Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 16:57 #1

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
Кресли Коул "Удовольствие Темного Принца"

Название: Pleasure of a Dark Prince / Удовольствие Темного Принца
Автор: Kresley Cole / Кресли Коул
Описание: паранормальный роман, оборотни
Количество глав: пролог, 52 главы, эпилог
Год издания: 2010
Серия: Immortals After Dark / Бессмертные с приходом ночи - 9 книга
Статус перевода: завершен

Перевод: MariKa (Пролог-6); Такиоми (7-19); Akonit (20-эпилог)
Вычитка: Akonit (Пролог-19)
Корректура: Neos; N***; uurta
Редактура: Neos; N***
Обложка: Сильфида; Miss Bella; Solitary-angel

Аннотация

Способен ли свирепый оборотень покорить красавицу валькирию и стать любовью всей ее жизни?

ОПАСНАЯ КРАСОТА
Люсия Лучница: так же загадочна, как и прекрасна, она хранит тайны грозящие уничтожить ее саму - и всех тех, кого она любит.

НЕУДЕРЖИМАЯ ЖАЖДА
Гаррет МакРив, Принц Ликанов: беспощадный шотландский воин, сгорающий от желания наконец-то сделать своей это необычайно чувственное создание, заклеймив ее навечно.

ВЕДУТ К ГРЕХОВНОМУ НАСЛАЖДЕНИЮ
Стремясь уберечь подругу, Гаррет следовал за Люсией, оставаясь в тени. Но теперь единственный способ спасти гордую охотницу от опасности – убедить ее принять ликана в качестве своего защитника. Чтобы осуществить это, Гаррет безжалостно воспользуется самой большой слабостью Люсии – ее необузданной страстью к нему…

Содержание [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 16:58 #2

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
Благодарность автора
Посвящается читателям серии «Бессмертные с приходом ночи»,

разделившим любовь к Ллору со мной,

и создателями системы IAD

Спасибо всем!!!


ГЛОССАРИЙ
Живая книга Знаний (Книга Ллора)

ЛЛОР

«… а те разумные существа, что не являются людьми, объединятся в одну страту, тайно сосуществуя с человечеством».
♦ Большинство из них бессмертны и способны самостоятельно восстанавливаться после ранений. Сильнейших из них можно убить только мистическим огнём или обезглавливанием.
♦ Цвет их глаз под воздействием сильных эмоций изменяется на особенный: свойственный только их виду.

ВАЛЬКИРИИ

«Когда дева воительница, умирая на поле боя, издает бесстрашный крик, полный отваги, Один и Фрейя внимают ее призыву. Оба бога поражают ее молнией и переносят в свои залы, тем самым навсегда сохраняя ее храбрость в образе Валькирии - бессмертной дочери девы».
♦ Валькирии живут за счет электрической энергии земли, которую возвращают назад со своими эмоциями в виде молний.
♦ Обладают сверхъестественной силой и скоростью.
♦ Без специальных тренировок большинство из них могут быть зачарованы блестящими предметами или драгоценными камнями.
♦ Также известны как Девы-Воительницы.

КЛАН ЛИКАНОВ

«Однажды один сильный, но гордый воин Кельтского народа (Тайный Народ, позднее известный как Кельты) еще в отрочестве был растерзан бешеным волком. Воин восстал из мертвых, будучи уже бессмертным. Но дух зверя навсегда стал его неотъемлемой частью. С того времени ему стали присущи такие характерные черты, как потребность в общении, сильное чувство верности своему виду, тяга к удовольствиям плоти. Но порой животное, дремлющее глубоко внутри, просыпается…»
♦ Также известны как оборотни, воины Нагорья.
♦ Каждый обладает Инстинктом - внутренней руководящей силой, похожей на голос, шепчущий в голове.
♦ Являются врагами Орды.

ВАМПИРЫ

♦ Два непримиримых клана: Орда и Армия Обуздавших жажду.
♦ Каждый вампир ищет свою Невесту, свою вечную супругу, и существует словно живой мертвец, пока не найдет ее.
♦ Невеста способна вернуть его тело к жизни, дать ему дыхание и заставить биться сердце - процесс, известный как пробуждение к жизни.
♦ Обладают способностью телепортироваться. Могут перемещаться только в то место, где уже когда-либо были, либо место, которое видят.
♦ Падшие - вампиры, пьющие кровь прямо из источника - человека - и тем самым его убивающие. Отличаются от других красными глазами.

ОРДА

«Во времена первой смуты в Ллоре господствовало братство вампиров, полагавшееся лишь на свою холодную натуру и логику и славившееся особой безжалостностью. Они пришли из суровых степей Дакии и поселились в России. Хотя поговаривают, что до сих пор существует тайная группа вампиров, живущая в Дакии».
♦ В этом клане состоят Падшие вампиры.

ОБУЗДАВШИЕ ЖАЖДУ

«…Кристоф - законный владыка Орды, чья корона была украдена, посещал одно за другим поля сражений, за что получил прозвище Бродящий среди мертвых, в поисках наиболее доблестных воинов среди людей, которым предлагал вечную жизнь в обмен на вечную верность. Так он создал свою армию».
♦ Армия вампиров, состоящая из обращенных людей, которые не пьют кровь напрямую из источника.
♦ Кристоф рос как смертный и жил среди людей. Он и его армия мало знают о Ллоре.

ДОМ ВЕДЬМ

«…бессмертные обладатели магических сил, несущие как добро, так и зло».
♦ Мистические наемники, продающие свои заклинания.
♦ Разделены на пять каст: воительницы, целительницы, чародейки, колдуньи и прорицательницы.
♦ Глава - Марикета Долгожданная.

ПРИЗРАКИ

«…их происхождение неведомо, их присутствие леденит кровь».
♦ Призрачные, завывающие существа. Непобедимые и в основном неподдающиеся контролю.
♦ Также известны как Бичи Древних.

ОБРАЩЕНИЕ

«Только пройдя через смерть можно стать другим».
♦ Некоторые существа, такие как ликаны, вампиры или демоны, могут обратить человека или даже другое существо Ллора в свой вид разными способами, но катализатор изменения всегда смерть, при этом успешный исход не гарантирован.

ВОЦАРЕНИЕ

«И придет время, когда все бессмертные существа Ллора от валькирий, вампиров, ликанов и демонов всех демонархий до призраков, перевертышей, фей, сирен… будут сражаться и уничтожать друг друга»
♦ Вид мистической системы сдерживающих и уравновешивающих сил при неуклонно увеличивающейся плотности населения бессмертных.
♦ Происходит каждые пятьсот лет. Или прямо сейчас…
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 16:59 #3

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
«Некоторые тайны должны быть сокрыты навсегда.
Они сойдут с вами в могилу как вероятные, но так никогда и не рожденные дети»
Люсия Охотница.
Валькирия таинственного происхождения,
самая искусная в мире лучница.
«Даже если придется перерыть всю землю, я все равно найду ее.
И не стану колебаться. Однажды я приведу свою женщину в мой дом,
в мою постель… Она родилась, чтобы я отыскал ее»
Гаррет МакРив.
Король Ликанов.

Крепость Трюмхейм, Скандинавия.
Северный Храм Скади2 - богини охоты.

В давно минувшие века…

Дева Люсия распахнула глаза и обнаружила себя лежащей на алтаре под пристальным взглядом разъяренной богини. Каким-то образом ее младшая сестра, Реджин Лучезарная, нашла храм Скади и принесла сюда Люсию.
«С одного алтаря на другой», - подумала валькирия в бреду, терзаемая лихорадкой. Боль волнами перекатывалась по ее изувеченному телу.
Ее руки и ноги переломаны… Люсия представить не могла, что бывают такие муки.
- Принеся это в моё священное жилище, - заявила Охотница Великого Севера Скади Реджин, - ты осквернила мой алтарь?! Ты познаешь всю силу моего гнева, юная валькирия!
Двенадцатилетняя Реджин, сияющая кожа которой была скрыта под кровью Люсии, возразила:
- Что вы можете сделать? Замучаете мою сестру? Убьете ее? Она уже пережила истязания и собирается сдаться на милость смерти без вашей помощи.
- Я могу убить вас обеих.
В ответ Реджин поджала губы и оценивающе глянула на голени Скади, будто примеряясь для хорошего удара ногой.
Люсия, цепляясь за остатки сознания, с трудом произнесла:
- Не причиняйте ей боль, пожалуйста… Это моя вина, моя ошибка…
Но слова утонули в грохочущем звуке. Храм был вырезан в скальной породе на вершине горы Крик Богов, непрерывно сотрясающейся от грома.
- Почему ты принесла ее сюда? - спросила Скади Реджин.
- Потому что у вас с Люсией есть нечто общее - заклятый враг, сотворивший это.
В глазах богини мелькнул интерес?
- Некто Кровоточащий и Переломанный?
- Да.
Высокомерно склонив голову к Реджин и оценивающе глядя на нее, Скади произнесла:
- Ты еще недостаточно взрослая, чтобы быть истинной бессмертной. Для столь слабой и ничтожной ты слишком много себе позволяешь, валькирия.
- Ради Люсии я сделаю все что угодно, - гордо ответила Реджин. - Заранее предупреждаю - лучше остерегайтесь.
- Реджин! - задохнулась Люсия.
Девчонка потеряла рассудок.
- Что? - топнула ногой Реджин. - Что я такого сказала?!
Вместо того чтобы наказать Лучезарную, богиня нетерпеливым жестом махнула своей страже - легендарным скадианкам. Эти женщины, прославленные лучницы, прошли изнурительную учебную подготовку, чтобы служить богине.
- Спустите Лучезарную с горы. И убедитесь, что она не вспомнит дорогу назад.
Когда Реджин бросилась в сторону сестры, Люсия закричала:
- Нет, Реджин… оставь меня!
Скадианки, обхватив Реджин вокруг талии, поволокли девочку наружу, в то время как она выкручивалась, пронзительно визжа и кусаясь.
Люсия услышала, как вскрикнула одна из лучниц: «Ах ты, маленький крысёныш». А потом они исчезли.
Скади бесстрастно изучала разбитое лицо Люсии.
- Переживаешь за сестру? Когда ее пощадили? Притом что сама не протянешь и часа.
- Знаю, - прошептала Люсия, - если вы не поможете мне.
Взывая о помощи, она поймала немигающий взгляд Скади, и это было ошибкой - смотреть вот так на великую и ужасную богиню. Встреча с ее бездонными глазами обрушила на Люсию горе и страх всех жертв Охотницы Великого Севера за многие века. Валькирию обдало жестоким холодом.
- Пожалуйста.
Люсия подняла в мольбе окровавленную руку, и из открывшейся раны, которую она зажимала, хлынула кровь, ручьями стекая по бокам. Густой теплый поток покрыл алтарь, окружая разбитое тело и быстро остывая на холодном камне. Каждая потерянная капля бросала ее в дрожь, все больше приводя в отчаяние. Боль от ран сводила с ума.
- Ты сделала свой выбор, валькирия, - сказала богиня в ответ, - и пожинаешь то, что посеяла, когда ослушалась тех, кому обязана повиноваться с рождения. Почему я должна помогать тебе?
Потому что я прожила всего шестнадцать лет, - подумала Люсия, но она знала, что это не тронет Скади, древнюю богиню, вечное существо, которая едва ли могла постичь такие понятия, как смерть или молодость.
- Потому что я выполню... все, что вы потребуете, - наконец прошептала Люсия. Дрожь усиливалась, алтарь под ней стал ледяным.
- З-заплачу любую цену.
- Если я спасу тебя, то наделю своей сущностью. Ты будешь носить мою печать вечно и окажешься привязана к луку навсегда, - ответила Скади, подходя к проему и глядя на охраняющие гору мили смертоносного леса, губившего неосторожных путников. Люсия едва помнила, как пересекла этот мистический лес, хотя Реджин тащила ее через порталы и долины в течение многих дней.
«Люсия, я отнесу тебя к Скади!»
«Она… не поможет!»
«Она поможет! Скадианки сражаются с ним каждые пятьсот лет».
Гром ударил снова. Казалось, грохот смягчил богиню.
- В то время как мои последовательницы жертвовали всем ради того, чтобы стать искусными лучницами, ты будешь просто одарена моими способностями. Несравненная лучница, лучше любой. Почему ты считаешь, что достойна этого? Скадианки прошли все тяготы обучения этому сложному искусству? Они чисты сердцем и телом?
Последовательницы Скади исповедовали аскетизм и презирали мужчин.
Теперь я понимаю почему.
- Они ничем не запятнаны в отличие от тебя, - продолжила Скади. - Тогда как ты отдала себя добровольно.
В голове Люсии забрезжили смутные воспоминания о тех девяти днях, когда она была узницей Крома Круаха3 - Крома Кровавого, монстра с лицом ангела. Этот зверь кусал ее? Она отказывалась смотреть на свое тело, подозревая, что он вгрызся в ее кожу, как только она потеряла сознание. И она боролась с ним до тех пор пока, теряя рассудок, не выпрыгнула из его логова, - куски чешуйчатой плоти все еще были под ее когтями.
Люсия беспощадно отбросила видения жуткого плена. Она никогда не позволит себе вспоминать тот ужас, особенно последнюю ночь.
То что произошло в темноте. Кровь, струящуюся по моим бедрам.
- Я не знала… даже не догадывалась... - Раскаяние нахлынуло на нее. - Я пожертвую чем угодно.
- Подарки богов всегда имеют цену. Готова ли ты заплатить мою?
Люсия слабо кивнула.
- Я могу стать… ч-чистой сердцем. И буду избегать мужчин.
Она должна знать, я никогда не обманусь снова.
- Станешь ли ты хранить целомудрие с этого дня?
После длительного молчания Скади добавила:
- Ты сбежала от Кровавого Крома на этот раз - это храбрость или, возможно, трусость, придала тебе сил. Однако Круах придет за тобой в следующее Воцарение, если только вырвется из тюрьмы.
Да, но к тому времени я уже стану бессмертной. И убегу дальше, быстрее.
- Он сделает это снова. Если… ты не будешь вести с ним борьбу.
- Я стану бороться!
Люсия надеялась, что ей никогда не придется снова увидеть отвратительный облик бога.
- Каждые пятьсот лет он будет твоим проклятием, а ты его тюремщиком.
- Сохрани мне жизнь, чтобы противостоять ему.
Ложь богине? Но Люсия впала в отчаянье.
Лицо Скади приняло сосредоточенное выражение.
- Да, я решила исцелить тебя и сделать своей Лучницей до тех пор, пока ты хранишь целомудрие. Но каждый раз, когда ты промахнешься, тебе придется испытать такую же боль, какую предстоит вынести сейчас. Ты всегда будешь помнить, что привело тебя к нынешнему состоянию, и никогда не повторишь подобной ошибки. Это превратит тебя в скадианку!
У Люсии закружилась голова. Она была растеряна.
- Опять страдать? Эти мучения не самые худшие?
- Да. Боль доведет до совершенства твои способности. Мука отточит мастерство, как камень лезвие.
Опустив молочно-белые руки на грудь Люсии, Скади прошептала:
- Ах, юная Люсия, полагаю, в конце концов ты пожалеешь, что я не позволила тебе умереть.
Ладони богини засветились голубым светом.
Ярче, ярче…
Люсия забилась в конвульсиях, дико крича, поскольку ее зараженные раны начали затягиваться, очищаясь от крови и гноя, а сломанные кости дробиться, чтобы снова срастись. Сжимая до хруста пальцы, она выгнулась дугой, как лук.
- Ты станешь моим орудием, - закричала Скади, ее лицо превратилось в жуткую маску. - Моим главным инструментом!
Долгое время из ладоней богини лился обжигающий свет, пока внезапно не погас. Люсия была исцелена, но сильно изменилась. Вокруг ее тела, словно свернутая кольцами змея обвилась тетива. В дрожащих руках появился лук из черного ясеня и единственная золотая стрела.
- Добро пожаловать к жизни валькирия - твоей новой жизни! Теперь ты Лучница.
Скади встретилась с ней глазами, и Люсия испытала тот же всеобъемлющий ужас, как и тысячи других душ, стоящих перед лицом богини до нее.
- И, Люсия, отныне ты будешь Лучницей вечно - и никем больше.
Сноска
1. Трюмхейм - «Жилище шума».
2. Скади - в скандинавской мифологии неистовая великанша, покровительница охоты. Атрибуты ее - лук и лыжи.
3. Кром Круах - В мифологии ирландских кельтов - золотой идол, стоявший в древности на
Равнине Поклонения (Маг Слехт). Крому Круаху приносились человеческие жертвы.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 16:59 #4

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Южная Луизиана.
Наши дни.


- Монро, ты тупой ублюдок, пасуй мяч! - орал своему сородичу Гаррет МакРив, стараясь перекричать раскаты грома и завывания ветра.
Сегодняшним вечером проводилась ежегодная - традиционная для Гаррета и его клана встреча по регби Шкуры-против-Демонов - занятие, призванное отвлечь его разум от памятной годовщины этого дня. Гаррет играл босиком и без рубашки, в одних джинсах. Дождь, временами переходящий в ливень, превращал этот заброшенный и заросший травой участок взлетно-посадочной полосы в пойме реки в болото из грязи и торфа. Пот мешался с грязью и частично с кровью.
Но Гаррет чувствовал себя почти прежним… не заледеневшим. Что само по себе равнялось подвигу.
Монро, слегка подбросив, подкрутил мяч и, наконец, с силой запустил ему. Песок, налипший на кожанную поверхность, смешался с грязью, покрывающей обнаженную грудь Гаррета. Гаррет провел левый ложный маневр, затем рванул вправо, жестко отбросил, отпихнув локтями двух здоровенных демонов и, обошел их.
Во время бега, когда стук сердца грохотом отдавался в ушах, ему удавалось забыть обо всем. Физическая нагрузка и агрессия служили тем самым желанным освобождением, от которого Гаррету хотелось яростно бить себя в грудь.
Демоны стремительно окружили его, поэтому он метнул мяч Уильяму - близнецу Монро, - который принял передачу, зарабатывая очередное очко. Его собратья по оружию были сильными и безжалостными противниками, такими же, как и он. Звери в них любили сражаться и играть. Грубо.
Демоны отреагировали на гол оскорблениями и тычками. Со скоростью пули оказавшись в центре разгорающегося конфликта, Гаррет развел дерущихся в разные стороны.
- Так не терпится показать, что ты король, наследничек, - съехидничал Калибан, предводитель Диких демонов. - Ничего удивительного, вы ликаны идете по головам, переступая через своих королей так же легко, как я мочусь демонским варевом.
Из всех наболевших тем, стоящих перед Гарретом, именно вопрос о королевском положении приводил его в бешенство. Обязательно сегодня?
Он бросился на Калибана, но Монро и Уильям тут же оттащили его. Пока демоны уводили Калибана подальше, Монро, сдерживая Гаррета, посоветовал:
- Прибереги злость для игры, дружище.
Гаррет сплюнул кровью в сторону Калибана, прежде чем позволил близнецам увести себя, чтобы остыть.
Уильям и Монро остались с ним, остальные ликаны из команды, отойдя к краю поля, общались с «девочками из группы поддержки».
Демоны воспользовались возможностью, чтобы взять тайм-аут и выпить демонского напитка. Единственным недостатком в игре с демонами, одними из немногих существ Ллора, способными противостоять ликанами в физическом плане, являлись затяжные перерывы на распитие их варева. Поэтому казалось даже справедливым, что Гаррет и его сородичи, не позволяя себя превзойти, уничтожали огромное количество виски. Они пили его прямо из бутылок, каждый в количестве, соответствующем своей собственной версии ликанского Гаторэйда1.
В принадлежащем Гаррету и близнецам холодильнике виски было достаточно более чем для пятерых.
- Расслабься, Гаррет, - проворчал Монро, делая глубокий глоток.
Гаррет резко провел ладонью по затылку, ощущая, что за ним наблюдают. Впрочем, и за всеми остальными игроками тоже. Нимфы, выстроившиеся вдоль края поля, совершенно не обращая внимания на дождь, ласкали себя, и, посасывая собственные пальцы, нетерпеливо ожидали момента, когда игра перейдет в оргию.
Гаррет раздраженно оглянулся на девиц.
- Зачем вы пригласили их сюда? - требовательно спросил он. - Черт бы побрал вас обоих, я устал от этого. Вам никогда не приходило в голову, что я не поклонник нимф?
- Нет, - потягивая виски, ухмыльнулся Уильям. - Любому спортивному члену нравятся нимфы.
Монро допил свою бутылку и добавил:
- Против медицинских фактов не попрешь.
Гаррет знал, что Монро и Уильям поступили так с самыми лучшими намерениями, но это становилось навязчивым.
- Мне они не нравятся. Они слишком… слишком…
- Красивые?
- Похотливые?
- Доступные, - уточнил Гаррет, - они слишком доступные. Я вот если на то пошло предпочел бы обладать женщиной, способной бросить мне вызов. Такой, которая не упадет ко мне в постель только потому, что я предположительно являюсь королем.
Когда Монро открыл рот, чтобы ответить, Гаррет повторил:
- Да, предположительно.
Его друг серьезно покачал головой.
- Ты все еще веришь, что Лаклейн вернется.
Троица была неразлучна в течение полутора столетий с того самого момента, когда исчез старший брат Гаррета, отправившийся охотиться на вампиров.
Уильям и Монро уверяли друга, что ждать Лаклейна бессмысленно. Нужно принять то, что его брата больше нет, особенно учитывая, сколько времени прошло после его исчезновения. Сегодня ровно сто пятьдесят лет. Братья настаивали, чтобы Гаррет прекратил затянувшееся ожидание и принял обязанности короля.
Они были правы.
- Когда ты поверишь, что он не вернется? - спросил Уильям. - Через двести лет? Пятьсот?
- Никогда. Нет, если я до сих пор чувствую, что он жив.
Хотя вампиры перебили всех его ближайших родственников, по необъяснимым причинам Гаррет по-прежнему знал, что Лаклейн не умер.
- Нет, если сейчас я особенно сильно ощущаю, что это так и есть.
- Ты так же безумен, как Боуэн, - хмыкнул Уильям, допивая свою бутылку и открывая следующую.
Боуэн, двоюродный брат Гаррета, превратился в оболочку человека с тех пор, как потерял подругу. Каждый его день был наполнен мукой, но он не захотел смириться с потерей и не покончил с собой, как сделало бы большинство мужчин ликанов в его ситуации.
- Нет, не как Боуэн, - ответил Гаррет, - он видел кровь своей подруги, видел ее смерть. Я не видел подобного доказательства о Лаклейне.
Нет, я искал и искал, но не нашел… ничего.
- К игре! - раздался призыв демона.
Гаррет встряхнулся, отгоняя воспоминания прочь, сделал большой глоток виски и двинулся на поле со своими сородичами.
Пока каждая из команд сбившись в кучу обсуждала тактику, Калибан оскалил клыки в сторону соперника - жест, на который Гаррет незамедлительно ответил тем же…
Быстрая схватка. Мяч в игре. Пасс Калибану. Гаррет усмотрел в этом свой шанс и рванул, набирая скорость, работая руками… быстрее… быстрее… Он прыгнул на демона, обрушившись на него со всей силой.
Они ударились о землю, длинный рог Калибана обломился, и он взревел от ярости.
- Готовься расплатиться за удар, ликан!

Много миль Люсия Охотница настойчиво преследовала свою ночную жертву и весьма озадачилась, когда след, по которому она шла, привел к тому месту, где бушевало нечто вроде сражения, сопровождаемое ревом и проклятиями.
Драка? И валькирии остались без приглашения? Да еще и на собственной территории? Если существа нарушили границы, чтобы повоевать, то должны были по крайней мере проявить уважение к хозяевам, любезно пригласив их на разборку.
Подойдя к полю боя, Люсия склонила голову на бок. «Битва ллореанцев, - подумала она, взирая на развернувшийся перед ней поединок современных гладиаторов, - но не война - игра».
Регби бессмертных.
Ветер хлестал ураганными порывами вдоль длинного, с милю, поля, в небе сверкали молнии, серебряными бликами высвечивая жаркую схватку. Это было похоже на церемонию прославления… мужской мощи.
Люсия легко распознала в рогатых игроках демонов и предположила, что их противники - обладатели голых торсов - ликаны. Если догадка верна, то слухи достоверны. Оборотни фактически вторглись на территорию валькирий. Это удивляет. В прошлом они не высовывали носа, держась в пределах своего растущего поселения за границами города.
Нимфы, столпившиеся на краю поля, наблюдали за матчем, дрожа от возбуждения, вероятно, рассматривая регби не более чем борьбу мускулистых красавчиков в грязи.
Безжалостный удар на поле заставил Люсию вздернуть бровь.
Не из-за жестокости вообще - она как-никак была девой-воительницей, а из-за жестокости по столь легкомысленному поводу.
И хотя все эти бессмертные нарушили границу, они совершенно не обращали внимания на Лучницу в своих рядах, на ту, что могла бы нанести серьезный урон очень быстро и издалека.
Уравновешенная Люсия, коей она слыла в ллореанских кругах, не была легкомысленной. И поэтому не понимала мужчин. Никогда и никаких.
Однако к счастью для нарушителей, у насильственных действий которые она готова выказать сегодняшним вечером, совсем иная цель: пара мерзких, похожих на гномов кобольдов, замеченных в намерение перекусить человеческим младенцем. И она ее достигла.
Сестра Люсии, Никс, полубезумная валькирия-прорицательница, направила ее сюда, в болота дельты, для ликвидации этих существ. Люсия предложила Реджин составить ей компанию, но та отказалась, предпочтя видеоигры в комфорте ковена «охоте на букашек под проливным дождем».
Охотница же ухватилась за представившуюся возможность. Облачившись в футболку и походные шорты, она пристегнула к бедру кожаный колчан, надела перчатку для лучников и защитные наручи на предплечья. И с верным луком в руках отправилась в путь…
Еще один зверский удар. Валькирия почти вздрогнула, когда кусочек рога упал на поле, словно потерянный шлем, - но не удивилась. Ликаны и демоны считались двумя самыми жестокими видами на земле.
Хуже того, один из игроков с обнаженным торсом завладел вниманием Люсии. Целиком и полностью. Независимо от того, сколь сильно валькирия желала обратного, она по-прежнему замечала привлекательных мужчин, и, когда между командами завязалась борьба, не могла не оценить мощь высокого тела, скорость и ловкость этого незнакомца. Несмотря на то что он был забрызган грязью, а щетина оттеняла худощавое лицо, Люсия все равно нашла его притягательным грубой, дикой красотой.
Насмешливые морщинки расходились веером из уголков его глаз цвета отполированного золота. Когда-то он был весел, но точно не сейчас. Сейчас его напряженное тело излучало полыхающий гнев.
В золотистых глазах сверкнуло льдисто-голубое пламя, и валькирия достоверно убедилась, кем он является.
Ликан. Оборотень. Животное. Под маской красивого лица скрывался зверь в буквальном смысле этого слова.
- Ты называешь это ударом, ты, гребаный пидор! - проорал он одному из демонов, мышцы на его груди и шее рельефно напряглись, когда он наклонил голову и обнажил клыки. Оборотень говорил с шотландским акцентом: большинство ликанов были горцами - или привыкли считать себя таковыми - до того, как переселились в южную часть Луизианы.
- Да, Калибан! Пошел ты на хрен!
Остальные ликаны пытались оттащить его в сторону от особо крупного и, судя по всему, доведенного до белого каления демона. Незнакомец явно нарывался на драку этой ночью. Вполне возможно, так оно и было. Ликаны представляли угрозу для Ллора из-за слабого контроля над собственной свирепостью. На самом деле они, казалось, наслаждались ею.
Настоящий мужчина… на все сто процентов. Альфа-самец до мозга костей. И ещё он пробудил в ней… сильное желание. Когда игра возобновилась, Люсия ожидала, что отвращение утопит ее влечение. Все ждала… и ждала.
Однако с каждым безжалостным ударом, что наносил или принимал на себя незнакомец, и с каждой выплюнутой им угрозой или насмешкой огонь в ней разгорался все жарче и жарче. Дыхание валькирии сбилось, и маленькие коготки начали закручиваться от желания прижать его горячее тело к своему.
Но стоило вспомнить о том, к чему привели подобные чувства в прошлый раз, как ее окатило холодом. Люсия отвела от ликана пристальный взгляд и посмотрела на нимф, веселившихся на краю поля. Люсия когда-то походила на них: жаждущая от жизни только удовольствий, не имеющая высшей цели.
Я все еще такая же, как они?
Нет! Она стала дисциплинированной, теперь у нее четкие принципы.
Я - Скадианка по праву боли и крови, которую пролила.
Решительно тряхнув головой, валькирия заставила себя сосредоточиться на непосредственной миссии: выслеживании кобольдов. С первого взгляда они казались ангелами, но на самом деле являлись подземными обитателями со всеми особенностями рептилий. И как только их вид безнаказанно перешел к похищениям человеческих младенцев, это поставило под угрозу существование всех лорреанцев.
Пара разделилась: один бежал вглубь болот, в то время как другой скрылся за спинами зрителей - нимф, считая что в такой толпе он в безопасности.
Люсия рассеянно перебирала пальцами колючие перья стрел в колчане, привязанном к бедру, наслаждаясь приятным ощущением тяжести лука за спиной.
Ее жертвы рассуждали неверно. Лучница никогда не промахивается.
Сноска
1. Gatorade был разработан специально для того, чтобы возмещать спортсменам влагу, потерянную во время тренировок и соревнований. Перед выпуском на рынок напиток был многократно тестирован в лаборатории и позиционируется совсем не как обычный прохладительный.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 16:59 #5

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Гаррет стремительно отрывался от группы демонов, следующих за ним по пятам, с каждым шагом все быстрее приближаясь к цели. Дождь стеной обрушился на него, как только скорость бега возросла.
Это очко достанется легко, несмотря на то что ради него пришлось пересечь все поле. В конце концов, демоны, преследующие его один за другим замедлили бег, и остановились, выкрикивая проклятия.
Однако затем произошел поистине самый изумительный момент в его жизни: веки Гаррета вдруг отяжелели, темные когти вонзились в мяч, который он держал, прокалывая его. Глубоко втянув в себя воздух, ликан из тысячи кружащих вокруг запахов и оттенков - болотистых заводей дельты, пахнущих медью молний, стрезанных стебельков травы - выделил новый изысканный аромат. Он замер, ошеломленный нахлынувшими ощущениями.
Она. Моя подруга. Где-то рядом…
Она находилась с подветренной стороны, но достаточно близко, чтобы он обнаружил ее. Гаррет не знал, как она выглядит, как ее зовут и к какому виду она принадлежит. И всё же он ждал тысячелетие - всю свою жизнь - только ее. Его голова повернулась в направлении аромата.
Невысокая девушка одиноко стояла в стороне от поля.
При первом же взгляде на нее у него перехватило дыхание, инстинкт ликана с рёвом рванулся на свободу, требуя: «Твоя. Возьми ее».
С расстояния в полумилю или около того, Гаррет, даже сквозь дождь, ясно разглядел свою подругу, смог рассмотреть каждую черточку: недовольно надутые розовые губы и мерцающие янтарные глаза. Черный лук висел за спиной изящной фигурки, а полный стрел кожаный колчан девушка пристегнула к бедру. Крошечные остроконечные ушки выглядывали из-под гривы мокрых длинных волос.
Да, моя.
Боги, она была такой же совершенной, как и ее аромат…
Ба-бах! Демоны блокировали Гаррета с силой товарного поезда, наваливаясь сверху и впечатывая в землю. Его левое плечо выскочило из сустава. Удар коленом по челюсти вышиб три коренных зуба. Он зарычал, но не от боли, а от разочарования, отбиваясь от навалившихся демонов здоровой рукой. Во время битвы за свою свободу ликан вместе с воздухом вдохнул выбитые зубы.
Подбежавшие близнецы наконец помогли освободиться, стащив с него демонов.
Гаррет, с трудом удерживаясь на коленях и тщетно откашливаясь, следил за незнакомкой.
Внезапно, молниеносным движением, девушка взялась за лук, установила выхваченные из колчана три стрелы и оттянула тетиву к щеке. Какого черта? Всё происходит слишком быстро… Нацелилась на нимф? Нет, не на них. На кобольда, съежившегося между ними. Ни за что не попасть с такого расстояния.
Лучница сосредоточенно застыла, готовясь выстрелить. Несмотря на то, что лил дождь и ветер хлестал волосами по ее щеке, она ни разу не моргнула и не отвела глаз от цели даже после того, как отпустила тетиву.
Стрелы пролетели между двумя нимфами и напрочь перерезали шею кобольда, отделяя голову от миниатюрного тела. Фантастический выстрел. Однако незнакомка, казалось, совсем не удивилась результату.
Шатаясь от удушья, Гаррет увидел, как она небрежной походкой прошла через толпу потрясенных нимф. Подойдя к останкам кобольда, лучница подняла и зашвырнула обе части тела в болото.
Закинув лук за спину, девушка прогулочным шагом направилась в ту же сторону, откуда и появилась. Внезапно поняв, что всё внимание направленно на нее, помедлила.
- Оу, - она взмахнула рукой в стиле королевы Елизаветы,- продолжайте игру.
Гаррет хрипел, а близнецы колотили его по спине, как молотом по наковальне, когда девушка встретилась с ним глазами. Он протянул к ней грязную руку, но она, высокомерно нахмурив брови, исчезла в подлеске. В конце концов Уильям так двинул Гаррета по ребрам, что выбитые зубы вылетели из дыхательных путей, подобно Chiclets1.
- Что с тобой, черт возьми? - потребовал Монро.
Тяжело дыша, Гаррет поднялся на ноги. Он знал, чего ожидать при встрече с подругой, но не мог даже вообразить силу своего отклика.
- Это… произошло.
Они сразу поняли, о чем он. Монро смотрел недоверчиво, Уильям - завистливо. Как долго они ждут?
- Лучница? - спросил Уильям. - Никогда не видел, чтобы кто-то стрелял, как она. Но она похожа на… валькирию.
Монро выдохнул с проклятием:
- Твою мать, вот невезуха.
- Просто вправьте мне плечо на место! Быстрее, парни!
Понятно не повезло: столкнулся со своей единственной подругой - с той, которую так долго ждал, - и первое, что она увидела, что он обзывает своих соперников «педиками» и использует недозволенные приемы в игре. Полуобнаженный, крепко пьяный и перепачканный кровью вперемешку с грязью. К тому же - босиком.
Со стороны это, вероятно, выглядело так, будто он собирался участвовать в оргии.
- Никому не говорите об этом, - проскрежетал Гаррет.
- Черт, почему нет? - Монро резко дернув руку Гаррета.
- Независимо от того, кто она для меня, она из другой фракции, - ответил тот. - И захочет ли стать королевой ликанов? Никто не должен знать до тех пор, пока она не помечена и не связана со мной навеки. Поклянитесь!
- Ну, конечно же, клянемся, - заверил Уильям.
Со второй попытки братья вправили его плечо, и Гаррет был готов мчаться.
Найди ее. Заяви о своих правах.
Когда ликан сломя голову рванул сквозь ливень, его вел инстинкт: сильный и острый, как никогда.
Он только что пребывал в отчаяние по поводу очередного года без старшего брата, еще года королевских обязанностей - ответственности, которую он и не мыслил когда-либо взвалить на себя.
В этот день судьба по-прежнему отказалась вернуть Лаклейна. Но подарила Гаррету подругу, это неземное существо.
По мере продвижения вперёд, волнение, переполнявшее его, сменилось чувством огромного облегчения. Ранее, из-за проливного дождя оборотень упустил ее аромат. Сейчас он снова шел по следу.
И все же возле завешенных мхом кипарисов на подходе к самым отдаленным участкам болота Гаррет остановился. Аромат почему-то исходил из четырех различных направлений. Он последовал в сторону одного из них, мчась через кусты, перепрыгивая ручьи и трясину.
Добравшись до источника запаха и не обнаружив никаких признаков присутствия девушки, ликан закрутился на месте. Затем взглянул вверх и обнаружил стрелу, так глубоко застрявшую в дереве, что виднелось только оперение с привязанным к нему маленьким лоскутком ее футболки. Умная девочка. Она использовала стрелы, чтобы скрыть след.
Но он пройдет по каждому до конца, выслеживая лучницу до тех пор, пока не отыщет.
Она рождена для него. И я родился, чтобы найти ее…
Гаррет исследовал местность в течение получаса, прежде чем напал на настоящий след. С врожденной способностью своего рода оборотень скрытно подкрадывался ближе, преследуя охотницу под теперь уже моросящим дождём.
Болото облегчило ему возможность незаметно подобраться к ней. Вокруг были тысячи мест, в тени которых он мог притаиться, а непрерывно ползающие твари отвлекали внимание лучницы.
Когда ликан снова увидел девушку, то просто перестал дышать. Вблизи его подруга оказалась ещё очаровательнее, чем он предполагал. Она, скорее всего, валькирия, одна из рода женщин, заведомо известных своей красотой… и жестокостью.
Черты ее лица ошеломляли: четко очерченные скулы, полные губы и тонкий эльфийский нос, - но именно цвета делали несравненной. Золотистая гладкая кожа и глаза цвета шотландского виски.
Она была среднего роста и чертовски соблазнительна в мокрой белой футболке, облепившей щедрую грудь. Шорты цвета хаки плотно обтягивали дерзкую попку, выставляя на обозрение красивые стройные ноги. Грива длинных волос потемнела и отяжелела от дождя.
На правой руке девушка носила охотничью перчатку. Кожаный наруч защищал левую руку от запястья до локтя.
Кто бы мог подумать, что атрибуты для стрельбы из лука могут выглядеть так сексуально?
Его подруга будет в своих кожаных ремешках, когда он возьмет ее роскошное тело сегодня ночью. При этой мысли член Гаррета затвердел во влажных джинсах, и он едва не зарычал.
Однако вместо этого безмолвно последовал за лучницей, наблюдая, как она полностью сосредоточилась на своей добыче, которую он уже почуял в норах под землей.
Если она действительно валькирия, то обладает сверхчеловеческими чувствами, как и он: острым слухом и возможностью видеть в темноте или на большие расстояния. Тем не менее ее обоняние не могло быть столь же развито, как его. Ей приходилось использовать только зрение и слух, отслеживая существо, - и она делала это мастерски.
Временами охотница замирала, поворачивая голову в его направлении и подергивая кончиками заостренных ушей.
Внезапно девушка запрыгнула на затопленный дуб и притаилась, заняв выжидательную позицию и натянув тетиву. Издалека ее короткий лук казался непритязательным: сильно изогнутый, с кончиками, завитыми в противоположном от нее направлении и утолщенной рукояткой по центру. Обычное устаревшее оружие. Но, приблизившись, Гаррет смог рассмотреть золотую гравировку на отполированном черном дереве.
Оружие было таким же прекрасным и гордым, какой, безусловно, являлась и его владелица…
Лучница застыла, нацеливаясь прямо в то место, где он учуял ее жертву. Неужели намеревается поразить цель сквозь землю?
О да, поскольку она зловеще прошептала:
- Подземелье не спасёт тебя.

Сноска
1. Chiclets Stick (жевательная резинка)
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 16:59 #6

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Теперь я слышу его дыхание чуть приглушеннее. Люсия знала, что кобольд, спасая жизнь, скрылся под землей. Она пришла сюда по следу, легко читая приметы, которые оставляет за собой каждая жертва.
Со своего места на дереве она, выстрелив в почву, вгонит стрелу в пролегающий внизу туннель. Особую стрелу - которая, оставаясь гладкой, без сопротивления дойдет до жертвы, и только потом из наконечника высвободятся три острых, словно лезвия шипа.
Вскоре она доложит Чокнутой Никс о двух подтвержденных убийствах. Впрочем, как всегда. И что потом?
Потом я буду проводить день за днем, подобно этому и так до самого Воцарения.
Время, когда придут кошмары.
А пока убей кобольда и иди домой.
Однако по непонятной причине вместо того, чтобы сосредоточиться на цели, валькирия представила широкие плечи и резко очерченные скулы, вспоминая, как смотрел на нее ликан перед тем, как был атакован. Он не сводил с нее глаз, бурно дыша, пот тонкими струйками стекал по его мускулистой груди. До тех пор пока его не сбили с ног несколько самых больших демонов, которых она когда-либо видела.
Его заинтересованность смущала. Фактически все на поле глазели на нее, что случалось довольно редко, поскольку, как правило, беззастенчивая и ослепительная Реджин Лучезарная перетягивала всеобщее внимание от Люсии на себя.
Но если кто-нибудь, в том числе и тот мужчина, который, конечно же, не к ней тянулся своей грязной лапой, окажется чересчур любопытным и на самом деле последует за ней, охотница позаботилась о том, чтобы скрыть свои следы.
Люсия резко встряхнула головой, делая глубокий вдох перенастраиваясь. Выдохнув, она замерла, нацеливая стрелу вниз. Древние надписи на ее луке, казалось, засветились…
Она спустила тетиву. Стрела глухо ушла в землю, прошивая почву все глубже и глубже к затаившемуся в норе кобольду. Раздался приглушенный визг.
Попала. Даже под землей она пригвоздила его. Неудивительно - за века она не промахнулась ни разу. Сущность Скади работала буквально как заклинание.
Люсия закрепила лук на спине и спрыгнула вниз, чтобы завершить казнь своей бессмертной жертвы обезглавливанием.
Трудно быть самой лучшей, размышляла она, спеша к месту, где находилась нора кобольда. Ещё труднее действовать скромно. Валькирия вздохнула. Несу свой крест.
Кодекс Скади включал три принципа: честность, непорочность и смирение. Целомудрие Люсия соблюдала полностью и в большинстве случаев придерживалась честности. Но она не могла понять мотивы смирения.
Когда Люсия приблизилась, существо металось в норе под ее ногами, исступленно пытаясь выдернуть древко стрелы из грязи, что позабавило ее.
Самым высочайшим удовольствием для нее была охота. Занимаясь любимым делом, валькирия гораздо меньше чувствовала себя обманщицей, утаивающей позорные секреты. В такие моменты она не ощущала, будто ее грехи выставлены на всеобщее обозрение, отпечатанные на ней,словно алые письмена.
И могла на некоторое время забыть о том, что с приближающимся Воцарением скоро обрушится на нее.
Отбросив эту мысль, Люсия присела и откопала свою добычу, вытащив ее за лодыжку из месива грязи и корней. Стрела торчала из горла извивающегося кобольда, все еще находящегося в ангельском облике.
Лучница бросила существо на землю и рывком выдернула стрелу, разрывая шипами его шею. Тварь трансформировалась, превращаясь в рептилию со змееподобными глазами и чешуйчатой кожей. Как только она клацнула на Люсию своими, теперь уже длинными ядовитыми, зубами, охотница, прижав древко горизонтально, отсекла то, что ещё осталось.
Пока кровь брызгала на ее руки, она улыбалась, наслаждаясь хорошо выполненной работой во имя исполнения закона.
Едва Люсия обезглавила существо, когда ее уши снова предупреждающе дернулись. Кто-то наблюдает за мной. Она вскочила на ноги, настороженно осматриваясь вокруг. Этот кто-то совсем близко.
Мужчина. Она почувствовала его, но как он сумел подобраться к ней?
Люсия вгляделась в тени и едва не задохнулась, когда золотистые глаза сверкнули ей в ответ.
- Почему ты преследуешь меня? - требовательно спросила она.
Случалось, Лучница выступала посредником между фракциями, потому что слыла терпеливой и уравновешенной - по крайней мере, так все думали. Возможно, он искал ее помощи для разрешения каких-то проблем.
Мужчина выступил вперед и, не разбирая дороги, направился к ней. Ликан сделал ее объектом своего интереса. Не самое лучшее решение.
- Как я мог не последовать за такой красивой девушкой, как ты? - ответил он с резким акцентом. Грязь начисто смылась, открыв совершенство его всё еще обнаженной груди, торса и мужественные черты лица: упрямый подбородок с намеком на ямочку, загорелую кожу, легкие морщинки, что бывают от смеха, вокруг золотистых глаз. Капли дождя застыли на кончиках его ресниц. Густые волосы, мокрые и темные, разметались по скулам. Люсия могла побиться об заклад, что они станут насыщенного каштанового цвета, когда высохнут.
Мужчина долго и внимательно всматривался в ее глаза, прежде чем обстоятельно оглядеть каждую черточку лица. Он смотрел на нее всепоглощающе, наслаждаясь, как будто она была одним из самых прекрасных созданий на земле, а он изголодался по ее облику.
Люсия нахмурилась, поскольку чувственность этого разглядывания, казалось, пронзила каждый ее нерв.
Когда его изучающий взгляд опустился к ее телу, он поднял дрожащую руку к приоткрывшимся губам, очевидно, в восторге от того, увидел.
А почему бы не быть в восторге… - НЕТ! Веди себя рассудительно и серьезно. Благоразумие прежде всего.
- Кто ты?
- Гаррет МакРив из клана Ликанов.
Он подошел ближе, и она украдкой отступила назад. Они начали кружить друг против друга.
- Никогда не видел никого, стреляющего так, как ты.
Каждый раз одно и то же.
- Потому что никто и не может, - сухо ответила Люсия.
У него слегка дернулся уголок губ?
- С каким дьяволом ты заключила договор, чтобы так стрелять?
Она едва не ахнула. Дьявол? С ним я делала нечто совершенно другое. Она подавила воспоминания, которые всплывали теперь гораздо чаще.
- Может быть, твой лук заколдован?
- Мой лук не заколдован, просто ему нет равных.
Более тысячи лет и по сей день он оставался так же быстр и идеально точен, как это было в ночь обращения Люсии. Отполированная до блеска древесина черного ясеня была инкрустирована витиеватыми надписями. На языке древних они гласили, что Люсия является слугой богини Скади. Навечно.
- Ты не думаешь, что это может быть мой прирожденный - данный богиней - талант?
- Да. Но обладать талантом и красотой разве справедливо, а? Едва ли это радует других девушек.
Валькирия часто думала об этом. К счастью для прочих представительниц женского рода, ее не интересовало коллекционирование мужского внимания.
- И ты не могла бы быть еще прекраснее.
На самом деле - могла. Ее волосы промокли. Одежда выглядела скучной: походные шорты и обычная футболка. Никакого макияжа и украшений, хотя она ими и не пользовалась. С тех пор, как начала носить лук.
- Ты фея или валькирия?
Я Охотница. Одиночка в простой одежде. Тень на заднем плане.
- Угадай.
По крайней мере, ликан уже заработал пару очков за то, что не обозвал ее нимфой. К несчастью, два вида походили друг на друга эльфийскими чертами. На этом все сходство заканчивалось.
- С луком и заостренными ушами я представляю обычно фею. Но у тебя крошечные клыки и когти, так что, боюсь, все будет не так легко, как мне бы хотелось.
- Легко? О чем ты?
Мужчина открыл рот, потом закрыл, оценивающе наклонив голову. Люсия поняла, что он решил не говорить то, что собирался, и вместо этого произнес:
- Обольщение. Всем известно, что валькирию очень трудно соблазнить.
Он хочет соблазнить ее? Никакого разговора о свидании, ухаживании, только секс. Мужчины!
- Трудно, говоришь? Если ты вознамерился получить одну из нас в своем нынешнем состоянии - небритый, окровавленный, полуодетый и покрытый грязью, - я даже не могу вообразить, зачем тебе это приспичило. Не говоря уж о том, что от тебя несёт пойлом из отрубей, как от вискарни. Успокойся, сердце мое.
Ликан потер ладонью лицо и, видимо, удивился, обнаружив там щетину.
- Сегодня у меня плохой день.
- Ну, так вернись обратно и насладись своими поклонницами. Я часто слышала, что ничто так не поднимает настроение, как перспектива оргии с нимфами.
Откуда такой резкий тон? Как будто она ревнует. Люсия встревожилась.
- Никогда не испытывал к ним желания, - мужчина приблизился. - Ещё до того, как увидел тебя.
Он пристально вглядывался в ее глаза, словно мог проникнуть сквозь ее непорочную и воздержанную оболочку и постичь, сколь необузданна она в действительности. Словно знал, что ее внешняя неприступность лишь шаткий карточный домик, который может рухнуть от единственного прикосновения.
«В тебе есть порок, Люсия, - предостерегала ее Скади вечность назад. Ты должна быть бдительна постоянно».
Да, бдительна. Люсии необходимо вернуться домой, подальше от этого оборотня с рокочущим голосом. Когда-то такое, как у него, лицо стало ее погибелью: красивый фасад, скрывавший чудовище.
Так же как у этого ликана.
- Притяжение не взаимно, - решительно заявила валькирия. - Так что иди своей дорогой. С этими словами Люсия повернулась, чтобы избавиться от убитой жертвы, намереваясь бросить останки в воду, где их съедят животные. Когда она наклонилась к голове кобольда, ликан поднял туловище, словно джентльмен, вежливо подобравший упавший носовой платок. Нереально. Они швырнули части тела кобольда в мутную воду.
Ее задача выполнена, она отряхнула руки и повернула домой.
Мужчина пошел следом.
Люсия остановилась и на мгновение закатила глаза, прежде чем выдать ему:
- Оборотень, сэкономь свое время и усилия. Мне без разницы, что ты там себе навоображал, я полная противоположность тем, кто, как говорится, «доступен при любой погоде».
- Потому что я ликан?
Потому что ты мужчина.
- Ты был прав, я - валькирия. И мой вид считает вас немного лучше животных.
Кем они и являлись. Хотя ликаны в отличие от вампиров формально не считались врагами, более старшие валькирии сражались против них в прошлом, во время предыдущих Воцарений - битвах, охватывающих весь Ллор. Они рассказывали, что редко можно увидеть полное обращение оборотня, если только не возникает угроза подруге или потомству, но даже намек на зверя, живущего в них, ужасает...
Ну и где убежденность в тоне Люсии?
- Да, возможно, они так и считают, но что обо мне думаешь ты? - Он сузил глаза. - Безусловно, ты не разделяешь их точку зрения, хоть и не хочешь чтобы я взял тебя прямо сейчас..
Ее губы приоткрылись.
- Взял меня? Я встречала высокомерных мужчин, но ты - король среди них.
По его лицу мелькнула тень.
- Король, говоришь? Интересный поворот. - Но он быстро пришел в себя. - В таком случае окажи мне любезность, удостоив особой награды. Скажи своё имя.
Она выдохнула, затем неохотно ответила:
- Меня называют Люсией Охотницей.
- Лауша, - повторил он.
Каждый, кого она знала, выговаривал ее имя как Лю-си-я. Однако с густым шотландским акцентом оборотень произнес его как Лауша. Она подавила дрожь.
- Ну, так вот, Лауша Охотница, - плутоватая усмешка искривила его губы, - ты поймала меня.
Трепет возбуждения пробежал по ее телу, впрочем, тут же вытесненный плохим предчувствием. Она не должна так отзываться ему. Ликан только что покинул нимф и гарантированную оргию. Он настроился на секс с женщиной этой ночью.
Секс, который она никогда не сможет дать, даже если бы очень захотела, без того, чтобы не навлечь катастрофу.
Тогда почему ее пристальный взгляд скользит по его влажной груди? И опускается по дорожке волос от его пупка вниз, до низкосидящих поношенных джинсов на его бедрах, затем ниже… она едва не задохнулась, увидев там выпуклость.
Люсия догадалась, что он, должно быть, тоже рассматривал ее, потому что выпуклость увеличивалась. Она быстро взглянула на него и обнаружила, что глаза ликана прикованы к ее груди. Ее соски напряглись под влажной тканью, и он так напряженно уставился на них, будто хотел заставить ее футболку исчезнуть одной только силой мысли.
Когда их глаза встретились вновь, его сверкали голубым цветом, ещё раз напоминая, почему связь с ним будет неразумной.
- Беги отсюда, волк. Иначе я заставлю тебя пожелать о том, что ты этого не сделал.
- Этого не случится, валькирия.
- Почему?
Его решительный взгляд вызвал у нее подозрение, настолько нелепое, что оно едва ли заслуживало того, чтобы обращать на него внимание. И тем не менее Люсия никак не могла отделаться от этой мысли.
- Я не… твоя пара или что-то в этом роде, ведь так?
Она не может быть ею.
- Нет. Однако я хотел бы, чтобы было иначе.
Спасибо богам за это.
- Тогда уходи.
Когда он вместо этого подошел еще ближе, она, не задумываясь, рывком сдернула лук, установила стрелу и натянула тетиву. Люсия целилась прямо в сердце, что, конечно, не убьёт такого бессмертного, как он, но нанесет ему вред на долгое время.
- Стой там, где стоишь, или я выстрелю.
Ликан не остановился.
- Ты не сделаешь этого. Ведь я не намериваюсь причинить тебе никакого вреда.
- Это не пустая угроза, - добавила она со сталью в голосе.
Выражение его лица стало нетерпеливым, как будто он не мог понять, откуда взялась ее настороженность.
- Я выстрелю, если подойдешь ближе.
Он подошел ближе. Она выстрелила ему в сердце. Или на четыре дюйма правее, решив в последнюю секунду изменить положение прицела.
Стрела попала в его крепкую грудь, полностью, до оперения, войдя в мышцы.
- Черт возьми, женщина! - прорычал оборотень, сердито глядя на свою грудь.
Елейным голосом она напомнила ему:
- Я велела тебе не приближаться.
Ликан зажав в кулаке оперение, попытался выдернуть стрелу, но ее зубцы сделали это невозможным. Неловко пытаясь дотянуться до спины, он проскрежетал:
- Помоги мне освободиться от этой штуки!
Люсия, прищурившись, глянула на него:
– Я загоняю стрелы. А не вытаскиваю их наружу.
Его подбородок выпятился.
- Ты сделаешь это для меня.
Неожиданно для нее самой уголки ее губ изогнулись. Какой дикий, безумный ликан. Она знает себя.
– С какой стати?
- Потому что, валькирия, - он вновь направился к ней, очевидно, намеренно игнорируя стрелу в своей груди, - к концу этой ночи мы разделим постель, и ты будешь чувствовать себя глупо за стрельбу в своего любовника.
Вздохнув, она отправила в полет ещё одну стрелу.
- О боже, какая я бестолковая. Так что ты там говорил?
Он продолжал приближаться.
- Когда я примусь целовать твои надутые губки…
Следующая стрела вонзилась в его грудь.
Теперь три раны портили его великолепное тело, три струйки крови оставляли дорожки на буграх и впадинах твердых мышц. Стиснув зубы, ликан процедил:
- Это адски больно, девушка, но обнадеживает.
- Ты так полагаешь?
- С расстояния в пятьдесят раз больше этого ты послала три стрелы в шею кобольда. Я получил трио в грудь. Похоже, ты хотела сразу прихлопнуть его, в то время как меня просто щекочешь. Ты не желаешь моей смерти, а это хороший знак. Может, ты так флиртуешь?
Суть происходящего отрезвила ее, и она опять взяла себя в руки.
- Я не флиртую, поверь мне, ты бы знал.
Поскольку катастрофа стала бы неминуемой. Проклятье, он продолжал приближаться к ней.
- Если ты действительно охотница, то не позволишь волку страдать. Держу пари, обычно ты стреляешь, чтобы убить, а не для того, чтобы мучить.
Он заметил это. Не в ее характере пытать. Если в этом не было необходимости.
- Ну, хорошо, если я помогу тебе извлечь стрелы, ты оставишь меня в покое?
- Оставить в покое? Я, черт возьми, скорее, стану носить их, валькирия.
С этими словами он ударил кулаком по первой стреле, загоняя древко так глубоко в тело, что острие вышло сзади. Ликан дотянулся до него и крепко ухватил наконечник. Стиснув челюсти, он стал протаскивать стрелу сквозь грудь, пока перья не скрылись под кожей, и вытащил ее из спины.
В то время как Люсия стояла, открыв рот, потрясенная его стойкостью, оборотень, отшвырнув в сторону окровавленную стрелу, взялся за следующую, повторяя процесс. Каждый раз мускулы на его теле туго натягивались. Освободившись от стрелы, он простонал и расслабился - отчасти. Как если бы получил сексуальную разрядку, но не достаточно насытился.
До некоторой степени Люсия была даже польщена тем, что он предпочел пройти через это самостоятельно, чем воспользоваться помощью. Да, она, возможно, отсекла бы наконечники, предоставив ему возможность вытащить стрелы спереди, но вместо этого ликан выбрал боль - так как не желал оставить ее в покое?
Его сила поразила валькирию, а мужество произвело неизгладимое впечатление. Настороженность вернулась, покалывая кожу острыми иголочками озноба во влажном ночном воздухе.
Извлекая последнюю стрелу, ликан продвинулся в направлении Люсии, затем, слегка поморщившись, освободился от древка и с решительным выражением лица шагнул к ней, приблизившись вплотную.
Валькирия отступила назад, обдумывая возможность использования последней оставшейся стрелы, чтобы уложить оборотня. Она не могла его убить, но задержала бы выстрелом между глаз.
- Полагаю, что заслужил право остаться, так же как и поцеловать тебя?
Она расстроенно выдохнула:
- Как будто ты будешь счастлив от одного поцелуя? Ты надеешься на секс со мной, да только этого не случится.
- Но ты тоже хочешь меня, не так ли?
Позволить ему овладеть ею, горячей и потной, в этом болоте? Люсия сглотнула. Он ликан, он возьмет ее, стоящей на руках и коленях… Сердце валькирии зачастило при этой мысли, но она упрямо встряхнула головой.
- Конечно, нет! Пойми меня, МакРив, я - валькирия. Я не свяжусь с тобой… из-за животных потребностей.
Его голос понизился до рычания, когда он пообещал:
- После одной ночи со мной, Лауша, свяжешься.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:00 #7

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60
Адреналин и желание струились в крови Гаррета, притупляя боль от ран, пока не осталось ничего, кроме нарастающего давления в члене и неодолимого вожделения к существу перед ним.
Валькирия. Он вновь изумился тому, что судьба дала ему в подруги деву-воительницу. И теперь Гаррет не знал, то ли смеяться, то ли плакать. Скорее всего, он бы чертовски обрадовался этому обстоятельству, если бы она прекратила так упорно сопротивляться безудержному влечению между ними.
Всего лишь час назад он пожелал иметь женщину, способную дать отпор. Сейчас же задавался вопросом, почему она борется с ним. Девушка явно возбудилась: аромат желания его подруги был таким притягательным, что ему хотелось с благодарностью опуститься на колени и попробовать ее на вкус. Соски валькирии напряглись настолько, что, вероятно, пульсировали.
Так почему же она сопротивляется? Да, Гаррет уже сожалел о необдуманно брошенных на поле словах. Ликан мрачно размышлял, упадет ли она в его постель, если он признается ей о том, что действительно является королем.
Он нахмурился от внезапно возникшей мысли.
- Другой мужчина… заявил на тебя права?
Гаррет испытал сокрушительную потребность убить его прямо этой ночью.
- Права? На меня?! Никто!
Ее сердце свободно. Значит, оно покорится мне. Гаррет понял, что улыбается.
- И никому никогда этого не добиться, - добавила она.
- Угу. Да неужели?
Его ироничный ответ привел девушку в замешательство.
- Е-еще раз: я совершенно не заинтересована. Ты не мог бы найти более равнодушной женщины.
- Ты забываешь, что я ликан. И могу чуять запах твоего интереса. Боги, ее возбуждение пахло так сладко, аромат был для него, как наркотик.
Лицо Люсии вспыхнуло, легкий румянец окрасил высокие скулы.
- Возможно, меня заинтересовал какой-нибудь другой мужчина на поле.
Ревность опалила его. Гаррет ещё никогда не чувствовал ничего подобного. Он оказался рядом с ней, и, прежде чем Люсия снова успела поднять лук, мозолистые ладони обхватили ее изящную шею.
- Забери эти слова назад, женщина.
Гаррет без труда обуздывал собственную агрессию, накопившуюся во время игры. Гораздо больше усилий потребовалось, чтобы контролировать скачки адреналина в крови после того, когда он наконец встретил подругу. Но чувство ревности оказалось абсолютно непреодолимым.
- Или что?
- Или я буду целовать тебя до тех пор, пока ты не забудешь другого.
Для того чтобы подобрать к ней ключик, он станет соблазнять ее, используя всё самое лучшее из того, чему когда-либо научился, добиваясь женщин.
- Целовать горячо, крепко. Пока ты не станешь молить о большем.
Рядом ударила молния, впрочем валькирия, казалось, ничего не заметила. Гаррет мог бы сказать, что она хотела, чтобы он ее поцеловал, так как совершенно неосознанно ее бедра качнулись ему навстречу, едва не сведя его с ума. Почему же она не уступает?
Лучница уставилась на его губы так, словно прямо сейчас пыталась представить их поцелуй. Но затем пробормотала едва ли не с презрением:
- Этим ты лишь на пару минут отсрочишь приговор, ликан. Кроме шуток.
- Не понимаю тебя, валькирия, - хрипло ответил Гаррет. - Когда это для поцелуев засекали время?
На что будет похож его поцелуй? Будто у нее есть с чем сравнивать.
Опасно затевать такие игры, Люсия.
Оборотень наклонился, обнюхивая ее волосы, горячо дыша рядом с заострённым кончиком ушка.
Только не уши! Они были настолько чувствительны, а он снова коснулся губами кончика. Как приятно…
- О, моей девушке это нравится? - заметил он, опять уткнувшись носом в ее волосы.
У Люсии подогнулись колени, и Гаррет воспользовался этой возможностью, чтобы прижать ее спиной к старому дубу. Его руки, опирающиеся о ствол дерева по обе стороны от ее головы, напомнили ей о его невероятной силе. Ликаны были самыми физически сильными существами в Ллоре, способными передвигать составы. МакРив мог бы сломать ее, как куклу, и все же был невероятно нежен с ней, хотя недавно жестко расправлялся с соперниками на поле.
Даже после того, как я стреляла в него.
Ликан придвинулся ближе, и их тела соприкоснулись. Когда взгляд мужчины опустился туда, где ее грудь встретилась с его израненным торсом и Люсия ощутила требовательную пульсацию его члена, последняя капля здравомыслия отрезвила ее: «Останови это!»
Нужно спасаться от этого оборотня, но она не способна тягаться с ним в скорости всю обратную дорогу до Вал Холла. Более того, валькирии, как правило, никогда не убегали от противника.
Если возникнет необходимость, придется выстрелить ему между глаз. С близкого расстояния. Иначе с его быстротой он может уклониться от стрелы. И ввергнуть ее в пучину страданий.
- МакРив, я даю тебе последний…
Ликан заставил ее замолчать обжигающим поцелуем в шею, скользя языком по прохладной коже. Трепеща от удовольствия и удивления, валькирия кусая губы, уставилась в ветви над своей головой.
Но все же когда он потерся о нее своей эрекцией, она закричала:
- Отпусти меня, сейчас же!
Оборотень и не подумал подчиниться, поэтому Люсия вдавила большой палец в одну из его ран. Его тёмные когти вонзились в дерево, однако он не освободил ее.
- Женщина, это чертовски больно.
- Тогда прекрати целовать меня!
- Боль пустяк, не целовать намного хуже.
Его рот снова опустился к шее валькирии. Ликан, казалось, не просто целовал, он ею наслаждался… покоряя.
- Я могу причинить гораздо худшую боль, - почти бессознательно пролепетала Люсия, стараясь держать глаза открытыми, пока скользил его язык.
- В моем теле только одно болезненное ощущение, - Гаррет отстранился, изогнув в ухмылке уголок губ. - И ты вскоре избавишь меня от него.
Так грубо и сексуально. Люсия не могла вспомнить последний раз, когда чувствовала такое сильное влечение к мужчине… Ее мысли путались.
Нет, я могу вспомнить последний раз. Отчетливо. Валькирия до сих пор расплачивалась за это.
Она попыталась вырваться, но ликан прижал ее к себе. И, Фрейя, помоги ей, она хотела этого.
Нет!
Довольно притворяться, что она нормальная женщина, изнывающая от желания поскорее отдаться самому сексуально притягательному мужчине, какого когда-либо видела.
- Никогда, МакРив!
Она может быть такой же жестокой, как и любая из ее сестер. Просто выказывание врожденной свирепости не являлось ее первым порывом в конфликте, что, впрочем, вовсе не означало, что Люсия не способна завестись с пол-оборота, когда это действительно необходимо.
- Поцелуешь меня снова, ликан, и я заставлю тебя пожалеть об этом.
Он поцеловал. Поэтому она двинула его между ног, нырнув в сторону. Когда он рухнул на колени, валькирия рванула прочь. Но услышала, как оборотень прохрипел:
- И все же я не жалею.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:00 #8

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Вновь преследуя валькирию, Гаррет, с яйцами, ноющими после удара, и ранами на груди, горящими огнем, бежал через болота и ручьи дельты по следу ее пьянящего аромата.
- Я чую тебя и знаю, что ты рядом.
Да, она была близко. Ликан закрутился на месте, прищурившись.
- Не убегай от меня! Тебе не скрыться.
И мы жаждем преследования. О, боги, как мы жаждем этого.
- У тебя осталась только одна стрела.
- Но я использую ее с толком, - раздался шепот над ним.
Прежде чем Гаррет успел поднять голову на звук, она повалила его на ложе изо мха, упершись коленями в плечи и вдавив стрелу в лоб.
Медленно, с благоговением в голосе ликан прорычал:
- Ты - мне - нравишься, девушка!
Такая прекрасная, такая неистовая. Карающий ангел с причудливым, казалось, пылающим луком, склонившийся над ним.
Когда со лба заструилась кровь, стекая по виску, Гаррет добавил:
- Ты не выпустишь стрелу, валькирия. Ты тоже что-то чувствуешь ко мне.
Лучница выглядела ошеломленной, как если бы ее одолевали сомнения.
- Бьюсь об заклад, если ты намечаешь цель, то уже не колеблешься.
После его слов она стиснула зубы, словно заставляя себя принять решение.
- Но ты не сможешь выстрелить.
В то самое мгновение, когда девушка ослабила напряжение тетивы, Гаррет опрокинул ее на спину, накрывая своим телом, и охнул, ощутив, как все ее пышные изгибы прижались к нему. Оба бурно дышали, ее грудь соблазнительно вздымалась и опадала.
Его подругой оказалась миниатюрная красавица, с гладкой золотистой кожей и полными губами. Ее высыхающие волосы приобретали глубокий карамельный цвет. На ощупь они походили на шелк и пахли божественно.
Словно наконец-то вернулся домой.
- Такое чувство, точно мы с тобой давно знакомы.
О, боги, действительно. Словно прежде они испытывали нечто подобное. Люсия будто знала его объятия, и только что, задохнувшись от переполнивших ее ощущений, вспомнила.
Что с ней происходит? Он прав - если она намечала цель, то никогда не колебалась. Но в него выстрелить не смогла!
МакРив завладел ее ртом. Люсия уже приготовилась отшвырнуть ликана, как у Гаррета вырвался стон, видимо, одно лишь простое соприкосновение губ доставило ему столько наслаждения, что он не смог сдержаться. Поцелуй сделался глубже, МакРив, все крепче прижимая настойчивые губы, языком побуждал ответить ему.
Это потрясение - целоваться спустя столько веков. Ощущать жар мужского тела поверх своего под холодными каплями дождя.
Над ними полыхнула молния, и валькирия поняла: это из-за нее. Рука, держащая лук, разжалась, другая - обхватила затылок ликана. Когда Люсия, задыхаясь, приоткрыла губы, он ворвался в ее рот своим восхитительным языком, в то время как она, по-прежнему не отзываясь, просто принимала его ласки.
Отстранившись, МакРив наградил ее пристальным взглядом - давая понять присущим исключительно мужчине выражением глаз свое намерение сотворить с ней самые греховные вещи. Ах, этот взгляд. Лишающий ее разума…
- Твои глаза становятся серебристыми, - проурчал Гаррет с возрастающим густым акцентом. - Ты тоже хочешь меня.
Прежде чем продолжить, он приказал:
- Ну же, верни мне поцелуй.
На протяжении всей долгой жизни многие мужчины пытались соблазнить Люсию, но она с легкостью от них отделывалась. Что такого особенного в этом ликане? Как будто он в точности знал, как достучаться до той самой необузданности в глубине ее души и разбудить в ней желание.
Темная сторона, которой валькирия так боялась, захватывала власть и подчиняла ее себе.
Это будет просто поцелуй. Я никогда не позволю чего-то большего, чем это…
Тело стремительно охватывало страстное томление, грудь наливалась тяжестью. Похоть поглощает меня. Не могу бороться…
Люсия изголодалась по подобным ощущениям. А тут в ее распоряжении такой щедрый подарок. Желание нарастает… теряю контроль… теряю…
Все, проиграла. Но это так… правильно. Со стоном валькирия сдалась.
Инстинкт внутри ликана взревел: «Она нуждается в тебе. Жаждет своего мужчину».
Помедлив, Люсия потянулась к нему губам, по собственной воле позволяя ему скользнуть внутрь. Язык Гаррета погрузился в глубину ее рта, пробуя, упиваясь. Когда она поцеловала его в ответ, прежде неуверенно лизнув, оборотень застонал и крепче прижал валькирию к своему телу.
Она принимает меня. Гаррету хотелось рычать от удовольствия. Этой ночью я приведу мою женщину домой. В свою постель, в свою жизнь. Наконец, после стольких лет в ожидании ее…
Люсии.
Каждым робким прикосновением, она разжигала его желание. Когда их языки страстно переплелись, а дыхание смешалось, Люсия не отрываясь от его рта пораженно застонала.
В ней словно прорвало невидимую плотину, как будто валькирия, так же как и ликан, ждала этой ночи в течение многих столетий. Она не только разделяла его невообразимый сексуальный голод, но даже испытывала его еще острее.
Глубоко целуя Люсию, Гаррет одной рукой сжал ее бедро, другой потянулся к груди. Он было нерешительно помедлил, но валькирия, как по волшебству, выгнулась под его ладонью и, жалобно всхлипнув, прижалась к ней.
- Боги, ты сводишь меня с ума, Лауша, - прошептал он ей в губы.
Ликан обхватил одну щедрую упругую грудь, затем другую, познавая их дразнящую тяжесть.
Люсия задрожала от прикосновений и вскрикнула, когда его большой палец поочередно прошелся вокруг напряженных сосков. Гаррет склонился, накрывая ртом один из тугих бутонов, и Люсия выдохнула:
- Что ты…
Он всосал сосок сквозь футболку, и слова замерли в горле валькирии, вытесненные стоном. Люсия окончательно выпустила лук и вцепилась в волосы на затылке Гаррета, удерживая у своей груди. Мир вокруг, казалось, растворился, и для ликана ничего не существовало, кроме его подруги, - ее облика, аромата, близости ее чувственного тела. Продолжая посасывать соски, он потянулся вниз, отстегивая и отбрасывая в сторону кожаный колчан.
Руки валькирии обвились вокруг его шеи, а стоны, становясь все более безудержными, сливались с рычанием ликана, пока он ласкал ее.
Но тут Люсия прошептала:
- Не больше, чем это, МакРив, только это…
- Да, только это.
Для начала.
Его заверение, казалось, придало валькирии смелости, окончательно уничтожив остатки сопротивления. Она перекатилась и оседлав Гаррета, потерлась о него промежностью. Он до боли жаждал пометить ее, заявить права на ее нежное тело, но даже вообразить не мог женщину, так нуждающуюся в разрядке, как Люсия. Когда же она опустилась поверх его члена, почти крадя семя, Гаррет поспешно подмял ее под себя.
Желание захватить верх управляло обоими, каждый стремился стать хозяином положения, переворачиваясь снова и снова.
Если она так хочет скакать на нем, что ж - он всецело отдастся в ее распоряжение, но позже. Сейчас же Гаррет было необходимо, чтобы валькирия, закинув руки за голову, распахнула бедра и, готовая принять его, неотрывно смотрела ему в глаза. Ликан снова перекатил ее под себя, и раздвинув ее ноги коленями, прочно обосновался между ними.
Наконец-то его подруга подчинилась, но не раньше, чем ее маленькие коготки разукрасили царапинами его спину. Гаррет приподнялся и запрокинув голову с удовлетворением зарычал. Она довела его до сумасшествия, до безумного желания. С каждым ее вскриком он все больше подпадал под ее чары.
Как я столько жил без этого?
Но потом возникло тревожное чувство. Еще ни разу он так не сходил с ума из-за женщины. Гаррет понимал, что его жизнь уже никогда не будет прежней, если он продолжит начатое этим вечером. Пугающая перспектива для любого мужчины. Но, взглянув на валькирию, распростертую под ним, Гаррет понял, что должен заполучить ее, несмотря ни на что.
Приняв решение, ликан потянулся вниз и выпущенным когтем распорол ее шорты по швам. Сдвинув обрывки ткани к ее талии, Гаррет неуклюже завозился, стаскивая до колен свои влажные джинсы.
Ее трусики оказались черными и гладкими - адски сексуальными. Гаррет подцепил тонкую ткань, уже собираясь сорвать их, но Люсия схватила его за запястье.
- Не надо!
- Не могу больше, я ждал так долго…
Мой член вот-вот взорвется. Ему так хотелось, чтобы это произошло - внутри нее. Он должен изливать семя глубоко в лоне, пока будет отмечать ее как свою вечную собственность.
Люсия затрясла головой с выражением растущей паники на лице.
- Я не могу! Они… они останутся.
Замешательство.
Соблазни ее.
Он склонился между ее ног и поцеловал через ткань трусиков. Люсия задохнулась, но вздох перешел в стон, когда он стал вылизывать, покусывать и в блаженстве тереться носом.
Как только Люсия беспомощно отозвалась, все выше приподнимая бедра к его рту, Гаррет снова попытался избавиться от трусиков.
- Прекрати! - вскрикнула она.
С рычанием накрывая валькирию своим телом, ликан намотал ее волосы на кулак.
- Лауша, мне надо взять тебя. Я доставлю тебе наслаждение, заставлю кончать, пока ты не охрипнешь от крика.
Он подчеркнул свои слова, качнув бедрами.
Глаза валькирии расширились, как только его член уперся в ее скрытую скользящей тканью женственность.
- О…ох!
- Ты уже готова, верно?
Она кивнула.
- Думаю… не знаю.
Узнаешь. Он поможет ей. Гаррет толкнулся в нее.
- Ох! Не останавливайся! Пожалуйста…
- Так?
- Да, так. Ах, да! - Она запрокинула голову. - Только не останавливайся!
- Не стану. Я могу излиться на тебя, но не остановлюсь.
Гаррет терся о нее, изо всех сил стараясь сдержать свое семя. Он был на грани, спазмы удовольствия уже прокатывались по его напряженному до предела члену, головка увлажнилась.
Молния ударила в дерево рядом с ними, но Люсия этого не заметила, а он сразу забыл, когда увидел потерянное выражение на ее лице, переливающиеся серебром глаза…
О, боги, да она вот-вот кончит.
- Да, Лауша!
Хрипло дыша и обдирая колени, Гаррет яростно вталкивался в ее промежность, отчаянно желая войти и ощутить, как она сжимается вокруг него.
- Кончи для меня…
Валькирия закричала, ее ноги широко раскрылись, она прижалась высокой грудью к его торсу. И пока Гаррет работал бедрами, Люсия, вцепившись когтями в его спину, крепко притягивала ликана к себе.
Моя! Теперь ты моя…
Гаррет наклонился к ее ушку:
- Ты свела меня с ума и изменила абсолютно все.
Протиснувшись рукой между их телами, и подцепив ее трусики, он прорычал:
- Поэтому я перейду к делу, красавица, и оттрахаю тебя до посинения, поскольку если я готов быть порабощенным тобой, то, в свою очередь, хочу стать твоим господином.
Ликан легким движением сорвал шелковистый клочок ткани, и головка его члена скользнула по влажным складкам, пропитанным соками оргазма. Глаза Гаррета уже закатились в предвкушении, когда Люсия закричала:
- Нет!
Она толкнула его в грудь:
- Нет, не смей!
Это походило на то, словно он окатил ее ледяной водой. моментально остудив страсть валькирии.
- Я не соглашалась на это!
- Что за чушь ты несешь!
Люсия продолжала вырываться.
- Отпусти меня!
Она испытывает ужас.
Несмотря на то, что его член едва не взрывался, так жестко пульсируя, словно он прищемил его дверью, а распухшие яйца ломило от неизлившегося семени, Гаррет все же отпустил ее.
- Я не хочу этого… не хотела.
Он находился всего лишь на расстоянии одного толчка от того, чтобы заклеймить свою подругу…
- Ты не хотела?
Гаррет вскочил, натягивая джинсы. Когда он попытался застегнуть их на напряженном члене, страстное желание обратилось в невероятные по силе гнев и разочарование, каковых он вовек не знал.
- Тогда почему скакала на мне, словно распутница, зачем сосала мой язык?
Люсия ахнула, пытаясь привести свою одежду в порядок, и бросилась за луком с колчаном. Как только она собрала оружие, их взгляды одновременно упали на черные трусики, сорванные с нее Гарретом. Валькирия наклонилась за ними, но ликан выхватил их у нее из-под носа и сунул себе в карман.
Люсия в смятении моргнула, отступая.
- Не уходи, - прорычал он. - Думаешь, я не последую за тобой?
- Ты ничего не понял!
В ее глазах… страх?
- Так объясни! Это из-за того, что я оборотень?
- Если попытаешься пойти за мной, я… я возненавижу тебя навечно.
Черт побери! Что происходит? Похоже, она намерена спасаться от него бегством всю жизнь.
Внезапно в голове Гаррета всплыла история трагической участи его кузена Боуэна. Бесцельное существование Боу после того, что случилось, когда подруга, принадлежащая другому виду Ллора, убежала от него, стало поучительным для всех мужчин-ликанов.
Женщина кузена погибла страшной смертью, спасаясь от него.
При мысли о том, что Люсия может пострадать, Гаррета охватил леденящий ужас. Он резко вдохнул и, с трудом сохраняя самообладание, наблюдал, как та, которую он желал сильнее всего на свете, ускользает из его рук.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:01 #9

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Что только что произошло? Как?
Люсия вела себя чуть ли не бесстыдно, едва не утратила непорочность - в том числе и свои способности - да еще прямо перед Воцарением!
Одна ошибка могла стоить ей силы. Поскольку Скади ничем ее не одаривала. Мастерство стрельбы было ей дано взаймы и на определенных условиях.
Как близко она подошла к краю. Как близко…
До сих пор ее тело все еще звенело, словно натянутая струна от его прикосновений, желая большего.
Люсия оценила реальные последствия собственного безрассудства. Воцарение подразумевало появление Круаха. Уступить ликану означало лишиться стрелковых навыков. Она стала бы абсолютно беззащитна, если бы Кром Кровавый освободился из своей тюрьмы и пришел за ней.
Пришел, чтобы взыскать с меня долг…
Что бы там ни определил МакРив по выражению на ее лице, это заставило его отступить с поднятыми ладонями.
- Тише, девочка. Не бойся. Тебе нечего опасаться меня.
Люсия осознала, что ее глаза стали безумными, а сердце заколотилось от ужаса.
- Я-я не боюсь тебя!
Я боюсь его - боюсь вновь оказаться в его заваленном трупами логове.
Она прижала тыльную сторону ладони ко рту, почувствовав позыв к рвоте.
Люсия, я давал тебе мясо и вино…
- Постой, валькирия, просто погоди. Я не хотел обижать тебя.
МакРив рассеянно потер рукой все еще напряженный член, будто он причинял ему боль. Ее тело сразу отозвалось на этот жест.
- Если ты точно решила уйти, тогда давай увидимся здесь в эти выходные, - натянуто произнес он, словно это была неимоверная уступка с его стороны. - Встретимся в субботу в полдень. Это даст нам обоим время остыть и все обдумать.
Его предложение удивило ее.
- Я… я не знаю.
Он заверил, что она не его пара, но Люсия подумала, что, вероятно, ликан соврал, потому что его отклик был очень страстным. Теперь она начала сомневаться, поскольку в этом случае он бы бил себя в грудь и рычал: «Моя!», - перекинув ее через плечо.
- Хорошо. Я согласна, - солгала она, почувствовав то, чего не испытывала с мужчиной на протяжении долгого времени. Пяти сотен лет, если быть точной.
Ужас.
Этой субботней ночью в дельте не было дождя. Лишь тишина.
Гаррет ждал валькирию, начиная с четверти одиннадцатого утра. Он вскочил на рассвете, слишком взволнованный, чтобы оставаться в постели, и начал собираться. МакРив намеревался позаботиться о своем внешнем виде, чтобы представлять собой достойного мужчину, лидера, коим являлся. Непохожего на крепко пьющего драчливого матерщинника, как, вероятно, подумала о нем Люсия.
Тут-то Гаррет и обнаружил, что у него нет ничего, кроме вытертых до дыр джинсов, изношенных ботинок и футболок. Едва ли он достойная пара для этой девушки с ее утонченной красотой. Проклятье, в любом случае это не имело значения.
Она не пришла. Одного он не знал - почему. Да, валькирии презирали ликанов, считая их животными. Но Люсия ответила ему.
Боги, как она отозвалась. Она-то получила разрядку, предоставив его, страждущего и изнывающего от желания, самому себе. Гаррет видел Люсию в пылу страсти, она превзошла ожидания и мало походила на женщину, что представлялась ему в воображении. При воспоминании о ее эмоциональном отклике член Гаррета вздыбил ткань изношенных джинсов, и он потер его ребром ладони, пытаясь ослабить мощную эрекцию. Всю неделю Гаррет провел в таком состоянии, словно перевозбужденный юнец, впервые оказавшийся в публичном доме, независимо от того, сколь часто приводил себя к разрядке. Ликан надеялся оказаться сегодня внутри нее, представляя это себе тысячами различных способов.
Она не придет.
Он уточнил время, глянув на дисплей спутникового телефона. Десять вечера. Любой дурак бы уже понял. От разочарования ликану нестерпимо захотелось выругаться. Как оказалось, Люсия отнюдь не торопилась упасть в его страстные объятия. Желание Гаррета исполнилось, но лучше бы он его не загадывал.
Как только она оставила его той ночью, Гаррет вытащил Монро и Уильяма из все еще продолжающейся игры и приказал:
- Нам нужно выяснить все, что только возможно о наших соседках, валькириях. О каждой из них.
МакРива крайне удивило, как мало ликаны знали об этой фракции Ллора. И он снова заставил друзей поклясться сохранять все в тайне.
- Никому ни слова. Если до старейшин клана дойдет слух о том, что они вот-вот получат валькирию в качестве королевы…
Он и близнецы решили, что никто не должен знать о Люсии до тех пор, пока она не получит метку Гаррета - знак от укуса на шее. Зверь внутри любого ликана распознает предъявленные Гарретом права и будет знать, что она всегда находится под его защитой.
Затем троица прочесала улицы Нового Орлеана, города, который они не часто посещали, и все это время Гаррет с нетерпением считал часы до новой встречи с валькирией.
Добыча информации оказалось делом не из легких. Новоорлеанские ллореанцы подозрительно относились к прибывшим в их город новоселам-ликанам, и были настороже из-за приближающегося Воцарения. Гаррет пришел с пустыми руками, однако близнецы сумели очаровать владелицу магазина Вуду, рассказавшую им немало.
Сейчас, пока Гаррет ждал валькирию посреди болота, он вспоминал, что они узнали о Люсии…
- Она знаменита искусством стрельбы из лука, - сказал Монро. - Больше ничего особенного о ней узнать не удалось.
И это все, чем она славилась?
- Должно быть что-то еще. Что она любит делать? Какие у нее интересы?
- Никто не знает, - ответил Уильям, - она только Лучница.
Как будто не было необходимости добавлять к этому нечто большее. Только то, как ее распознавали.
Монро добавил:
- Но ходят слухи, что она испытывает мучительную боль всякий раз, когда промахивается.
К счастью, Гаррет не знал, насколько часто подводило валькирию мастерство. Однако после слов друга в груди возникла тяжесть.
Не это ли причина того, что она стала настолько искусной?
Прежде всего они узнали, что валькирии являются необычными существами. Одно только их происхождение восхищало. Каждая валькирия имела трех родителей. Всякий раз, когда невинная дева встречала смерть с необычайной храбростью, скандинавские боги Фрейя и Один поражали ее молнией, возрождая к жизни в Валгалле1. Дева пробуждалась исцелившейся, невредимой и беременной дочерью-валькирией.
Матери валькирий происходили из всех видов Ллора: фурии, ведьмы, перевертыши2, даже люди. Поэтому каждая из дочерей обладала уникальной внешностью и отличительными особенностями матери, но все они, в свою очередь, наследовали характерные черты Фрейи и ее пресловутую жадность: их фактически можно было загипнотизировать сияющими драгоценными камнями, особенно бриллиантами.
Ходили слухи, что валькирии способны разбивать стекла пронзительными криками, обладают сверхъестественной скоростью и отсутствием потребностей в еде или питье. Вместо этого они потребляли электрическую энергию земли и генерировали молнии, когда испытывали сильные эмоции.
Легенда о валькириях, в которую Гаррет никогда особо не верил до тех пор, пока близко не столкнулся с одной из них. Молнии сверкали в ту ночь, и не только из-за грозы.
Гаррет также многое узнал о каждой валькирии в отдельности. Никс - их прорицательница, по слухам, трехтысячелетняя и безумная, как шляпник. Реджин, с сияющей кожей - последняя из рода Лучезарных. Анника - неустрашимая глава Новоорлеанского ковена валькирий, специалист по стратегии, чья основная цель уничтожение вампиров.
Никто не знал, кем по происхождению являлась мать Люсии или какой она была, но владелица магазина сказала, что это Воцарение будет для валькирии третьим. Это подразумевало, что ей больше тысячи лет, - почти его собственный возраст.
В конечном счете у Гаррета появилось о ней больше вопросов, чем ответов…
Она не придет.
Проклятие, почему? Он выказал ей страсть и выдержку. Но как Люсия переменилась в конце. Дрожащая, с безумными глазами. Может, испугалась своей мощной реакции? Или его?
Гаррет вспомнил, что однажды сказал ему Боуэн:
- Мы не осознаем свойственной нам свирепости. - Безжизненные глаза кузена были полны утраты. - Что привычно для нас, необычно для других.
Собственная подруга Боуэна любила его, пока не увидела обернувшимся. А после этого, не разбирая дороги бросилась прочь.
Люсия тоже сбежала, но она еще не видела и проблеска зверя.
Ликаны называли обращение - выпустить зверя из клетки. Гаррет стал бы выше, мощнее, его клыки и черные когти удлинились. Свирепая и грозная тень зверя замерцала бы по всему телу.
Нет, Люсия не видела меня таким. Гаррет хмуро посмотрел на растущую луну. Но скоро увидит.
И умчится куда глаза глядят, если он не примет мер. Еще один взгляд вверх, и Гаррет понял, что ему придется сделать в полнолуние.
- О, Лауша, девочка моя. Будет больно. Но иного пути нет.
А пока, раз она не пришла к нему, он снова сам пойдет к ней. Гаррет встал и повернулся к Вал Холлу - дому валькирий. С тех пор, как встретил подругу, он следил за этим необычным местом. Молнии бомбардировали поместье, непрерывно сверкая над старинным особняком. По всему участку торчали громоотводы. Дымящийся мох свисал с обгоревших дубов. Изнутри доносились пронзительные крики валькирий.
Ничто из этого не имеет значения, кроме того факта, что Люсия находится там. И каждый шаг приближает его все ближе и ближе к ней.
Сноска
1. Вальхалла (Valhalla) - в германо-скандинавской мифологии - небесный чертог в Асгарде для павших в бою; рай для доблестных воинов.
2. Shifters - оборотни-перевертыши. В данном случае речь идет не о вервольфах.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:01 #10

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

- Ликаны на нашем заднем дворе. Орда вампиров рыскает по всему миру в поисках валькирий. С весёлым Воцарением! - воскликнула Реджин со своего «командного пункта», также известного как обеденный стол, который теперь стоял заваленный картами и бумагами, освещенными сиянием ее лица.
Чем более возбужденной становилась Реджин, тем больше сияла. Но это была не единственная причина, по которой ее прозвали Лучезарной…
Люсия неопределенно хмыкнула, слушая сестру вполуха, ей показалось, что она заметила что-то снаружи дома. Держа лук на коленях, она свернулась на подоконнике, вглядываясь в ночь. Но только газовые фонари, словно робкие следы во мраке, мерцали вокруг Вал Холла.
Сегодня Люсия должна была встретиться с оборотнем. Всю неделю она провела словно в тумане, зная, что не может увидеться с ним, однако искушение было велико. Валькирии хотелось выяснить, почудился ли ей тот незабываемый вкус его губ. Хотелось понять, в чем причина того, что она не смогла выстрелить ему между глаз. Почему все в ней взбунтовалось от одной только мысли об этом?
И для чего он забрал ее трусики?
Поступок ликана привел ее в замешательство так же, как и все остальное той ночью. В отличие от сестер, которые были одержимы всякими женскими штучками, Люсия носила спортивные вещи, бесшовные и практичные. Она не покупала сексуальных шелков марки Agent Provocateur1, предпочитая бренд Under Armour2, бельё которого продавалось по несколько штук в упаковке. И никогда не думала, что кто-нибудь увидит ее трусики, пока оборотень не утащил их. Зачем?
Люсия вздохнула. Конечно, теперь, когда она его провела, МакРив сам оставит ее в покое. Тем не менее, даже просто размышляя об этом, Люсия почти ожидала воочию увидеть ликана, идущим к поместью, обозленного, с великолепным мрачным лицом.
Но сейчас снаружи никого не было. Она расслабила пальцы, сжимающие лук.
В конечном счете возможность выбора, встречаться ей с МакРивом или нет, уже уплыла из рук Люсии. Ее планировщик задач был переполнен под завязку, после того как ковен узнал, что вампиры Орды охотятся за одной конкретной валькирией, хотя они так и не выяснили, за кем именно.
Вампиры были самыми ненавистными врагами валькирий. Они могли перемещаться - или телепортироваться - из одного места в другое, исчезая и появляясь вновь по велению мысли, что значительно усложняло их уничтожение. Когда-то могущественная королева валькирий, Фьюри, отправилась на битву с лидером Орды, Деместриу, и больше не вернулась…
Хуже того, Иво Жестокий, второй по значимости в Орде после Деместриу, рыскал здесь со своими людьми. По слухам, Иво замыслил нечто более гнусное, чем обычно, и объединился с Лотэром, Врагом Древних, также давним противником валькирий.
- Попытаюсь угадать, - заявила Реджин. - Держу пари, пиявки ищут меня. Потому что я сияю и страшно умная. Они, вероятно, хотят размножаться со мной.
Люсия вздохнула, надеясь, что сестра шутит.
- Несомненно.
- И что, черт возьми, здесь делает Лотэр? От его вида всегда мурашки бегут. Уму непостижимо, что некоторые женщины считают его горячим.
Реджин встряхнула головой, отбрасывая белокурые локоны на сияющие плечи.
Еще одна тайна от Реджин. Люсия как раз одна из этих женщин. Она всегда считала этого могущественного светловолосого вампира с глазами цвета коралла весьма интересным и относила к непостижимо-притягательному типу мужчин, подходящих под определение «убьет или зацелует». И Люсия была не единственной, кто разделял эту точку зрения.
- Думаешь, Анника действительно обнаружит пиявок в NOLA3? - спросила Реджин.
- Не знаю.
После полученных новостей воинственный лидер их ковена Анника, и другие валькирии отправились в город на поиски вампиров.
- Прежде они всегда избегали Штатов.
Что и стало причиной, по которой ковен валькирий переехал сюда. Люсия слышала, что для многих ликанов это также послужило поводом перебраться в Америку из Шотландии.
- Надеюсь, что они в городе. Мне не терпится с ними встретиться!
Реджин вскочила, угрожающе размахивая одним из двух мечей, которые обычно носила в ножнах, скрещенных на спине, в дополнение к постоянно пристегнутому кинжалу на предплечье.
- И бы воздала должное их яйцам!
Это стало новой страшилкой Реджин: пировать на вражеских яйцах.
- Редж, если ты намерена угрожать мужчинам подобной карой, то, полагаю, можешь получить не тот результат, на который надеешься. Эти недоумки скорее подумают о минете, чем об угрозе.
- А? Не важно.
Перед уходом Анника приказала Реджин и Люсии связаться со всеми путешествующими членами ковена и немедленно призвать их домой. Но прежде всего им надлежало удостовериться, что Эмма, приемная дочь-полукровка Анники, возвращается в Вал Холл из Парижа.
К сожалению, когда наконец-таки сестры смогли дозвониться до Эммы, обычно довольно кроткая полу-вампир полу-валькирия отказалась ехать обратно. Она говорила о каком-то мужчине, которого встретила, - об очень горячем мужчине.
Анника впадет в бешенство. Реджин, имея на то серьезные основания, тайно прозвала лидера их ковена Анника Аневризматическая.
- Подруга, ты какая-то дерганная весь день, - заметила Реджин, вкладывая в ножны меч. - Что с тобой случилось?
Я продинамила ликана с восхитительными губами и горящими золотом глазами, который смотрел на меня так, словно я самое прекрасное существо в мире.
- Это из-за новых соседей, которых ты видела? - спросила Реджин.
Люсия доложила ковену, что ликаны вторглись на территорию валькирий.
- Огоооооо, оборотни в NOLA. - Реджин фыркнула. - Если они намерены и впредь выползать из конуры, думаю, правило «с глаз - долой, из сердца - вон» тут не сработает, а?
Редж окрестила ликанское поселение «конурой». К ее восторгу, название прижилось среди валькирий.
- Выползать? - переспросила Люсия. - Они ведут себя так, будто это место им принадлежит.
- Ну, наверное, нам надо отЦезароМиланить4 их задницы и показать кто в доме хозяин. Tsst, tsst5!
- Уверена, это сработает, - ответила Люсия с облегчением, поскольку внимание Реджин переключилось на бумаги. Иногда сестра становилась проблемой даже для Люсии, особенно когда не участвовала в постоянных, выматывающих сражениях…
Люсия напряглась, ей снова показалось, что она заметила движение в кустах на улице. МакРив?
С того вечера, как они встретились, она многое узнала о нем. С тех пор как его старший брат Лаклейн исчез, Гаррет МакРив является королем клана ликанов, хотя никогда не намеревался становиться их вожаком. До того как взойти на трон, он слыл незнающим удержу бабником и скандалистом, настолько беспутным, что его прозвали Темным Принцем.
Целовался он великолепно, лучше, чем Люсия могла представить себе.
И что бы она сказала, если бы появился МакРив? Кажется, ты хочешь закрутить со мной интрижку. Но я не могу заниматься сексом. Хотя неимоверно сильно хочу. Долг, целомудрие. Люсия была сыта ими по горло. С тех пор как получила шанс встретить настоящего мужчину. Шанс на нормальную жизнь.
Но я отбросила обе возможности куда подальше.
Валькирия прищурилась, определяя, что шевельнулось снаружи. Чертов котяра. Выдохнув сдерживаемый в груди воздух, Люсия осознала, что судорожно вцепилась в лук. Этим утром она проверила свои способности: мастерство осталось прежним. Должно быть, основанием для потери навыков является полное обладание.
Тем не менее весь день она не выпускала оружие из рук, рассеянно водя пальцами по рельефным надписям. Скади колебалась, прежде чем позволила Люсии покинуть Трюмхейм с этим луком из-за ее внутренней «тьмы».
По сравнению с другими валькириями она и Реджин были относительно молоды, но Люсия прожила достаточно и многое успела повидать. Никогда еще она не сталкивалась с мужчиной, который смог бы затронуть ее «тьму» так, как это удалось МакРиву.
Ликан может стать ее самой большой слабостью. Если так, то более неподходящего времени, чтобы явиться, он бы выбрать не смог. Быстрым взглядом Люсия осмотрела их командный пункт. Ее «повинность» даст знать о себе в самое ближайшее время. Они с Реджин сделают то, что выполняли каждые пятьсот лет, и помешают восстать Круаху.
Но на этот раз, вместо того чтобы использовать золотую стрелу Скади и лишить монстра сил до следующего Воцарения, Люсия хотела найти способ убить его навсегда.
Однако тут существовала одна проблема: Кровавый Кром был… божеством. Древним рогатым богом жертвоприношения и каннибализма.
Так что теперь Люсия и Реджин искали то единственное, что могло стереть Круаха с лица земли: dieumort - убийцу богов. Эти чрезвычайно редкие, несущие смерть артефакты были созданы Проклятыми - лигой бессмертных из всех фракций. Они нашли средство, способное уничтожить богов, которые в свою очередь приговорили всех Проклятых к смерти. Лига была распущена, все ее участники исчезли, спасаясь бегством, спрятав свою силу в талисманы, оружие и даже в существ по всему миру и прилегающим к нему измерениям.
Все, что несло в себе силы Проклятых, являлось dieumort. И ходил шепоток о стреле.
Люсия и Реджин обнаружили сотни намеков на ее существование, начиная от различных загадок и заканчивая древними манускриптами с ориентирами, нанесенными на карты. Они приблизились к заключительному моменту, готовясь к поиску по всему миру, и Реджин нравилось раскладывать вокруг себя их расчеты и прикреплять стикеры с краткими пояснениями на географичекие карты для ясности, когда они знали, что никого нет дома.
Сегодня наверху находилась только Чокнутая Никс, но она не в счет, так как на самом деле безумна. Она могла видеть будущее настолько ясно, что настоящее и прошлое воспринималось ею не всегда адекватно. Если бы Никс и прошлась сейчас мимо командного пункта, то она, вероятно, тут же забыла бы об этом или же, глядя на разбросанные карты, подумала: «Поздравительные открытки. Должно быть, уже декабрь».
Люсия и Реджин неоднократно обращались к ней за помощью в поисках носителей силы. Когда они задали этот вопрос в первый раз, Никс удивилась:
- А что такое dieumort?
Как только валькирии объяснили, прорицательница пообещала разобраться с проблемой. Но как бы в дальнейшем они не доставали ее расспросами, Никс гнула свое:
- Ну, вот что такое этот dieumort?
Никто в их ковене не знал, что Люсия и Реджин потратили уйму времени, собирая информацию об убийце богов, потому что они никогда ни единой живой душе не рассказывали о том, что произошло из-за Круаха. Их сестры знали, что Люсия в случае промаха испытывает боль, но не имели представления почему. Равно как и не ведали того, что Люсия скадианка. Просто не возникало причин рассказывать кому-либо об этом. Люсия замечательно справилась со своей обязанностью как в прошлое Воцарение, так и в предыдущее, и сделает это снова…
Ушки Люсии дрогнули в тот момент, когда Реджин предупредила:
- Кто-то идет!
- Прячь все!
- Эй, может не будем, - возразила Реджин. - Мне надоело действовать украдкой, постоянно скрываться и чувствовать себя виноватой, как будто мы украли колесницу Фрейи и повредили у нее колесную ось. Давай расскажем правду. Привлечем всех на этот раз.
От этой идеи Люсии стало тошно.
- Ты поклялась, Редж!
- Ну, хоть один разок я хотела бы дать понять всему ковену, что я - божественно умна.
Увидев непреклонное выражение лица Люсии, Реджин добавила:
- Нет, ну, правда. Ты представляешь, как закипят их мозги, если они узнают, что мы такие необыкновенные умницы? А не рабы видеоигр?
- Реджин!
Люсия, должно быть, выглядела столь же ужасно, как и чувствовала себя, потому что Лучезарная пробормотала:
- Ладно. Будем вести себя как прежде, изображая бестолочей, слоняющихся без дела. Как всегда. Но, если мы укокошим бога, я расскажу об этом каждому, кого знаю! Два слова: Пресс. Конференция.
Пока они поспешно прятали свои материалы, Люсия предположила:
- Это, наверное, Анника.
Которая не обрадуется тем новостям, что сообщат Реджин и Люсия. Твоя приемная дочь встретила мужчину и сказала, что вернется домой… короче говоря, она вернется, когда ее счастливой заднице будет угодно.
Закончив с бумагами, сестры метнулись к дивану. К тому времени, когда Анника ворвалась через дверь, они уже сидели в гостиной, крася ногти на ногах друг друга, и смотрели очередной эпизод «Последнего героя».
И ни единого намека на то, что эта парочка замышляет убить бога - навечно.
Судорожно хватая ртом воздух, Анника выдохнула:
- Мист здесь? Или Даниэла? - Она бессильно привалилась к массивной двери, вглядываясь в темноту. - Они вернулись?
Реджин ответила:
- Мы думали, они с тобой.
- Никс?
- Зависла в спящем режиме в своей комнате.
- Никс! - завопила Анника через плечо. - Спускайся!
Люсию так и подмывало сказать: «Желаю удачи в завоевании ее внимания». Прорицательница действовала только по Стандартному Времени Никс.
Анника, захлопнув дверь, закрыла ее на засов.
- Эмма уже в пути?
Она уперлась руками в колени, все еще пытаясь отдышаться.
Люсия и Реджин виновато переглянулись.
- Ну, она, м-м-м, не вернется прямо сейчас.
- Что? - взвизгнула Анника. Аневризм через пять, четыре, три, два…
Реджин решительно выложила:
- Она там встретила какого-то горячего мачо…
Анника вскинула руку, останавливая ее:
- Надо убираться отсюда.
И где же крышесносный катаклизм по поводу Эммы? Люсия нахмурилась.
- Не понимаю слова «надо»… Ты что хочешь, чтобы мы ушли?
Или даже сбежали? Валькирии никогда ни от чего не убегали. Монстры бегут от нас. Так было всегда.
Но ты же сбежала от того ликана.
Заткнись.
- На нас сейчас рухнет самолет, да? - Лучезарная вздохнула. - Это будет так больно.
Люсия согласилась:
- Ну, от крушения я бы, пожалуй, смоталась …
- Уходим… приближается нечто, - повторила Анника. - Скорее.
- Здесь мы в полной безопасности, - отозвалась Реджин, растопыривая пальцы ног и возвращаясь к педикюру. - Охранная надпись не позволит чужому проникнуть в дом.
Валькирии покупали защиту у своих союзников - Дома Ведьм. Магическая сила заклинания защищала Вал Холл от большинства неприятностей.
Реджин закатила глаза:
- Но я…м-м-м… возможно, не обновила срок действия надписи.
Люсия протянула:
- А я думала, что у нас автоматическое обновление. Они снимают с нашей кредитки…
- Клянусь Фрейей! - заорала Анника. - Я сказала - немедленно!
От этого вопля Реджин вскочила на ноги, бросившись к мечу. Люсия взметнулась следом, хватая лук. Она едва успела пристегнуть колчан, когда парадная дверь с грохотом влетела в дом.

Сноска
1. Agent Provacateur – популярный британский бренд обворожительного женского белья, который придуман, скорее как аксессуар – для того, чтобы его снимали, а не носили.
2. Under Armour – известный в США бренд нижнего белья, влагоустойчивого и хлопчатобумажного, одеваемого исключительно под спортивную одежду.
3. NOLA – аббревиатура Новый Орлеан, Луизиана.
4. Цезарь Милан - известный ветеринар, тренер собак, который придумал программу для понимания и исправления поведения непослушных собак под названием «Переводчик с собачьего».
5. Tsst - Цыц! - звук, который издает Цезарь Милан, одновременно хлопая собаку по шее, если она начинает лаять на другую, проходящую мимо.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:01 #11

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

По мере того как Гаррет приближался к Вал Холлу, его беспокойство возрастало, а волосы на затылке встали дыбом. Несмотря на то, что бег доставлял ликанам удовольствие - неистовый кросс по холмам и утесам нагорья они заменили стремительными пробежками по болотам и рукавам дельты, - он не получил успокоения от физической нагрузки.
Гаррет нутром чувствовал, что что-то не так, но не мог определить точную причину снедавшей его тревоги. Он поморщился, когда в кармане джинсов зазвонил сотовый, затем замедлил движение и ответил:
- Что?
- Ты можешь вернуться в клан? Есть кое-какие новости… скорее всего, важные, - спросил Монро.
- Вы разболтали кому-нибудь о Лауше?
- Нет, конечно, нет! Ты где?
- На пути к Вал Холлу. Беспокоюсь о своей подруге.
- Да, Гаррет, ты должен знать. Вампиры здесь, ползают по всему городу.
Гребаный ад!
- Какая фракция? Орда или Обуздавшие Жажду?
В то время как Орда являлась самым старым и ненавистнейшим врагом ликанов, Обуздавшие Жажду были относительно новыми участниками игры под названием «Воцарение». Ходили слухи, что они отказались от принятия природы кровопийц, воздерживаясь пить кровь непосредственно из источника. Кое-кто в Ллоре считал их благородными вампирами - но это сочетание для Гаррета было таким же оксюмороном1, как и «змеи-симпатяшки».
- Это Орда, - ответил Монро. - Иво и Лотэр, если быть точнее.
Иво труслив - Гаррет никогда не рассматривал его как вероятную угрозу. А вот Лотэр, Враг Древних, совершенно другая история.
- Какого хрена им здесь надо?
- Орда, возможно, охотится на… валькирию.
На Люсию. Вот что он чувствовал. Гаррет уже собирался отключиться, когда Монро продолжил:
- Подожди! Есть кое-что еще…
- Не сейчас, - рявкнул Гаррет уже на бегу, с такой силой захлопнув телефон, что тот сломался в его ладони.
Охота на валькирию. Люсии грозила опасность со стороны Орды, мерзких тварей, виновных в гибели всей семьи Гаррета. Если он вдобавок потеряет из-за них свою подругу…
Никогда. Уже обращаюсь.
Осталась всего дюжина2 миль3. Выпускаю зверя из клетки.
Как бы я хотел, чтобы ей никогда не довелось увидеть меня таким…

Огромный рогатый вампир заполнивший собой дверной проем Вал Холла, заинтересованно впился в Реджин и Люсию кровавыми глазами.
- Анника что это такое? - Реджин выхватила один из своих мечей. - Вампир, ставший демоном?
- Быть того не может, - ахнула Люсия. - Предполагали, что это вымысел.
Однако, чем бы это ни было, оно оказалось способным повергнуть Аннику в паническое бегство, а ведь она считалась знаменитой убийцей вампиров.
- Может. И есть, - Анника тяжело дышала. - Никогда не встречала никого, настолько здоровенного.
- Он один из холуев Иво?
- Да. Видела, как он отдавал ему приказы. Они все еще кого-то ищут.
Люсия натянула тетиву, как только позади демона предстали, переместившись, еще два вампира.
- Немедленно уходите, - прошипела сестрам Анника. - Обе…
Следом прямо в гостиной материализовался Иво Жестокий и оглядел открывшуюся сцену красными глазами.
- Привет, Иво, - серьезно произнесла Анника.
- Валькирия, - со скучающим вздохом ответил он.
Как только Иво опустился на диван и небрежно закинул ноги в ботинках на журнальный столик, Анника заметила:
- Все так же по-королевски высокомерен. Хотя и не являешься королем, - она покачала головой. - И никогда им не будешь.
- Плосто мелкая диванная собацонка, - насмешливо просюсюкала Реджин. - Малипусенькая сучонка на побегушках у Деместриу…
Анника отвесила Реджин подзатыльник.
- За что?- Редж топнула ногой. - Что я такого сказала?
- Наслаждайся своими насмешками, валькирия - последними в твоей жизни. - Иво повернулся к демону-вампиру. - Ее здесь нет.
- Кого? - требовательно спросила Анника.
- Той, которую я ищу, - ответил он загадочно.
Какую валькирию он ищет по всему миру?
Вдруг Люсия заметила слабо колеблющийся контур чьей-то фигуры позади Иво. Лотэр? Вампир переместился в комнату под прикрытием теней, такой же зловещий, каким она его и помнила: с коралловыми радужками и внушающим страх выражением лица.
Когда Анника тоже увидела его, он приложил палец к губам. Почему Лотэр скрывается от Иво и его когорты?
Иво потер затылок, явно ощущая чье-то присутствие позади себя. Но, обернувшись, ничего не увидел: Лотэр уже исчез. Почему бы Врагу Древних не колеблясь встать плечом к плечу с Иво, чтобы оказать ему поддержку? Или, скорее, плечом к голове - Лотэр был таким же огромным, как и демон, они оба возвышались над Иво.
Видимо, освободившись от неприятного ощущения, Иво приказал своему любимчику:
- Убей этих трех.
Без промедления демон-вампир с умопомрачительной скоростью телепортировался, оказавшись позади Анники. Два других вампира переместились к Реджин и Люсии до того, как последняя успела выстрелить. Лучезарная уже обменивалась ударами меча с одним из них, в то время как Люсия пнула другого ногой в грудь, отшвыривая от себя на достаточное для выстрела расстояние. Но вампир моментально переместился назад.
Все чаще вспыхивали молнии, подпитываемые эмоциями.
Краем глаза Люсия заметила, что Анника нанесла несколько отличных ударов демону-вампиру. Когда громила выругался, плюясь кровью, Анника врезала его между ног так сильно, что он врезался в потолок.
Приземлившись, демон-вампир схватил ее за горло и швырнул через всю гостиную длиной в сорок футов,4 прямо в камин. Анника ударилась головой с такой силой, что первый слой кирпича от удара обратился в пыль.
- О, боги, Анника!
Как только следующий слой кирпича осыпался на обмякшее тело Анники, Реджин, отскочив от вампира, с которым сражалась, бросилась на защиту потерпевшей поражение сестры. Устремившаяся следом Люсия заняла позицию рядом с ней, наконец-то, получив достаточный простор для выстрела.
- Люсия, того большого, - задыхаясь скомандовала Реджин. - Столько стрел, сколько сможешь. Я снесу ему голову.
Люсия добавила еще две стрелы к той паре, которую уже установила и натянула тетиву с невероятной силой, намереваясь уложить громилу одним махом. Легендарная Лучница выстрелила…
Мышцы демона напряглись. Словно назойливую мошкару, он отбросил три стрелы в сторону. И поймал четвертую.
Непонимание. Она… промахнулась? Нет! Как? Хохот Иво вторил приближающейся боли. От стремительно накатившегося приступа Люсия рухнула на пол как подкошенная.
Это слишком! Мучительные воспоминания. Кости словно размалываются… кожа едва не лопается. Тело скрутило, а пальцы сжались в кулаки, когда пронзительный крик вырвался из ее груди, затем еще один и еще. Окна и лампы во всём поместье разлетелись вдребезги, осыпаясь вокруг дождем из стеклянных кинжалов, оставляя их в кромешной темноте.
Смутно, уже за гранью боли Люсия различила ответный звериный рёв ликана…
Анника без сознания. Реджин бьется против двоих. Нужно сказать ей, чтобы бежала. Иво и демон наблюдают. Не могу пошевелиться.
Снова рев, теперь ближе. МакРив? Он услышал. Пришел за ней? Поможет ли он ее сестрам?
Сквозь хаос она заметила какое-то движение в непроглядной тьме комнаты. Белые клыки и ярко-голубые глаза появились из мрака, но она едва могла рассмотреть ликана из-за пыли и слез.
Внезапно его осветила молния, и Люсия дернулась от страха, удваивая и без того дикую боль. Это не может быть он… не может.
Ликан стал массивнее, выше, его клыки и черные когти удлинились и заострились. По телу мерцала тень свирепого животного.
МакРив. Монстр из легенды.
По мере того как он подкрадывался к тому месту, где она скорчилась на полу, Люсия только крепче стискивала зубы, не в силах пошевелиться, скованная болью.
Присев рядом, оборотень потянулся к ее лицу своими огромными лапищами. Когда его когти блеснули ониксом, она вздрогнула. Что он собирается делать?..
Он хочет…смахнуть мои слезы?
- Ш-ш-ш, женщина.
МакРив подхватил ее на руки, несмотря на то что она смотрела на него с ужасом.
- Не надо меня пугаться, - его голос был гортанным, а глаза холодного синего цвета горели собственническим огнем.
В ту же секунду Люсия поняла две вещи: почему бессмертные так боятся ликанов и что она - его пара.
- Защищу тебя.
Да, он никогда не сможет причинить ей боль, так как уверен в том, что родился для того, чтобы ее защищать.
- И моих сестер, - слабо прохрипела Люсия.
Ликан не сводил глаз с двери, явно желая унести валькирию подальше от угрозы…
- Пожалуйста… сразись с вампирами.
Наконец оборотень решительно сдвинул челюсти. Он перенес валькирию в сторону, и заботливо уложив позади стола низким голосом прорычал:
- Я принесу тебе… их глотки.
Гаррет смотрел на нее полным сострадания взглядом, но потрясенная Люсия видела только его зверя. Он знал это, понял по выражению лица: она слишком страдала от боли, чтобы скрыть отвращение.
Резко отвернувшись от нее ликан обратил всю силу своей ярости против кровопийц. Придя в себя от удивления, Реджин объединилась с ним, и каждый встал лицом к лицу с вампиром.
Демон-вампир держался в стороне, охраняя зачарованного редчайшим зрелищем Иво.
С МакРивом никто не мог сравниться. С головокружительной скоростью он бросился вперед и сжал клыки на шее вампира прежде, чем тот смог телепортироваться. Захрустели кости, из перекушенных артерий брызнули струи, когда ликан в клочья разорвал горло пиявки. Весь залитый кровью, наводящий первобытный ужас, МакРив выплюнул в лицо потрясенному мужчине вырванную глотку. Затем когти ликана точным движением рассекли остаток вампирской шеи. Голова и тело упали на окровавленный пол.
Следом МакРив повернулся к противнику Реджин. Та несколько раз сумела достать вампира мечом, но тот перемещался вокруг нее как сумасшедший, появляясь и исчезая, непрерывно атакуя. У нее никак не получалось подловить его смертельным ударом.
Казалось предугадав, где мужчина покажется в следующий раз, МакРив прыгнул предупреждая появление вампира. Он блокировал пиявку между перемещениями и сбив с ног, намертво пригвоздил к полу. Голова ликана опустилась, и он с той же свирепостью разорвал его глотку.
В несколько мгновений оба врага были обезглавлены.
Оставшись лицом к лицу с полностью обращенным, разъяренным сражением ликаном, Иво и рогатый телепортировались, спасаясь бегством.
Как только угроза миновала, МакРив бросился к Люсии и, присев рядом, склонился над ней, капая кровью с клыков. Внезапно вырванная из реальности воспоминаниями валькирия в ужасе уставилась на него.
- Нет. Нет.
Все, как и прежде, - за красивым лицом скрывалось чудовище.
Обезумевшая, дрожащая, Люсия снова вдруг оказалась в логове Круаха. Кровоточащий Переломанный возвышался над ней, кровь сочащаяся меж его сжатых клыков заливала ей глаза. Все вокруг в лужах крови и зловещих останках.
Я даю тебе мясо и вино, любовь моя…
- Лауша, - прохрипел МакРив, возвращая ее в настоящее. - Ты… в безопасности. Он нежно скользнул обратной стороной окровавленных когтей по ее щеке.
- Нет, уйди… убирайся от меня.
Его брови сдвинулись, словно от боли, он поднялся и скрылся в ночи.
Смертоносная тень, которая была Гарретом МакРивом, исчезла.
Но она знала, что он вернется.

Сноска
1. Оксюморон, оксиморон (др. - греч. οξύμωρον - «острая глупость») - стилистическая фигура или стилистическая ошибка - сочетание слов с противоположным значением (то есть сочетание несочетаемого).
2. Дюжина - двенадцать.
3. Миля - английская миля (обыкновенная) равна 1,524 км. Британская -1,609 км.
4. Фут - мера длины равная 0,3048 метра.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:01 #12

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Гаррет не вернулся.
Однако, на свою беду, большую часть ночей прошедшей недели МакРив не отходил далеко от Люсии.
- Кельтские шкуры! Кельтские шкуры! - радостно скандировала Никс, подводя итог обсуждению командной охоты двух дюжин валькирий, собравшихся на пустынном болоте в этот унылый вечер.
Люсия, Реджин, Анника, Никс и еще несколько воительниц расположились на тщательно выбранной поляне, в то время как оставшееся большинство валькирий рассредоточилось вдоль туманного рукава руки, заняв наблюдательные позиции на отдаленных просеках и деревьях.
Все эти усилия были направлены на то, чтобы заманить в ловушку… Гаррета. И Люсия служила приманкой.
-Аллооооооо. - Реджин щелкнула пальцами. - Ллор вызывает Люсию!
- А? Угу.
- Ты опять отключилась. - Взгляд Реджин с раздраженного тут же стал обеспокоенным. - Слишком рано. Я же говорила Аннике, что еще слишком рано.
Хотя Люсия промахнулась совсем недавно, ковен попросил ее повторить это, предполагая, что раз Гаррет примчался вприпрыжку в первый раз, то сделает это снова.
- Нет, я в порядке, - успокоила сестру Люсия. Ей пришлось отложить их операцию на несколько дней, чтобы восстановить силы - и нервы. За каждый свой промах лучница расплачивалась дикой болью, которую почти успела позабыть, - так давно подобное произошло в последний раз.
- Ты уверена? Давай все отменим.
Только одна Реджин понимала, насколько мучительным будет наказание.
- Я справлюсь, - продолжила настаивать Люсия, в то время как ее руки нервно пощипывали тетиву.
- Ладно. Они бы не стали просить, но…
Но агрессию в отношении любой из валькирий незамедлительно встречали демонстрацией силы - свирепой и беспощадной. А ликаны всерьез раздраконили их.
Восставший вроде бы из мертвых старший брат Гаррета, Лаклейн МакРив, вернул себе корону. И что же стало его первоочередным деянием? Похищение Эммалайн Робкой, приемной дочери Анники.
Король Лаклейн оказался тем самым «горячим парнем», которому Эмма ошибочно доверилась в Париже. И теперь он удерживал ее в замке ликанов в Шотландии.
После того как Анника отошла от очередного аневризматического приступа, вопя до тех пор пока не затрубил оркестр автомобильных сигнализаций в трех округах, она придумала этот план: захватить единственного оставшегося в живых близкого родственника Лаклейна и использовать его в качестве рычага давления на короля ликанов, чтобы освободить Эмму.
Гаррета МакРива. С его искусительными губами и сводящими с ума прикосновениями…
Реджин поинтересовалась:
- Если не это тебя беспокоит, то что с тобой происходит? Мечтаешь о МакРиве, да? - она подбросила и с легкостью поймала кинжал, балансируя острым концом лезвия на когте указательного пальца. - Раз уж ты теперь его подруга, и все такое прочее. И это официальный факт, фууу.
Люсия двинула Реджин кулаком в плечо.
- Заткнись!
- Ойеееой!
- Сколько раз я должна повторять? Я не его пара! Полная луна - а МакРива нет. Тема закрыта!
К беспредельному удивлению Люсии, Гаррет не пришел за ней несколько дней назад в полнолуние. Легенда гласила, что ничто не помешает ликану добраться до своей суженой в такую ночь.
Люсия была уверена, что принадлежит ему. Теперь же не знала, что и думать.
Конечно, она обрадовалась, убедившись в том, что не является его подругой. Кто захотел бы такого громадного мужчину, под личиной которого скрывается свирепый зверь?
И все-таки удивительно, что, глядя на Гаррета в обличие оборотня во время схватки с вампирами, Люсия не нашла его настолько ужасным, как себе представляла. Он был мощным и огромным, но страх, который она почувствовала той ночью, отступил, как только она пережила воспоминания о Круахе и увидела насколько МакРив отличается от Кровавого Крома.
Это не означало, что ей понравился зверь МакРива или что-то в этом духе; эта ситуация просто напомнила ей, что ничто не может быть омерзительнее Круаха.
- Стойте! - внезапно выпалила Никс. - Кто-нибудь еще видит здесь узор из нитей?
Все тупо уставились на нее.
Она склонила голову.
- Да, я тоже не вижу.
Затем зачарованно посмотрела на свою ладонь. Никс не в своем уме, впрочем, как обычно.
Все еще потирая плечо, Реджин спросила:
- Если ты не пара МакРива, тогда зачем ему охранять тебя?
- Не знаю, - солгала Люсия.
Ликан отчетливо выдавил из себя слова: «Защищу тебя». И валькирия предположила, что именно этим он и занимается.
Не далее чем вчера вечером в городе, когда Люсия прочесывала глухие переулки в поисках кобольдов, враждебно настроенный демон охотился за ней. Но только лучница собралась научить громилу вежливости, как услышала стук от падения тела позади себя. Люсия обернулась и увидела демона на земле. Или, по крайней мере, его ноги. Да и то на какие-то доли секунды, прежде чем те исчезли из вида, скрываясь вслед за остальной частью тела за углом здания…
Подоспевшая в этот момент с контрольной проверкой Анника, нахмурив светлые брови, тщательнее, чем когда-либо организовала защиту тыла своей приманки. Хотя Анника обладала способностью вести за собой и слыла легендарным стратегом, она и мысли не допускала занять место лидера их ковена - главой оставалась пропавшая королева Валькирий Фьюри.
Как только Анника унеслась, оставив их, Реджин заметила:
- Обстановочка накаляется, а, Люс? Благодаря нападениям вемона…
- Демпира, - поправила Никс, поднимая голову и отрывая взгляд от своей ладони. - Демон-вампир - демпир, а не вемон.
Лучезарная упрямо покачала головой:
- Это коряво звучит. Скажи эту фразу себе в наказание, Никси. «Мне надрал задницу демпир». И не мечтай! Вампир-демон. Ве-мон.
- Ты говоришь так только для того, чтобы перечить, - засопела Никс.
Обстановка и вправду накалялась. Валькирии находились в полной боевой готовности. Для защиты Вал Холла они наняли Бич Древних - призраков. Эта мера была радикальной, но вампир-демон потряс их.
Считалось, что вемоны на самом деле не существуют. Тот, с кем они столкнулись, казался почти непобедимым, и это заставило сестер призадуматься, откуда взялось подобное существо и сколько еще их существует. Валькирии знали наверняка - Иво замыслил нечто гнусное.
- Теперь и давно пропавший король Ликанов тоже вступил в игру, - упомянула Реджин, подбрасывая кинжал.
Люсия лично беседовала с Лаклейном, вожаком оборотней. Тот междугородний разговор показался ей каким-то нереальным по нескольким причинам. Лучница находилась в комнате, полной валькириями, но ни они, ни ликан даже не догадывались о том, чем она занималась с братом короля несколько дней тому назад - о, как же Гаррет это назвал? – «терлась о него промежностью, как распутница, пока сосала его язык».
Как самая «разумная» во всем ковене Люсия пыталась убедить Лаклейна отпустить Эмму. Он отказался. Она попросила его быть нежным с ней. Но, судя по изданному в ответ звуку, ликан не способен на нежности.
По крайней мере, он, казалось, не намеривался обижать Эмму, - и защитил ее от поисковой группы вампиров, убив тех трех, что были посланы за ней.
Дальнейшие собственные попытки Анники провести переговоры окончились ревом Лаклейна: «Она - моя!» - и леденящей клятвой Анники отправиться на охоту за «кельтскими шкурами».
Позже каждая из валькирий ковена выказывая свое отвращение к ликанам, обзывала их собаками, животными или того хуже - недочеловеками. Заставляя Люсию все больше мучиться от чувства вины. Если отбросить личные причины, ей бы попросту дела не было бы до существования ликана.
Реджин склонилась ближе.
- Люс, ну в самом деле, как ты?
- Я просто думаю, что это плохая идея.
Она еще быстрее задергала тетиву.
- Он - животное. Очередная охота среди множества подобных.
Но это «животное» пользуясь своими невероятной силой и свирепостью, спасло их жизни. Еще один пример того, насколько он отличается от Круаха.
Понизив голос, Реджин заявила:
- Мы храним секреты от других, а не друг от друга. Я знаю, что ты что-то от меня скрываешь. Разве я не доказала, что являюсь могилой, где покоятся твои тайны?
Раскаяние полыхнуло огнем.
- Да. Безусловно.
Это была истинная правда, к тому же - разве может быть что-то позорнее Круаха?
- Послушай, в момент временного помешательства я испытала… МакРив и я… - Люсия запнулась, затем порывисто выпалила: - Мы, возможно, малость позабавились.
Сияющая кожа Реджин побледнела:
- Что?

Необходимость держаться на расстоянии от Люсии отнимала все силы Гаррета. В ночь нападения вампиров он в ярости готов был вырезать большую часть орды, лишь бы облегчить мучения валькирии.
Никогда в жизни ему не доводилось видеть существо, так бьющееся в агонии, как его подруга после неудачного выстрела. Когда Гаррет ворвался в Вал Холл, она корчилась на полу со скрюченными пальцами.
Глядя на меня с ужасом. Он отчаянно хотел стереть образ зверя, напомнить, как он выглядит в обычной жизни. Но инстинкт заставлял его держаться поодаль и завоевывать ее не торопясь. Она убежит. Будь осторожен.
Поэтому Гаррет стал тенью Люсии, устроив наблюдательный пункт у реки рядом с Вал Холлом. Пока Иво, Лотэр и тот демон-вампир отирались поблизости, разыскивая какую-то валькирию, он отказывался покидать это место и тем более возвращаться в ликанское поселение.
Оставить своих родичей оказалось не труднее, чем Гаррет предполагал, особенно тех, что нашли свою пару в пределах клана. Они были такими спокойными и удовлетворенными - до тошноты.
Как я завидую им.
Зато так Гаррет мог обеспечить безопасность своей подруге. Он оказался не в состоянии уберечь всех своих родных и близких от Орды, но будь он проклят, если позволит кому-нибудь причинить боль его женщине. Хотела того Люсия или нет, МакРив не отходя ни на шаг охранял ее каждую секунду. За исключением ночи полнолуния.
Тогда он принял прямо противоположные меры.
Люсия не особо нуждалась в защите в пределах дома. И до этого беспокойный, теперь особняк поместья Валл Хол гудел как улей. После нападения вампиров валькирии призвали для охраны призраков - Бичей Древних. Скелетообразные женщины в красных мантиях парили вокруг, обеспечивая непроницаемую защиту. Каждый раз, когда валькирия входила или выходила из дома, она отрезала и вручала призракам локон своих волос, вроде как в качестве платы. Затем призрачные создания принимались радостно кудахтать над подарком.
Сегодня вечером Люсия и по меньшей мере, еще две валькирии направились в байю1. Она внимательно всматривалась в окружающую темноту, словно ощущая его присутствие, поэтому Гаррет старался держаться на расстоянии.
Но сколь долго он сможет безмолвно следовать за ней?..
Сноска
1. Байю - низменная болотистая местность, испещренная множеством рукавов в дельте реки Миссисипи в штате Луизиана.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:02 #13

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

- Тише говори! - шикнула Люсия на Реджин.
- И ты мне ничего не рассказала? Это большое свинство, и теперь я намерена изводить тебя весь остаток наших бессмертных жизней. Я не шучу.
- Все было не так уж и плохо…
Лучезарная притворно вздрогнула.
- Чувак, должно быть, целыми днями выковыривает мясо вампиров из зубов. И ты целовала его прямо в этот рот? В любом случае ты что хочешь, чтобы Скади дала тебе пинка под зад? Или оттяпала назад твои способности? Кто будет со мной тусоваться, если ты станешь бездарным ничтожеством?
Люсия ярко вспыхнула.
- Погоди-ка! Все ясно: Люс, сейчас у тебя удобный случай исправить ошибку и загладить тот отвратительный поступок. Повесь ликану на ногу бирку и упакуй в черный полиэтиленовый мешок.
- Выходит все уже забыли, что он сделал для нас?
МакРив мог сбежать с Люсией, но остался и защитил всех. Ликан сделал это для нее. И чем она отплатит ему? Обманом.
Анника услышав последние слова, пересекла поляну и подошла к готовящейся выстрелить Люсии.
- Кажется, это ты забыла, что его брат удерживает мою приемную дочь, - она подчеркнула свои слова, подняв вверх пистолет с транквилизатором. - Я знаю, что ты чувствуешь себя неловко после всего, что ликан сделал для нас, но он нужен нам, чтобы забрать Эмму у того негодяя.
- Я здесь, не так ли? - раздраженно бросила Люсия, чем вызвала пристальные взгляды всех валькирий. Уравновешенная Люсия не так часто лишалась самообладания.
- Даже несмотря на то что именно мне придется расплачиваться за это.
- Никто из нас не испытывает радости, заставляя тебя страдать, - вспылила Анника, затем более мягко добавила: - Но, Люсия, ты же знаешь, что Эм, должно быть, обезумела от страха.
Изнеженная Эмма наверняка обделалась с перепугу. Правда Лаклейн знал, что она полувампир, и, хотя большая часть его семьи была убита вампирами, не было похоже, что он намеревается причинить Эмме вред. Но это не имело значения. Эм пришла бы в ужас уже от того, кем он является. Она бы не получила прозвище Эммалайн Робкая просто так: она и в самом деле боялась даже своей собственной тени.
Если бы только Эмма умела перемещаться, как другие вампиры, то давно бы сбежала от Лаклейна. Валькирии пытались научить ее, но Эмма всегда была слишком нерешительной…
- Эй, Анника. Сколько у тебя там транквилизатора? - спросила Реджин. - Не хотелось бы попусту злить МакРива. Ты-то, засыпанная кирпичами, не видела, каков он в сражении, - а он реально крутой.
- Смесь дали ведьмы, - ответила Анника. - Поклялись, что вырубит и слонов.
Реджин покачала головой:
- Чувак - оборотень, которого не берет и…
- Пятьдесят слонов.
- Оу.
- Ты готова? - спросила Анника Люсию.
Разумеется, Анника. Я согласна пройти через мучительную боль, так что можешь ловить моего так называемого любовника. А почему бы, к дьяволу, и нет?
Хотя ее мысли метались в беспорядке, Люсия ровно произнесла:
- Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуть Эмму.
- Отлично, - решительно кивнула Анника и встала сбоку. - Тогда давайте начнем.
Как только все остальные заняли свои места, Люсия вскинула лук, вставляя стрелу. Долг перед семьей. Лояльность по отношению к ним и Эмме. Стиснув зубы, она прицелилась на далекий кипарис, натягивая тетиву. В последнюю миллисекунду, когда Люсия уже расслабила пальцы, отпуская стрелу, Анника толкнула ее влево. Стрела пролетела мимо дерева.
И тут же обжигающая боль скрутила тело лучницы агонией ломающихся костей и отравленной крови…
Вспыхнула молния, и Люсия, не сумев сдержать вопль, упала на колени.

Крик валькирии пронзил ночной мрак.
Взревев в ответ, Гаррет помчался на ее голос. Вампиры рыскают в поисках валькирии. И она только что кричала. Если они причинили боль его женщине…
Клыки ликана заострились, ярость полыхнула жарким пламенем. Моя подруга в опасности. Каким-то образом он понесся еще быстрее. Ветви деревьев хлестали Гаррета по лицу и телу, лесные животные в страхе разбегались от него в разные стороны, пока МакРив стремительно приближался к темному болоту.
Он уже обращался.
Выпусти зверя из клетки.
Гаррет знал, как пугает этот облик Люсию, но ничего не мог поделать - потребность защитить ее была сильнее него.
Ликан ощутил запах других валькирий. Должно быть в атаке задействованы значительные силы кровопийц. Но, приблизившись, не почуял ни одного.
Ворвавшись на поляну, оборотень увидел лежащую на земле, извивающуюся от боли Люсию.
Почти полное обращение. Он убьет любого, кто бы ни сотворил это с ней.
…Не верь своим глазам…
Гаррет почувствовал резкий укол в шею и хлопнул ладонью по этому месту. Дротик? О дьявол, нет. По-прежнему пытаясь изо всех сил добраться до подруги, он ощутил, как тело становится ватным, а ноги подкашиваются. Гаррет, заваливаясь на бок, рухнул на землю прямо возле Люсии. В то время как она беспомощно смотрела на него сквозь слезы, самодовольно ухмыляющиеся валькирии окружили их. Его поразила догадка. Люсия сделала это нарочно. Она была приманкой.
- Ты… помогла им? - его слова были горькими, обвиняющими.
Она кивнула. Несмотря на то, что Люсия обманула его, Гаррет не смог сдержаться, увидев ее слезы. Он дернулся вперед, чтобы стереть их с ее лица, но рука не слушалась его.
- Почему? - прохрипел он. - Почему, Лауша?
Она прошептала:
- Он забрал… забрал Эмму.
- Кто?
- Ты не знаешь?
- Знаю… что? - Гаррет видел, как двигаются ее губы, но уже ничего не слышал, поскольку сознание покинуло его.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:02 #14

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60


- Срань господня, да когда же он заткнется? - взвыла Реджин, ткнув на кнопку «пауза» в видеоигре.
Запертый в подвале МакРив ревел в течение нескольких часов, удерживая Люсию в напряженном состоянии - невыносимое испытание, учитывая ее все еще болевшие после прошедшей ночи мышцы. Боги, как же дорого ей приходилось платить за промахи.
Но больше всего нервировала Никс, которая, взгромоздясь на спинку дивана, рассеянно заплетала свои соболиные косы, изучая реакцию Люсии. Никс, чей взгляд обычно был пуст, сейчас с любопытством следила за ней.
Кажется, она знает, что я чувствую к нему…
Или, скорее, что чувствовала до того, как увидела его обращенным, со свирепым лицом и такими острыми клыками.
- Дьявол вас побери, выпустите меня отсюда! - неслось снизу.
Реджин зыркнула на Люсию сердитым взглядом, как будто это она была во всем виновата.
- Он ломает мне кайф, а я, - она обернулась и завопила через плечо: - в этом не заинтересована!
- Открой эту долбанную клетку, ты, чертова блестящая уродина!
Боги, какой он грубый.
Впрочем, как только возникла эта мысль, Люсия тут же вспомнила, как МакРив неловко смахивал ее слезы. И прошлым вечером даже после осознания ее поступка, Гаррет все равно тянулся к ней.
- Кому-то нужно отнести Скуби какой-то корм или еще чего-нибудь, потому что эти завывания чертовски затянулись!
Валькирии могли слышать, как оборотень бьется о прутья решетки, но ему никогда не сломать их. Несмотря на то, что ликаны являлись самой сильной фракцией в Ллоре, этот металл невозможно разрушить, так как его укрепили заклинаниями, купленными у ведьм.
- Сходи ты, Люс, - заныла Реджин, с тоской глядя на видеоприставку.
- И что, по-твоему, я смогу сделать?
- Он неравнодушен к тебе. Отвратительно, но раз уж так есть… По крайней мере, сходи попробуй. Только не задирай перед ним хвост или что-нибудь еще в этом роде.
- Реджин! - резко оборвала Люсия, бросив выразительный взгляд на Никс.
Округлив глаза, Лучезарная протянула:
- Ой, ну да, как будто прорицательница не знает, какой номер ты отколола.
Никс подмигнула ей.
- Ну, давай же, я еще никогда не заходила так далеко в этой игре.
Люсия медленно поднялась, поморщившись от боли, когда мышцы запротестовали.
- Хорошо, я схожу, - проворчала она, мастерски разыгрывая нежелание идти к МакРиву, хотя ей не терпелось увидеть его с тех пор, как он очнулся. Люсия искала возможность наконец-то поблагодарить его за спасение своей жизни - за то, что заботливо перенес ее, беспомощную от боли, в безопасное место, чтобы затем броситься, подобно воплощению гнева, на вампиров, вторгшихся в дом ее семьи.
По-видимому, зверь может быть нежным. Или смертельным. Не имеет значения, какой он или какова его сущность, он заслужил благодарность.
И Люсия не хотела упускать удачную возможность выяснить, отчего так остро реагирует на оборотня. Почему ее до сих пор тянет к нему, даже после того как она увидела, каков он внутри?
- С тебя должок, Редж, - добавила Люсия, придав голосу оскорбленный тон.
Никс легко разгадала ее игру и снова подмигнула, явно потешаясь. Предсказательница последовала за Люсией к двери в подвал, но та обернулась и сказала:
- Нет, я хочу поговорить с ним наедине.
- Даже несмотря на то, что я уже и так знаю все, что ты собираешься сказать? Также же как знала об обмене слюной на болоте, в котором вы оба принимали участие пару недель назад?
Затем более мягко Никс добавила:
- Тебе он нравится?
Люсия вздохнула, прислоняясь плечом к стене.
- Я до конца не разобралась с этим. Он словно криптонит1 для меня. Один только его акцент…
- Заставляет твои когти загибаться?
- Да еще как. Когда ликан рядом с мной, я не способна обороняться. Он смотрит в мои глаза, и мой мозг отключается, - призналась Люсия. - Ты когда-нибудь сражалась с противником, против которого у тебя нет никакой защиты? Как, например, с огнедышащим или брызжущимся кислотой.
- Однажды я спасовала перед женщиной с алмазной кожей, - вздохнув, произнесла Никс. - И завороженная сиянием, не могла сдвинуться с места, даже когда она выбивала из меня дух.
- Серьезно?
- Нет, увидела такого персонажа в «Людях Икс». Я просто хотела посочувствовать. Увы, у меня нет слабых мест.
- Кроме твоего безумия, - подсказала Люсия.
Еще один вздох.
- Туше, Лучница. Ладно, иди…
Набрав полную грудь воздуха, Люсия открыла дверь. Пока она спускалась по ступеням, синие, холодные, как лед глаза ликана внимательно следили за ней из-под взлохмаченных темно-каштановых волос. На нем была очередная пара поношенных джинсов и черный свитер с длинными рукавами. Простая одежда. Пусть Люсия и мечтала о более изысканных нарядах для себя, ей нравились мужчины одетые без излишеств.
Еще одна галочка в колонке «плюсов» МакРива.
Гаррет тут же крепко сжал прутья, стараясь разогнуть их, мускулы перекатывались на его руках и плечах от напряжения.
- Ты не сможешь сдвинуть их с места, МакРив. Они укреплены заклятием ведьм.
Сразу отпустив решетку, Гаррет скривил губы от отвращения. Люсия не раз приходилось слышать, что ликаны испытывают особую неприязнь к ведьмам. Очевидно, слух был правдив.
- Почему ты так поступила со мной? Помогла заманить меня в ловушку после того, как я спас тебе жизнь? Ты чертовски любезна!
Ну, вот и рухнул план выразить ему признательность. Люсия отвела взгляд, прячась за упавшими на лицо локонами.
- В благодарность заперла меня в этой гребаной дыре!
Люсия осмотрелась. Внутри были все удобства и хорошая кровать.
- Тут не так уж и плохо, - произнесла она, в душе соглашаясь с тем, что, возможно, здесь все же немного сыровато: полуподвал был построен прежде, чем люди поняли, что погреба абсолютно бесполезны во влажном климате Южной Луизианы.
- И окно есть, - пробормотала она, защищаясь.
- Лауша, освободи меня.
- Снова поднимешь эту тему, и я уйду.
- Тогда скажи, что я здесь делаю!
- Ты поверил бы мне, если бы я сказала, что Лаклейн жив? И что он похитил мою племянницу Эммалайн, утверждая, что она - его подруга?
Гаррет остолбенел.
- Нет, не поверил. Ты ошибаешься.
- Нет никакой ошибки. - Люсия нахмурилась. - Как получилось, что ты этого не знаешь?
- Я не возвращался в поселение некоторое время. А теперь, очень кстати, это невозможно сделать, чтобы проверить твою байку. Как долго мне придется находиться здесь?
- Пока не вернем Эмму.
- И ты способна держать меня в тюрьме после того, как я сражался за тебя - и твоих сестер?
- Я ничего не собираюсь объяснять. Мы - враги.
- Нет, не враги. Мы…
- Мы - что?
- Подходим друг другу, - без запинки ответил он.
- Что же в таком случае заставило тебя примчаться той ночью в Вал Холл?
Гаррет неопределенно пожал широкими плечами.
- Проходил мимо.
- Как и вчера вечером? Ты явно следуешь за мной по пятам. Сказав, что я не твоя подруга, ты солгал?
- Собираешься обвинить меня в непорядочности, тогда как сама заманила меня в ловушку, а затем соврала, глядя прямо в глаза?
Со всей очевидностью поняв, что не убедил ее, Гаррет добавил:
- Подумай, если бы ты была моей подругой, как бы я сумел удержаться подальше от тебя в ночь полнолуния?
- Такая же клетка.
- Ликаны никогда не сотрудничают с ведьмами.
МакРив, казалось, едва сдержал неприязненную дрожь даже при одной мысли об этом.
Выходит, я не его подруга.
- МакРив, твой брат на самом деле жив.
- Ты утверждаешь, что он воскрес из мертвых после ста пятидесяти лет и что его королева, эта Эмма, является валькирией?
- Не совсем так.
Она - наполовину вампир.
Как Гаррет отреагирует на тот факт, что подруга его брата, даже такая робкая и добрая, как Эммалайн, является кровопийцей?
- Скажи мне, что в точности не так? - потребовал Гаррет.
- Не важно, забудь.
- Тогда придется самому увидеть Лаклейна, чтобы поверить, - заявил он, впуская в этот момент надежду в свою душу.
Хотя весть о возвращении брата больше походила на фантастический рассказ, Гаррет и сам никогда не верил в смерть Лаклейна. На протяжении десятилетий он пытался найти скрытый чарами главный город Орды. И после первых тридцати лет поисков и добывания информации признал, что возможно, Лаклейну лучше бы было умереть.
Деместриу славился умением пытать изощренными способами.
И вот теперь, если бы Гаррет позволил себе по-настоящему поверить, что Лаклейн вернулся, а потом все же узнал, что это ошибка… он не думал, что сможет пережить потерю брата дважды.
- Ты испытываешь мое терпение, Лауша.
Она действительно это делала и продолжила бы делать и дальше, не будь его «поимка» несколько добровольной - Гаррет очнулся в тот момент, когда валькирии переносили его в подвал. Быстро оглядев путы, уже готовый разорвать и освободиться от них, он спросил:
- Куда вы притащили меня?
Люсия, взгляд которой не выражал ничего, кроме мучительной боли, стала белее полотна:
- В Вал Холл.
Гаррет прекратил сопротивление. В конце концов он ликан - ни одна клетка не могла удержать его, а Люсия привела его в свой дом. Гаррет счел это удачным поворотом событий. Она рядом, он сумеет лучше защитить ее. И оказался в западне.
Гребаные ведьмы!
Опустившись на пол, МакРив прислонился к стене, согнув ногу в колене.
- Присаживайся, - скомандовал он и добавил более мягко: - Это самое малое, что ты можешь сделать.
Насупившись, Люсия подтащила к решетке стул и осторожно устроилась на нем.
Она до сих пор страдает от боли.
Гаррет напрягся, стараясь скрыть беспокойство.
- Почему ты билась в агонии в ночь нападения вампиров? Я не учуял на тебе крови, не видел раны.
- Это не твое дело.
- Получается, ты обречена испытывать боль, когда промахиваешься?
Потрясенная, Люсия явно занервничала, снова скрывая лицо за завесой волос.
Ее волосы были заплетены в косы над заостренными ушками, но большая часть блестящей гривы свободно опускалась на спину и завитками падала на лоб.
- Что ты знаешь обо мне?
- Больше, чем думаешь. Я сделал тебя предметом своего исследования. Однако узнал не все, что хотел. Большинству в Ллоре ты известна только как Лучница.
Заметно успокоившись, она ответила:
- Я такая и есть. Этого достаточно.
- А что насчет семьи, твоей биологической матери? Кем был ее народ?
Люсия бросила взгляд через плечо в сторону лестницы, прежде чем посмотреть на МакРива.
- Я не знаю, кто она. И даже не знаю, кем являлась.
- Возможно, она из ликанов?
Люсия пожала хрупкими плечами.
- Все может быть.
- Ага, так вот почему ты более корректна с другими фракциями. Может оказаться, что ты с любой из них связана родственными узами, - заметил он. - В любом случае, если в твои намерения входило напустить на себя таинственности, здесь ты преуспела.
- О, я - таинственная? Это ты появился в моей гостиной из ниоткуда, чтобы обезглавить двух вампиров.
- Спрашивай о чем угодно, и я отвечу.
Она вызывающе подняла брови.
- Неужели, Темный Принц?
- Да. Так меня прозвали.
Гаррет никогда не думал, что станет королем, только не с бессмертным старшим братом, и поэтому вел себя соответственно, говоря и поступая так, как Лаклейн никогда не мог себе позволить. Будучи совершенно неуправляемым, Гаррет получил прозвище Темный Принц прежде, чем достиг двадцатилетия.
И да, отождествление с именем Люцифера не было случайным.
Ответственному Лаклейну приходилось вытаскивать его то из одной, то из другой переделки.
- Копалась в моей подноготной?
- Копалась? О твоих подвигах не слышал только глухой.
- Возможно. Я, несомненно, делал ошибки.
Отнюдь не маленькие.
Занимайся он больше делами клана, и меньше своими, то, вероятно, брат бы не ушел в одиночестве в ту роковую ночь.
- Но, по крайней мере, как бы я ни напортачил, я отвечаю за свои поступки.
В отличие от тебя, моя маленькая подруга.
Игнорируя его намек, Люсия спросила:
- Зачем ты привел свой народ сюда? В Луизиану?
- После того, как Лаклейн пропал без вести, многие ликаны захотели оказаться как можно дальше от Орды. Это не первое место, которое мы выбрали, поверь.
Унаследовав корону, Гаррет полностью покончил со своим скандальным прошлым и первым делом начал искать землю для переселения клана, желая сделать хотя бы это для своего народа.
- Но, в конце концов, решили поселиться здесь.
Еще раз посмотрев через плечо, Люсия поинтересовалась:
- Сопредельность не повод, чтобы нарушать границы территории валькирий?
Согласен,но иначе я никогда бы не встретил тебя.
- Мы не такие уж плохие соседи, девушка. Ликаны и валькирии - не враги.
- Кроме времени Воцарения. Когда мы все вынуждены воевать.
Каждые пятьсот лет в Ллоре начинали происходить ключевые события, каждое из которых способствовало зарождению конфликтов между фракциями. Некоторые говорили, что такой переизбыток событий был мистическим механизмом, запускающим своеобразный естественный отбор постоянно растущего населения бессмертных.
Это не было великой войной за всеобщее выживание - по крайней мере, не в прошлом, - но столкновения и конфликты истощали ряды бессмертных равносильно сражениям. После пронесшегося Воцарения побеждала фракция с наибольшим количеством игроков, оставшихся в живых.
- В это Воцарение ликаны не будут сражаться ни с одной валькирией.
- Ты знаешь, что движет этим. И не удержишь контроль над ситуацией, - произнесла Люсия, снова оглянувшись через плечо.
- Твои сестрицы недовольны тем, что тебя влечет ко мне?
Она тут же повернулась к нему лицом.
- Не влечет!
- Лги себе, Лауша. Не мне. Я был там с тобой той ночью, помнишь? Ты, возможно, пытаешься выбросить случившееся из головы, но это навсегда запечатлелось в моей памяти.
- Напротив, на самом деле и я не хочу забывать. Я люблю вспоминать свои ошибки, чтобы больше не повторять их.
- Ошибка? Так значит валькирии называют умопомрачительные оргазмы?
Люсия процедила сквозь сжатые зубы:
- Я просила тебя не совершать определенных действий, но ты просто пропустил мои слова мимо ушей.
- Каких, же?
- Например, не снимать мое нижнее белье. Ты сорвал с меня трусики, затем их украл! Зачем, кстати?
Гаррет ответил бесстыдной улыбкой.
- Чтобы делать с ними неприличные вещи.
Она вскинула руку.
- Не желаю слышать подробности. Повторяю снова, МакРив, зачем ты пришел в Вал Холл в ту ночь?
- Потому что ты вопила, как банши2. Я видел разбросанные по полу стрелы. Ни одной окровавленной. Ты расплачивалась за промах? Возможно, ты действительно заключила сделку с дьяволом, чтобы так стрелять.
Глаза Люсии засверкали серебром.
- Ты ничего не знаешь!
Она вскочила на ноги и без оглядки бросилась вверх по лестнице.
- Вернись назад, Лауша!
Игры закончились, Гаррет хотел выбраться из клетки. Сжав челюсти, он попытался согнуть прутья - ничего.
- Будь ты проклята, валькирия.
Когда он получит свободу… все ведьмы мира не смогут ее защитить.

Сноска
1. Криптонит — радиоактивное вещество с родной планеты Супермена, смертельное для него.
2. Фольклорный персонаж: привидение-плакальщица, чьи завывания под окнами дома предвещают обитателю этого дома смерть.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:02 #15

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Люсия заявляла, что плотские потребности не свяжут ее с ликаном. А он глубоким гортанным голосом пообещал:
- После одной ночи со мной, Лауша, свяжут.
МакРив оказался прав. Она не могла перестать думать о нем, вспоминая его прикосновения.
Так и ныне, лежа глубокой ночью в своей кровати - односпальной кровати, потому как предполагалось, что ей никогда не придется ее с кем-то делить, - валькирия с головой погрузилась в размышления о мужчине, запертом в подвале. Отчаявшись определить причину его власти над ней, Люсия сверлила взглядом лопасти потолочного вентилятора, будто тот мог дать все ответы к загадке, которой являлся Гаррет МакРив.
Безусловно природа щедро одарила ликана: золотистые глаза, мускулистое тело, широкие плечи, казалось, созданные для того, чтобы она могла опереться за них.
А его восхитительные губы... Не проходило и минуты, чтобы Люсия не вспоминала их на своих губах. Она не понимала, как умудрилась прожить столько лет без поцелуев. Или как теперь сможет вернуться к прежней жизни.
Да и жестокость, с которой ликан вырывал вампирские глотки, валькирия высоко оценила.
Однако существовало нечто большее - некая тяга к МакРиву. Даже во время их перебранки минувшим вечером ее влекло к нему. Но Гаррет не одарил ее тем самым, определенным взглядом, обещающим совершить грешные вещи с ее телом, и валькирии, пожалуй, удалось сохранить трезвость рассудка только по этой единственной причине.
Люсия боялась возможных последствий, Гаррет принадлежал к тому типу мужчин, из-за которых теряющие голову женщины, совершают глупые поступки. Он и ее заставил думать: «Обеты целомудрия? Какие обеты?»
Той ночью на болоте, когда она оказалась близка к тому, чтобы позволить ему взять себя, Люсия впервые в жизни испытала оргазм с мужчиной. Нет ничего удивительного в том, что она не могла выбросить МакРива из головы - он довел ее до кульминации.
Еще бы. Понятное дело, она хочет испытать это снова.
Всего лишь воспоминание о том, как его глаза горели вожделением, заставляло ее сердце учащенно биться. Люсия видела ликана почти полностью обнаженным, только в спущенных до колен джинсах, и, безусловно, заметила мощную эрекцию. И если даже у нее и оставалось недоверие к существам мужского пола или страхи из прошлого, то своими поцелуями через трусики, от которых поджимались пальцы на ее ногах, Гаррет заставил забыть обо всем.
Вот и сейчас, соски валькирии напряглись, упершись в ночную сорочку, а дыхание участилось. Люсия стала влажной, горя желанием большего.
Она было перевернулась на живот, чем только ухудшила положение, поэтому подскочила и легла на спину. Уставившись в потолок, Люсия поняла, что уже не в состоянии с этим бороться.
Ее рука медленно скользнула вниз.

Что-то разбудило Гаррета, заставив его чувства обостриться до предела. Это было необыкновенное ощущение, словно воздух потрескивал от электричества. Хотя стоило ли удивляться: здесь, в этом странном месте, молнии сверкали непрерывно, подобно небольшим взрывам.
Некоторые разряды били так близко, что особняк трясло, и с потолка сыпалась пыль - верный признак того, что здание построено очень давно. Между ударами молний ликана оглушали вопли валькирий, гул телевизора и зубодробительная музыка видеоигр, скорее напоминающая забивание гвоздей в шифер.
Вдобавок к этим мучениям Гаррет постоянно чуял запах Люсии, слышал ее голос, мог подслушать ее перешептывания с той светящейся ненормальной.
- Чувствую, он обрел больше сил, чем когда-либо прежде, - говорила Люсия этим днем.
Кто?
- Тогда я только рада, что у нас есть запасной план, - отозвалась Реджин.
Запасной план чего?
- Все упирается в его поиски. Если на этот раз мне придется зайти внутрь, хочу быть уверенной, что смогу вернуться обратно.
Поиски чего? В какую чертову преисподнюю она собралась?
- Сколько у нас времени?
- Возможно, год. Прежде, чем они придут…
Прежде - кто или что - придет? Что Люсия имела в виду?
Неизвестность сводила МакРива с ума, но сколько бы он ни буянил, валькирия не приходила. Более непостижимой девушки Гаррет представить не мог, и ее тайны день ото дня только приумножались.
Внезапно он учуял аромат… ее желания? Выделив струйку в воздухе, определил, что запах принадлежит ей.
Вспышка озарения.
Нет, этого не может быть. Она бы не стала…

Глаза Люсии медленно закрылись, когда ее пальцы проникли в трусики, дотрагиваясь до влажной плоти.
Задыхаясь, она провела пальцем по набухшему клитору, фантазируя о теле МакРива. Молния уже била непрерывно. Еще одно касание, в то время как воображение нарисовало многострадальную, пробитую стрелами грудь ликана, состоящую из одних мускулов. Рука задвигалась быстрее… быстрее…
Его торс, сужающийся к бедрам. Она застонала. Эта дорожка темных волос, ведущих к его члену…
- Лауша! - проревел Гаррет.
Она подскочила на кровати, отдернув руку. Он не может знать… конечно, нет.
- Иди ко мне!
Он знал!
О боги, что мне теперь делать?
Ее сестры и так уже подозревали, что, возможно, их интерес обоюдный.
Как поступить?
Взгляд валькирии заметался по комнате.
Когда МакРив снова проревел ее имя, Люсия выпрыгнула из постели и сдернула с вешалки халатик.
Поспешно покинув комнату, она крадучись спустилась в подвал.
Как только Люсия вошла, Гаррет успокоился. Словно пойманное в ловушку животное, кем он и являлся, ликан следил за каждым ее движением.
- Что с тобой? - требовательно спросила она, приблизившись к решетке. - Почему ты продолжаешь взывать ко мне? Не в моей власти освободить тебя.
- Достаточно снять ведьмовские чары.
- Не уговаривай. Побереги слова.
Внимательно изучив выражение ее лица в поисках возможных слабостей и, видимо, не найдя ни единой, Гаррет изменил тактику.
- Тогда зайди ко мне.
Радужка его глаз менялась от синевы к золоту.
- Зачем?
- Чтобы я мог закончить то, что ты начала в своей кровати.
Люсия почувствовала, как ее щеки вспыхнули.
- Я ничего не… о ч-чем ты говоришь?
- Подойди сюда, Лауша, - его голос завораживал не меньше, чем взгляд.
- Если замыслил соблазнить меня и освободиться, не надейся, этого не произойдет.
- Всего лишь удовлетворить, ты же этого добивалась, милая.
Люсия колебалась, оглядываясь через плечо.
- Помнишь, как хорошо тебе было той ночью в дельте реки? Что я заставил тебя пережить?
Ночь пота, желания и молний. Она задрожала от воспоминаний.
- Это было ошибкой, мне не следовало тебя поощрять.
- Подойди ко мне.
Гаррет посмотрел на нее тем самым взглядом.
- И дальше что?
Не вздумай потерять голову. Черт его побери, да что за власть он имеет?
- Позволь мне поцеловать тебя.
Губы Люсии раскрылись, и тотчас же снаружи сверкнула молния.
- Через решетку?
Это обстоятельство на самом деле играло ей на руку. Прутья располагались приблизительно в шести дюймах1 друг от друга, что не помешает им целоваться, но вряд ли позволит окончательно выйти из-под контроля.
Я смогу управлять ситуацией лучше, чем раньше.
- Да. Только поцеловать. Прикоснуться к тебе.
- Нет, не надо, - прошептала Люсия, одновременно придвигаясь к Гаррету, словно притягиваемая магнитом. - Зачем продолжаешь добиваться меня, если утверждаешь, что я не твоя подруга?
- Потому что, валькирия, ты - самая желанная женщина, которую я когда-либо знал.
А ты - самый желанный мужчина, которого я когда-либо представляла.
Да, через решетку. Она удовлетворит свое любопытство - ограничив его влияние.
Так я лучше смогу сопротивляться влечению.
Ее ноги стали ватными.
Я владею ситуацией; мы просто доставим друг другу удовольствие.
Когда Люсия потянулась вперед, чтобы обрести опору ухватившись за прутья, Гаррет тут же поймал ее ладонь. Обхватив губами кончик пальца - тот, которым она ласкала себя, он прорычал:
- О боги, женщина, твой вкус…
Молнии засверкали с неистовой яростью, и она забыла обо всем.

Сноска
1. 6 дюймов - 15 см.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:03 #16

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Гаррет слизывал нектар с ее пальца, посасывая и содрогаясь от блаженства. Как только он учуял аромат желания Люсии, каждый мускул его тела напрягся в готовности. Мужчины-ликаны стремились дарить удовольствие своим женщинам, и потребность удовлетворить подругу завладела Гарретом.
Клетка, ее обман, тревожные новости, которые она сообщила ему ранее, - все отошло на второй план перед необходимостью довести Люсию до оргазма, которого она так очевидно жаждала.
Гаррет медленно высвободил ее палец изо рта. Обхватив руками затылок Люсии, он притянул ее лицо ближе к решетке, накрывая ее губы своими. С каждым движением его языка напряжение отпускало валькирию. Она вцепилась в плечи ликана, зарываясь в них острыми коготками.
Гаррет прервав поцелуй, произнес:
- Ты это начала, Лауша, тебе и заканчивать.
Ее глаза были полузакрыты:
- О чем ты?
- О том, что если не намериваешься довести меня до разрядки и на сей раз, то тебе придется насыпать льда мне в штаны, чтобы охладить мои болящие яйца, что я и сделал той ночью.
Она нахмурилась.
- Почему же ты не… ну ты понимаешь?
- Я кончал, - хрипло произнёс он. - Снова и снова, обернув твоими скользящими трусиками член. Я все еще чувствовал твой вкус на своих губах. Это сводило с ума.
Дыхание Люсии стало прерывистым, а глаза засверкали серебром.
- Итак, не желаешь ли приступить к делу?
Люсия оторопела.
- Я… мы…
И решительно тряхнув головой, выпалила:
- Мы не сможем заняться сексом, - ее глаза забегали, - из-за решетки.
- Прутья на расстоянии полфута друг от друга, я без проблем протисну между ними член.
- МакРив, я серьезно!
- Решетка не остановит меня. Я могу взять тебя прямо сейчас, сзади, развернув лицом вперед…
- Н-никакого секса.
Гаррет прищурился. Могла ли она сохранить… девственность? В тысячелетнем возрасте? Может, по этой причине, она остановилась в ту ночь.
- Хор-рошо, никакого секса, - солгал он.
До тех пор, пока я тебя не соблазню.
- Тогда… тогда, чего же ты хочешь от меня?
- Мне хотелось бы просто ласкать тебя, пока ты не кончишь, и чтобы ты сделала то же самое для меня.
Люсия сглотнула.
- А ты не обратишься?
- Нет, моя девочка, - любуясь, рассеяно ответил он, полностью захваченный ее красотой.
Длинные волосы валькирии завивались в локоны вокруг эльфийского личика, такие же блестящие, как и одетый на ней скромный шелковый халат. Глаза цвета виски сияли, а щеки порозовели.
Но ликан хотел увидеть ее обнаженной, буквально раздевал восхищенным взглядом.
- Позволь снять с тебя это.
Протянув руку, Гаррет развязал пояс на халатике, потом стянул шелк с ее плеч.
Когда халат упал к ногам, Люсия осталась в откровенных трусиках и прозрачной коротенькой сорочке. Ее соски отвердели, влажные губы чувственно приоткрылись…
Моя несравненная подруга.
Желание прогрызть решетку, чтобы добраться до нее тут же охватило ликана.
И стало еще сильнее после того, как Гаррет освободив от сорочки, обнажил ее округлую, безукоризненной формы грудь, дразнящая тяжесть которых наполнила бы его ладони. Напряженные темно-розовые соски так и ждали, чтобы он обхватил их губами.
Гаррет мгновенно понял истину - он готов простить все что угодно за один только вид ее совершенной груди. Но ему лучше никогда не признаваться в этом валькирии.
- Посмотри на свои соски - налитые, жаждущие поцелуев.
Протянув руку вперед, Гаррет сжал одну грудь, наклоняясь и приподнимая ее к своему лицу. Люсия, казалось, перестала дышать.
Почти касаясь вершинки ртом, щекоча своим дыханием, он свободной рукой скользнул вниз по плоскому животу валькирии, но она напряглась.
- М-м-м, подожди. Как насчет тебя?
Отпустив плечи ликана, она ладонями прошлась по его торсу.
- Ты же говорил, что мы оба будем прикасаться друг к другу.
От этих слов его член неистово рванул вверх, и Гаррет подумал, что ещё немного и разорвется молния на джинсах. Когда Люсия, едва дотрагиваясь, провела пальчиками рядом, тот уже стоял в полной боевой готовности.
- Тогда действуй.
Он дрожал в нетерпении, пока Люсия тянула вниз язычок застежки. Затем осторожно запустила руку в штаны, задохнувшись, когда его плоть вырвалась ей навстречу.
Гаррету показалось, что она прошептала:
- Вот это да.
И кроме того, создалось впечатление, что потеряла самообладание.
- Подари мне удовольствие, Лауша.
Хотя Люсия и кивнула в ответ, действовала она так, будто никогда в жизни ничего подобного не делала. Заметив колебания валькирии, Гаррет взял ее за запястье и вложил член в теплую ладонь. Едва сдерживаясь, чтобы не начать двигаться в ней, он прохрипел:
- Сожми руку в кулак.
Ей не удалось охватить пальцами толщину.
- Не получается, - пробормотала она и сердито зыркнула на него, когда он едва подавил рвущийся наружу смех.
- Тогда просто погладь - вот так.
Как только она робко скользнула рукой вверх и вниз по члену, он резко выдохнул:
- Ты не представляешь, какое наслаждение я испытываю.
Медленно поглаживая, Люсия не сводила с Гаррета взгляда, ее темные глаза внимательно наблюдали за его реакцией. Его маленькая подруга хочет узнать, что ему нравится. Одна только мысль об этом доставляла невероятное удовольствие.
- Да, моя хорошая девочка. Ещё.
Люсия крепче обхватив член, стала действовать быстрее, и Гаррет простонал:
- Я должен прикоснуться к тебе, сейчас. Сними трусики.
Она покачала головой.
Гаррет с досадой прорычал:
- Женщина! Рано или поздно я всё-равно стащу их с тебя и войду так глубоко, что ты не будешь знать, где заканчивается мое и начинается твое тело.
- Они останутся на мне.
- Ладно, можно добраться и не снимая.
Запустив руку в трусики, ликан почувствовал, как она задрожала - от волнения? От желания? Он снова поцеловал валькирию, переплетаясь с ней языками, пока его пальцы пробирались глубже сквозь мягкие завитки.
Коснувшись гладкой влажной плоти, Гаррет застонал, не отрывая губ от ее рта. Она ахнула в ответ. Между поцелуями он проурчал:
- Боги, ты, чертовски хороша… горячая и влажная для меня.
Но едва его палец приблизился, готовый скользнуть в ее жар, Люсия сжалась.
Так в этом все дело?
Она девственница! Люсия принялась уворачиваться от Гаррета.
- Тсс, Лауша, я больше не повторю этого. Только вот так, - его большой палец накрыл и легонько потер маленький бугорок клитора.
Со стоном Люсия крепче стиснула член ликана, тяжело дыша и глядя ему прямо в глаза. Гаррет ласкал ее, постепенно вознося к высотам наслаждения, одновременно толкаясь в сжатую ладонь. Его бедра ударялись о решетку, но он не обращал на это внимания. Как только она стала готова принять его, обильно орошая пальцы Гаррета соками желания, ему пришлось собрать все свои силы, чтобы не развернуть Люсию и не войти сзади. Он смог бы принудить ее повернуться спиной, заведя назад запястья, а затем скользнуть в шелковый жар всего за один удар сердца.
Она никогда не доверится тебе снова.
Но она была так близко.
Я ждал этого тысячу лет…

Безошибочно подведя валькирию к грани оргазма, Гаррет намеренно замедлив движения, удерживал ее в сладко-мучительном состоянии, шепча:
- Умираешь от желания, милая?
Пальцы на ногах Люсии поджались: она поняла, что ей безумно нравится, когда он говорит с таким густым акцентом, усиленным хрипотцой. Она действительно многое открыла для себя, за время проведенное с ликаном.
Люсия поразилась, обнаружив, что даже легкое прикосновение к его члену - простая нежность, действует на него так сильно. Но если даже такая ласка заводила его, то жесткие, уверенные, сдавливающие движения буквально сводили МакРива с ума. К тому моменту как приблизилась ее кульминация, головка его члена увлажнилась, а бедра неистово двигались.
- Тогда сожми меня крепче. Остальное я сделаю сам, - хрипло прошептал он у ее уха. - Ты и сейчас считаешь нас врагами, Лауша? Когда я кончаю в твоей руке, а ты - на моей?
Последним, кем она считала его в этот момент, так это врагом.
- Заставлял ли другой мужчина чувствовать тебя такое?
- Нет, никогда!
- Тогда скажи мне, Лауша, что я единственный.
Когда Люсия промолчала, Гаррет приостановил движение пальцев, и она беспомощно всхлипнула.
- Скажи, Лауша.
И крепко поцеловал, будто выжигая на ней клеймо.
Ему в губы, она простонала:
- Ты - единственный.
Словно вознаграждая, ликан всей пятерней обхватил ее плоть, надавливая основанием ладони на клитор. Затем двигая кистью, потер налившийся бутон и Люсия обмякла, ее глаза медленно закрылись.
Властным, хриплым голосом Гаррет приказал:
- Смотри на меня, когда кончаешь!
Веки Люсии затрепетали, поднимаясь. Их взгляды встретились. Молния, жар, напряжение нарастает, нарастает. И… взрыв.
Заглушая крики, Гаррет накрыл рот Люсии своими губами, пока спазмы наслаждения накатывали снова и снова…
Но даже тогда, когда выносить эту агонизирующую ласку казалось уже невозможно, он не позволил ей остановиться.
- Еще!
Его пальцы касались клитора так быстро, словно он приложил к нему вибратор.
- МакРив, о боги!
И легко кончила ещё раз. Ликан снова поймал ее крик поцелуем.
Наконец оторвавшись от ее рта, Гаррет произнес:
- Смотри, как кончаю я. Хочу, чтобы ты видела.
Член запульсировал в ее пальцах… и когда валькирия крепко сжатой ладонью провела по его налитой кровью плоти, МакРив казалось испытал все пытки ада, его лицо исказилось в агонии.
Затем с яростным, почти звериным рыком начал изливаться.
- Ты сводишь меня с ума, Лауша! Свела с ума!
Гаррет гортанно стонал и, зарывшись носом в ее волосы, продолжал вбиваться в ее ладонь, пока Люсия заворожено смотрела как брызгающее струей семя, с каждым толчком дугами выплескивается из него…
Гаррет отвел руку Люсии, когда полностью иссушился. Оба все еще пытались отдышаться, когда он прижался к ее лбу своим.
- Именно по этой причине я продолжал добиваться тебя. Знал, что близость будет невероятной. Ты удовлетворила меня сполна, девушка. Скажи, что и я сделал для тебя то же самое.
Валькирия прошептала:
- Ты же знаешь, что да.
Он усмехнулся.
- О да, просто хотел услышать от тебя. И дальше станет только лучше.
Она отстранилась, качая головой:
- Мы не повторим больше ничего подобного, случившееся - ошибка.
- Потому что я - ликан? Мы не так плохи, Лауша.
- Все это не закончится добром между нашими фракциями. Валькирии готовы развязать войну.
Анника уже разработала план захвата замка Кайнвейн, чтобы вызволить Эмму. Они собирались выступить на рассвете.
Гаррет, смеясь, уверенно произнес:
- Повторяю, между валькириями и ликанами не будет никакой войны, до тех пор пока я являюсь королем.
- В том-то и дело, МакРив, ты - не король.
Люсия успела заметить вспышку надежды в глазах Гаррета, прежде чем он обуздал эмоции. Ранее она задавалась вопросом, как подействует на него известие о возвращении Лаклейна. Обрадуется ли тому, что брат восстал из мертвых? Или разозлится, что разжалован до принца?
Ей бы следовало догадаться раньше - Гаррет МакРив любил брата. Ликаны славились своей преданностью, так же как и жестокостью.
- Король я или мой брат, - войны в любом случае не будет.
- МакРив, валькирии вернут Эмму, и, если Лаклейн прийдет за ней… он лишится жизни. Едва успев обрести ее снова.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:03 #17

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Группа валькирий, накануне отправившихся в шотландский замок Кайнвейн вызволять Эмму, вернулась с пустыми руками.
Сегодня Эмма спасла себя сама. Каким-то образом научившись перемещаться, она сумела добраться домой телепортировавшись в Вал Холл.
И теперь, лежа в своей изящной кровати принцессы... умирала. Что-то напало на нее, что-то с когтями.
Люсия, сидя на краю постели, сквозь слёзы печально взирала на распростертую Эмму - племянницу, которую нянчила и оберегала пока малышка росла, превращаясь во взрослую женщину. Кожа Эммы была бледной, как полотно, тело - истощенным и покрытым синяками. Вдоль всего бока тянулись длинные глубокие раны, словно нанесенные каким-то животным. Рваная плоть вокруг них воспалилась.
Никаких признаков регенерации не наблюдалось, хотя Эмма и являлась бессмертной. Неспособная удержать кровь внутри, она чахла от жажды, бредила, путаясь и бормоча невероятные вещи: о пропавшей без вести королеве валькирий, непонятном мятежном короле вампиров, сражениях, в которых никогда не участвовала.
Иногда Эмма кричала, что горит в огне.
Люсии, бессильной чем-то помочь, только и оставалось дежурить у ее постели - и вспоминать. Так же как и Эмма, Люсия будучи юной бессмертной побывала на краю гибели...
Веки Эммы дрогнули, распахиваясь и открывая испуганные голубые глаза.
- Тетя Люс, я умираю?
Ужас в ее взгляде.
Люсия точно знала, что Эммалайн сейчас чувствует.
- Конечно, нет, моя сладкая, - ответила Люсия, едва сдерживая рыдания.
Кто мог причинить Эм такую боль? Время от времени валькирии, теряясь в догадках, расспрашивали ее, но Эмма отвечала неразборчиво. Анника, безутешная и сходившая с ума от беспокойства, обвинила во всем Лаклейна, однако Люсия не сомневалась, что это не он. Нежная Эмма столкнулась с чем-то гораздо более ужасающим, чем просто обезумевший ликан.
Эм протянула к Люсии руку.
- Пожалуйста...
Точно так же, как Люсия умоляла тысячу лет назад.
Но не в моих силах спасти ее.
Боль, страх... я чувствую их так, словно это произошло вчера. Слезы заструились по щекам Люсии.
Только не позволяй ей страдать.

Черт, этот проклятый дротик.
Гаррет слишком поздно хлопнул себя по шее.
Около его клетки прокудахтала Реджин:
- Готовься, большой оборотень мигом отбросит лапы!
Пока тело МакРива падало на пол, последней его мыслью было: убью эту светящуюся сучку...
Когда Гаррет пришел в себя, руки оказались скованными за спиной, а Реджин, пихая, выталкивала его из клетки, в то время как Люсия тихо выговаривала ей за излишне грубое обращение.
Вероятно, он адаптировался к транквилизатору, так как избавился от его последствий гораздо скорее, чем раньше. Гаррет мог бы сбежать, так и подмывало заблокировать очередной тычок Реджин и швырнуть ее на ее же задницу, но он знал, куда его тащили, слышал их перешептывания. По крайней мере, валькирии считали, что Лаклейн жив.
И полагали, что какая-то умирающая вампирша по имени Эмма была его подругой. Реджин и Люсия вели Гаррета к ней.
Подруга Лаклейна - вампир? Сама идея смехотворна. Никто так не презирал пиявок, как Лаклейн.
Как только они вошли в спальню наверху, Гаррет увидел Аннику, стоящую возле кровати. Девушка, спящая в ней беспокойным сном, дрожала с головы до ног, хотя была укрыта до подбородка кучей шерстяных одеял. Лицо - бледное, отчего на нем резко обозначались скулы. Едва ли она походила на королеву гордого оборотня.
Дрожа от ярости, Анника указала на больную.
- И это та, на ком Лаклейн должен был выместить свой гнев?
Как будто Лаклейн мог причинить даже ничтожный вред женщине, похожей на эту. Если он вообще жив.
- Мы все пострадали от рук вампиров, - продолжила Анника. - Однако этот пес решил отыграться на нашей невинной и доброй Эмме.
Она сдернула одеяла, обнажая ногу девушки.
- Посмотри на эти глубокие раны! Они не заживают! Что он сделал с ней? Ты скажешь мне или...
- Боже! - прошептал он.
Анника кроме того открыла шею вампирши. Метка ликана?
Укус моего брата?
- Это - его... нет, не может быть...
Гаррет устремился вперед, но Реджин дернула его за его наручники.
- Дай мне приблизиться, - прорычал он через плечо. - Ближе, иначе вы не дождетесь от меня помощи.
У Гаррета перехватило дыхание, когда он подошел к Эмме.
Мой брат заявил на нее права.
Так же, как Гаррет мог узнать подпись своего брата, зверь внутри него признал метку Лаклейна.
Он действительно жив.
Это был момент безумной радости, но облегчение, испытанное Гарретом, тут же сменилось ужасом. Маленькая подруга Лаклейна со светло-пепельными волосами не протянет и недели.
Если она умрет, Лаклейн, скорее всего, на этот раз пропадет навсегда.
Голос Гаррета стал непреклонным:
- Дайте ей вену.
- Мы все пытались!
- Почему она не пьет? Да, валькирия, я слышал ваши перешептывания. Я знаю, кто она. Чего я не знаю, так это, как она стала подругой моего брата.
Вампирша, пьющая кровь. Гаррет пристально посмотрел на Люсию. Выражение ее лица оставалось непроницаемым.
Ответила Анника:
- Эмма никогда не будет «подругой» ни одному из вас!
Но это уже произошло. Мужчина клеймил женщину, чтобы держать других самцов подальше от нее, так он отмечал ее как свою. Вдобавок, то что Лаклейн оставил метку овладевая Эммой в первый раз, говорило о том, насколько сильно брат хотел эту малышку. Всякие сомнения в намерениях Лаклейна относительно Эммы исчезли при одном взгляде Гаррета на ее шею.
Лаклейн будто адским пламенем выжег на ней свое клеймо. Вампир она или нет, но брат отчаянно желал эту женщину.
Все мысли о побеге у Гаррета тут же исчезли. Он знал, что должен остаться в Вал Холле. Лаклейн вскоре будет здесь. Это только вопрос времени.
- Она уже стала ею, - прорычал он. - Уверяю тебя.
Анника ударила его.
МакРив ответил убийственным взглядом.
- Лаклейн пометил ее, - процедил он сквозь зубы. - И придет за ней. Я только удивлен, что его все еще нет.
Анника снова замахнулась, но Эмма очнулась и прошептала:
- Анника, не смей...
- Влейте ей кровь насильно, - потребовал Гаррет.
- Думаешь, мы не пробовали? Она не может удержать ее в себе.
- Тогда попробуйте другую.
Хотя быть укушенным вампиром среди ликанов считалось позором, Гаррет предложил:
- Возьмите мою!
- Почему тебя это так заботит?
- Потому что она - моя королева, и я умру за нее.

- Теперь-то ты мне веришь? - бесцветным голосом спросила Люсия.
Спустя несколько часов после стычки Анники с МакРивом она вновь сидела у клетки, наблюдая за шагающим внутри Гарретом.
- Твой брат похитил ее во Франции.
- Да, но он никогда бы не обошелся так жестоко с женщиной!
- Мы знаем, что Эмма находилась с ним в течение нескольких недель, и возвратилась к нам обезумевшей: бредит об огне, войне и крови. Что-то бормочет о Фьюри, нашей пропавшей королеве, и о Кристофе, короле вампиров-мятежников. Лаклейн силой взял Эмму, а теперь она лежит при смерти.
МакРив уверенно покачал головой.
- Это сделал не Лаклейн.
- Откуда тебе знать, на что он способен? - спросила Люсия. - Ты понятия не имеешь, где он провел почти два столетия. Может, его подвергали пыткам, удерживая где-то в плену. Скорее всего, так и было, ходят же слухи, что Деместриу приковал Фьюри цепью на дне океана, обрекая ее умирать и воскресать сотни раз. Возможно, по отношению к твоему брату он проделал то же самое или даже хуже.
Люсия содрогнулась.
- Лаклейн известен своей ненавистью к вампирам, а Эмма - вампир. Не тебе говорить за него.
- Ты никогда не убедишь меня в обратном. Я знаю своего брата.
- Анника, жаждет возмездия.
- И что вы с ним сделаете? - требовательно воскликнул Гаррет. - Убьете?
- МакРив, нельзя просто похитить одну из нас и остаться безнаказанным. Твой клан поступил бы точно также.
Она права.
- Лаклейн придет за ней.
Люсия твердо встретила пристальный взгляд Гаррета, раскрывая другую сторону своей натуры:
- Мы рассчитываем на это.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:03 #18

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Этой ночью Гаррет подхватился со своей койки как подстреленный, ощутив присутствие ликанов со всех сторон окруживших Вал Холл. Неужели, чтобы освободить его и вернуть свою королеву, они собираются сражаться с валькириями?
Боги милостивые, пусть его брат окажется среди них...
- Сегодня же я заберу Эмму отсюда! - проорал Лаклейн снаружи поместья.
Голос его брата. Гаррет медленно закрыл глаза, ослабев от охватившего его облегчения.
Только не развязывай войну, не причиняй боль Лауше...
Анника прокричала в ответ:
- Я никогда не отдам свою дочь псу!
А вот с этой удачи тебе, Лаклейн.
- Тогда обменяйте меня на моего брата.
Минуточку, о каком обмене он договаривается - себя на Темного принца? О, ад и преисподняя, нет! Раздражение на брата - как давно Гаррет его не чувствовал, - вспыхнуло ярким пламенем. На гаэльском он проревел:
- Проклятье, Лаклейн, я же только что пробрался в этот дом!
- Или возьмите нас обоих, - исправился Лаклейн. - Только позвольте мне поговорить с нею.
В глубине особняка зашептались более оживленно. Они поступили бы весьма неразумно, отклонив его предложение, – но валькирии вовсе не глупы. Спустя несколько мгновений Гаррет услышал тяжелую поступь наверху и уловил запах брата. Его вели в подвал.
Значит, я смогу увидеть его собственными глазами.
Как только сопровождаемый валькириями Лаклейн спустился по лестнице и вошел в клетку, Гаррет уставился на него, словно на привидение. Брат не оказал сопротивления, даже когда за ним лязгнула, закрываясь, дверь. С тех пор как Гаррет видел Лаклейна в последний раз, он сильно изменился: похудел, лицо осунулось. Но перед ним стоял Лаклейн. Проведя рукой по лицу, Гаррет пробормотал:
- Мои глаза не обманывают меня?
- Нет, это я.
Гаррет бросился к нему, ухмыляясь во весь рот и похлопывая по спине. Теперь все утрясется. Лаклейн объяснит, что там на самом деле произошло с вампиршей, и они найдут способ вылечить ее. Люсия увидит, что ликаны не так уж плохи.
Да, с возвращением Лаклейна дела пойдут на лад.
- Ну и ну, братец, во что ты нас втянул?
Лаклейн вскинул брови:
- Я тоже рад тебя видеть.
- Я думал, что тебя... - Гаррет затих.
Силы небесные, мой брат жив, и прямо сейчас он здесь, передо мной.
Взяв себя в руки, он произнес:
- Когда валькирии заявили, что ты похитил вампиршу, я решил, что они свихнулись. До тех пор пока не увидел Эмму, и не убедился, что ты отметил ее.
Гаррет нахмурился:
- Крепко же ты ее заклеймил, тебе не кажется? - он тряхнул головой. - А, да ладно, о чем это я, главное, что ты снова рядом. Все остальное пустяки. У меня столько вопросов.
Где ты был, что я не мог найти тебя? Почему уехал, вопреки нашим предостережениям? Слухи о пытках Деместриу... верны?
Однако всем свои видом Лаклейн выражал такое мучительное беспокойство за подругу, что Гаррет осекся.
- Но это может подождать. Тебе же нужны новости о ней?
После кивка брата, Гаррет продолжил:
- Она ранена, Лаклейн. Ее бок разодран сверху донизу, и она отказывалась пить, хотя находилась… на волосок от смерти первые несколько часов.
Тотчас же запахло кровью. Гаррет, быстро взглянув вниз, увидел, что когти Лаклейна впились в его ладони.
Охрипшим голосом брат спросил:
- Что ее спасло?
- Внутривенное переливание.
Когда Лаклейн, ничего не понимая, недоуменно насупился, как будто никогда не слышал этого термина, Гаррета пронзил ужас. В каком месте находился брат? Люсия говорила: «Возможно его, заманив где-то в ловушку, пытали».
Гаррет объяснил:
- Валькирии влили ей кровь через полую иглу с трубочкой, покормили прямо в вену. Они считают, что ее состояние стабилизировалось, но глубокие раны не заживают. Я подозреваю, что у того, кто напал на нее, были отравленные когти. Может, упырь, но я не уверен.
- Я знаю, - Лаклейн нервно провел рукой по волосам. - Это Деместриу. Я все видел.
Деместриу. Гаррет заскрежетал зубами. Тысячелетия этот зловещий ублюдок был бичом их семьи. Сколько уже он принес горя - что еще может натворить?
На этот раз я найду его, уничтожу...
В этот момент вошла Люсия. Его планы относительно мести тут же вытеснила забота о подруге. Он заметил, что она расстроена, и даже после всего того, что она сделала ему и Лаклейну, от вида ее заплаканного лица у Гаррета защемило в груди.

Пока Люсия спускалась по лестнице, Гарет выпрямился рядом с братом и оба замерли, такие высокие, гордые. Валькирию поразилало их внешнее сходство - одинаково насыщенный оттенок каштановых волос, яркий цвет золотистых глаз.
Поглощенная своими мыслями она неосознанно задалась вопросом, рассказал ли Лаклейн Гаррету о вчерашнем вторжении воительниц в замок Кайнвейн - в частности, о действиях самой Люсии. И она просто физически ощутила угрызения совести из-за того, что после долгой разлуки братья встретились, являясь пленниками в подвале ее дома.
- Люсия? - произнес Гаррет, вопросительно глядя на нее.
Не желая, чтобы ликан увидел, что она плакала, девушка наклонила голову, позволив волосам скрыть лицо.
- Ей не лучше? - спросил он.
Люсия покачала головой.
«Тетя Люс, я умираю?»
Соберись, Люсия!
Изнывающий от мучительной тревоги за Эмму Лаклейн сжал прутья решетки.
- Она всегда исцеляется, когда пьет из меня.
Гаррет замер, ошеломленный.
- Ты позволяешь ей?..
Лаклейн кивнул и Гаррет обратился к Люсии:
- Тогда Лаклейн должен пойти к ней.
- Анника запретила. Он ни при каких обстоятельствах не подойдет к ней близко. У Эммы галлюцинации, она бормочет бессмыслицу, словно сошла с ума. Анника во всем винит твоего брата.
Гаррет спросил:
- И что же она видит?
- Эмма говорит, что Деместриу был ее отцом, и что он подставил ее под угрозу сгореть в лучах солнца, с тем чтобы Эм убила его.
Лаклейн ответил:
- Она это сделала.
Оба стремительно повернулись к нему.
- Она это сделала. Эмма убила Деместриу.
Люсия пораженно потрясла головой.
- Кротная Эмма? Уничтожила самого могущественного и смертоносного вампира из когда-либо существовавших?
- Да. Он ранил ее. Неужели никто из вас не поверил ей?
Гаррет недоверчиво покосился на брата:
- Деместриу наконец-то мертв? Из-за той крохотульки? Я видел ее, она же хрупка, как яичная скорлупа.
Люсия добавила:
- Лаклейн, когда она находит в доме мотылька и, пытаясь освободить, случайно сминает его крылышки, то от горя теряет душевный покой на всю ночь. Я просто не представляю, как она смогла убить чудовище на его собственной территории, когда даже самые свирепые из валькирий оказались не в состоянии сделать это на поле боя? А Фьюри, сильнейшая из нас? Если бы Деместриу и могла убить валькирия, то это наверняка была бы именно она.
- Вы не знаете Эмму так, как знаю ее я. Уже нет...
- Тогда что она имеет в виду, говоря, что Фьюри жива, хотя лучше бы было наоборот? - требовательно спросила Люсия, не смея надеяться…
- Орда держит вашу королеву в заточении. Деместриу не ожидал, что она сможет прожить так долго.
Люсия покачнулась.
В заточении? Может Фьюри и правда прикована на дне океана?
Ослабевшим голосом она спросила:
- А когда она говорит, что у них с королем Кристофом одна кровь?
- Они - двоюродные брат и сестра.
Ее губы потрясенно шевельнулись.
- Фьюри жива.
- Если сомневаешься, есть видеозапись всей схватки. Я оставил кассету у Боуэна, члена нашего клана.
Гаррет прекратил глазеть на Лаклейна и повернулся к Люсии:
- Сходи, принеси. Пусть Анника посмотрит.
Люсия вскинула брови.
- Ты хочешь, чтобы я пошла в ликанское поселение?
На псарню? К своре?
- Скажешь им, что это я тебя послал, и они не причинят тебе никакого вреда. Клянусь.
О, не смеши.
- Я знаю, что им не удастся причинить мне вреда. Но ты отправляешь меня, вооруженную луком, к твоим людям. Вряд ли ликаны скажут «спасибо» за это.
- Я бы и сам сходил, - съязвил Гаррет. - Но не имею такой возможности с тех пор как меня засунули в клетку, из-за того что примчался спасать тебя.
Что, если все, что говорит Лаклейн, - правда? Тогда Эмме отчаянно необходимо выпить его крови. Но Анника никогда не позволит сделать этого без доказательств.
- Я заберу и просмотрю видеозапись, - согласилась Люсия. - А затем передам Аннике, если там то, о чем ты говоришь.
Лаклейн низко зарычал, стискивая прутья решетки.
- Черт возьми, это займет слишком много времени. Ты не можешь просто взять мою кровь и напоить Эмму?
- Анника запретила. Мне... жаль, - Люсия повернулась в сторону лестницы.
Реджин перехватила ее, когда Люсия уже подбегала к входной двери, собираясь тащить свою задницу на псарню.
- Куда это ты?
- Судя по всему, на пробежку в ликанское поселение. Лаклейн клянется, что есть видеозапись, подтверждающая, что малышка Эмма убила Деместриу. Останься здесь и позвони мне, если что-нибудь случится.

Люсия ушла, а Гаррет, не сводил глаз с захлопнувшейся за ней двери, убеждая Лаклейна:
- Лауша быстро вернется.
- Давно ты узнал, что она твоя?
Неужели это так очевидно?
Гаррет повернулся к брату.
- Сравнительно недавно.
- А я-то недоумевал, почему ты так стремился остаться здесь, - ответил Лаклейн, исследуя их узилище на наличие слабых мест. - Ты не сказал ей?
- Лауша полна секретов. И подозреваю - она беглянка. Скажи ей что-то, чего она не желает слышать, и больше ее не увидишь. К тому же она не выказывает расположения ко мне. Собственно говоря, я сюда попал из-за нее, - признался Гаррет. - Она непревзойденная лучница, но, если не поразит цель, страдает от мучительной боли, именно поэтому так чертовски хороша в стрельбе. Анника устроила ловушку, используя в качестве приманки промах Лауши, ну, и примчался сломя голову на ее вопль. Мне бы сообразить, что едва ли она промахнется еще раз. Тебе никогда не встречались существа, стреляющие как она…
- Ее способности произвели на меня неизгладимое впечатление, - Лаклейн отвел рубашку в сторону, обнажив рану на плече.
Прибью ее, к чертям собачьим. Прошвырнулась в Шотландию и подстрелила моего брата!
- Я не держу на нее зла, - Лаклейн сжал два прута решетки, изо всех сил пытаясь раздвинуть их в стороны. - Они их укрепили?
- Угу, - Гаррет присоединился к нему, схватившись за те же прутья. - Эти создания в союзе с ведьмами. Анника говорила, что физически их невозможно согнуть.
Когда они и вдвоем не смогли сдвинуть прутья с места, Лаклейн заметался по клетке, останавливаясь лишь для того, чтобы ударять кулаком в оштукатуренные стены.
- Я не могу поверить, что Лауша стреляла в тебя.
Гаррет знал, что валькирия отсутствовала в течение целого дня, перед тем как вернулась Эмма, но даже не предполагал, что она успела побывать в Шотландии и вернуться обратно.
- Когда мы выберемся отсюда, я...
- Нет, меня это нисколько не беспокоит. Тем более, раз уж ты, похоже, принял то, что моя подруга - вампир.
Не скрывая раздражения, Гаррет обронил:
- Мне было бы плевать, будь она хоть фурией, лишь бы устраивала тебя. А это и слепому видно.
- Да, но я должен добраться до нее, - Лаклейн опустился на колени, скребя когтями пол.
- По крайней мере, мы не прикованы цепями. Когда валькирии откроют эту дверь, мы сможем напасть на них и освободиться.
- Лучше бы меня заковали, - произнес Лаклейн с безумным выражением во взгляде. - Я скорее оторвал бы себе руки, чем позволил Эмме страдать и дальше.
Гаррет всматривался в лицо брата. Любой ликан сделал бы то же самое ради своей подруги. Но Лаклейн заявил об этом с такой убежденностью, как будто исходил... из собственного опыта.
Что же тебе довелось испытать, брат?
- Поверь мне, Гаррет, это не так ужасно, как чувствовать...
Когда из комнаты Эммы донеслись всхлипывания, Лаклейн зарычал в ответ, колотя по прутьям. Затем медленно поднял глаза к потолку.
- Я могу пробиться сквозь него.
- Лаклейн, я не считаю это мудрым решением. Как бы ты не желал, поверь, особняк простоял столетия и сильно обветшал.
- Меня это не волнует.
- А то что все три этажа собраны на шпунтовых1 соединениях, волнует? Нарушишь один узел, и вся конструкция сложится подобно эффекту домино. Война, ураганы и постоянные молнии не добавили дому прочности. Не думаю, что Вал Холл сможет выстоять против ликана, прогрызающего насквозь перекрытие между этажами.
- Держи его, пока я не вернусь.
- Удержать целый этаж? Ты можешь стать причиной серьезных ранений обеих наших подруг, если я не справлюсь. Этот дом и так уже готов рухнуть.
Лаклейн хлопнул Гаррета по плечу:
- Будь уверен, ты ни за что его не уронишь.

Сноска
1. Шпунт — продольный выступ в одной доске, брусе, свае, прочно входящий в продольную выемку в другой для их соединения.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:04 #19

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Принцесса, мать твою, Люсия…
Ушатом ледяной воды, выплеснутым за шиворот, обернулся для Люсии поход в поселение. А все потому, что местные жители встретили ее не иначе как «подругу» Гаррета. Со всех сторон доносилось громкое перешептывание, открывшее ей правду: «Это - принцесса Люсия, Лучница».
Он солгал! Я - его подруга.
Обманул, чтобы добиться желаемого.
Типичный мужчина.
И вот теперь, второпях выбегая из двери с кассетой, она набрала Реджин.
- Я выхожу отсюда с записью, прямо сейчас - все действительно оказалось правдой. Пусть Анника позволит Лаклейну дать кровь Эмме! Немедленно, Реджин! Это Деместриу ранил Эмму, и она на самом деле убила его.
- Ты малость опоздала. Можешь не спешить.
Люсия застыла. От страха ее сердце, казалось, остановилось.
- Эмма?..
- О нет, она, как огурчик! Точно как ты и сказала: напилась кровушки Лаклейна и благополучно исцелилась.
У Люсии от облегчения подкосились ноги, и она осела на ступеньки перед входом в дом оборотней.
Эмма будет жить!
Затем она нахмурилась.
- Это Анника разрешила?
- Черта с два. Волки сбежали. А когда я собралась содрать с МакРива шкуру, Эммалайн Робкая влепила мне такую затрещину! - добавила радостно Реджин. - Я не шучу, это было совсем не слабо, я даже не заметила движения руки - вообще. Наконец-то, годы ее тренировок принесли свои плоды.
- Что ты несешь? Где Гаррет?
- Вроде как подпирает перекрытие первого этажа в подвале Вал Холла, пока мы латаем дыры. Лаклейн разворотил и насквозь прогрыз потолок, чтобы добраться до Эммы, поэтому весь наш дом накренился и теперь того и гляди рухнет. Вот тебе и наглядное доказательство, что ликаны отнюдь не домашние любимцы, - фыркнула Реджин. - А Эм любит их короля, и они собираются пожениться, кроме шуток. У Анники крышу снесло. Я и сама готова рвать и метать. Серьезно, если Эмма собралась стать их королевой, то ее первый указ мог бы быть о том, что отныне все ликаны являются личными собачонками валькирий. Она против этой идеи, но я все равно ее допеку.
Эмма в безопасности - здорова. И любима.
- Как отреагировали остальные?
- Сестры считают, раз Эмме так сильно хотелось заполучить своего волка, что она отправилась играть в смертельные салки с Деместриу, то флаг им в руки. И Лаклейн действительно спас ей жизнь. Кроме того, ни одна валькирия не пострадала в результате побега ликанов. Однако это вовсе не означает, что мы теперь готовы с ними тусоваться или что-нибудь в этом роде.
Эмма выйдет замуж за Лаклейна и станет его королевой. Значит, все в отношениях между валькириями и ликанами изменится.
Не важно. Гаррет - лгун, и она не хочет иметь с ним ничего общего. По большей части. Кроме тех моментов, когда он касается ее.
- Ну, и на что похожа их конура? - спросила Реджин.
Люсия, обернувшись к дому, прищурилась.
До или после того, как я пройдусь по ней?
- Они едят корм из мисок и грызут игрушки?
- Их «резиденция» выглядит как шотландский охотничий дом.
В целом вся обстановка внутри оказалась такой... нормальной. Но больше всего Люсию испугало то, что она спокойно смогла представить себя, живущей в этом месте. Да, кое-где на стенах виднелись следы когтей, но, черт возьми, в Вал Холле тоже имеются свои собственные «любовные отметины».
- И? - протянула Реджин.
- Что?
- Что еще стряслось? Я слышу какие-то странные нотки в твоем голосе.
- Я определенно... его подруга.
Реджин испустила протяжный стон.
- Блин. Сочувствую.
- Я подозревала, но отказывалась признавать очевидное. К тому же он это отрицал.
Что в свою очередь доказывало, какой отменной выдержкой обладает Гаррет, способный прекрасно контролировать эмоции, вместо того чтобы с ревом «моя» заграбастать ее навечно.
- Просто услышать, как истина громогласно обсуждается в клане, и увидеть, что оборотни, считая меня одной из них, обращаются со мной как с собственной принцессой… это уже слишком.
Раньше, пока Люсия не получила подтверждение, она могла притворяться, что ее догадки всего лишь плод воображения.
Теперь же правда всплыла, валькирия убедилась в своих подозрениях, и его обман раскрыт.
- Он не оставит тебя в покое. Особенно, пока не заявит на тебя права, - предупредила Реджин.
- Знаю.
Ликаны так просто не сдавались. Они были живым воплощением одержимости. Так же как Лаклейн с Эммой, Гаррет никогда не успокоится, пока не завладеет Люсией полностью.
- А ты не можешь заниматься сексом. Итак, что мы собираемся предпринять?
И раз уж с некоторых пор я не в состоянии отказать ему…
- Я собираюсь убраться подальше из города.
- Куда мы отправимся? - поинтересовалась Реджин. Когда Люсия не ответила, она добавила: - Можно подумать я отпущу тебя одну в этот жестокий мир, чтобы позволить жизни дать тебе хороший пинок под зад. Мы обе подставим под удар свои задницы или же не подставим вообще! Мы команда Бонни и Бонни, вместе и навсегда.
Губы Люсии дрогнули. Вряд ли у кого-то найдется друг лучше, чем Реджин.
- Мы начинаем охоту за diemort, - Люсия встала и вошла обратно в дом, направляясь в комнаты Гаррета. - Упакуй мою сумку, я вернусь через час. А сейчас собираюсь доказать делом, что некоторые валькирии тоже не дрессированы.
- О-о-о, сломай что-нибудь в мою честь!
Войдя в комнаты принца, Люсия ударом ноги отправила с виду дорогой светильник в короткий, но звонкий полет.
- Будут еще какие-нибудь пожелания?
- Конечно, так как статус подруги означает, что ты имеешь право на половину его имущества, принеси мне домой все виниловые пластинки, которые найдешь, какое-нибудь оружие и, конечно, все блестящее.
- Принято.
- По-любому, МакРив последует за нами.
Да, но Люсия обязательно защитит себя. Другого выхода у нее нет.
- Тогда, игра началась.

Лаклейн МакРив и его брат стояли снаружи поместья Вал Холл, решив пропустить по паре бутылок пива перед предстоящим отъездом Гаррета.
- Ты точно не можешь остаться?
Лаклейн неохотно воспринимал уход брата. Он так испугался за Эмму, буквально потерял голову, что едва заметил время, которое провел за решеткой с Гарретом.
- Я должен идти за Лаушей.
К сожалению, охотница Люсия исчезла. Лаклейн слышал, что она «уехала в отпуск» со своей «сообщницей» Реджин. Непривычный жаргон этого времени все еще озадачивал его, но он усвоил достаточно информации, чтобы понять, что Гаррет оказался прав насчет своей подруги: Люсия действительно беглянка.
- Да, конечно же, ты должен идти за ней. Но, может, задержишься до моей свадьбы?
Завтра Лаклейн женится на Эмме. Хотя ликаны считали, что соединяются с подругой навечно, и не нуждались в свадьбе как таковой, валькирии настаивали на официальной брачной церемонии. Или, как процедила Анника: «Необходимо нечто немного более респектабельное, чем простой укус».
А самое главное, моя подруга в восторге от всего этого. Меньше чем через двадцать четыре часа он возьмет свою любимую Эмму уже в качестве жены. Это время будет тянуться для него невероятно медленно.
- Я не могу, - Гаррет сделал глоток. - Нет, если только не нужен тебе для того, чтобы помочь… акклиматизироваться.
Его лицо помрачнело.
Хотя Гаррет принял вампирскую сущность Эммы - и даже тот факт, что Лаклейн кормит ее и наслаждается этим процессом, - он никак не мог примириться с бесконечными десятилетиями заключения и агонии брата. И это при том, что Лаклейн скрыл самое худшее.
- Нет, я с этим справлюсь, - произнес Лаклейн. - Особенно сейчас, когда угроза со стороны вампиров стала меньше.
Его крошка Эмма каким-то чудом умудрилась уничтожить Деместриу, а сам Лаклейн убил Иво Жестокого.
Гаррет отозвался:
- Уменьшилась, но не исчезла.
Лотэр все еще жив. Было что-то в этом вампире, что-то, терзавшее Лаклейна на подсознательном уровне. Некая опасность, несравнимо большая, чем казалось на первый взгляд.
- Когда вернешься, выработаем стратегию, что делать с Врагом Древних.
- Ладно, - согласился Гаррет. - Сейчас тебе нужно сосредоточиться на своей королеве. И займись уже малышами, старик. Надоело числиться твоим наследником.
Лаклейн сделал большой глоток.
- Попридержи коней. Ты же видел, какая Эм хрупкая, не могу даже мысли допустить, чтобы сделать ей ребенка.
- Хрупкая? - Гаррет вскинул брови. - Все остальные в Ллоре и особенно ликаны видят в ней жестокую королеву-воительницу, убившую короля Орды. А ты все еще считаешь ее неженкой.
Лаклейн нахмурился.
- От первого впечатления отделаться нелегко. Но не беспокойся - тебе с лихвой хватит проблем с собственной женщиной. Ты выяснил причину того, что так напугало Люсию?
- О да. Она узнала, что является моей подругой, хотя я старательно убеждал ее в обратном.
Лаклейн потер затылок. Он точно так же поступил с Эммой. Подруги, принадлежащие к другим фракциям Ллора, не часто встречали подобную новость с радостью.
- Как ей стало известно?
- Я заставил близнецов поклясться, не болтать о ней никому. Но, когда парни решили, что придется развязать войну с валькириями, чтобы освободить меня и прикрыть твое нападение, они отдали приказ, запрещающий причинять вред Лауше. Ее надлежало беречь ценою жизни. Я оценил их предусмотрительность, но весь клан быстро смекнул что к чему.
- Как думаешь, куда она отправилась?
- Есть у меня кое-какие соображения.
- Никс?
- Угу.
Сумасшедшая прорицательница Никс. Лаклейн был в долгу перед ней. В первую очередь за то, что именно она уговорила Эмму отправиться в Париж. Если бы Эмма не оказалась там, Лаклейн никогда бы не нашел в себе силы вырваться из плена вампиров, лишивших его свободы и мучивших больше ста лет...
Подавив воспоминания, Лаклейн произнес:
- Прежде чем ты уйдешь, хочу передать совет. Эмма уверяла, что если ты хочешь завоевать Люсию, то должен принять Реджин. Этих двоих водой не разольешь. И так было всегда. С их самого раннего детства.
- Значит, обзывая Реджин «светящейся гребаной уродиной», я только ухудшил свое и без того шаткое положение? И это помимо всей моей прочей лжи? Иисусе, вот я облажался.
- Но ты сказал, Люсия не способна сопротивляться тебе. Ты сможешь ее добиться.
Решительно кивнув, Гаррет пообещал:
- Да, так и будет. Я пошел, - он обнял Лаклейна, хлопая его по плечу. - Здорово, что ты вернулся, брат.
Когда они наконец отступили друг от друга, Лаклейн закашлялся, прочищая горло:
- Верно.
Смутившись, Гаррет уставился на бутылку с пивом, бормоча:
- Что-то в глаз попало.
Уходя, он повернулся и добавил:
- Позаботься о нашей королеве.
- Только будь осторожен.
Братья всегда защищали друг друга, и Лаклейну было неспокойно, что некому прикрыть спину Гаррета.
- Держись подальше от неприятностей.
Гаррет первоклассный боец, но иногда нуждался в наставнике.
Через плечо Гаррет бросил:
- Не беспокойся. Попомни мои слова: я притащу ее назад через пару недель.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Кресли Коул - Удовольствие Темного Принца 24 Нояб 2013 17:04 #20

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1956
  • Спасибо получено: 1953
  • Репутация: 60

Год спустя, Северные земли.
Возможно, горы Крепости Трюмхейм,
но, скорее всего, нет
.

- Я не вовремя? - радостно прощебетала Никс.
- Ты прекрасно знаешь, что чертовски не вовремя! - ответила Люсия. - В настоящий момент я болтаюсь на горном уступе в четырех тысячах футах над землей.
Она зацепилась кончиками пальцев одной руки за трещину в скале. Другой - нажала кнопку наушника спутникового телефона. Иногда Люсии сильно хотелось, чтобы спутниковая связь работала не в каждой точке земли.
- Голос у тебя ужасный, - заметила Никс. - Ты принимаешь свои витаминки1?
Мышцы Люсии горели. Она не спала несколько суток. Играм, казалось, не будет конца. Лишившись подруги по команде, валькирия находилась в состоянии постоянного цейтнота.
- Никс, для звонка есть какая-то причина?
- Ты продвинулась в поисках Трюмхейма?
Люсия отказалась от своей главной цели - поиска dieumort и убийства Круаха, - сейчас она бы просто удовольствовалась возможностью удержать его в заточении еще на пятьсот лет.
Она нуждалась в Скади или, точнее, в одной из ее стрел, но никак не могла обнаружить местонахождение богини.
- Если крепости нет на этой горе, значит, вся эта затея окажется пустышкой.
Люсия была абсолютна уверена, что именно эта гора и есть Крик Богов. Теперь же ее все больше и больше одолевали сомнения. Она смутно припоминала что-то похожее на поднимающуюся к вершине тропу. Но не сумела ее обнаружить. Поэтому пришлось совершать восхождение.
- Даже и не надеюсь на то, что ты, наконец-то, скажешь мне, где находится храм?
- Я полагала, если скадианка чиста сердцем, она всегда может найти дорогу к богине.
Чиста сердцем? Нисколько. Хотя у них с МакРивом не было ничего, кроме тех двух ночей, Люсия постоянно думала о нем, изнывая от желания. Всякий раз касаясь себя, она представляла только его тело.
- Я все равно отыщу путь, Никс. Чего бы это ни стоило.
Поднажми, Люсия!
Разве у нее есть выбор? Она прыгнула, чтобы ухватиться за следующий выступ.
- Ну, на самом деле я потому и звоню. Послушай, я в курсе, что твоя программа весьма разнообразна и важна. Найти Скади, подготовиться к своему ежепятисотлетнему сражению с Круахом, олицетворением чистого зла, и так далее.
Помянула дьявола - в прямом смысле. Хотя Кром Кровавый выглядел уродливым до отвращения, он умел скрывать свою внешность за таким прекрасным лицом... что оно вызывало у меня слезы умиления.
Современное представление людей о Сатане пошло именно от него.
И такому существу ей придется противостоять. Весьма скоро. Она всегда знала, когда... Той давней ночью, перед тем как покинуть Трюмхейм в качестве новой скадианки, Люсия спросила богиню:
- Что от меня потребуется?
- Непосредственно перед тем, как он обретет силы, ты отправишься в его логово и выстрелишь ему в сердце стрелой, которую я тебе дам. Каждые пятьсот лет я буду предоставлять тебе новую.
Вернуться в его логово? Ни за что.
- Как я узнаю о том, что Круах готов возвратиться к жизни?
Чтобы знать, когда обратиться в бегство.
Лицо Скади оставалось бесстрастным.
- Начнутся ночные кошмары.
В первый раз Круах выходил из бессознательного состояния под наблюдением Люсии, - истерзанная еженощными видениями, настолько мучительными, она была вынуждена встретиться лицом к лицу со своим худшим страхом.
Теперь же, как и тогда, кошмары становились более частыми, более изнурительными, означающими, что ее время на исходе…
- Да, Никс, прямо сейчас я немного погрязла в делах.
- И вдобавок ко всему вынуждена убегать от своего ликана.
- Я не убегаю от него.
А несусь сломя голову.
- И он не мой ликан.
Неужели тех двух страстных прелюдий оказалось достаточно, чтобы скрыть от Люсии крепость Трюмхейм? Нет, это исключено - она по-прежнему обладала своими способностями.
- После того, что ты устроила МакРиву, я бы тоже пустилась в бега.
И после всего, что продолжаю делать.
Его преследование было неустанным, поэтому частенько ей приходилось защищать себя и свое целомудрие безжалостными способами.
Но с момента их первой встречи Люсия больше никогда не стреляла в него. Она знала, что Гаррет ни за что не станет даже пытаться уклониться от стрелы во избежание последствий, которыми это обернется для нее.
Никс произнесла:
- Реджин хвасталась всему шабашу ведьм, что вы вдвоем заманили ликана в ловушку на территории лесозаготовок в каньоне реки с припаркованным наверху восемнадцатиколесным грузовиком, груженным бревнами. Ты выстрелила в крепления, и вся груда рухнула на него. - Никс хихикнула. - Разве что этого оказалось маловато, если вы с Реджин потом свалили на него еще и сам грузовик!
Все это правда. Он «кусал их за пятки» в течение многих дней.
- Скажи, как там дела у Реджи.
Люсия была вынуждена покинуть сестру через четыре недели после их поспешного бегства.
- Плохо. Прикидывается, что ловит кайф, ввязываясь в разборки с существами сильнее ее. Злится, что ты «выкинула» ее, словно «прошлогоднюю коллекцию шмоток». Особенно, когда просыпается после похмелья, вызванного алкогольным заклинанием.
На протяжении всех последних месяцев Люсия получала СМС-ки от имени Крутая2 Редж, полностью подтверждающие сказанное, - текстовые сообщения, отражающие в себе постоянные перепады настроения.
Никс продолжила:
- Она пыталась объединиться с Кэдрин Холодное Сердце в гонке за талисманом, но Кэд отфутболила ее. Я старалась вымотать Реджин до предела, загружала работой, зазывая старый врагов в Новый Орлеан. Но ничто не может ее угомонить. Между прочим, она принимает витаминки «Флинстоунс». Мы все с нетерпением ждем момента, когда ты, наконец-то, сможешь вернуться, чтобы сладить с ней.
Люсия поднялась выше, допрыгнув до высокого выступа.
Получилось.
- Ты знаешь, почему я была вынуждена отправиться путешествовать по всему миру.
В течение многих месяцев Люсия мечтала о dieumort - стреле, золотой и безупречной, походящей на стрелу Скади, но при этом наполненной силой, единовременной властью, способной убить истинный кошмар. Но так и не обнаружила местонахождение смертельного артефакта.
И вот теперь, решившая удовольствоваться стрелой Скади, намереваясь возвратиться и пасть ниц перед богиней, Люсия не могла найти и ее.
Время истекало, и на каждом шагу ее преследовал МакРив, невзирая на то, в какие бы удаленные места, не заносило валькирию в поисках цели. Люсия подозревала, что ликан старается защитить ее. Даже теперь. После всего того, что она сотворила с ним.
Она видела его в скандинавской деревушке всего лишь пару ночей назад. Что бы он сделал с ней, если бы поймал? Люсия постоянно задавалась этим вопросом.
- Никс, так это причина твоего звонка? Реджин? - спросила она. - Я могу попробовать поговорить с ней.
- Вообще-то, я позвонила, потому что назревает небольшой досадный апокалипсис. Мне нужна твоя помощь.
Пот заливал глаза Люсии. Она раздраженно вытерла его, с тоской глядя на возвышающийся над ней пик горы.
В глубине души ты знаешь, что это не Трюмхейм, Люсия.
- Почему я?
Существовало более десятка валькирий, таких же сильных или даже сильнее Люсии.
- Почему не Кара или Анника?
Никс ответила:
- Ты - величайшая охотница валькирий.
- Да, я знаю это, - откровенно, как всегда, согласилась Люсия. - Но что за дело?
- Что значит «что за дело»? - спросила Никс тихо, затем с растущим ликованием воскликнула: - Я иду на дело?
- Никс, апокалипсис! Давай уже покончим со всем этим!
Молчание в течение длительного времени.
- О, я помню, - фыркнула Никс обиженно, как будто Люсия испортила ей веселье. - Да, я сообщу тебе те данные, что есть на эту минуту - где ты должна быть и что нужно сделать. Все детали уже предусмотрены. В общем, завтра днем ты должна оказаться на одном частном судне в джунглях Амазонки ровно в три часа дня.
- Амазонка? Это тысячи миль отсюда. Кроме того, я - охотница, а не исследователь дикой природы. Найди кого-нибудь другого, - прохрипела Люсия, перемещаясь вверх еще на дюжину футов.
Кончики ее пальцев горели.
- Ой, ну разве найдется кто-нибудь, столь же подходящий, как ты? Видишь ли, причина этого апокалипсиса... Круах.
У Люсии возникло ощущение, что ее желудок ухнул на четыре тысячи футов вниз к земле.
- Да, и мне казалось, тебе захочется присмотреть за этим лично, - задумчиво добавила Никс. - Раз уж он твой муж.

Сноска
1. Витамины Flintstones, выполненные в форме знаменитых героев одноименного мультсериала. В рекламе витаминов говорится, что они помогают в достижении поставленных целей и задач.
2. В оригинале Rad - сокращение от «Really Awesome Dude» - реально приводящая в трепет чувиха.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3