Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Ева Сильвер - Дочь греха

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:44 #1

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
Ева Сильвер "Дочь греха"

Название: Sin's Daughter / Дочь греха
Автор: Eve Silver / Ева Сильвер
Описание: паранормальный роман
Количество глав: пролог, 6 глав, эпилог
Год издания: 2010
Серия: Otherkin Prequel / Чуждые - 0.5 книга
Статус перевода: завершен

Перевод: Solitary-angel (angel 3948)
Сверка: Аэна
Редактура: Лайла
Обложка: Solitary-angel (angel 3948)
Аннотация

На ней лежит проклятие бессмертия, и, чтобы скрыться от своих преследователей, она все время переезжает с места на место и живет среди "отбросов" общества. Эмбер Хейл выучила горький урок: никогда ни с кем не сближаться. Никого не любить.

Лишь однажды она нарушила собственные правила, и ее возлюбленный, Кай Уорин, заплатил за ее ошибку жизнью. На десятилетия ее душа онемела от горя. И вот теперь, когда ей приходится противостоять жнецу душ, посланнику одного из самых могущественных божеств Подземного мира, похожему на Кая как две капли воды, она вынуждена признать, что Кай, возможно, выдал ее … самому Князю тьмы.

Неожиданные союзники, которых мучительно влечет друг к другу, они должны работать вместе, чтобы спастись от темных сил, охотящихся на них обоих.

Содержание [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:45 #2

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
Я - властелин своей судьбы,
Я - капитан своей души
– Непокорённый, Уильямом Эрнестом Хенли

Потусторонний мир. Обитель Сета1.
Пятьдесят лет назад.

Кай Уорин прижал руки к груди. Тепло. Липко. Подняв пальцы, он увидел, что они заляпаны кровью.
Боль пронзила мужчину, затрудняя дыхание и способность мыслить. Затем всё прошло, и на него накатило ощущение неприятного оцепенения, словно в действительности он находится не здесь.
И где это собственно «здесь»?
На первый взгляд место напомнило ему песчаник, но вокруг стояла неестественная тишина.
«Думаю, я больше не в Канзасе».
Определённо он не на пляже Пфайффер. Ни неба, ни песка, ни волн не было.
Кая сковал страх. Не за себя. За Эмбер. Он представил светло-каштановые волосы, развевающиеся на ветру, и горящий взгляд. А потом она пропала. Исчезла, как утренний туман под ослепительным полуденным солнцем.
Была ли она в безопасности? Боже, она не должна пострадать!
Эта мысль накатила волнами гнева, и сбитый с толку, он на несколько мгновений просто замер на месте.
Потом Кай вспомнил записку на зеркале, написанную красной помадой. Эмбер думала, что такие послания – игра, ей нравилось делать ему сюрпризы. Девушка написала два слова. Пляж Пфайффер. Их укромный уголок. Она называла его самым красивым пляжем в мире. Где Кай впервые поцеловал её. А спустя несколько недель, принёс туда одеяла и под звёздным небом занялся с ней любовью.
Только в этот раз на их месте его ждала не Эмбер. Это был…
Несколько долгих секунд мужчина смотрел на окровавленную руку. И ничего не мог вспомнить.
Кай резко поднял голову вверх.
Перед ним был ряд тяжёлых деревянных дверей, которые при его приближении распахнулись. Он настороженно осмотрелся, пытаясь заметить любую опасность или намёк на движение. Сжав кулаки, мужчина ощутил скользкое тепло собственной крови.
Однако вдруг… ощущение исчезло. Кай бросил быстрый взгляд на руку. Крови не было. Он хлопнул ладонью по груди и удивлённо уставился вниз. И тут никакой крови.
– Входи, – велел ему низкий, властный голос.
Кай остался стоять в дверях. Комната была скрыта тенью. Он видел лишь силуэт человека, сидящего на выступающем возвышении, в воздухе витал аромат цветов.
– Цветы лотоса,– объяснил голос унылым, скучающим тоном.
– Чего вы хотите? – переходя к сути разговора, спросил Кай.
Он внимательно осмотрел закоулки и углы, отметив двойные ряды колонн, которые тянулись по всему периметру просторного помещения. Через раскрытые в дальнем конце комнаты двери виднелись пальмы.
Боль в его груди вновь скрутилась тугим узлом. Он не мог дышать. Думать. Едва держался на ногах. В своём сознании Кай видел вспышки выстрелов, по крайней мере, из трёх орудий. «В него стреляли». На него нахлынули воспоминания, мужчина вспомнил, как под шелест волн и ветра упал на песок, глядя на усеянное звёздами небо. Затем видения стали ослабевать, ускользая из сознания.
– Теперь ты понял?
– Да, – Кай осознал. Он мёртв, и это не грёбаный рай. – Эмбер, – выдохнул он, куда больше переживая за неё, чем за себя.
«Расскажи о своей семье. У тебя есть братья? Сёстры?» – спросил он у неё как-то.
Кай вспомнил, как на её глаза набежала тень.
«Никого», – ответила девушка. – «Мама и я…» – Затем покачала головой, и у него появилось чувство, что они отдалились друг от друга. И она чувствует себя одинокой.
«У тебя есть я», – сказал Кай с дерзкой улыбкой. – «Навсегда».
Эффект был обратным, от этих слов тень стала выразительнее.
«Теперь же он мёртв и оставил её одну».
– Эмбер Хейл осталась в Верхнем мире.
Каю потребовалось несколько секунд, чтобы понять услышанное.
– Верхний мир. Вы имеете в виду, что она всё ещё жива?
– Да.
– И это ... Потусторонний мир?
– Да. – Пауза. – Ты понимаешь, что это она послала тебя сюда. Осознаёшь, что она сделала?
Губная помада на зеркале. Эмбер отправила его на пляж Пфайффер, но не ждала там! Кай покачал головой, но промолчал, не желая признавать это косвенное обвинение.
– Входи, – повторил голос.
– А разве у меня есть выбор? – Спросил Кай, удивляясь, почему ему больше не страшно.
– Выбор есть всегда. У тебя – между вечной жизнью и полным уничтожением. – Очередная пауза. – Сделай мудрый выбор.
______________________________
Сноска

1.Сет (егип. st, swt Сетх, Сутёх, (Seth, Setekh, Sut, Sutekh, Suty) — в древнеегипетской мифологии бог ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти. Первоначально почитался как «защитник солнца-Ра», покровитель царской власти, его имя входило в титулы и имена ряда фараонов. Позже был демонизирован, стал антагонистом в дуалистичной борьбе Хора и Сета, персонификацией мирового зла, сатаной. Также Хор и Сет могут сливаться в единое двухголовое божество Херуифи. Был покровителем далеких стран и чужеземцев.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:46 #3

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Сан - Франциско, Калифорния.
Наши дни.


Они охотились за ней. Трое. Может больше.
Здесь не безопасно, но там, снаружи, опаснее вдвойне.
Зашкаливающий адреналин гнал Эмбер Хейл, она с разбега перепрыгнула через кровать. Приподнявшись и присев на другой стороне, девушка устремила взгляд на открытую дверь спальни.
Никого. По крайней мере, сейчас.
Сердце бешено колотилось в груди. Стащив матрац с кровати, она наклонила его набок, создав преграду между собой и дверью. Затем засунула в него руку и достала пистолет. Таурус Миллениум Про1. Небольшой и лёгкий, пистолет идеально ложился в её ладонь.
Вибрация от басов и барабанов прокатилась по полу, прошла через ступни и поднялась по ногам, стуча в такт с её убыстряющимся пульсом. Музыка была преимуществом и проклятием квартиры, которая находилась над баром. Бесплатные концерты. Хорошо и плохо одновременно. Случались вечера, когда Эмбер была благодарна изобретателю беруш.
Сегодня вечером она точно была рада шуму, потому что никто не сможет услышать выстрелов.
Девушка не очень любила пистолеты, но уже давно усвоила, что когда нет другого выхода, приходится делать вещи, которые обычно делать не стала бы. Поэтому она регулярно тренировалась. Ей не составляло труда попасть в любую мишень, и если её целью был человек, она целилась в голову или сердце.
Эмбер вздрогнула. Потому что не была уверена, люди ли за дверью.
«Стреляй только тогда, когда действительно убеждена, что это жизненно необходимо, и когда нет другого выхода».
Воспоминания мчались за ней, ударяя, как камни, бьющие в лобовое стекло. Она помнила голос и выражение глаз Кая, когда он это говорил. Такой серьёзный. Всегда настаивал на том, чтобы она научилась защищать себя, и этот факт окончательно убедил её, что его слова о любви не были ложью.
«Нет, он не любил её. Он предал ...»
Если она надеется спастись, прямо сейчас думать об этом нельзя.
С тех пор как Эмбер вернулась в Сан-Франциско, мысли о Кае посещали её слишком часто, и это ужасно расстраивало.
Торопливо пробежав по деревянному полу, девушка забилась в угол. Матрац служил хоть каким-то подобием защиты, но закрывал обзор. Конечно, она знала, что так будет, поэтому на всякий случай повторяла несколько раз упражнение с зеркалом. Эмбер поставила большое зеркало – в полный рост – под таким углом, чтобы спокойно могла видеть полгостиной и входную дверь.
Сжимая рукоятку пистолета обеими руками, она выглянула из укрытия, продолжая держаться своего места.
«Лучики надежды есть всегда, моя малышка. Смотри внимательно и ты обязательно найдёшь один».
Эти слова прошли за ней сквозь время. В ночь, когда умер Кай, не было ни одного лучика надежды. Только разбитое сердце, ужас и отчаяние. А после – осознание того, что он продал её, а она никогда не узнает, почему.
Секунды тянулись медленно, слишком медленно, чтобы успокоиться. Кожу покалывало. Во рту пересохло. Часть её просто хотела сбежать отсюда.
Мама называла преследователей охотниками. Снаружи их было по крайне мере трое, и они играли с ней в кошки-мышки.
И Эмбер оказалась чертовски бестолковой мышью, которая направилась прямиком в ловушку, проигнорировав свою интуицию. Она остановилась на долю секунды на Маркет-стрит перед офисом корпорации «Flat Iron», который был освещён уличными фонарями так ярко, что казался почти белым на фоне чёрного неба и полной луны. Потрясающее зрелище.
Только Эмбер остановилась совсем по другой причине, её насторожили трое парней на противоположной стороне улицы. Пройдя мимо, они направились вдоль Саттер. Она же проследила за ними вдоль квартала. Пока снова не увидела троицу в очереди перед входом в бар, который располагался под её квартирой.
В лексиконе Эмбер отсутствовало понятие "случайность".
Да, у неё была возможность развернуться и убежать, но тогда они последовали бы за ней. Схватили. Будучи в своей квартире и с пистолетом в руках её шансы удваивались. Вероятно, они не знали, что замечены, и не ожидали, что она будет вооружена.
Охотники не смотрели в её сторону, пока она открывала дверь и поднималась наверх, но инстинктивно знала – они придут, и поэтому показала себя лёгкой добычей.
Эмбер ошибалась не в первый раз, просто это было впервые за последнее время. После случая с Каем она стала очень осторожной.
Поддерживая пистолет на прежнем уровне, Эмбер опустила одну руку под кровать и сомкнула пальцы на ремешках маленького чёрного рюкзака, который всегда держала собранным и готовым. Сменное бельё. Наличные. Удостоверение личности. Аптечка.
В маленькой квартире не оставалось ничего такого, что ей было бы жаль покинуть. Время идти вперёд, двигаться дальше. Она и так пробыла здесь слишком долго.
На самом деле, Эмбер никогда не должна была возвращаться в Сан-Франциско. Однажды она оставила здесь сердце, и оказалась слишком сентиментальной идиоткой, чтобы вернуться. В мире было так много городов. Пришло время направиться туда, где она никогда не бывала.
Продолжая пристально следить за дверью, Эмбер поочерёдно надела на плечи лямки рюкзака. Это не ловушка! Окно слева, было дополнительным выходом. Но опять же, всё сводилось к свидетелям. Там внизу могла находиться охрана. Она не собиралась стрелять в кого-то, если посетители бара или прохожие могли её увидеть.
Поэтому Эмбер с бешено колотящимся пульсом и зажатым в руке пистолетом ждала, что надежды на правильно принятое решение оправдаются.
Преследователей долго не было, и она уже почти позволила себе надеяться, что охотники вообще не придут. Затем, в зеркале девушка увидела, как дверь квартиры задрожала и подалась вперёд. В её животе скрутился узел страха. При повторном ударе старое дерево вокруг замка раскололось, отрывая винты двойной цепи, которую она установила, и дверь распахнулась. Последовавший грохот заглушило действительно паршивое исполнение песни “Devil Inside”, звучавшей внизу.
Эмбер едва могла дышать. Было такое чувство, словно грудь сковал металлический обруч, который сжимался всё туже. Однако рука с пистолетом не дрогнула.
С этой стороны матрац создавал подобие защитной стены из пружин и пены. Девушка не осмеливалась выглянуть из-за него, чтобы разобраться в происходящем, потому что охотники могли её заметить. Вместо этого, с бешено колотящимся сердцем, Эмбер смотрела в зеркало на дверь и увидела, как вошёл первый парень. Он был не особо мускулист и обладал холодным, твёрдым взглядом человека, который охотится часто и профессионально. Длинные волосы зачесаны назад, с шеи свисают как минимум три золотых тяжёлых цепи.
Эмбер не двигалась, едва отваживаясь дышать. Просто смотрела на него и ждала. Охотник не торопился, задержавшись в дверях, чтобы оглядеться. Его сопровождали двое. Выше. Стройнее. Моложе. Одного из них она раньше внизу не видела. И это означало, что их больше трёх.
Были ли они на самом деле людьми? Или они такие же ... как она?
Эмбер никогда ещё не находилась так близко к тем, кто за ней охотился. За исключением той ночи, когда Кай заманил её в Койт-тауэр2 с помощью роз и записки. Ей прежде не доводилось быть в шаге от того, чтобы её поймали. Предупреждения матери постоянно держали начеку, она всегда была готова сбежать.
Самые ранние воспоминания девушки были о матери, которая прижимала её к себе и рассказывала ужасные истории о людях, преследующих их.
«Мамочка, а как я узнаю, что это плохие люди?»
«Ты почувствуешь это здесь, сердцем и душой. Когда увидишь их – беги. Не думай ни о чём и ни о ком. Просто беги. Спрячься. Будь в безопасности».
Почему она не ощутила их и не сбежала, когда впервые увидела?
Потому что все ошибаются, ей только остаётся надеться, что эта ошибка не станет роковой.
Музыка снизу зазвучала на порядок громче. Эмбер ясно чувствовала ритм, пробиравший её до костей.
Парень с гладко зачесанными назад волосами бросил быстрый взгляд на остальных, махнув рукой в сторону кухни, один направился туда. Это означало, что он выходил из поля зрения. Ей такое положение вещей не нравилось.
Рискуя засветиться, Эмбер осторожно двинулась вперёд, расширив в зеркале обзор.
Указывая двумя пальцами на открытую дверь спальни, лидер направил третьего парня в её сторону. В его руке блеснул нож. Эмбер не знала, почему это её удивило. Они были монстрами, охотниками, которые сделают всё что угодно, чтобы поймать жертву. И хотя девушка помнила сети, дубинки и лассо во все предыдущие разы, однако не могла вспомнить, чтобы когда-либо видела их с ножами или пистолетами. Даже той ночью в Койт-тауэре.
Лидер повернулся. В зеркале он встретился глазами с Эмбер, затем переместил взгляд на руку с пистолетом. На долю секунды всё замерло. Затем он открыл рот, девушка знала, что из-за громкой музыки слова стали неразборчивыми.
Страх терзал и мучил её, словно зверь на короткой цепи. Эмбер не боялась смерти. Она боялась неволи.
«Делай всё, чтобы спастись от них. Всё что угодно».
Предупреждения матери, повторяемые тысячи раз из года в год, слились в ледяной шар внутри неё.
Ринувшись к двери спальни, предводитель достал пистолет из кобуры под рукой. Оружие означало, что они собирались убить её.
Соответственно могли забрать из неё то, что хотели. Либо они знали, что она не умрёт.
В любом случае, Эмбер не собиралась становиться лёгкой добычей.
Она вскочила на ноги и выстрелила. В голову. Первая пуля прошла прямо над переносицей более юного парня. Вторая попала в правую щеку.
Время остановилось. В горле появилась горечь. Девушка тренировалась на протяжении многих лет, но раньше никогда не стреляла в человека.
Охотник стоял и смотрел в упор. Затем упал на пол, словно все кости его скелета разом превратились в жидкость.
Задыхаясь, Эмбер поняла, что он служил единственной преградой между нею и пистолетом главного. Теперь уже ничего не мешало.
Не то чтобы она боялась смерти. Ей трижды приходилось проходить через это, опыт имелся. В первый раз её переехал фургон, когда девочке было пять. Очнувшись на деревянном столе в луже крови, она открыла глаза и села, а женщины, стоявшие вокруг, кричали и крестились. Неожиданно появилась мать, забрала её, и они сбежали, бросив всё кроме вещей которые были на них.
Тогда впервые Эмбер поняла, что не такая как все, и охотники, о которых рассказывала мама, искали её именно по этой причине. Мать клялась, что если она будет поймана, за этим последует что-то намного ужасней, чем можно себе представить. До этого дня Эмбер ни разу не сомневалась в её словах. А осознание того, что им от неё было что-то нужно, что-то непостижимое и непонятное, заставляло всё внутри в панике сжиматься.
И неважно, сколько прошло лет, и как часто им приходилось убегать. Мама отказывалась рассказать ей, чего они хотели. Теперь мама мертва. Похоронена. Было слишком поздно для ответов. И Эмбер была одинокой – чудачкой, которая не могла умереть, и чьи раны заживали за считанные часы.
Она упала на колени, когда пуля попала в матрац, от чего кусочки поролона и ткани разлетелись в стороны.
Опустившись на живот, выстрелила из-под кровати – точный выстрел в лодыжку главаря.
Но, он не упал!
Ноги охотника оторвались от пола, когда мужчина запрыгнул на матрац, оставляя позади себя на светлом деревянном полу пятна крови, усеянные белыми осколками кости. Его толчок заставил матрац удариться о стену.
Эмбер перекатилась в сторону и поднялась на ноги, бросившись к подножию кровати. Боковым зрением она поймала движение в зеркале. Четвёртый парень вошёл через входную дверь? Или это ходит третий?
Времени выяснять не было.
Она повернулась к тому, с зачесанными назад волосам, золотыми цепями и пистолетом.
Их взгляды встретились
Что-то ударилось ей в левое плечо с глухим ударом. Девушка не шелохнулась, оставаясь на своём месте.
«Прицелься. Выдохни. Нажми».
Выпущенная ею пуля прошла чуть выше левого глаза преследователя.
Кровавое месиво обрызгало бежевую стену.
Эмбер снова выстрелила. Перестраховываясь. Больше крови. Всё забрызгано ею.
«Не смотри. Не думай об этом».
Голова закружилась, подкатила тошнота. Никогда ещё она не находилась так близко. Никогда ещё ей не приходилось стрелять во что-то живое.
До этого всегда была возможность сбежать.
Теперь, она убила двоих мужчин.
Заставляя себя делать маленькие вдохи, Эмбер повернулась и посмотрела на открытую дверь спальни, ожидая увидеть последнего парня.
Никого не было.
Сложилось ужасное ощущение, что до этого момента её спасал только эффект неожиданности. Она сомневалась, что они ожидали подобное сопротивление. Или стрельбу.
Эффект неожиданности исчерпал себя.
Она покачала головой, чтобы избавиться от гула, затем прижала руку к плечу. Та покрылась кровью.
Плохо.
Оглядываясь вокруг, Эмбер увидела фиолетовый шёлковый шарф, который купила несколько месяцев назад, потому что ей понравился цвет, но так ни разу и не надела. Он висел там, где она его оставила – на торшере рядом с кроватью. Девушка схватила шарф и обмотала плечо так туго, как только могла одной рукой и зубами, не сводя взгляда с двери спальни.
Внизу в баре не было суматохи, что означало, либо посетители не слышали выстрелов, либо решили что это часть шоу.
Однако парень в другой комнате должен был услышать их.
А значит, он предупреждён. Знает об оружии.
Возможно, поэтому сразу и не примчался сюда. Выжидает, пока она сделает ошибку.
Эмбер взглянула в зеркало. Угол был неправильный. Гостиную не было видно, только разбитую дверь и лестничную площадку. Так терялась возможность увидеть третьего охотника и узнать, есть ли четвёртый.
Плотно прижавшись к стене, Эмбер выглянула из-за двери спальни, ладони взмокли, а по груди стекали струйки холодного пота.
Четвёртый был там. Она мельком увидела спину, поднятую руку и пальцы, сжимавшие горло третьего охотника. Девушка успела заметить только чёрную куртку и темные волосы, прежде чем вернулась на место и прижалась к стене, её грудь тяжело вздымалась.
Охотники враждуют между собой? В это она не могла поверить. Скорее, опоздавший был абсолютно новым игроком. Правила игры только что изменились, и Эмбер почувствовала, что её шатает.
Срочно необходимо выбраться отсюда. И если бы она была достаточно умной, то убила бы обоих мужчин, чтобы убедиться, что они не станут её преследовать. Эта мысль заставила вздрогнуть. Одно дело убить кого-то, защищаясь, совсем другое – стрелять человеку в спину.
Эмбер осторожно повернулась, чтобы ещё раз выглянуть.
Группа внизу закончила выступление, и ненадолго стало сравнительно тихо.
Человек в чёрной куртке сильнее стиснул горло охотника. Затем он сжал пальцы левой руки в кулак и пробил ими грудную клетку противника.
Девушка прижала ладонь ко рту, когда тишину заполнил треск ломающихся рёбер.
Рот охотника приоткрылся в беззвучном крике, словно в его лёгких не осталось воздуха. Объяснением могла быть лишь дыра в груди размером с кулак.
Эмбер не могла двигаться. Не могла отвести взгляда. Только в ужасе наблюдала, как парень, стоя к ней спиной, крепче сжал руку вокруг горла охотника и вырвал его сердце резким рывком.
Тёмно-красные капли дугой окропили стену.
Он держал всё ещё бьющееся сердце в своей руке, кровь с него капала на пол, а затем засунул его во что-то… в карман? В мешок? Этого ей видно не было.
«Двигаться. Нужно двигаться».
Ноги не слушались беззвучных команд Эмбер. Ужас сковал движения.
Кровь была повсюду. На полу. На стенах. На одежде охотника.
Возможно, она издала звук. Или, быть может, он просто почувствовал присутствие. Мужчина наклонил подбородок и повернул голову, не достаточно, чтобы удалось увидеть лицо, но достаточно, чтобы услышать сказанное им в относительной тишине, пока группа готовилась к следующему выступлению.
– Я здесь не из-за тебя, – бросил он, голос низким тембром царапнул её нервные окончания.
Эмбер сделала шаг в сторону и замерла, когда что-то чёрное и скользкое выползло из зияющей дыры в груди охотника и обернулось вокруг руки убийцы, а затем начало медленно двигаться по ней вверх, как слизняк из густого тумана.
– Уходи, – приказал он, и отвернулся к своей жертве.
Мужчина разжал руку, сжимавшую горло охотника. Тело рухнуло на пол, чёрный слизняк поднялся облаком мерзкого дыма, зависнув над плечом убийцы.
Эмбер приказывала своим ногам двигаться, но смогла только шаркнуть в сторону, с трудом держась на ногах, так сильно они дрожали.
Стало слишком поздно.
Она услышала, как он резко вздохнул.
И медленно повернулся. В этот момент мир Эмбер начал неожиданно рушиться, мысли спутались. Коротко подстриженные тёмные волосы. Высокие скулы. Омуты глаз, обрамлённые густыми, длинными ресницами. Щетина, оттеняющая челюсть.
Выражение лица мужчины было холодным и бесстрастным, в нём не было эмоций, которые переполняли её.
«Кай.
Этого не может быть.
Он мёртв».
От подобных мыслей истерический смешок вырвался из горла, но она подавила его. Эмбер знала, как никто другой, что смерть – понятие относительное.
Но… Кай? Она приходила на кладбище, когда его хоронили, и видела тело. Всего однажды. Больше не посмела, потому что могила была первым местом, где её стали бы искать охотники.
«Нет… дважды. Идиотка».
На прошлой неделе девушка отнесла на кладбище цветы. На его день рождения. Маргаритки. Потому что Кай всегда дарил ей маргаритки. Боже, как она могла быть такой глупой? Он продал её охотникам, а она вернулась спустя пятьдесят лет, чтобы сходить на его могилу в момент тоски и одиночества.
Вот с чего всё и началось. Эмбер пошла к могиле Кая. Вероятно, даже спустя столько лет они продолжали следить за ней.
Теперь она смотрела на него. Свет, льющийся через окно с улицы, падал на резкую линию подбородка и угловатые черты его лица.
Эмбер встретилась с ним взглядом, в его глазах была пустота. Ни любви. Ни ненависти. Даже признаков узнавания не было.
Задыхаясь, девушка отступила.
Группа снова начала играть, басы стучали, вибрации пробегали через её тело. Или, возможно, это был всего лишь ритм участившегося пульса.
– Эмбер. – Его губы двигались так, словно Кай произнёс имя, но не услышала ни звука.
Горло сжалось, а сердце сделало болезненный рывок.
Эмбер увидела только неясное движение, когда он шагнул, чтобы заслонить ей путь к двери.
– Дай мне пройти, – сказала она, не уверенная, что мужчина вообще мог расслышать что-то из-за музыки.
Он только молча смотрел, ничего не говоря в ответ. Взгляд девушки метнулся к мёртвому охотнику, который лежал в луже крови с разорванной грудью, затем к тёмной, бесформенной массе, парившей над плечом Кая.
Эмбер сглотнула, не смотря на ком, сдавивший горло.
– Мне очень жаль, – прошептала она. Затем, подняв руку, нажала на курок и выстрелила мужчине в сердце.
_____________
Сноска
1. Таурус Миллениум Про (TaurusMillenniumPro)-Серия бразильских пистолетов предназначена для вооружения армии и полиции.
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]


2. Койт-тауэр(CoitTower) - мемориал на вершине Телеграфного холма (TelegraphHill) в Сан - Франциско. Одновременно является обзорной площадкой.
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:47 #4

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Кай поймал Эмбер на лестнице. Одной рукой обхватил за талию и оторвал её от пола, другой – зажал рот.
Казалось, что его грудь горела огнём. «Боже. Она стреляла в него. В сердце».
Когда Кай подумал об этом, мысль показалась ему удачной. Было бы ещё лучше, если бы она залезла во внутрь и сама вырвала эту чёртову штуковину.
Эмбер.
Жива. Здесь. В его объятиях.
Какого чёрта?
Кай потерял счёт ночам, когда мечтал и грезил о ней. Представлял, как вырывает лживое, предательское сердце из её груди.
Эмбер отправила его на смерть. К счастью для него, всё сложилось иначе, чем она спланировала.
Аромат волос девушки окутывал мужчину. Как и раньше они были светло - каштановые, с медовым отливом и свободно ниспадали на плечи. Поддавшись искушению, Кай наклонил голову. Эмбер пахла ванилью и клубникой, и ему захотелось прижаться к её шее, глубоко вдохнуть и потеряться в воспоминаниях обо всём, что когда-то было между ними.
Было. Прошедшее время. В этом как раз ключевая проблема.
Устремив взгляд на дверь у основания лестницы, он схватил девушку, когда та толкнула его в бок. Кай переместил свой вес на другую ногу и прижал Эмбер к стене, обездвижив руку, в которой был пистолет. Конечно, она не могла убить его. Но он мог чувствовать боль и, получив одну пулю, не очень хотел схлопотать вторую.
– Пятьдесят лет, – прорычал он. – Пятьдесят грёбанных лет!
Из всех вещей, которые он должен был сказать, спросить, неужели это оказалось лучшим, что он смог придумать? В любом случае, Эмбер, вероятно, не услышала его из-за шума вибрировавших стен, создаваемого группой. Музыка играла неимоверно громко.
Кай вырвал пистолет, проверил предохранитель и сунул ствол себе за пояс. Не идеально, но ненадолго пойдёт.
Эмбер брыкалась и сопротивлялась, пока мужчина то ли тащил, то ли нёс её вверх по лестнице, не остановившись у двери квартиры, а направляясь на крышу. Там наверху было тихо и пока что достаточно безопасно.
Боль вспыхнула, яркая и сильная, когда Эмбер яростно ударила локтем в рану на груди. Кай собрался нанести ответный удар, впиться пальцами в её окровавленное плечо.
В конце концов, он этого не сделал. Не смог. Не стал.
Вне зависимости от того, в кого он превратился, Кай не мог опуститься так низко.
Только продолжал крепко держать девушку, не отпуская ни на дюйм. Он пришёл сюда не за ней, но раз уж Эмбер попала к нему в руки, мужчина не собирался её отпускать пока не получит несколько ответов.
Его отправили выяснить, зачем Асмодей послал людей в Сан-Франциско, а также забрать тёмную душу одного смертного. Он взглянул на тёмную массу, парящую за спиной. Уже одной задачей меньше.
Когда они оказались на крыше, мужчина захлопнул за собой дверь. Сюда доносились звуки бара, улицы и транспорта, но здесь всё равно было куда тише, чем внизу. Они остались одни.
Эмбер дёрнулась, пытаясь вырваться, и Кай ещё сильнее прижал её к себе, касаясь губами уха. Он ощутил, как она задрожала.
– В чём дело, Эмбер? – мягко спросил он, её имя таяло у него на языке. – Ты здесь. Жива. И выглядишь на мгновение старше, чем когда я тебя видел в прошлый раз... когда это было?.. Пятьдесят лет назад? – Он помолчал. – Не кричи. Никогда не знаешь, какие подонки могут прибежать.
Девушка слегка кивнула, и Кай убрал руку с её рта.
– Я могу спросить тебя о том же, – сказала она, снова пытаясь вырваться. – Почему ты не постарел? Или умер?
– Разочарована? – Обхватив оба запястья Эмбер одной рукой, Кай развернул её к себе лицом. Волосы девушки упали вперёд непослушными локонами. На плече был повязан фиолетовый шарф. Мужчина почувствовал запах крови и в его голове возник вопрос, как сильно она пострадала? Потом Кай искренне удивился, почему это его вообще волнует.
Не в силах остановиться, он дотянулся до шарфа и потянул за узел. Тот не поддался.
Встретившись с Эмбер взглядом, Кай достал пистолет из-за пояса, сжал рукой ствол и переломил его. У девушки расширились глаза, и с лица сошла краска.
Отпустив запястья, мужчина взял шарф двумя руками и разорвал шёлк пополам. Эмбер втянула воздух, а её взгляд переметнулся на него.
– Он всё равно испорчен, – сказал Кай. – Кровь... – Сделав неопределённый жест, он понял, что она смотрела на него так странно не из-за испорченного шарфа, а из-за сломанного пистолета.
Эмбер слега дрожала, как будто события ночи потрясли её. Возможно, так и было. Правда, он всё равно не доверял ей.
– Кто ты? – спросила она, глубоко вздохнув и явно обретя контроль над собой.
Нет причин лгать, когда незачем скрывать правду.
– Я?.. Я – жнец, – мужчина склонил голову и посмотрел на кожу, которую было видно через испачканную кровью дыру в её рубашке. Рана уже заживала, она зарубцевалась и стала похожа на шрам месячной давности. – А ты?
Долгую минуту Эмбер не сводила с него взгляда, две параллельные линии прорисовались между её бровями. Он помнил этот задумчивый взгляд. Сколько раз Кай протягивал руку и разглаживал сдвинутые брови?
– Ты Беспощадный жнец1? – спросила она. – Как ангел смерти?
Кай моргнул. Мужчина думал, что Эмбер знает, о чём он говорит. В конце концов, это она дала событиям ход.
– Жнец душ, – поправил он, внимательно наблюдая за реакцией.
Казалось, эти слова не произвели на неё ровным счётом никакого впечатления.
– Я работаю на Сутека, – пояснил он, и когда Эмбер не отреагировала, продолжил. – Сет. Сетх. Бог пустыни. Бог хаоса. Бог бурь. Бог мрака. В Потустороннем мире – верховный лорд хаоса и зла.
Взгляд Эмбер взметнулся вверх, и Кай понял, что она смотрела на тёмную душу, которую он забрал, парящую где-то слева от его головы.
– Это – душа?
Его удивило, что она может её видеть. Люди не могли. Вот и неоспоримое доказательство, что Эмбер не человек. Возможно, никогда и не была им. Кай подумал – он не мог бы её в этом обвинять – он сам больше не был смертным.
– Тёмные души – пища Сутека. У него целая армия таких как я собирателей душ.
– Пища?
Кай мрачно улыбнулся
– Сет поглощает грешные души. Питается злом.
Девушка обхватила себя руками и задрожала, хотя ночь была тёплой.
– Что насчёт... – Эмбер указала на мешочек, в который Кай затолкал сердце, – этого?
– Сердца? Это – подношение Осирису. Оно нужно, чтобы сопоставить хорошие и плохие дела усопшего2.
Девушка покачала головой.
– Кто...
– Нет, – оборвал Кай. – Мы обмениваемся ответами. Я уже сказал достаточно. Пришёл твой черёд. Что ты должна Асмодею? И как, чёрт возьми, ты ускользнула из его ловушки?
– Асмодею, – повторила Эмбер, как будто имя было незнакомым и впервые произносилось.
– Божество Потустороннего мира, – уточнил он. – Демон похоти, покрывающий преступления Верхнего мира. Наркотики. Проституция. Учитывая, что это его люди охотились за тобой, думаю, ты задолжала ему что-то в обмен на вечную молодость и жизнь. А теперь демон хочет получить своё.
Кай хотел знать, охотился ли Асмодей за ней пятьдесят лет назад. Возможно та ночь на пляже Пфайффер – попытка расплатиться. Жизнь за жизнь. Его предали в обмен на оплату долга. Если подумать, люди, которые убили его, вполне могли работать на Асмодея.
В течение пятидесяти лет Кай мучился над ответом, желая знать, почему. Могло ли всё оказаться настолько просто? Могла ли Эмбер пожертвовать им, чтобы попытаться вернуть какой-то долг демону страсти.
Эмбер встретилась с ним взглядом, и Кая накрыла волна воспоминаний. Она была прекрасна. Тонкие брови дугообразной формы вразлёт, светло-карие глаза с золотыми вкраплениями… Не в силах сопротивляться, Кай протянул руку и убрал выбившийся локон со щеки девушки. Мужчина мечтал о её волосах, коже, прикосновениях и аромате.
Кай придвинулся немного ближе. Губы Эмбер приоткрылись, мужчина помнил их форму – нижняя чуть полнее верхней. Помнил их касания, вкус.
– Я спас тебе жизнь, – тихо сказал он. – И самое меньшее, что ты можешь сделать, это дать мне честный ответ. Что ты должна Асмодею? И не претворяйся, как будто не знаешь, о чём я говорю.
На протяжении казавшегося бесконечным мгновения они стояли, касаясь лишь кончиками его пальцев к её щеке, воспоминаниями, историей любви и прекрасным звенящим напряжением, которое сверкало в ночном воздухе.
– Я сама спасла себе жизнь, – сказала девушка, отшатнувшись от его прикосновения. Кай увидел, что она смотрит на его пальцы, которые сплошь были в крови. Он заметил, что ненароком испачкал кожу Эмбер. Наверно лучше ей об этом не говорить.
С отвращением она провела внешней стороной ладони по лицу, затем посмотрела на кровь, которая теперь оказалась на её руке. Взгляд медленно вернулся к Каю.
– Я не знаю, о чём ты говоришь. – Слова были тихими и решительными, но сказаны абсолютно непреклонно. – И не знаю кто такой Асмодей.
– Думаешь, я тебе поверю? Думаешь, я забыл, что случилось в прошлый раз, когда доверился тебе? – Он натянуто усмехнулся. – Ты всегда была скрытной. Я оправдывал подобное поведение, убеждая себя, что ты со временем начнёш доверять мне. Была ли правда хоть в чём-то между нами.
Она не ответила, но что-то промелькнуло во взгляде. Вина? Сожаление?
– Я умер, – сказал он. – Ты убила меня.
– Я этого не делала, – поджав губы, Эмбер резко выдохнула, хмыкнув. – Сейчас ты не мёртв.
– Ты тоже. Потрудись это объяснить?
Нерешительность промелькнула на её лице. А затем она закрылась, прочитать по лицу больше нельзя было ничего.
– Ты первый.
Она сказала это, как будто ожидая, что он начнёт уклоняться. Но если метод "зуб за зуб" подходил, чтобы вытянуть из неё несколько ответов, Кай был не против.
– Без проблем, но не здесь. – Он крепче сжал запястье, потому что почувствовал, как подрагивают её мускулы. Она хотела от него сбежать. Удачи!
Эмбер смотрела на его несколько долгих секунд, и Каю не нравилось, как он себя почувствовал под этим взглядом. Так, будто он плохой парень, каким он собственно и был благодаря ей. До того как Эмбер послала его на верную смерть, он был хорошим. Парнем из разряда помогающих – пожилой – даме – перейти – улицу, снимающих – кота с дерева и сдающих – кровь.
Теперь он был парнем – выживает – сильнейший.
– Их там много? – спросила Эмбер, взглянув на край крыши.
Кай не удивился. Она всегда была практичной.
– Ты прибережёшь момент и растаешь попозже?
– Не позже. Не сейчас, – ответила она, и Кай почувствовал, что это правда. Ещё одна вещь, которая заставила его полюбить её. Она никогда не стала бы бросаться в крайности.
Любовь. Ненависть. Имели тонкие грани. Не зависимо от того, что Кай чувствовал к Эмбер, это всегда было окрашено сильным оттенком вожделения.
Прошлое ворвалось прямо в настоящее. Тогда он всегда был нежен. Осторожен. Как будто она хрустальная. Теперь же Кай не хотел быть таким. Мужчина хотел прикоснуться своими губами к её губам, почувствовать вкус поцелуя и её кожи. Мужчине хотелось уложить её прямо здесь, на крыше под звёздами. Лечь сверху. Взять. Окунуться в её тепло и наверстать все эти годы боли и утраты.
Он желал этого так неистово, что сам был потрясён. Просто из-за того что стоял рядом. Боже. Только и можно было, что думать об этом, чтобы не сорваться и не сойти с намеченного пути.
В то же время Кай остро осознавал тот факт что, не смотря на все мечты о мести, не хотел причинять ей боль. Он всего лишь хотел ощутить чувство глубокого физического единения с Эмбер.
Девушка застыла с широко распахнутыми глазами и расширившимися зрачками. Она чувствовала состояние Кая, словно что-то внутри него вибрировало и болело.
Потирая ладонью челюсть и выдохнув, мужчина мрачно рассмеялся.
– Их по край не мере четверо, – сказал он, отвечая на заданный ранее вопрос и делая вид, что чудовище, таящееся внутри него, не было совсем близко к тому, чтобы вырваться на волю. – Они далеко от дома – инфантерия3 Верхнего мира, которая работает на Асмодея.
Это причина, по которой он сам оказался здесь. Убийство младшего сына Сета повергло весь Потусторонний мир в шок. Всё необычное считалось подозрительным, а целое войско Асмодея, направляющееся в Сан-Франциско, точно было за рамками привычного.
– Те, которых я узнал – из его Торонтской группировки, – продолжил Кай. – Ребята Большого Ральфа.
– Ты говоришь как в плохом гангстерском фильме. – Эмбер подняла одну руку в бесцельном жесте. – Я никогда не была в Торонто. И не знаю никого по имени Большой Ральф. Или Асмодей.
Ей хотелось задать ему миллион вопросов. Кай видел это по её глазам. Вместо этого девушка покачала головой и сказала:
– Пойдём.
Полна решимости довести всё до конца. Ему всегда это в ней нравилось. Кая волновало, что она всё ещё ему нравится. Что, чёрт возьми, с ним было не так? Раньше он уже играл с этим огнём и был близок к тому, чтобы сгореть. Он должен знать её лучше других.
– Ты согласна, – уточнил он. – Потому что думаешь, что я меньшее из зол?
– Что-то вроде того. Пока. – Эмбер повернулась к лестнице, по которой они поднялись сюда.
Он чуть не рассмеялся.
– Не сюда, – сказал Кай, поймав её руку, и потащил к краю крыши.
– Я не думаю...
– Хорошо, – прервал он, когда Эмбер взглянула за край. – Не думай. Просто следуй за мной. – Мужчина позволил насмешливым ноткам промелькнуть в своём голосе. – Если не хочешь столкнуться с той компанией. – Кай кивнул подбородком в конец улицы, где двое из войска Асмодея бездельничали, прислонившись к стене, и "красный огонёк" от их сигарет мелькал каждый раз, когда они затягивались.
– Откуда ты знаешь, что они не просто два парня, вышедшие покурить?
– Я могу видеть их лица.
Переваривая это, девушка на мгновение притихла. Парни находились почти на расстоянии квартала.
– Ты изменился, – протянул Эмбер задумчиво.
– Да. – Только такого объяснения она и заслуживала.
Мужчина крепкой хваткой держал её за руку, подводя к краю крыши, откуда было видно заднюю стену клуба. Внизу никого не было.
– Лестница с другой стороны – сказала Эмбер с осторожностью в голосе.
– Мы не воспользуемся лестницей. – И это было единственное предупреждение, которое Кай сделал. Затем крепко обхватил одной рукой талию девушки, а другой затылок и оторвал её от земли, прыгая.
Крик был приглушен его плечом.
– Два этажа, – сказал Кай, когда они приземлились. – Для меня это маленький прыжок. – Он держал её достаточно долго, чтобы девушка обрела равновесие. Его восхитил тот факт, что, несмотря на взгляд, настолько злобный, что её глаза могли прожечь насквозь, Эмбер лишь кивнула, когда он сказал – Сюда.
Они оба знали, что остальные вопросы должны подождать.
Кай поспешно вёл их по улице, а когда Эмбер замедляла шаг, он тянул её вперёд, обнимая за талию. Не надо было оборачиваться, чтобы понять, что их преследуют. Кай это чувствовал. И от того, как ускоряла свой темп Эмбер, он подумал, что, возможно, она тоже это ощущает.
Резко открывая дверь многоквартирного дома на углу, мужчина подтолкнул её перед собой внутрь и прорычал:
– Наверх.
Эмбер перепрыгивала через две ступеньки, а он следовал за ней по пятам. Затем Кай обогнал её, снова схватил за запястье и затащил через ближайшую дверь в комнату.
Поток чистой энергии, который он использовал, чтобы привязывать к себе тёмную душу, туго натянулся, как верёвка. Кай дёрнул его на себя. Было всего 24 часа, чтобы доставить сердце и тёмную душу в Подземный мир. Он не мог взять с собой Эмбер, но в данный момент он не мог и оставить её здесь.
Кай заметил, как девушка бросила взгляд на душу из-под ресниц.
– Поворачивай, – приказал он, и вместе они обошли лифты.
Эмбер резко остановилась, когда они оказались на противоположной стороне.
– Это ...
– "Шевроле Корвет" 1960 года выпуска – закончил он. Машина, которую Кай когда-то давно мечтал купить. Он помнил открытку, которую Эмбер подарила ему на день рождения в том году. Самодельная, с изображением корвета, которое она вырезала из журнала.
– Обязанности жнеца душ должно быть хорошо оплачиваются.
Кай открыл пассажирскую дверцу и подтолкнул девушку внутрь. Когда она подняла глаза, Кай встретился с ней взглядом.
– Я убиваю плохих людей. – Он послал ей улыбку, которая была широкой и казалась дружелюбной. – Вырываю их сердца. Похищаю тёмные души. Доставляя их, как блюдо чистейшей силы богу, перед которым я в долгу...
Он бросил мешочек с сердцем на пол у её ног, но глаз не отвёл.
– А иногда, – продолжал мужчина, – если у мёртвых нет наследников, я забираю то, что им принадлежало. – Он подался вперёд, и у Эмбер сбилось дыхание, когда она подняла руки, чтобы упереться ладонями ему в грудь и удержать. Затем покраснела, когда Кай всего лишь пристегнул ремень безопасности. От этого он улыбнулся. – Я хорош в том, чем занимаюсь. И плата меня устраивает.
Чистая, правда. Однако Кай не сказал ни слова о том, что он всего лишь пешка в чужой игре, и его существование напрямую зависело от того, сможет ли он поддерживать количество своих убийств. Кай ходил по лезвию ножа. И где-то на середине пути ему это начало нравиться. Выброс адреналина. Мужчина полагал в какой-то степени, что всем жнецам душ это нравилось.
Его голова быстро поднялась, когда Кай услышал звук мощного двигателя и визг шин. Пора ехать.
Они добрались до спирального съезда с основной дороги как раз в тот момент, когда огромный чёрный Хаммер врезался в них.
_____________
Сноска

1. В оригинале grim reaper — Общая лексика: старуха с косой, беспощадный жнец (образ смерти: обычно выступает в виде скелета с косой, облачённого в чёрный балахон с капюшоном.)

2. По Древней мифологии Египта человека в Загробном мире судил Осирис. И во время суда боги Тот и Анубис взвешивают сердце умершего. Если человек совершил больше хороших дел — он попадает в загробный мир, если больше плохих, то его душу тут же поедают пожиратели душ. (примеч. переводчика)

3. ИНФАНТЕРИЯ — (исп. и ит. infanteria, фр. infanterie, от исп. и ит. infante дитя, мальчик). Пехотное войско. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:47 #5

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
Эмбер впилась пальцами в бёдра, когда Кай нёсся по спиральному выезду со стоянки. Они ехали так быстро, что девушка не поняла, как мужчина не потерял управление и не врезался в стену.
– Можешь расслабиться, – сказал он. – Я не попаду в аварию.
Только она боялась совсем не этого. Если придётся в четвёртый раз умереть, то через несколько часов она очнётся в морге. Эмбер знала это из личного опыта, так как в прошлый раз умерла в автокатастрофе. Единственное что беспокоило – охотники, которые могли её схватить. Она всю жизнь их боялась. Мать вложила ей в голову этот страх, словно пела колыбельную, и тот факт, что в итоге они всегда умудрялись найти её, заставляя постоянно убегать, только укреплял его.
Эмбер оглянулась. Хаммер потерял управление и со скрежетом, испуская фонтан искр, прочесал стену со стороны водителя.
– Инфантерия, – произнёс Кай безразлично. Он повернул голову и смерил девушку взглядом – Готова рассказать, что они от тебя хотят?
– Почему ты назвал их инфантерией? – спросила Эмбер, вздрогнув, когда они пронеслись по закоулку, выскочив к зданию Миссии. Кай упивался рёвом двигателя, и машина летела как на крыльях. Затем мужчина резко повернул вправо на 10-ю улицу.
Она снова оглянулась. Хаммер ещё не догнал их, но уже «сел им на хвост».
– Инфантерия – это люди из Верхнего мира, работающие на Потусторонний.
– Я называю их Охотниками, – ответила девушка, взглянув на маслянистое, чёрное облако, которое покачивалось за головой Кая.
– Почему?
– Почему они охотятся за мной?
Он устремил на неё ледяной взгляд.
– Почему?
Эмбер покачала головой.
– Я не знаю.
Кай повернул за угол так быстро, что у Эмбер сложилось впечатление, будто они сейчас слетят с дороги и приземлятся на площадку у магазина. Она задержала дыхание и выдохнула лишь тогда, когда оглянулась и увидела что хаммера нигде не видно.
Это должно было успокоить. Однако наоборот вызвало её негодование.
– Слишком легко, – пробормотала она.
– Согласен. Они вернутся.
Левая рука мужчины расслабленно лежала на руле, пока он выезжал на дорогу I-80, ведущую на восток. Правая покоилась на рычаге переключения передач. Его длинные сильные пальцы были в засохшей крови. Девушка отвела взгляд, не желая ничего вспоминать.
– Охотники ... – напомнил он.
Эмбер сжала губы. Она ему не доверяла. Но, похоже, у Кая имелся целый ворох информации, которая ей была жизненно необходима. Так что пришлось настроиться на небольшой разговор.
Внезапно Эмбер осознала, что впервые со смерти матери может кому-то рассказать правду. Она не человек. Как и Кай. Больше нет. И у него есть ответы, а также знания о вещах неведомых ей.
– Кто такой Асмодей? – спросила девушка.
– Я уже говорил. Демон страсти.
– Что ему от меня надо?
Кай обогнал две машины, а затем скрылся перед грузовиком.
– Если они едут за нами, это нас немного прикроет – прокомментировал он. Затем пожал плечами. – Это ты мне скажи, чего же хочет Асмодей. Если вы не заключали с ним никакой сделки, с чего бы ему охотиться на тебя. Поэтому меня и интересует, что за сделка? Зачем божеству терять столько своих воинов? – Кай оценивающе посмотрел на Эмбер. – Он всё это время искал тебя? Ты думаешь, он много лет преследовал бы кого-то просто так?
– Если я ему что-то и должна, то без понятия что! – Знала ли мать? Мама заключила какую-то сделку с демоном? От вероятности этого Эмбер ощутила озноб. – Он всегда охотился за мной, – прошептала она.
– И как давно это "всегда" длится?
– С рождения.
– Когда? Ты никогда не говорила мне! Дату своего рождения, или год. Была ли правда хоть в чём-то из того, что ты мне говорила? Или каждое слово ложь!
Голос был пронизан болью. Это ошеломило и пристыдило Эмбер, потому что она неоднократно лгала ему.
– Когда ты родилась? – спросил Кай.
– Более ста лет назад, – ответила она, так как в беседе должны участвовать двое. Просто приятно рассказать правду, даже если, в конце концов, это всего лишь небольшая её часть.
– Так, когда мы были вместе ...
– В 25 я перестала стареть. Возможно, даже раньше, но к 25 годам заметила, что возрастных изменений на коже нет. Отсутствовали даже веснушки, или малейшие морщинки. Ничего.
– Откуда ты знаешь, что они охотятся на тебя с рождения? – Кай проверил зеркала и остался спокоен. Тем не менее, Эмбер не смогла побороть желание убедиться самой, что всё в порядке. Хаммера нигде не было видно.
«Сколько правды можно открыть? Что будет лишним?»
– Когда я была маленькой, мама сказала, что мы должны постоянно переезжать, – начала она, слова неслись сами собой, и Эмбер рассказала ему всё. О матери. Об охотниках. И страхе, что если они её схватят, то сделают что-то намного ужаснее смерти.
Она поведала Каю о трёх своих смертях, и что после второй смерти очнулась в морге на холодном столе в окружении трупов, укутанная простынёй. О пережитом ужасе, который никогда не пройдёт.
Девушка рассказала не потому что верила, а потому что хотела завоевать его доверие. Чтобы Кай рассказал ей то, что знал.
Кай не перебивал, только слушал и кивал, к тому времени, когда она закончила свой рассказ, они покинули Сан-Франциско.
Когда Эмбер рассказала ему всё и замолчала, мужчина ответил:
– Ты должна была мне рассказать об этом раньше...
– Действительно? – оборвала Эмбер до того как он закончил. – А ты бы поверил? Ты бы решил, что я сумасшедшая, или под действием наркотиков.
Кай молчал достаточно долго, она знала, что он признал её правоту.
Вспышка беспокойства блеснула внутри, и девушка оглянулась на заднее стекло. На расстоянии виднелся свет быстро приближавшихся фар.
Кай убрал ногу с педали газа, сбрасывая скорость.
– Что ты делаешь? – возмутилась она. – Мы должны от них убежать!
– И какой в этом интерес?
– Интерес? Ты думаешь это игра?
– Вся жизнь игра, Эмбер. Вопрос лишь в том, сколько удовольствия ты получаешь от пьесы.
Она на мгновение замолчала. Кай, которого она любила, так не думал. Он был твёрд, как гранит. И Эмбер находила эту новую грань его личности привлекательной?
– Ты оставил меня безоружной, – сказала она. – Что я должна делать? Надеяться, что ты меня защитишь?
Он засмеялся, смех был легким и нескованным, проникая глубоко внутрь и всё там переворачивая.
– Прошла целая вечность с тех пор, как я защищал кого-то. Это должно быть весело. – Он посмотрел на неё с тёмным блеском в глазах. Потом сжалился и кивнул подбородком на бардачок. – Там внутри нож, если с ним ты будешь чувствовать себя лучше.
Эмбер открыла отделение и схватила нож. Странный, с искусно вырезанной рукояткой и искривленным лезвием. Но по крайне мере это оружие.
– Да. С ним мне лучше, но я предпочла бы своё оружие. – Она нахмурилась. – Кстати, я в тебя стреляла.
Он потёр грудь.
– Да, ты это сделала.
– От этого ты даже не сбавил скорость. – Она перевела взгляд на боковое зеркало, фары оказались ещё ближе. Сердце бешено заколотилось, а дыхание сбилось.
– Думай что я улучшенная версия, – сказал Кай. – Чтобы остановить меня потребуется нечто большее, чем одна пуля.
Она не сводила взгляда с приближающихся фар.
– Что для этого нужно? – Она надеялась, что ответом будет что-то большее, чем лакеи Асмодея.
Сердце стучало как грохочущий хаммер, который ехал в нескольких дюймах от заднего бампера. Вблизи не было видно других автомобилей, вокруг них простирались поля. Бескрайние пастбища.
– Я убью их если они поцарапают мой бампер, – пробормотал Кай, увеличивая скорость лишь для того, чтобы держаться впереди.
Эмбер сглотнула. В её ушах грохотал пульс.
– Разве ты не планировал в любом случае их убить?
Мужчина бросил взгляд из-под ресниц, но ничего не ответил.
Вывернув руль, Кай резко подал машину в сторону. Эмбер ударилась плечом о дверь. Свет фар хаммера исчез на секунду, затем вновь прорвался сквозь темноту, когда водитель поравнялся с Каем.
Хаммер ударил их так сильно, что Эмбер стукнулась головой.
– Ты думаешь держать его, хорошая идея? – спросил Кай, указав на нож. – При подобной езде ты можешь пораниться.
Он крутанул руль, и они резко повернули вправо, Эмбер отбросило в противоположную сторону на сиденье. Снова хаммер толкнул их, на этот раз сильнее.
Решив, что Кай прав, она открыла бардачок и, бросив нож обратно, захлопнула крышку в тот момент, когда хаммер ударил их машину ещё сильней. У ног Эмбер раздался глухой удар, она глянула вниз и увидела, что сердце выкатилось из мешочка.
– Твою мать! – зарычал Кай – Можешь поднять его ради меня?
– Что!
Хаммер снова толкнул их. Эмбер вцепилась в сиденье, в поиске равновесия во время тряски. Сердце закатилось под кресло.
– Подними его. Пожалуйста, – повторил Кай более вежливо. – Я не могу принести тёмную душу без сердца.
При следующем ударе металл сцепился с металлом, и когда Кай вильнул, они не смогли оторваться.
– Мы сцепились бамперами! – Закричала она.
– Дерьмо! Ремонт будет стоить грёбанное состояние. Если бы я уже не планировал убить его, это скрепило бы сделку.
Он ударил по тормозам. Завизжали шины. Эмбер ощутила запах гари. «Скорее всего – это тормоза» – подумала она.
Затем хаммер подъехал и подался вперёд, сокрушая заднюю часть корвета, останавливаясь несколькими дюймами раньше, прежде чем он раздавит её и Кая.
– Ты в порядке?
Он подождал, пока она кивнёт, затем распахнул дверь и выскочил из машины. Только когда Кай ушёл, девушка удивилась беспокойству, которое прочла в его глазах.
Она достала из-под своего сиденья сердце, а затем потянулась за яркой нитью, которая держала душу, и когда вышла из машины потащила ту за собой.
Кай разговаривал с охотниками, разведя руки в стороны и демонстрируя у себя отсутствие оружия, хотя все пистолеты были направлены на него. Он говорил, говорил, и она услышала своё имя, затем "Торонто" и наконец "Асмодей", а также "не подлежит обсуждению".
Эмбер начала медленно отступать.
«Проклятье, о чём она думала, доверившись Каю? Он мог прямо сейчас совершить сделку и продать её, передав охотникам».
Скованная страхом она остановилась, затаив дыхание.
Со всех сторон простирались бескрайние поля.
«Некуда бежать. Негде спрятаться».
В голосах охотников возрастала злоба и агрессия. Затем прозвучали выстрелы. Эмбер так отшатнулась, будто пули проникали в её тело, а не в Кая.
Девушка видела, как мужчина дёрнулся, когда они выстрелили в него, и к своему ужасу она закричала. Не от того, что в случае его смерти возникает угроза её безопасности, а потому что с каждым выстрелом чувствовала, словно пули попадают ей в душу. Эмбер не хотела, чтобы Кай умер. Она только что снова нашла его. И совсем не хотела потерять.
Но Кай не упал. Даже не споткнулся. Он стоял с хищной белозубой улыбкой и излучал смертельную угрозу. Когда мужчина начал двигаться, она едва могла его разглядеть. Всё что Эмбер увидела – это выражение ужаса, застывшее на лицах охотников, когда Кай убивал их одного за другим, вырывая им сердца.
Когда с этим было покончено, Кай стоял, тяжело дыша по локти в крови, а его плечи и лицо были окроплены ею как из фонтана. А вокруг, словно по принципу домино1 лежали мёртвые тела.
Кай окинул её взглядом, затем шагнул навстречу. Его глаза сверкали, губы были плотно сжаты. Мужчина остановился в футе от Эмбер, и девушка ощутила энергию, волнами исходившую от него.
– О чём ты думаешь? – спросила она, когда Кай бросил взгляд на душу, затем на яркую полосу, которая её держала, и проследил за тонкой нитью, тянувшейся к руке Эмбер. Он долго не сводил с неё взгляда. Слишком долго.
Потом схватил, словно был не в себе от крови, покрывающей его руки, и прижал девушку к себе, к твёрдым мышцам и жаркому телу. Наклонившись ближе, Кай поцеловал её, его губы касались её губ, проникая внутрь языком.
И Боже помоги, она позволила ему.
Нет, даже больше, Эмбер впилась пальцами в твёрдые мышцы на его плечах, прижалась ещё теснее и ответила на поцелуй.
___________________
Сноска

1. Иметься ввиду «принцип домино»: стоит упасть одной из костяшек для игры в домино, и очень скоро обрушится весь ряд. (примечание переводчика)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:47 #6

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Кай достал телефон, задержал на секунду палец над кнопками и, выбрав номер, нажал быстрый набор.
– Мне нужна зачистка, – сказал он, когда Мэльтус Крайл ответил. Если Кай нуждался в помощи, то Мэл был лучшим выбором. Жнец и один из сыновей Сета Мэльтус был покладист и всегда готов прийти на выручку. И главное он не станет задавать вопросов, о которых может спросить правая рука Сета.
Разговаривая, Кай наблюдал за Эмбер, отмечая напряжённые плечи и явное нежелание смотреть на него после того, как девушка отступила, прервав поцелуй. Эмбер стояла и продолжала сжимать нить чистой энергии, которая удерживала душу, недавно забранную Каем. Он не поверил, если бы не увидел подобное собственными глазами. Насколько Кай знал, только жнецы душ и лорды Потустороннего мира обладали такой властью.
Поскольку жнецами могли стать только мужчины, следовательно – Эмбер не жнец душ.
А раз боги не могли покинуть Потусторонний мир, девушка и не одна из них.
«Какого чёрта, кто она?»
У Кая было такое чувство, что если он найдёт ответ на этот вопрос, то узнает, почему Асмодей преследует Эмбер.
Закончив объяснять Мэлу в подробностях, где они находятся, он отключился и, засунув телефон обратно в карман, подошёл к девушке.
Глядя на Эмбер в этот момент, Кай подумал, что сложилась двоякая ситуация, поэтому нужно поговорить с ней о поцелуе. Или не говорить вообще. Судя по всему, лучше не стоит. По крайне мере сейчас. Девушка казалась такой напряжённой, что было ощущение, будто от малейшего прикосновения она может лопнуть как натянутая гитарная струна.
– Я возьму это, – сказал Кай, потянувшись за тёмной душой, и мешочком в котором лежало сердце.
Взгляд Эмбер скользнул по трупам, лежащим на дороге. Им просто повезло, что мимо не проезжали другие автомобили. Было бы немного затруднительно объяснить эту бойню.
– Почему ты не сделал с ними то же самое? Почему не забрал их тёмные души и сердца? – спросила Эмбер.
Кай обдумал ответ и, чтоб было понятнее, выдал правду частями:
– Потусторонний мир разделён на Обители, приблизительно как преступные группировки разделяют город. Боги и полубоги распоряжаются в своём королевстве и у них есть инфантерия с Верхнего мира...
– Как эти? – перебила Эмбер, вновь взглянув на тела.
– Да, – согласился Кай – Они управляют незаконными делами Верхнего мира. Наркотики. Женщины. Мошенничество с недвижимостью. Оружие. Всё на чём делают деньги, но в действительности они всего лишь души. Вот валюта, которая имеет значение в Потусторонним мире, и инфантерия Верхнего мира всего лишь способ их получить. Только, есть неписаное правило, что по грубой неосторожности мы не собираем «урожай» с подчинённых других Лордов.
Эмбер махнула рукой на покачивающуюся над ними тёмную душу.
– Но, его ты убил.
– Он задолжал Сету задолго до того. Меня послали забрать его. – И узнать, зачем Асмодей послал людей в Сан-Франциско. Тогда он думал, что выполнит только одно поручение. Но сейчас у мужчины имелось чертовски похожее на правду подозрение о мотивах, по которым демон похоти хотел заполучить Эмбер. Проблема в том, что эта догадка ставила Кая в ужасно затруднительное положение.
Взгляд девушки скользнул к корвету, раздавленному как букашка тяжестью хаммера. Кай вздрогнул от этого вида.
– Что теперь? – спросила Эмбер приглушённо.
Вопрос был сложным, и раскрывать сейчас все карты было не самым лучшим планом. Вместо этого он спросил.
– В ту ночь, когда я умер, зачем ты отправила меня на Пляж Пфайфер?
– Я никуда тебя не посылала.
– Я искал тебя, - сказал Кай, открыв больше, чем собирался. – В Потустороннем мире время течёт по-другому. Когда я смог вернуться, прошли месяцы. Я пытался найти тебя! Но всё пропало. Одежда. Зубная щётка. Не было нитки, пуговицы или булавки, которая служила бы доказательством, что ты когда-то там вообще находилась. Мне казалось, что все те месяцы – это всего лишь моя фантазия.
– Я не оставила ничего, что могло бы привести их ко мне.
– Почему ты послала меня на Пляж Пфайфер?
– Я этого не делала.
– Надпись на зеркале была сделана твоей губной помадой.
Эмбер покачала головой, затем прошептала.
– Неудивительно, и ты поверил, что это была я. – Она долго молчала, затем сказала. – Я думала, это ты послал меня в Койт-тауэр, – в голосе слышалась лёгкая горечь.
– Я не делал этого. – Кай удержал её взгляд, желая, чтобы Эмбер поверила в искренность его слов.
– Ты послал мне розы. И записку. "Башня Койт-тауэр в полночь".
– Розы… – Кай застыл, ощущая себя преданным вновь. Мужчина подавил это чувство, понимая, насколько оно сейчас нелепо, но всё же не смог полностью его проигнорировать. Неужели Эмбер так плохо его знала? «Розы». – Все эти годы ты думала, что я заманил тебя в Койт-тауэр долбаными розами! Что там произошло?
– Ты знаешь, что. Они ждали меня. Я едва спаслась.
– Ты думаешь, я послал тебя туда?
– А ты думаешь, это я отправила тебя на Пляж Пфайфер?
«Шах. И мат».
Эмбер заточила его в мире бледно-коричневого и золотого, всё, что Каю оставалось – это вспоминать её глаза и терпеть годы боли, сменяющиеся новой болью.
– Нет, – сказал он абсолютно честно, заставляя себя отойти от привычки мстить за темноту столетий и чёрной злости, которая преследовала его десятилетиями. – Больше нет.
Эмбер открыла рот, но не проронила ни слова. Только смотрела на него, а её грудь вздымалась и опускалась слишком быстро от участившегося дыхания.
– Я бы не стал посылать тебе розы, – сказал наконец Кай. – Я бы отправил маргаритки.
И, судя по выражению лица Эмбер, Кай понял, что девушка ему поверила.
Он потянулся к ней, затем замер и отступил, так как воздух вокруг замерцал и уплотнился. Разряды плясали на коже, и Кай знал, Эмбер тоже почувствовала это, ведь она резко дёрнулась и провела ладонями вдоль предплечий. Перед ними заклубился туман, который стал видоизменяться, прежде чем разлетелся в стороны.
Из чёрного тумана шагнул мужчина. С тёмными волосами и светло-серыми глазами. У него было по два кольца1 в каждом ухе. Его не портила однодневная щетина и опасная ухмылка.
– Мэл, – поприветствовал мужчину Кай и бросил ему ключи от корвета. – Я признателен за это.
Мэл поймал ключи и окинул любопытным взглядом Эмбер. Но ни о чём не спросил.
– Я позвоню, если в следующий раз чистка понадобится мне, – были все его слова.
– И ещё одно одолжение, ты не мог бы сделать за меня и доставку? – Кай толкнул вперёд тёмную душу.
– И засчитать убийство на себя?
– Нет. Но я буду должен тебе доставку и очистку.
– Договорились, – сказал Мэл, бросив ещё один взгляд в направлении Эмбер.
Кай встретил и выдержал взгляд Мэльтуса, не давая никаких объяснений. Это не дело Мэла, и у Кая не было привычки болтать с другими жнецами душ. Мужчина держал всё в себе и делал свою работу, причём хорошо. Решив, что это лучший способ обеспечить себе выживание.
Передав тёмную душу и сердце, он повернулся к Эмбер и сказал:
– Поехали.
– Поехали? Машина разгромлена.
– Это поправимо. В данный момент вполне можно передвигаться и на хаммере.
Когда они оказались в машине и тронулись, Эмбер спросила:
– Ну и куда мы поедем?
Кай промолчал и увидел, что девушке это совсем не понравилось. Не то чтобы он отмалчивался, или изворачивался. Он просто не знал, как сказать ей, что всё, что сейчас необходимо сделать – это перевернуть части пазла вверх ногами и посмотреть на них с другого ракурса.
Сейчас все элементы отлично подходили.
Только Кай не думал, что Эмбер понравится та картинка, которую они, в конце концов, сформируют.
– Где мы? – Эмбер зашевелилась в кресле и откинула волосы с лица. Они ехали в одиночестве около двадцати часов, машина останавливалась только на заправках.
Они обсудили тысячу вещей, но ни одной важной.
Мелочи. Изменения, произошедшие в мире. Новые технологии. Города, в которых побывали. Она ходила по Великой Китайской стене. Он занимался дайвингом на Большом Барьерном рифе2.
Кай почти пообещал свозить её туда.
Но они не касались ничего личного. Когда кто-то близко подходил к этой теме, оба замолкали. И каждый раз, когда это происходило, Кай вспоминал о поцелуе.
– Мы подъезжаем к Шайенн3 – сказал Кай, приближаясь к стоянке "Центрального мотеля", который в действительности таковым не был. – Жди здесь. Я возьму номер.
Какое-то время он подождал, дав Эмбер возможность попросить его взять два номера, или хотя бы номер с двумя кроватями, но она промолчала, только бросила на него взгляд из-под ресниц. Потом посмотрела в окно и сказала:
– Идёт дождь. – «Льёт. Как из ведра». – Когда мы впервые встретились тоже шёл дождь.
– Да. – Кай смотрел, как дворники подымаются и опускаются. Всё происходило так давно, что казалось не воспоминанием, а сном.
Мужчина направился в офис мотеля, заплатил наличными и получил номер. На ресепшине также был стандартный ассортимент туалетных принадлежностей и закусок, поэтому он купил пару зубных щёток, пасту, шампунь и мыло. Затем вернулся в хаммер, и они поехали к своему номеру. Комната находилась в отдельном блоке, как он и просил, и выходила на заднюю парковку, а не на дорогу.
Других машин перед блоком видно не было, хотя две или три были припаркованы перед зданием.
Кай въехал на стоянку, вылез, и обошёл машину, направляясь к двери Эмбер. За пару минут он из-за ливня промок до нитки.
– Беги в...
– Нет, – сказала Эмбер, скользнув с сидения, и её тело полностью прильнуло к нему.
Дождь лил непрестанно, от чего её блузка прилипла к телу, а волосы повисли мокрыми прядями.
Его мгновенно захлестнули эмоции. Разгорелась страсть.
Захлопывая дверь, Кай прижал Эмбер спиной к машине, а руками гладил щёки, чтобы удержать голову и не дать пошевелиться. Прижав девушку своим весом, Кай наклонился к её губам. Эмбер со вздохом приоткрыла их, запрокинув голову. Это было тем самым приглашением, в котором нуждался Кай. С рычанием мужчина углубил поцелуй и почувствовал примитивное удовольствие, когда Эмбер позволила ему это сделать.
Неуклюже, немного грубо он провёл рукой по изгибам талии девушки и мягкой округлости её груди. Казалось, Эмбер не возражала, она наоборот притянула его ещё ближе к себе, прижимая ладонями за ягодицы.
Жажда и желание взять её бились в Кае.
Он давно, ещё на первой заправке, смыл кровь с рук, а теперь было ощущение, что дождь смывал и все его грехи. Прошлое. Боль.
Сейчас существовала только Эмбер, аромат её кожи и запах дождя. Волосы в руках казались тяжёлым мокрым шёлком. И под холодными струями дождя их согревало собственное тепло.
Кай прикоснулся губами к шее девушки, дегустируя её как самое изысканное вино, стал покусывать и ласкать языком. Эмбер сжала в руке край его рубашки и цеплялась за неё, резко и прерывисто дыша.
А затем развернулась так, что теперь уже Кай оказался прижатым к хаммеру, а изгибы девушки слились с его торсом.
Не говоря ни слова, Кай поднял Эмбер на руки, прижав к груди, шагнул к номеру и открыл дверь…
_______________
Сноска

1. В оригинале hoops - серьги в виде тонких колец (прем перевод)

2. Большо́й Барье́рный риф — гряда коралловых рифов и островов в Коралловом море, протянувшаяся вдоль северо-восточного побережья Австралии на 2500 км.
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]


3. Шайенн (Cheyenne) - адм. центр шт. Вайоминг, США.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:48 #7

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Кай бросил сумку на комод, и захлопнул за спиной дверь.
Мокрая ткань сопротивлялась каждому движению, пока мужчина стягивал с Эмбер рубашку через голову. Промедление было одновременно и пыткой и удовольствием. Кай не торопился, наслаждаясь каждым её вдохом и выдохом. Когда от рубашки наконец избавились, девушка предстала перед ним обнаженной, открывая взгляду плечи, руки, грудь под чёрным кружевным лифчиком. Его Кай снимать не стал. Только слегка спустил, приоткрывая грудь, вздымающуюся в томительном приглашении.
Мужчина стал целовать шею, затем ключицу, большим пальцем коснулся соска. Эмбер ахнула и выгнулась в его объятьях. Кай опустил голову и стал посасывать тугие сладкие вершинки, одну, затем другую, оставив их розовыми и влажными.
– Кай, – прошептала Эмбер, рука девушки замерла на его груди.
Разрешение или протест, секунду он колебался.
Мужчина получил ответ, когда Эмбер потянула его рубашку, мокрая ткань не подавалась. В конце концов, Кай сам избавился от своей одежды, пока девушка стягивала мокрые джинсы, оба тяжело дышали и смеялись.
– Это стоит приложенных усилий! – сказал Кай, когда они, наконец, оказались обнажёнными.
Через узкую щель в занавесках проникал тонкий луч света от единственного фонаря, освещавшего задний двор. Этого оказалось достаточно, чтобы обрисовать её в оттенках золота и блеска.
Кай десятилетиями ждал её! Хотел делить с ней вечность. Накатывающие воспоминания начинали причинять физическую боль.
«И теперь Эмбер здесь!»
Разгорячённая и жаждущая, с шёлковой всё ещё влажной кожей, девушка смотрела на него затуманившимся взглядом из-под ресниц.
Такая прекрасная.
Он был словно в огне, уже твёрдый, и казалось, от малейшего прикосновения мог взорваться.
Опуская девушку на спину, Кай упал на постель вместе с ней.
Он слишком грубо развел её ноги, и понимал это, но ей, похоже, было наплевать. Эмбер обвила руками его плечи, прикасаясь губами к его губам, приоткрыв их и лаская языком. Девушка пробовала его, а Кай пробовал её глубоким и влажным поцелуем.
Её ноги обвили его бёдра, мягкие завитки легко коснулись его головки.
Проникнув между ними, Кай погладил рукой мягкие складки, почувствовав её влагу и готовность. С низким рычанием он ввёл в неё два пальца, без всякой нежности или такта. Приглашая, девушка раздвинула колени навстречу его рукам. Такая гладкая, горячая и чертовски тугая.
– Кай, сейчас, – едва слышно выдохнула она.
Эмбер под ним была тёплая, податливая и желанная. Кай скользнул пальцами по клитору, лаская и вызывая низкие стоны.
Затем, приподнявшись, прижал головку члена к её жаждущему лону. Такая чертовски тугая! Горячая. Влажная. Кай вошёл в неё, ощущая, как расслабляются её мышцы, впуская его. Волна чистого удовольствия накатила на него, вызвав непроизвольный стон.
Кай коснулся её коленки, поднимая выше и открывая больше, и Эмбер глубоко вздохнула, когда мужчина полностью завладел ею.
Приподнимая бёдра, Эмбер впустила Кая глубже, двигаясь с ним в едином темпе. Он не спешил, совершая длинные, медленные толчки, которые заставляли её задыхаться и выгибаться под ним, впиваясь пальцами в плечи, затем она опустила руки ниже и сжала его ягодицы, заставляя войти ещё глубже.
Кай ошеломлял. Властвовал. И Эмбер позволяла ему это. Удовольствие накатывало волнами, всё выше и ближе к краю.
Поднявшись на руки, Кай любовался её лицом в момент, когда Эмбер вся принадлежала ему, а она смотрела на него. Кай был прекрасен. Примитивен. Он олицетворял всё, что она когда - либо желала, и о чём мечтала.
Кончики влажных пушистых ресниц, бросали тени на его щёки. Глаза и так тёмные, казались при этом освещении чёрными, красивыми, глубокими, с отблесками чего-то запретного, что Эмбер боялась осознать. Тем же было наполнено и её сердце.
Опустив голову, мужчина обвёл её сосок, томная ласка, которая превратилась в нечто большее. Сначала резкие, а затем более плавные движения его языка посылали потоки удовольствия по венам.
Её глаза распахнулись, и Эмбер ахнула, когда зубы Кая прошлись по нежной плоти, затем мужчина легонько лизнул. Она прильнула к нему сильнее, двигаясь в едином порыве навстречу каждому толчку, жадному и неистовому.
Кай отстранился с диким выражением на лице, бёдра двигались в идеальном темпе. Эмбер со стоном отдавалась ритму и наслаждению, Кай двигался в ней резкими, сильными толчками, которые заставляли все её тело ликовать.
Гортанный звук рвался наружу из его горла, острое удовольствие и животная страсть поглотили его, от чего Кай стал двигаться долгими, полными толчками, сильнее и быстрее, пока Эмбер не взорвалась, крепко прижимаясь к нему всем телом.
Экстаз окутал сознание, затуманивая мысли. Осторожность испарилась, когда девушку накрыл оргазм, повторяясь снова и снова. Глубокими, неистовыми движениями Кай привел её к развязке, а затем Эмбер почувствовала, как и сам он задрожал от зародившегося оргазма.
Часто дыша, Кай опустил голову, прижимаясь к изгибу её шеи. Эмбер чувствовала себя мягкой и невесомой, словно плыла по течению, одновременно ощущая себя чудесно, невероятно живой.
Она подумала, что задремала, но не знала точно, как долго проспала. Сонная, довольная, девушка лежала, чувствуя, что Кай вновь стал двигаться, покрывая поцелуями её тело, медленно пробуждая.
Он брал её снова и снова на протяжении ночи, приводя обоих к краю.
И, в конце концов, Эмбер заснула в надежном кольце его рук.
Когда она проснулась, солнце стояло уже высоко, а Кай сидел на кровати полностью одетый и держал в руках поднос с двумя дымящимися чашками кофе.
Приподнимаясь, девушка придержала простыню на груди.
– Не считаешь, что немного поздновато скромничать? – спросил Кай, сузив тёмные глаза.
– Ты прав, это лишнее? – Эмбер отбросила простыню.
Мужчина осторожно поставил кофе на туалетный столик.
– Он остынет, – предупредил Кай.
– Тогда мы выпьем его холодным.
Кай встал и стянул рубашку, обнажив поджарый и мускулистый торс. Пульс Эмбер ускорился, и она оказалась на пределе. Мужчина коснулся руками пояса своих джинсов, расстегивая пуговицу и медленно опуская молнию вниз.
Затем он посмотрел на неё, подняв бровь.
– Продолжать?
– Позволь мне. – Эмбер поднялась и запустила пальцы за пояс. Его кожа такая теплая, а её пальцы такие прохладные. Она улыбнулась, почувствовав, как от прикосновения напряглись его мышцы.
Эмбер медленно стала стягивать джинсы, не торопясь поцеловала живот, изгиб тазовой кости, выпуклую через боксы эрекцию. Поцеловала бедро, спустив джинсы к его лодыжкам.
Кай быстро сбросил их и в долю секунды оказался на ней, руки мужчины оставляли следы, разжигая чувства и сердце. Он занимался с ней любовью руками, губами, всем телом.
В конце концов, Эмбер лежала на нем, прерывисто дыша, а её сердце пело.
Потом они выпили холодный кофе и съели слойки «Danishes1» такие сладкие, что свело зубы. Приняли вмести душ, оделись – одежду Кай купил в городе. Ничего особенного. Джинсы и футболка. Эмбер удивилась, как хорошо мужчина знал её размеры. Перспектива надеть вчерашние промокшие вещи отнюдь не радовала.
– Я хочу отвезти тебя в Торонто, – сказал Кай, когда они уже были готовы ехать.
Её сердце пропустило удар.
– Зачем?
У него напряглась челюсть.
– Я хочу поговорить с парнем по имени Большой Ральф. Хочу узнать, почему Асмодей послал за тобой отряд.
– Значит, ты хочешь отвезти меня туда, где Асмодей самый сильный? Посланные за мной мужчины приехали именно оттуда. Ты везёшь меня к ним. К охотникам, от которых я убегала всю свою жизнь.
Девушка вскочила на ноги и стала вышагивать по комнате с чувством безысходности и страха.
– Когда я была маленькой, они были монстрами из моих кошмаров. И ты хочешь, чтобы я пошла прямо к ним! Преподнесла себя как подарок?
На его лице промелькнула боль, прежде чем Кай смог это скрыть.
– Ты думаешь, я позволю им схватить тебя? Ранить? – спросил Кай напряженным и тихим голосом.
– Почему я должна доверять тебе? – Слова слетели с губ раньше, чем Эмбер могла остановить их. Как пистолет, случайно выстреливший без умысла стрелка, пускает пулю в свободный полёт, и она приносит непоправимый вред. И слишком поздно пытаться вернуть всё назад, даже если бы она хотела.
А хотела ли? Стоит ли ему доверять?
Эмбер почти ничего не знала о том, кем стал Кай, и кто же такой жнец душ. Эмбер не знала жил ли мужчина здесь, как и она, или большую часть времени проводил в Потустороннем мире. Существуют ли ограничения? Условия?
Всё казалось таким запутанным.
Любовные ласки не равносильны любви.
А переставала ли она когда-нибудь любить его?
Эмбер пронзила острая и яркая боль. Она никогда не прекращала. Любила и ненавидела. И сейчас по-прежнему любит.
Девушка встретилась с взглядом Кая, думая, насколько выражение лица выдавало её чувства.
Она подумала, что мужчина отвернулся, потому что рассердился, но Кай подходил медленно, словно приближаясь к дикому существу, которое сбежит, если попытаться его поймать.
– Эмбер, – прошептал Кай, взяв её за руки и притянув к себе. – Я больше не человек. Ты и не была им никогда. Я не переставал любить тебя, даже когда думал, что ты отправила меня умирать. Часть меня ненавидела, а другая не переставала любить.
Слова Кая являлись зеркальным отражением чувств её собственного сердца. Даже когда девушка верила, что Кай предал, внутри горел вечный огонь любви.
– Я никому не позволю причинить тебе боль, – сказал мужчина.
И когда Кай обнял её и прижал к себе, его сердце отбивало ровный ритм. Тогда Эмбер и поняла, что почти поверила ему.
«Насколько опасно это было для неё?»
Сноска
1. Danish - необыкновенно вкусная выпечка, родом из Вены, ставшая очень популярной в соседних странах, особенно в Дании и Скандинавии. Воздушное изделие из дрожжевого теста. Отличительной чертой этой выпечки является ее состав (мука, дрожжи, молоко, яйца и большое количество масла), а также процесс приготовления самого теста, предполагающий, как правило, неоднократную раскатку и охлаждение. Принято начинять изделия различными топпингами: шоколадом, сахаром, джемом.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:48 #8

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Торонто, Канада
Спустя три дня


Стоя в кафе у прилавка, Кай слегка наклонил голову, и его рука замерла с чеком, зажатым между указательным и большим пальцами. Эмбер забрала их капучино, а женщина за кассой вопросительно посмотрела на Кая. Однако его внимание было приковано не к кассирше, а к полке за её спиной.
Эмбер проследила за его взглядом. Мужчина смотрел на маленькую серую коробочку с выгравированными иероглифами на крышке и боках.
– Где вы это взяли? – спросил он.
Женщина бросила взгляд через плечо.
– В сувенирном магазине при Королевском музее Онтарио.
– Где? – переспросила Эмбер.
– При Королевском музее Онтарио1. В прошлом году на выставке, посвященной Древней Египетской Книге мёртвых. – Женщина нахмурилась. – Думаю, она уже закончилась. Очень зловещая. Не хотела бы снова это увидеть.
– Шкатулку? – настаивал Кай.
Кассир махнула рукой.
– Купила в магазине сувениров. Она была там единственная. – Женщина рассмеялась. – Или возможно последняя, которая у них осталась. Даже ценника не было. Хотя продавец не волновалась по этому поводу, просто сравнила ее с какой-то ювелирной шкатулкой, такого же размера, и назвала мне цену, вот и всё.
– А что внутри? – спросил Кай, Эмбер был любопытен его интерес. Девушка знала, что божество с Потустороннего мира, на которое Кай работал, египетское, возможно существовала связь.
– Ничего. Женщина опять бросила взгляд через плечо на коробку, затем повернулась к ним. – Она не открывается. Думаю, она пустая, потому что легкая, но я действительно искала и не смогла найти, как её открыть. Нет никакого потайного замка, или чего-то похожего.
– Можно мне? – спросил Кай, протягивая руку ладонью вверх.
– Конечно.
Кассир протянула ему коробку. Приблизительно такого же размера и формы, как сложенные стопкой четыре, или пять романов в мягкой обложке.
На лице Кая отразилась вспышка эмоций, и Эмбер почувствовала дуновение холодного ветра на затылке. Ощущалось что-то странное в этой коробке. Волосы на затылке встали дыбом, едва Эмбер увидела, как Кай вертит в руках предмет, обращаясь со шкатулкой с почти благоговейным страхом.
– Я хочу купить её у вас, – сказал он.
Женщина рассмеялась.
– Не продается. Простите. Клянусь это мой талисман. С тех пор как я её купила, дела здесь идут безумно хорошо.
Эмбер внимательно смотрела на лицо Кая, когда он оставил шкатулку на прилавке. Казалось, мужчина был совершенно не против закрыть тему, когда они взяли свой кофе и направились к столику у окна. Только девушка почувствовала его озабоченность, и удивилась.
– Всё в порядке? – спросила Эмбер.
– Да. – Кай поднёс чашку с кофе к губам и сделал глоток. – Отлично.
– К чему такой интерес к безделушке?
– Просто чувствую, что она может заинтересовать моего босса.
– Твоего босса? – Он, должно быть, имеет в виду Сета. Девушка выгнула бровь. – Он коллекционирует подобные вещицы?
Кай слегка улыбнулся.
– Что-то вроде того. – Мужчина кивнул в сторону улицы. – Закончим здесь и пойдём в Тессо, – сказал Кай, затем прошептал. - Это бар за углом, из него и управляют существами Верхнего мира, теми которые нанимают проституток для Асмодея. Там будет джентльмен, слово прозвучало с тенью сарказма, у которого особая связь. Большой Ральф. Я тебя не оставлю. Призову для твоей безопасности Сета. Я не буду бегать и скрываться. Мы выясним раз и навсегда, что, черт возьми, происходит. – Кай замолчал и встретился с ней взглядом – И тогда ты будешь свободна.
Но он свободным не будет никогда. Из того что Кай рассказал, Эмбер многое поняла. Он поклялся служить Сету вечно.
– Я не уверена, что хочу это делать, – сказала Эмбер. Только знала, что время пришло. Нравится ей это, или нет, но пришло время встретиться со своими страхами лицом к лицу.
Кай накрыл её руку своей.
– Лучше бы это...
– Эй, – завопила женщина, с которой они недавно разговаривали. – Эй, отдай!
Эмбер повернулась и увидела парня с длинными грязными волосами в мешковатых джинсах, ломящегося к двери. В руках он держал шкатулку, которой заинтересовался Кай. Эмбер поняла, что, скорее всего, бариста2 не забрала шкатулку с прилавка, чтобы положить обратно на полку. И теперь какой-то парень стащил её.
Уже на полпути к дверям Кай приостановился и посмотрел на Эмбер.
– Оставайся здесь, – сказал он. Выражение лица изменилось, словно мужчина не хотел оставлять её так же сильно, как не хотел упустить шкатулку.
Чтобы здесь ни происходило, это было важно для него.
Кассир, стоя у открытой двери, продолжала кричать, явно желая остановить вора, но не хотела оставлять магазин.
– Иди, – сказала Эмбер. – Всё будет хорошо.
– Оставайся на месте, – ответил Кай и убежал.

Меньше чем через десять минут охотники пришли за ней. Эмбер не могла ни удивиться тому, как всё это было разыграно. Она гадала, они ли подослали того парня с грязными волосами, чтобы выманить Кая.
Пятеро мужчин окружили девушку. Она была не вооружена, и возможности сбежать тоже не было. Эмбер ждала, когда её охватит паника от того, что после встречи с охотниками ей не захочется жить.
Страха и сомнений не было.
Только уверенность, что Кай придёт за ней.
Окружив со всех сторон, мужчины вывели её из кафе. Эмбер подождала, пока проезжавшая мимо машина окажется почти на уровне с ними, увернулась влево и прошмыгнула перед ней. Завизжали тормоза. Автомобильный сигнал загудел громко и протяжно. Девушка услышала проклятья, доносившиеся ей в след, когда убегала, ноги стучали по тротуару в такт колотящемуся сердцу.
Эмбер помнила направление, в котором, по словам Кая, находился Тессо, поэтому побежала в противоположную сторону, делая резкие выдохи, пульс колотился от охватившего страха и напряжения.
Безопасно там, где людно. Она должна найти толпу, в таком месте охотники не могли её схватить.
Нет, не так. Они могли, но, скорее всего, им не нужны свидетели. Ода проблема, здесь нигде нет людей, только пустынные улицы.
Нырнув в переулок, Эмбер спряталась за мусорными контейнерами, положила руки на колени, стараясь отдышаться. Девушка оглянулась, чувствуя себя беспомощной и испуганной. И внезапно всё ушло.
«Перестала чувствовать слабость, и ушёл страх.
Прекратила убегать».
Люди, которых мать называла охотниками, преследовали её, где бы она ни была, заставляли покидать насиженное место снова и снова. Они отняли у неё годы с Каем.
Девушка ощущала, что это они убили его!
Выпрямившись, Эмбер запрокинула голову и посмотрела на небо.
Она приехала сюда за ответами, а скрываясь в переулке ничего, не найдешь.
Тряхнув головой, Эмбер вышла из-за мусорного контейнера в переулок, остановилась, чтобы собраться с мыслями. Вспомнив свой побег, вычислила, где находилась кофейня, запомнив это место, набросала маршрут к Тессо и последовала туда.
Возле двери стояло несколько охранников, и они угрюмо уставились на неё.
– Никаких женщин, – сказал кто-то. – Если только ты не новенькая.
От такой мысли у Эмбер скрутило живот.
– Скажите Большому Ральфу, что его хочет видеть Эмбер Хейл, – ответила девушка.
Если бы парень мог поднять брови ещё выше, то они бы воспарили над головой. Он распахнул двери и отступил в сторону.
– Дальняя комната, – сказал он.
С бьющимся сердцем Эмбер заставляла себя сохранять спокойствие и осматривала обстановку, проходя через главные комнаты в направлении дальних. Коридор вёл к ванным комнатам, и Эмбер готова была поспорить, к чёрному ходу. Девушка не заметила возле него никакой охраны, только одного вышибалу, и ещё одного у двери, предположительно в ту самую дальнюю комнату.
С непроницаемым выражением лица охранник открыл дверь и пропустил её. Шум за спиной заставил девушку обернуться, Эмбер увидела мужчин, которых послали за ней, они получали нагоняй от громилы с улицы.
Войдя в комнату, Эмбер ощутила холод и инстинктивно обхватила себя руками, дверь за спиной захлопнулась. Освещение было тусклым. Единственная маломощная лампа в торшере бросала небольшой круг света на мужчину, сидевшего в центре комнаты. Перед ним стояло зеркало. Незнакомец выглядел худощавым и подтянутым, по его позе угадывалось, что он был невысок.
– Большой Ральф? – спросила она.
– Моя слава меня опережает. – Его губы растянулись в злобной улыбке. Потом мужчина наклонился вперёд, и Эмбер увидела, как он вздрогнул от удивления, когда она шагнула в круг света, и Ральф смог рассмотреть её лицо. Эмбер озадачила такая реакция.
– Ты преследовал меня долгие годы.
– И тебя было чертовски трудно поймать, – прорычал он. – Из того что я слышал, ты оставила позади трёх моих предшественников. – Большой Ральф смотрел на неё долгую минуту, стрелка часов, отсчитывая секунды, скрипела как ногти по доске. – Забавно, ты не выглядишь как столетняя.
Значит, он знал кто она.
Эмбер подозревала, что мужчине было известно о ней то, что для неё самой являлось загадкой. Вспышку гнева затмил страх.
Девушка заметила, что костяшки пальцев Большого Ральфа разбиты и покрыты струпьями, как будто он недавно дрался, и сам он выглядел так, словно побывал в передряге. «Значит, он смертен. И мог умереть».
А она не могла.
И она его боялась? Человека, который мог истечь кровью, заболеть и умереть?
– Что вам от меня надо?
Он поднял руки.
– Послушай, – сказал Большой Ральф. – Дети и родители ругаются. У меня самого есть сын. Иногда я пускаю пулю ему в голову потому, что это единственный способ поставить его на место. Он злится. Сбегает. Затем смиряется, и возвращается. Пришло время и тебе смириться.
Эмбер охватило ощущение, что она падает в кроличью нору вниз головой. Или возможно уже упала, и всё это галлюцинация.
У неё вырвался недоверчивый смешок.
– О чём вы? Вы и ваши... предшественники охотились за мной в течение столетия, и теперь вы хотите поговорить со мной о своём сыне?
Большой Ральф в замешательстве моргнул.
– Он не хочет говорить с тобой о сыне, – за спиной раздался голос Кая. Эмбер резко обернулась, на неё обрушилась волна эмоций – смесь любви, благодарности и облегчения. Он пришёл за ней, как и обещал. Девушка в этом не сомневалась. – Я велел тебе оставаться на месте, – сказал Кай тихим голосом, а его взгляд ласково скользнул по её лицу.
Эмбер была так рада видеть своего мужчину, что слова почти не обидели.
– Ты мне не хозяин, – ответила она, слегка улыбнувшись. Кай улыбнулся в ответ, его тёмные глаза блестели в тусклом свете. – Ты забрал, что искал? – спросила Эмбер.
– Да. Живой и невредимой.
– Ты находишься не на своей территории. – Большой Ральф встал со стула в агрессивной позе.
– Сейчас не о том речь, – отмахнулся Кай, а его взгляд устремился к зеркалу. – Чувствую, что в этот раз мы можем поговорить обо всём как джентльмены.
Здесь был какой-то скрытый подтекст, которого она не понимала, это настораживало.
– Что происходит? – спросила Эмбер.
– Посмотри сама, – сказал Большой Ральф и развернул к ней зеркало.
В течение секунды Эмбер думала, что смотрит на своё отражение. Затем поняла, что в зеркале парень. Он был похож на высокую мускулистую версию... её самой. Глаза как у неё. Нос. Рот. Подбородок больше, мужественней. Он мог оказаться её братом. Или...
– Он твой отец, – тихо сказал Кай. – Это дверь в Потусторонний мир. Он – демон. И не может попасть в Верхний мир, если его не вызовут и он не вселится в человека.
Длительное время только шум стоял в ушах, и охватило чувство ошеломляющей дезориентации. Эмбер не понимала, что он говорит. Затем осознала.
Её отец. Демон! Демон похоти! Тот, кто управлял проститутками, наркотиками, и бог знает, чем ещё.
Задыхаясь, девушка обернулась к Каю, затем опять повернулась к зеркалу.
Изображение смотрело на неё и улыбалось.
Эмбер чувствовала, что весь её мир встал с ног на голову, и в то же время внезапно всё обрело смысл.
– Как давно ты узнал? – спросила она Кая.
– Наверняка? Только сейчас, когда вошёл в комнату. Но подозревал я с того момента, как ты держала на привязи тёмную-душу. Есть только два существа способных на это. Жнецы душ. И демоны. Жнецами бывают только мужчины. Следовательно...
– Дочь демона, – прошептала она. Дочь греха.
Кай поймал её руки и поднёс пальцы к губам.
– Эмбер, – сказал он и прежде чем продолжить, встретился с ней взглядом. – Это не изменит того, кто ты. Это вообще ничего не меняет.
Не правда. Это меняло всё. Она не должна была убегать. И мама заблуждалась.
– Твоя мать рассердилась, когда узнала о моей истинной сущности. Она была настроена держать тебя подальше от меня, и оказалась в этом довольно ловкой, – сказал Асмодей успокаивающим и мягким, как тёплое какао, голосом. – Я ждал столетие, чтобы встретиться с тобой, дочь моя.
– Ты посылал людей убить меня, – заметила ему Эмбер, вздрогнув от потрясшего её открытия. – Не удивительно, что мама удерживала меня подальше от тебя.
Он напрягся.
– Я никого не посылал убить тебя! Они должны были лишь разыскать тебя и привести ко мне! Если бы ты когда-то задержалась, чтобы послушать...
– Остановиться, когда за мной приходили с оружием и ножами?
Асмодей пренебрежительно махнул рукой.
– Чтобы подчинить. Они люди. Ты нет. Какую власть имеет их оружие?
– Какую? – Эмбер смотрела на него, видя искреннее недоумение. Демон был так далёк от всего человеческого, что просто не мог понять. – Они убили Кая, – ответила она решительно.
– Сейчас он жив, – сказал Асмодей с пренебрежением, явно не видя проблем.
Кай издал приглушенный звук, подозрительно похожий на смешок, и она вспомнила, что сама сказала ему приблизительно тоже.
– Они украли у нас пятьдесят лет.
Асмодей посмотрел на неё и внезапно стал выглядеть древним. Его лицо не изменилось, но что-то в глазах отражало опыт прожитых лет.
– Вы сами украли у себя пятьдесят лет, когда обвиняли и сомневались друг в друге. – Он лениво пожал одним плечом. – Мгновение. У вас есть вечность, чтобы исправить ошибки.
Его взгляд скользнул к Каю.
– Какую оплату ты желаешь жнец душ? Ты преуспел там, где другие потерпели неудачу. Ты привёл ко мне дочь. Спас её. Ты заслужил от меня щедрый дар. Излагай свою просьбу и уезжай.
Эмбер почувствовала, как сердце ушло в пятки. Она повернулась к Каю, ощутив дурноту. «Что это? Если у него все время был план получить награду от Асмодея...»
Она подняла глаза и увидела, что он за ней наблюдает, его губы изогнулись в шаловливой улыбке, сверкая белыми зубами. И в ту же секунду она поняла, что именно Кай собирается ответить, прежде чем он это сказал.
– У меня уже есть награда. – И он привлек Эмбер к себе.
Сноска
1. Королевский музей Онтарио (англ. Royal Ontario Museum) - известный также под аббревиатурой ROM, находится в городе Торонто, провинция Онтарио, Канада. Это крупнейший канадский культурный и естественно-исторический музей.
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]


2. Бариста (barista итальянский - человек работающий за барной стойкой) - – человек, который готовит кофе.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 23 Нояб 2013 14:48 #9

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

– Закрой глаза, – попросил Кай. – У меня для тебя сюрприз.
– Я ненавижу сюрпризы.
– Прошлой ночью сюрприз тебе понравился. - Он наклонился и дотронулся до чувствительного места у основания её шеи. Эмбер издала тихий смешок, а Кай улыбнулся самому себе, когда повернул и поцеловал девушку, а она растаяла в его руках.
– Только потому, что это ты был для меня сюрпризом, – пробормотала она. – Я думала, что ты не сможешь вернуться до следующей недели.
– Отдых за хорошее поведение. – Это было чистой правдой.
То, что могло стать настоящей бедой, которая привела бы к его гибели, на самом деле оказалось преимуществом. Возлюбленная Кая – дочь Асмодея, и вместо того, чтобы относиться к этому плохо, Сет расценил это как политическую выгоду. Жнец душ связан с другим повелителем Подземного мира. Хотя Асмодей не был так же силён как Сет, он был ценным союзником.
Кай всегда мог свободно перемещаться между Верхним и Потусторонним миром, все жнецы душ могли. Но каким-то образом Кай получил преимущество, следуя мечте своего сердца. Мужчина не собирался ставить под сомнение фарт, который сопутствовал ему и шёл следом.
И Эмбер немного смягчали попытки отца узнать её лучше. Не сильно, но заметно.
– Закрой глаза, – повторил Кай, и Эмбер подчинилась.
Он вывел её из дома, на улицу.
– Открывай. – Кай не мог сдержать улыбку в своём голосе.
– Это твой...
– Новенький "Шевроле Корвет" 1960года, – он закончил фразу за неё. – Спасибо Нику из Custom Autobody1. - Затем он открыл дверцу.
На сиденье лежал огромный букет маргариток, перевязанный фиолетовым шёлковым шарфом.
– С первым днём нашей новой жизни, – пробормотал он, и наклонился к губам Эмбер.
– Со счастливым первым днём вечности, любимый, – прошептала она.
Сноска

1. Custom Autobody – Сто с сертифицированными инженерами, главная задача которых состоит, чтобы машина после ремонта выглядела как новая (пр. пер.)

Конец
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба

Ева Сильвер - Дочь греха 30 Нояб 2013 22:21 #10

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60



Cerera:
Ну вот, я наконец добралась до серии) Прочла сегодня рассказ. Ну что тут сказать, малоооооооооо :( но интересно. Почему так серия называется пока не поняла. И почему жнецамы могут быть только мужчины? что за дискриминация) Кстати, а есть ограничения на сколько раз Эмбер может умереть?) И мы еще увидим ее с Каем в книгах?

Девочки, спасибо большое за перевод! Эх, теперь ждать первую книгу придется)



Solitary-angel:
Cerera пишет:
Почему так серия называется пока не поняла. И почему жнецамы могут быть только мужчины?

А ты представь женщин :blink: вырывающих сердца и отнимающих темные души, различным подонкам. Да и Сет если честно женщин ни во что не ставит. Посуди сама его злейший враг Исида. Возвращаясь к вопросу о названии серии. У Сета есть жнецы душ, а у Исиды - Дочери Исет они же Чуждые.
Cerera пишет:
Кстати, а есть ограничения на сколько раз Эмбер может умереть?)

Нет ограничений, она бессмертна :)
Cerera пишет:
И мы еще увидим ее с Каем в книгах?

Увидим очень много Кая, и он кстати сыграет не последнюю роль в серии, и события с этого короткого приквела окажут колоссальное значение в будущих книгах. Кай к нам вернется начиная со второй книги, а именно с "Грехов души".
Cerera пишет:
Девочки, спасибо большое за перевод! Эх, теперь ждать первую книгу придется)

Милая это тебе спасибо за комент. Приятно тебя видеть в этой темке.




Solitary-angel:
Cerera пишет:
Почему так серия называется пока не поняла. И почему жнецамы могут быть только мужчины?

А ты представь женщин :blink: вырывающих сердца и отнимающих темные души, различным подонкам. Да и Сет если честно женщин ни во что не ставит. Посуди сама его злейший враг Исида. Возвращаясь к вопросу о названии серии. У Сета есть жнецы душ, а у Исиды - Дочери Исет они же Чуждые.
Cerera пишет:
Кстати, а есть ограничения на сколько раз Эмбер может умереть?)

Нет ограничений, она бессмертна :)
Cerera пишет:
И мы еще увидим ее с Каем в книгах?

Увидим очень много Кая, и он кстати сыграет не последнюю роль в серии, и события с этого короткого приквела окажут колоссальное значение в будущих книгах. Кай к нам вернется начиная со второй книги, а именно с "Грехов души".
Cerera пишет:
Девочки, спасибо большое за перевод! Эх, теперь ждать первую книгу придется)

Милая это тебе спасибо за комент. Приятно тебя видеть в этой темке.



Cerera:
Solitary-angel пишет:
А ты представь женщин вырывающих сердца и отнимающих темные души, различным подонкам.

Ну да, если смотреть с этой стороны) Я всё думаю про жнецов с других серий)
Solitary-angel пишет:
Посуди сама его злейший враг Исида. Возвращаясь к вопросу о названии серии. У Сета есть жнецы душ, а у Исиды - Дочери Исет они же Чуждые.
Ну, я не очень знаю египетскую мифологию)
Solitary-angel пишет:
Кай к нам вернется начиная со второй книги, а именно с "Грехов души".
Ого, а что так долго)
Ладно, может по главам начну читать, но тогда вам придется терпеть мои вопросы "А когда прода?"



Solitary-angel:
Cerera пишет:
Я всё думаю про жнецов с других серий)

Не просто жнецы а сыновья Сета. :woohoo: :woohoo:
Cerera пишет:
Ну, я не очень знаю египетскую мифологию)

А я теперь очень хорошо знаю :lol:
Cerera пишет:
Ладно, может по главам начну читать, но тогда вам придется терпеть мои вопросы "А когда прода?"

Жду с нетерпением
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба