его чести. Кодекса. И ничего больше. Ни время, ни расстояние. Он решил эту задачу своим изворотливым умом. Брандт поднял голову и заставил себя вдохнуть воздух, читать ночь, чтобы убедиться, что на пике возбуждения он все еще мог контролировать свои движения. Но тело изменилось, налилось от потребности, пульсировало и ныло. Все чувства ожили. Каждой клеткой он ощущал нужду и голод. Голова гудела и болела. В таком состоянии трудно думать о силе и дисциплине. В течение долгого времени Мэгги стояла, прислонившись к двери. Она, может, лишилась рассудка, приехав в такую даль, где опасность поджидала на каждом шагу. Сердце колотилось, а кровь бурлила. И все же, несмотря на прилив адреналина, слабая улыбка коснулась губ. Мэгги не могла вспомнить, когда ощущала себя настолько живой. Такой взволнованной, что забыла об испуге. Словно шла по жизни, совершенно не понимая своих возможностей. Сейчас же в первобытных джунглях все чувства обострились и полыхали.
Мэгги отошла от двери, посмотрела на потолок с вентиляторами и широкими балками. Этот дом отвечал ее требованиям. Просторный, с интересной резьбой по дереву. Она стала обходить помещения, уверенная в отсутствии каких-либо животных, чувствуя эйфорию от того, что избежала опасности, оставив ее по ту сторону двери. Взяв сумки, начала осмотр с нижнего этажа. В больших комнатах с высокими потолками кое-где стояла мебель, выполненная из твердого, темного дерева. Вызвали любопытство следы когтей, обнаруженные в двух спальнях. Как будто большая кошка пометила стену возле потолка. Она недоуменно смотрела на метки. Каким образом они там оказались?
В просторной кухне Мэгги нашла на небольшом холодильнике записку, написанную неразборчивым мужским почерком. В ней объяснялось, как работает свет, и где можно найти все необходимое для первой ночи в фамильном доме. А также обнаружила оставленную для нее вазу со свежими фруктами и с удовольствием съела сочный манго, наслаждаясь ощущением, как сладкий сок смачивает пересохшее горло. Мысленно поблагодарив, коснулась больших витиеватых букв записки, лаская их подушечкой пальца, испытывая странное влечение к почерку. Она снова и снова вертела записку в руках, поднесла к носу, понюхала. И почувствовала его аромат! Брандта Толбета, человека, написавшего эту записку и жившего в доме.
Его запах пребывал повсюду. Брандт словно обволакивал ее своим присутствием. Теперь, узнав о нем, Мэгги на каждом шагу находила признаки того, что он здесь жил.
Отполированное дерево и натертая до блеска плитка, а также понравившиеся ей произведения искусства должно быть его рук дело.
На следующий этаж вела широкая винтовая лестница. Вдоль нее на стенах висели потрясающие фотографии разнообразных диких существ. Снимки являли собой редкостное сокровище. Фотограф ухватил саму суть дикой природы. Необычные ракурсы животных в движении, красивые фото растений, крупные планы лепестков, покрытых росой. Уже зная, кто художник, Мэгги наклонилась ближе, чтобы разглядеть четверостишие в углу каждой работы. Чтение слов вызывало чувство, словно она нечаянно установила тесную связь с творцом. Каждое стихотворение написано витиеватым мужским небрежным почерком и передавало чувства: вдумчивые, красивые и даже романтические. Такие строки не мог написать никто другой, только он, Брандт Толбет, с душой поэта. Необычный человек, и она им уже была заинтригована.
Поднимаясь по лестнице, Мэгги снова глубоко втянула его аромат. Он словно принадлежал дому. Ей. Она им дышала. Таинственный Брандт Толбет. Потрясающий фотограф, мастер резьбы по дереву, любитель живой природы, поэт. Он казался знакомым, мужчиной, который разделял ее увлечения.
Усталость буквально валила Мэгги с ног. Поднимаясь на второй этаж, она ощутила дискомфорт от мокрой и липкой кожи. Ей по вкусу оказалась спальня в конце коридора. Кровать словно манила, а заранее включенные потолочные вентиляторы обдували воздухом, к тому же здесь была отдельная просторная ванная комната.
Чтобы обозначить, что это ее спальня, Мэгги положила сумки на комод. И вздрогнула, увидев в верхнем углу над кроватью глубокие следы от когтей. Не отводя взгляда от меток, отбросила в сторону рубашку цвета хаки и сняла влажную футболку. Какое же удовольствие избавиться от мокрой одежды!
Мэгги с облегчением вздохнула, стоя посереди комнаты в одних джинсах с низкой посадкой. Пропитанная влагой одежда прилипла к телу и вызывала странное впечатление, как будто что-то, дремлющее под кожей, на долю секунды зашевелилось, попыталось прорваться сквозь поры, а затем утихло. Оставив с ощущением зуда, чувствительным и очень раздражительным. Она потянула ноющие мышцы, затем распустила волосы, чтобы вымыть тяжелую массу в душе.
Следующими Мэгги скинула ботинки, затем носки. Сущий рай — почувствовать прохладу половиц босыми ногами. Так даже гораздо удобнее. Не торопясь, она осмотрела большую комнату. В просторной спальне с широкими балками почти отсутствовала мебель. По углам огромной кровати четыре столбика, возвышавшиеся до середины высоты комнаты и украшенные замысловатой резьбой. А несколько потолочных вентиляторов дарили желанную прохладу. Она еще раз взглянула на странные метки от когтей и отвела взор, но затем, словно притянутая неведомой силой, снова на них посмотрела.
Мэгги пересекла комнату и взобралась на кровать, чтобы поближе их разглядеть, а затем, не удержавшись, к ним прикоснулась. Кончиками пальцев она провела по каждому следу. Когти когда-то глубоко погрузились в древесину, искромсав ее. Сделал ли это в далеком прошлом домашний любимец? Или дикий зверь пометил свою территорию?
От этой непрошеной мысли Мэгги вздрогнула, а метки ожили, обжигая кончики пальцев. Отдернула руку. В удивлении посмотрев на обожженные участки кожи и не увидев следов повреждений, она засунула пальцы в рот, языком успокаивая чувствительные нервные окончания.
Мэгги подошла к окну, которое казалось огромным и достаточно большим, чтобы при необходимости через него пролезть. Подобные окна присутствовали в каждой комнате, а за ними, снаружи, находился балкон. Железная сетка, защищающая окна, напоминала о дикой местности.
Мэгги стояла у окна, в замешательстве вглядываясь в ночь, на дождь и лес. Когда ветер усилился, листья на деревьях заколыхались, затанцевали. Сильно уставшая, она стала медленно снимать прилипшие к телу джинсы, влажные от тропического ливня. Мечтая принять душ, а потом лечь и уснуть. И вдоволь отоспаться. Не хотела думать о том, насколько дики окрестности, и насколько она изменилась в этой экзотической обстановке. Не желала знать, как знойный воздух и окружающая опасность влияет на плоть, на каждое нервное окончание, усиливая их чувствительность. Обнаженная, она стояла и смотрела в темноту, не в силах отвести взгляд.
В стекле, как в зеркале, Мэгги увидела свое отражение. И снова ощутила странную тяжесть и жжение, которые объединились с низменным и порочным, пульсируя и требуя облегчения. В этот раз даже сильнее, чем в прошлый; словно на нее накатила волна сексуального голода, завладела и потребовала удовлетворения. Мэгги наклонилась ближе к окну, осматривая себя. Кожа выглядела неповрежденной, гладкой и манящей.
У Брандта отняло дыхание, их разделяло лишь тонкое оконное стекло. Она была столь соблазнительна с невинными глазами, чувственным ртом. С телом, созданным для ласк и наслаждения. Для него. Сердце дико заколотилось, а плоть бросило в дрожь от предвкушения.
Брандт почти почувствовал мягкую и притягательную текстуру ее кожи. И представил, как они сойдутся в неистовом пылу, в буре страсти и сильного желания. Когда Мэгги шевельнулась и предстала чарующим приглашением, налитые груди притянули жаркий взгляд. От едва заметного пота кожа блестела подобно лепесткам цветка после дождя. Он напряг мышцы, чтобы сдержаться, не запрыгнуть в окно и не облизать каждый сантиметр обнаженного тела. Брандт хотел сосать эти пышные груди, чувствовать, как жар окружает его. Жаждал глубоко в нее погрузиться. А сколько замыслов. Один эротичнее другого. И, глядя на нее, он поклялся их все реализовать. Притянутый видом наготы, Брандт прижался ближе к земле, глаза в темноте мерцали золотом.
Как ни странно, но Мэгги почувствовала устремленный на нее взор. Впечатление оказалось настолько сильным, что она шагнула еще ближе к окну. Ее терзали сомнения, будет ли какой-то человек стоять под ливнем на балконе, особенно с леопардом поблизости. Не покидало ощущение, что приехал возлюбленный и ждал. Хотел. Отчаянно в ней нуждался. Чувство настолько сильное, подавляющее, что, казалось, можно почуять, как его дикий голод стучал в голове, а взгляд ласкал каждый сантиметр тела.
Мэгги провела руками снизу вверх к узкой грудной клетке, представляя, как он это делает. Чуть приподняла груди ладонями. Предложение, откровенное искушение. Ей нужны его прикосновения. Хотелось, чтобы большие пальцы дразнили соски, превращая их в твердые пики. Ее охватил жар, кожа покраснела, плоть ныла, нуждаясь в освобождении. Лаская себя, она ощущала чувственное движение мышц. Руки следовали очертаниям фигуры, обращая внимание на огненный треугольник завитков на стыке ног.
Ноги осязались гладкими, бедра — округлыми. Мэгги до боли жаждала, чтобы любовник ее нашел, пришел, прикоснулся и обнаружил все потайные местечки. Длинные волосы рассыпались, как шелковый плащ. При движении пряди скользили по плечам и спине, лаская грудь и ягодицы. Реагируя на ощущения, напряглась, кровь загустела, а дыхание стало тяжелым.
Она прижала к стеклу ладони. Вожделела. Жаждала. Того, кого не знала. Но хотела жутко. И не нежных прикосновений. Эротические картинки, танцующие в голове, являлись грубыми и всепоглощающими. И не мягкого внимательного любовника она представляла, но любовника, берущего ее в буйном исступлении страсти неконтролируемого дикого желания.
Мысленные образы привели в замешательство, и Мэгги, отвернувшись от окна, босиком пошла в душ, надеясь смыть странные идеи из головы и незнакомые ощущения с тела. Совсем не готовая к тому, как на нее воздействовал тропический лес, и хотела, чтобы это ушло.
Вода холодила кожу. Мэгги прикрыла глаза и смаковала, как ткани и поры поглощали влагу. Истощенная, желала только одного — поспать, но сильный жар в крови будоражил. Сила природы. Прислонилась к стенке душа и позволила воде литься на грудь, массируя сильно ноющую плоть. Значит, если ее место здесь, в этом диком нецивилизованном мире, то такая реакция тела никогда не пройдет? Мэгги слегка обтерла прохладную воду, намереваясь окончательно обсохнуть под вентилятором.
В темноте она неподвижно лежала на кровати, слушая дождь. Сердце стучало с ним в унисон. За окном дул ветер, и непривычные звуки джунглей проникали сквозь стены дома. Мэгги осязала простыни, терлась о материал, желая почувствовать каждый сантиметр кожи, касающейся хлопка. Обольстительно перекатилась, потянулась, встав на четвереньки, приподняла ягодицы. Все это время плоть пульсировала и горела, и ничто не давало облегчения. Брандт лицезрел, как Мэгги охватила агония сексуальной горячки их вида. Она являла собой самое чувственное существо, когда-либо представавшее взору. От картины ее тела, скользившего по простыням, бросило в жар, плоть заныла. Ее пальцы двигались по коже, которая ему принадлежала. Прикасались к местечкам, созданным для него. Он зарычал, низкий стон голода. Похоть, нужда настолько сильные, что мысли о чести и будущем ушли на второй план. Он возьмет ее сегодня вечером. Сейчас. Не будет никакого ожидания.
А потом Мэгги уткнулась лицом в подушку и заплакала, словно разрывалось сердце. Этот звук охладил его пыл.
Брандт хорошо видел в темноте. И теперь, смотря на нее, ощутил страхи и одиночество, смущение и унижение от вещей, которыми она не могла и надеяться управлять или понять. Изменяя ее жизнь столь кардинально, он и не предполагал, что так на нее повлияет. А только погубит себя. Брандт сидел на балконе и слушал. Пока Мэгги, наплакавшись, не уснула. Неожиданно, его сердце чуть не разбилось вдребезги.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 04 Апр 2015 21:01 #15

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Безграничное мое спасибо Solitary-angel : rose : rose :36 :36 :flowers
Ну и конечно Огромное спасибо за редактуру Yulinarium : rose :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Yulinarium

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 05 Апр 2015 10:31 #16

  • irusia
  • irusia аватар
  • Не в сети
  • Simila
  • Сообщений: 62
  • Спасибо получено: 65
  • Репутация: 6
Девочки, огромное спасибо за перевод!!!! flo666
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, llola, Yulinarium

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 05 Апр 2015 22:41 #17

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1088
  • Спасибо получено: 2339
  • Репутация: 109
Мне кажется, что хорошо, что Брандт передумал с вечерним "знакомством". Девушке нужно вспомнить свою семью (гибель родителей) и познать истинное я. Мэгги пока еще не освоилась в новом для нее мире, хоть она родом из этих мест.
Спасибо, девочки. floresf
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, llola

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 06 Апр 2015 22:38 #18

  • blodrain
  • blodrain аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 2
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Спасибо большое девочки за вашу работу, с нетерпением жду продолжения перевода :36 flo-helo9 flo8
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: llola

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 10 Май 2015 15:56 #19

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110

Во сне Мэгги слышала успокаивающий мужской голос. Ей грезились утешительные объятия. Чувственно скользящий по коже мех. Бесшумный бег по темному лесу на четырех ногах – не двух. В видениях она вела себя возмутительно, обольстительно, соблазняя пару, вертелась и приседала. Ей снились вспышки фонарей и звуки выстрелов. И человек, аромат которого наполнял желанием.
Проснулась Мэгги после полудня, голое тело раскинулось, запутавшись в простыне. Она ясно помнила странные бессвязные сновидения. Сначала к ней пришли ощущения, затем звук. Пронзительные голоса птиц. Гул насекомых. Болтовня обезьян. Дождь.
Уже стояла влажность. Включённые вентиляторы создавали видимость прохлады, разгоняя по комнате душный воздух. Она повернулась к окну и с удивлением обнаружила москитную сетку, пологом покрывавшую кровать. Полусонная, она лениво сдвинула её в сторону и поняла, что смотрела из-под полуопущенных ресниц на самые неотразимые и завораживающие глаза, когда-либо ею виденные. Расплавленное золото. С поволокой. Гипнотические.
Сердце ёкнуло в груди, а затем забилось в радостном ритме. Мегги прикусила нижнюю губу.
— Что ты здесь делаешь? – протараторила она.
В жизни Мэгги не видела такого физически пугающего человека. Парализованная, не в силах пошевелиться, она только беспомощно смотрела на него. Шок, смешанный со странным волнением.
Брандт отодвинул сетку в угол, взгляд собственнически скользил по её телу. Простынь сбилась, открывая взору больше, чем скрывая. Её шелковые волнистые рыжевато-золотистые волосы рассыпались по подушке. А из тени между длинными ногами выглядывали кудряшки цвета раскаленного золота. Он сглотнул от внезапной сухости во рту.
— Я хотел убедиться, что ты в порядке. Подумал, что небезопасно оставлять тебя одну в незнакомом доме посреди тропического леса, поэтому и остался охранять. Я Брандт Толбет.
Как бы сильно он не пытался себя приструнить, округлость груди дразнила, притягивала пылающий взгляд.
Мэгги словно ощутила прикосновение палящего пристального взора, скользящего по её телу. В смятении, с легким вздохом она села, натягивая на себя простынь.
— О, Боже! Я голая!
Его прекрасно вылепленный рот изогнулся в намеке на улыбку.
— Я заметил.
— Так не замечай.
Придерживая одной рукой у шеи простынь, другой она настоятельно указала на дверь. Он самый красивый из всех мужчин. Черные как смоль длинные, густые и блестящие волосы словно манили зарыться в них руками. Учитывая события прошлой ночи, у Мэгги отсутствовала полная уверенность, что для Брандта безопасно находиться с ней в спальне. Особенно, когда она в чём мать родила.
— Я оденусь, и встретимся внизу на кухне.
Он расплылся в нежной улыбке.
— Я принёс тебе поесть.
Взяв с комода серебряный поднос, Брандт положил его на кровать.
— Я не против, что ты го ... э-э ... неодетая. Это оживляет интерьер комнаты.
Она покраснела до корней волос. На подносе находились фрукты, стакан холодного сока, кружка горячего чая и разноцветная свежая орхидея. Изысканная. Кто бы еще мог догадаться преподнести ей что-то столь прекрасное в первое пробуждение в тропическом лесу?
Оторвав взгляд от подноса, она уставилась на Брандта. Он обладал привлекательной мужественной внешностью. Сплошные мышцы, бугристые бицепсы, широкие плечи.
Пылающий пристальный взор завораживал так, что Мэгги пропала в момент, когда их взгляды встретились. Она никогда прежде не видела у мужчин таких глаз. Они принадлежали созданию джунглей, охотнику, нацеленному на добычу. Тем не менее, он догадался принести ей цветок на серебряном подносе с едой.
Мэгги поспешно разорвала зрительный контакт, прежде чем навсегда затеряться в этих таинственных омутах, в таком контрасте между хищником и поэтом.
— Не думаю, что спальня нуждается в оживлении, — пробормотала она, стараясь на него не глазеть.
Под взглядом порочных глаз Брандта немыслимо даже пытаться поесть фруктов в постели, да еще в костюме Евы. Он лишил Мэгги дара речи. Возможности дышать. Благоразумия. В его присутствии тело ожило. Это становилось не безопасно. И не о чем больше говорить.
— Правда, подожди внизу, а я сейчас спущусь.
По ней блуждал взгляд Брандта. Горячий. Собственнический. Она затаила дыхание. Только от одного его взора её плоть плавилась.
На мгновение сверкнули белые зубы, оставив у Мэгги впечатление, что перед ней хищник даже, когда улыбка исчезла.
— Мэгги, я буду ждать, — сказал он тихо и вышел из комнаты.
Низкий интригующий голос. Звук, казалось, проникал сквозь поры, разжигая кровь. Голос, тело, глаза и рот настолько чувственно порочны, что она в её нынешнем состоянии боялась уступить столь откровенной сексапильности. К счастью, слишком агрессивный и высокомерный тон, с нотками собственника, действовал на нервы. Словно гладил против шерсти.
От этой аналогии Мэгги громко рассмеялась. Она здесь всего лишь день, и, кажется, её уже зациклило на дикой природе. Сбросив простыню, Мэгги поспешила в ванную. У Бранта Толбета есть ключи от всех дверей в доме. Даже засов на входной двери не послужил преградой. Ей следовало быть ему благодарной за заботу. Да, но он спал рядом с ней в доме!
Что, если бы он зашёл к ней в комнату посреди ночи? Если бы этот удивительный голос проник в грёзы? Мэгги попыталась дотянуться до ускользающих воспоминаний, но в памяти всплывало только одно: она охвачена пламенем, нуждалась в прикосновениях и ласке. Если бы Брандт увидел её такой? От этой мысли бросило в жар.
Она посмотрела в зеркало, желая убедиться, коснулись ли изменения её внешности, как это произошло с ощущениями. И тут впервые обратила внимание, какие невероятно большие у неё зелёные глаза. Защищая их от яркого дневного света, зрачки сузились, притом, что солнце слабо проникало в помещение. Нанося зубную пасту на щётку и рассматривая своё отражение, она поразилась яркому зелёному свечению глаз. Гулко ударив, сердце замерло в груди, когда Мэгги обнажила белоснежные зубки. И увидела блеск заостренных клыков, страшное дополнение к нежной наружности.
Испугавшись странной иллюзии, Мэгги прикрыла рот. Это обман чувств! Затем очень медленно убрала руку и посмотрела на зубы. Совершенно нормальные и ровные. Она явно сходила с ума. Вероятно, Джейн оказалась права, и ей не место в этом первозданном мире. Видимо, всё дело в ней, она так долго мечтала и думала об этих краях, что стала просто слишком восприимчивой. С другой стороны, это единственный шанс узнать о родителях. Она не робкого десятка, да и не слабонервная. Не боялась путешествовать в одиночку. Превосходно владела боевыми искусствами и в любой трудной ситуации уверена в себе на все сто. Хотя здесь, в диком лесу, она ощущала себя далеко от обычной Мэгги Одессы. И всё же, у неё не в характере убегать.
С особой тщательностью она оделась как можно легче. Влажность угнетала. Заплела волосы в аккуратную французскую косу и уложила её как корону, тем самым обнажив шею. Мэгги нашла тончайший кружевной бюстгальтер и трусики в тон, и понадеялась, что от тяжелого приторного воздуха они не будут натирать кожу. Уже попав под тропический ливень без лифчика, она не собиралась наступать на одни и те же грабли дважды.

Оставалось очень мало времени, чтобы собрать материал об истории жизни родителей, поэтому Мэгги твердо решила дорожить каждой минутой. И, сбегая по лестнице, в уме составила список вопросов для Брандта Толбета.
Но когда она вошла в кухню, Брандт встал, и все слова словно улетучились. Мэгги, уставившись на него, замерла в дверях. В его присутствии её охватила слабость. По-настоящему! И боялась, если произнесет хоть слово, то начнет заикаться. Его воздействие ошеломляло.
Брандт улыбнулся, и тысячи бабочек запорхали под ложечкой. Он шел к ней в абсолютной тишине, даже одежда не шуршала. У Мэгги перехватило дыхание. Никто прежде так на неё не воздействовал, и от этого чувствовала себя чрезвычайно неловко.
В ответ она заставила себя улыбнуться.
— Спасибо, что провел ночь в доме. Я и правда не настолько глупа, чтобы разгуливать ночью по угодьям, но приятно знать, что кто-то за тебя волнуется. – Смущаясь, она села на стул с высокой спинкой, который он для неё выдвинул. — Думаю, у тебя есть ключи от дома?
— Конечно, есть. Я живу здесь большую часть времени. Лес очень быстро возвращает принадлежащее ему. Если я не буду начеку, ползучие лианы заполонят всё под карнизами. — Он сидел к ней лицом в конце стола.
Брандт взял сильными пальцами кусочек манго, поднес его к губам и впился зубами в сочную плоть. В ответ тело Мэгги натянулось как струна. И она заставила себя отвернуться.
— Можешь мне что-нибудь рассказать о моих родителях? Мне было три года, когда меня удочерили, и я правда ничего не помню.
Брандт изучал её выразительное лицо, на котором отражались противоречивые эмоции. Она боролась с влечением к нему, решив его проигнорировать. Вблизи Мэгги выглядела гораздо эффектнее. Химия между ними шипела и искрила так, что весь воздух вокруг наэлектризовался.
— Мэгги, в лесу все знали твоих родителей, — тихо сказал он, внимательно за ней наблюдая.
Сладкий на вкус сок манго стекал по его горлу подобно отменному вину, но с ней он не мог сравниться. Она будет слаще на вкус, опьяняюще.
— Расскажи мне.
Мэгги осторожно отпила немного сока и тут же пришла в восторг. Нектар, правда, она не могла распознать его состав, но после первого глотка рот словно изголодался по вкусу. Тлеющие угольки внизу живота, ожили, распространились по жилам подобно живому пламени. Рука, державшая стакан, задрожала.
Брандт наклонился ближе и, едва касаясь, убрал назад выбившийся из косы локон. Прикосновение задержалось, посылая по её коже танцующие языки пламени, под стать бушующему внутри пожару.
— Не правда ли вкус уникален?
Его худые сильные пальцы накрыли руку Мэгги и поднесли стакан к её губам.
— Пей, выпей все. — Голос хриплый, чарующий, соблазнительное приглашение на пир удовольствия.
Мэгги хотела оказать сопротивление. Несмотря на то, что он её привлекал, что-то в нём пугало. Сила, прикосновение собственника. Определенно, она отдавала себя в его власть, но запах нектара окутывал, искушая. Его пальцы охватили шею, давая знать о силе. Другой рукой он наклонил стакан, и золотая жидкость просочилась ей в горло. Внутри вспыхнуло пламя, бесконтрольно распространяясь по телу и собираясь внизу.
В панике Мэгги отдернула голову, и зеленые глаза скрестились с золотыми. Как оказалось, Брандт находился достаточно близко, её окутал жар его тела. Словно загипнотизированная, она не смогла отвести взгляд, когда он поднес стакан к своим губам именно тем краем, где остался её отпечаток. А затем опрокинул содержимое в рот, не прерывая зрительного контакта.
Её легкие горели от нехватки воздуха. Мэгги наблюдала за работой его горла, смотрела, как он кончиком пальца поймал каплю янтарной жидкости и медленно поднес к её губам. Прежде чем она смогла остановить себя, язычок высунулся и облизал палец, впитывая его вкус вместе с нектаром. На долю секунды её рот плотно охватил, посасывая, плоть, язычок провокационно кружил и дразнил. Тело увлажнилось и воспламенилось от внезапной жажды. Беспокойно заерзав бедрами, она жаждала утолить свою страсть.
Брандт резко вдохнул, уловил чарующий аромат её возбуждения. И едва не лишился рассудка. Почти обезумел. От ощущения горячих и влажных губ, плотно обхватывавших палец, плоть затвердела словно камень. Достаточно легко поддаться инстинкту, и узнать каково это, когда его пара уделит такое же внимание его тяжелой эрекции. Рука властно сжалась вокруг её шеи, и он ниже склонил голову.
Мэгги резко отстранилась и чуть не упала со стула, поспешно отскочив от него подальше.
— Прости, мне так жаль. — Горло саднило, в глазах блестели слёзы. — Я не понимаю, что со мной творится. Пожалуйста, уходи.
Никогда в своей жизни, она так не поступала. И Брандт Толбет – незнакомец. Неважно, насколько его аромат и внешний вид привлекали, каким подходящим казался, он – чужак.
— Мэгги, ты не понимаешь.
Брандт тоже встал, следуя за ней по просторной кухне. Тело поджарое, мускулистое. Он напоминал огромного дикого кота: рельефные мышцы, сила и согласованность движений.
Она отступала, пока не наткнулась на барную стойку и замерла на месте.
— Я не хочу понимать. Только хочу, чтобы ты ушел. Со мной что-то не так.
Жар в крови, в голове хаос. И сумбурный калейдоскоп образов, на которых они с Толбетом резвятся на полу. Она едва могла здраво мыслить. Тело предало, грудь ныла и стала чувствительной. Нуждаясь в нём, глубоко внутри пылало естество.
— Уйди. Пожалуйста, уходи.
По правде сказать, она не знала, кто из них в большей опасности.
Он положил руки по обе стороны от её тела, зажав между своим крепким телом и стойкой.
— Мэгги, я знаю, что с тобой. Позволь мне тебе помочь.
Её пальцы изогнулись по форме когтей. Она подняла руку, следуя за его взглядом вопреки разуму. В мгновение ока Брандт отдернул голову в сторону, схватив её крепко за запястье. Мэгги зажмурилась, в ужасе ожидая сдачи. Хотя он, как тисками, сжимал руку, но боли не причинял.
— Мэгги то, что происходит с тобой вполне естественно. Это твой дом, и здесь твоё место. Разве ты этого не чувствуешь?
Она покачала головой, вдохнула полные лёгкие воздуха, стараясь обрести хоть какой-то контроль. Ей хотелось домой, подальше от влияния джунглей и жары.
— Я не понимаю, что происходит, но если это место так на меня влияет, то я не хочу здесь оставаться.
Брандт задыхался, лишался рассудка, мир вокруг него безумно завращался. Он сражался со своей дикой сущностью, жестокой примитивной нуждой и неконтролируемой жаждой. Мэгги напугана, так как не подозревала о своём наследии. Ему постоянно нужно об этом помнить. Она не могла его покинуть, уже слишком поздно. Крайне необходимо ухаживать за ней, нежно убеждая и уговаривая принять неизбежное. Он не мог из-за назойливой похоти позволить себе разрушить то малое и хрупкое, что между ними возникло.
— Мэгги. — Он не постыдился использовать свой голос, сочетание искушения и тепла. — Ты просто слышишь зов леса. Ничего больше. И ничего плохого ты не сделала и меня не обидела. Я не хочу, чтобы ты меня боялась. А ты? Я тебя как-то напугал?
Она больше боялась самой себя, чем его. Поэтому покачала головой, не желая говорить. Мужской аромат почти подавлял.
— Ты ведь хочешь знать о своих родителях, про их работу с исчезающими видами? Ходили легенды о достигнутых ими успехах. — Брандт почувствовал, как она стала постепенно расслабляться. – Давай расскажу о них, так как, поверь, они были неординарными людьми. Ты знала, что здесь они защищали животных? И если бы не эти люди, браконьерам бы удалось истребить бируанга, малайского медведя? И это только одно из их достижений. Охрана редких исчезающих видов животных стало для них делом всей жизни. Ты похожа на свою мать. Её улыбка могла озарить комнату. Твой отец сильный человек, лидер по натуре. Он жил здесь, в этом доме. Пошёл по стопам своего отца, который занимался охраной тропических лесов. С каждым годом это становилось всё сложнее. Браконьеры дерзки, и у них огромная огневая мощь.
Ощущение тревоги покидало Мэгги, и, почувствовав это, Брандт медленно ее отпустил, избегая опасности непосредственной близости женского тела. С каждым вдохом её грудь приподнималась, притягивая взгляд к крепким аппетитным холмикам, которых очень хотелось коснуться. Взор пировал на выступающих округлостях, которые, как Брандт уже знал, являли собой сладкое приглашение к настоящему мягкому атласу. Её жар воспламенял кровь, а аромат будил мучительную потребность, джинсы туго натянулись, плоть восставала против веления разума.
Рука дрожала, когда она схватила столешницу, чтобы устоять на ватных ногах. Ей хотелось услышать каждое слово, которое он скажет в отношении её родителей.
— Что ты имел в виду, говоря, если бы не мои родители, браконьерам удалось бы истребить бируанга?
Мэгги приложила все усилия, чтобы голос звучал нормально. Он, должно быть, подумал, что она психически ненормальная: в один момент пыталась его соблазнить, в другой хотела поцарапать ногтями.
— Обезлесение, плантации, браконьеры, каждый день нарушающие закон, – все это привело к тому, что популяция бируанга, как и многих других животных, стала сильно сокращаться, и так происходило на протяжении многих лет. Твои родители знали, что эту проблему надо решить безотлагательно.
— Почему браконьеров так привлекает малайский медведь?
У неё это вызвало искрений интерес. Она потратила много сил на изучение находящихся под угрозой исчезновения диких животных. А всё началось с большой кошки, впервые увиденной Мэгги.
— Несколько причин. Это самый мелкий представитель семейства медвежьих, и хорошо продается в качестве домашнего животного. Самая крупная особь, достигающая около шестидесяти четырех килограммов, очень маленькая по сравнению с остальными видами семейства. И бируанг красив, с большим желтым или белым пятном в виде полумесяца на груди. Это правда единственный настоящий медведь, живущий в нашем тропическом лесу, и мы не хотим его потерять.
— Мои родители работали лесничими? Ты тоже этим занимаешься?
Почему-то ей больше нравилась мысль, что Брандт – егерь. Она упорно видела в нём охотника, хотя на самом деле он оказался защитником живых тварей в лесу, а в душе поэтом.
Он кивнул.
— Все мы в деревне посвятили свою жизнь защите леса и обитающих в нём животных. Твои родители боролись за охрану двух определенных видов, и в конечном итоге это их сгубило.
В возникшей тишине раздавалось биение её сердца.
— Что их сгубило?
— Браконьеры, конечно. Твои родители слишком преуспели в своём деле. Органы малайского медведя стоят целое состояние.
Брандт сел за стол и взял кружку чая, желая её успокоить.
— Органы?
Брови взметнулись. Она нахмурилась, потирая кожу рук. Опять этот зуд. Снова вернулось странное неприятное ощущение, словно что-то шевелилось под кожей.
— Браконьеры продают медвежьи внутренние органы? Ты это хочешь сказать?
— К сожалению, да. Особенно популярен в медицине желчный пузырь. В местах, где лесную среду обитания превратили в плантации масличной пальмы, за их голову установили большое вознаграждение. Так как медведи, лишенные естественного корма, питаются сердцевиной пальмы и уничтожают деревья. Как и следовало ожидать, владельцы плантаций платят деньги за охоту на бируанга и его уничтожение.
Брандт внимательно следил, как она терла ладонями кожу вдоль рук.
— Это ужасно.
— Леопарды также исчезающий вид. – При этих словах голос ожесточился. — Мы не можем допустить вымирание леопардов. Их популяция сокращается тревожными темпами. Если будет уничтожен данный вид, его мы уже не восстановим. Мы обязаны сохранить этих животных и сделать это ради них, для себя, для наших детей.
Мэгги кивнула.
— Да, я проводила исследования в области сохранения среды обитания и понимаю всю необходимость, но, Брандт, если много лет назад это привело к гибели моих родителей, то, думаю, сейчас опасность значительно возросла.
— Опасность не имеет значения. Это часть нашей жизни. Мы хранители леса. Это наша обязанность и всегда являлась нашей привилегией. Твои родители понимали этого, как и их родители тоже.
Золотистые глаза задумчиво её изучали.
— Мэгги, только немногие из нас продолжают то, ради чего твои родители так много работали. Это твоё наследие.
Заметив её страдания, он медленно, чтобы не спугнуть, встал.
— Что случилось?
— Кожа чешется. — Она прикусила нижнюю губу. — Как ты думаешь, я могла подцепить какого-нибудь паразита? Как-то странно, словно что-то внутри под кожей шевелится, движется.
Она внимательно всматривалась в его лицо и заметила мимолетный лукавый огонек в глазах. Он знал. Хотя смотрел на неё невинно, но он знал гораздо больше, чем говорил. Мэгги с вызовом вздёрнула подбородок.
— Ты же знаешь причину, я права? Ты знаешь, что со мной происходит.
Она обошла барную стойку, и, когда между ними оказалась столешница, почувствовала себя в безопасности.
— Ты меня боишься? — тихо спросил он.
От его тона мороз пошел по коже. Уже второй раз, он задает этот вопрос. Тишина в доме вибрировала между ними. А за стенами в лесу бурлила жизнь.
— А должна?
— Нет. — Быстро ответил он, взор полыхал, опаляя. Клеймя. — Ты никогда не должна меня бояться. Я поклялся защищать тебя. И это для меня важней всего – леса и животных. Никогда меня не бойся, Мэгги.
— Почему? Почему ты поклялся меня защищать?
Её пугала сама его настойчивость. Неважно, как усердно он старался выглядеть цивилизованным, она видела в нём охотника. Хищника. Временами Брандт мог замаскировать дикую сущность, но не от неё, не когда они оставались наедине. Это раздражало и нервировало. Зачем ей иметь о нем представление? Зачем видеть насквозь? Земля, казалось, уходила из-под ног.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кристин Фихан - Пробуждение (обн. - 23.08.15) 10 Май 2015 16:18 #20

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1655
  • Спасибо получено: 3539
  • Репутация: 110
Solitary-angel : Огромное спасибо!! За все.
Yulinarium: спасибо за редактуру!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Yulinarium
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4